Untitled document

- Нет, Мария. Я действительно хотел провести с тобой вечер. И ночь. Но твои волосы и глаза… Почему они все еще… такие? – так же тихо ответил мне Брэндон.

Что?! Он серьезно рассчитывал на то, что я, по его дурацкому запросу, перекрашу волосы в тот скучный каштановый цвет и нацеплю на глаза карие линзы? Кем он себя вообразил? Ему так нужны от меня эти изменения, что без них я ему неинтересна? Абсурд!

- И ты устроил весь этот цирк из-за этого? – Я отказывалась в это верить.

- Мне правда, очень жаль. Но мне нужны каштановые прямые волосы и карие глаза, – категоричным тоном бросил на это Брэндон.

- Ха! Теперь не просто сменить цвет волос, но еще и выпрямить их! – Я насмешливо закатила глаза. – Как быстро прогрессируют твои запросы! Что закажешь в следующий раз? Мне превратиться в монашку? Или, нет, покрасить брови? Может, они тебя тоже не устраивают?

- Естественно. Брови должны соответствовать цвету волос.

- Да знаешь, что? Иди ты к чертовой матери! Подонок! – вырвалось у меня. – Никогда в жизни не желаю больше тебя видеть! Спи со своими смертными!

- Значит, мою просьбу ты не исполнишь? – усмехнулся Брэндон.

- Нет! И не надейся! – почти прошипела я.

- Что ж, тогда наши пути расходятся. А жаль. – И  он вновь открыл дверцу своего авто собираясь сесть за руль.

Но я вновь захлопнула ее.

- То есть, если я не сделаю, как ты того хочешь, я тебе не нужна? – уточнила я.

- Да.

Его короткий ответ расставил все точки.

Конец. Нашим встречам. Сексу. Еще не начатым отношениям, на которые я так надеялась. Я не нужна ему такая, какая есть. Он помешан. На карих глазах. На темных каштановых прямых волосах, которых у меня не было.

Злость разрывала все мое существо. И, если бы у меня была возможность убить этого ублюдка, прямо сейчас, на глазах у десятков свидетелей, я бы сделала это. С наслаждением.

Но я не имела этой сладостной возможности. Я была безоружна. Но я могла защитить себя. Правда, единственной моей защитой от этого унижения была улыбка. Насмешливая, будто все его слова совершенно не причинили мне боль.

И я заставила свои губы растянуться в насмешливой улыбке, пряча то, что готова была просто разрыдаться от унижения. От того, что я желала его, любила его. А он меня – нет. Он был нужен мне. А я ему – нет. Чтобы иметь возможность быть рядом с ним я должна была изменить себя. Стать «его предпочтением».

- Скатертью дорога, дорогой. Невелика потеря, – фальшивым спокойным тоном сказала я и открыла перед ним дверцу его автомобиля.

Брэндон молча сел за руль и уехал. Я же осталась стоять на месте, глухая и немая.

Еще никто никогда в жизни не унижал меня так, как только что унизил тот, кого я так безудержно любила. Я желала только одного – исчезнуть.

 

Рейтинг@Mail.ru