Untitled document

Часть I. И родился младенец.

 

1

В далёкие времена жило и процветало на Земле королевство, именуемое Лайтой, что значит Свет. И одно время правил этим королевством строгий, но справедливый король. Именовали его Анаксагором Мудрым. Ибо о мудрости его ходили целые легенды.

И вот однажды в королевстве Лайта дано было случиться радостному событию — у Анаксагора Мудрого родилась дочь. Такое счастье даровала королю его любимая и прекрасная королева Левкиппа. И дочь свою долгожданную король и королева нарекли Тиссой.

Надо сказать, что такому светлому событию, рождению принцессы Тиссы, был рад весь народ Лайты. Ведь весь народ не только любил и уважал своего короля, но и почитал его. Анаксагор Мудрый никогда не оскорблял человека, будь он бедный или богатый. Если вдруг он наказывал человека, то значит было за что. Король никогда не подвергал наказанию невинных людей. Ведь враньё он чуял, слышал, видел. Его нельзя было обмануть. А судил он всех одинаково: и бедных, и богатых. Перед королевским справедливым судом были все равны…

…И таковой король пообещал вырастить и свою дочь. 

 

2

О рождении дочери у Анаксгора Мудрого и Левкиппы прослышали и волшебники, жившие  на горе, именуемой Горой Чудес. Такую весть им принёс орёл Беллерофонт, язык которого понимал каждый житель горы.

И вот жители горы, искусные волшебники, создали прекрасный меч, дабы преподнести его в дар принцессе Тиссе. Эта миссия была возложена на одного из уважаемых старцов-волшебников — Астианакта.

Когда волшебник пришёл в Лайту, он попросил Анаксагора Мудрого вместе со своей королевой Левкиппой и дочерью Тиссой прийти на площадь Ясного Солнца, дабы весь народ королевства видел, как он будет вручать дар волшебников принцессе. 

Король послушался волшебника и вместе с женой и дочерью пришёл на площадь. А там народу уже было видимо-невидимо.

— В вашем королевстве, богатой и прекрасной Лайте, — начал Астианакт, — случилось радостное событие, — у Анаксагора Мудрого и его прекрасной Левкиппы родилась дочь. Жители Горы Чудес решили преподнести принцессе Тиссе дар. — В этот миг волшебник вытащил из ножен прекрасный, искусно сотворённый меч, лезвие которого ярко блеснуло в лучах ясного солнца. — Вот этот меч, — продолжил он, — который был изготовлен нами с любовью и большим желанием, с мыслью о том, что этот меч в руках принцессы, а в будущем справедливой королевы Тиссы, будет разить любого врага, возжелавшего захватить Лайту, будет разить любого врага, защищая народ Лайты. — И вот тут Астианакт резко вонзил меч в один из трёх не огромных, но довольно больших камней, находившихся в самом центре площади Ясного Солнца и образующих равносторонний  треугольник. Как только меч был вонзён в камень, с ясного неба раздались раскаты грома и где-то вдалеке сверкнула молния. — По достижении совершеннолетия принцесса Тисса вынет этот меч из камня и станет королевой. И никто, кроме неё самой, не сможет этого сделать. И камень этот никто сдвинуть не сможет, пока меч не окажется в руках принцессы Тиссы. Поэтому, Ваше Величество, — обратился Астианакт к Анаксагору Мудрому, — вы смело можете не выставлять охраны возле этого камня. Камень никто не унесёт, и меча никто не вынет.

— Так уж и никто?! — насмешливым голосом произнёс брат короля, герцог Эвенор.

— Никто, — спокойно и уверенно ответил ему Астианакт.

— Правду ли вы молвите? — с ехидцей спросил его герцог.

— Чистую, — дал ответ волшебник.

— Сейчас проверим, насколько правда эта чистая! — с нотками насмешки изрёк Эвенор и уверенным шагом направился к мечу, вонзённому в камень.

И вот как только герцог подошёл к мечу, он тут же вцепился в его рукоятку и попытался вытянуть. Но камень не отдал меч Эвенору. Эвенор приложил ещё больше усилий, но и в этот раз у него ничего не вышло. И вот тут он  приложил все свои усилия, упёрся в камень ногами и снова попытался вытянуть меч из камня. Но и в этот раз камень не уступал, и в этот раз он не отдал герцогу Эвенору меч. Эвенор посмотрел на Астианакта злобным взглядом.

— Не смотри на меня такими лютыми глазами, — таким же спокойным тоном изрёк волшебник. — Я ведь тебе говорил чистую правду. Ты сам не поверил мне.

Увидев строгий взгляд Анаксагора Мудрого и прекрасно поняв его значение, Эвенор произнёс, смотря в добрые глаза Астианакта:

— Извините меня, извините, что усомнился в ваших словах!

— Я извиняю тебя и не держу на тебя зла, — ответил на это волшебник. — И желаю я тебе, желаю от чистого сердца, поубавить свою спесь. Она может тебе только навредить.

— Я учту это, — небрежно бросил Астианакту герцог Эвенор.

 

3

И вот прошло семь лет. На столько лет королевство Лайта стало старше, а принцесса Тисса на столько лет выросла. Эта семилетняя красавица радовала глаз и короля Анаксагора Мудрого, и королевы Левкиппы. И счастье было бы полным, если бы не случилась беда — Анаксагора Мудрого свалила с ног невиданная хворь. Никто из лекарей и целителей не мог сказать, что это за напасть такая приключилась с королём ихним, никто не мог изгнать её из тела Анаксагора Мудрого. А ему с каждым днём становилось всё хуже и хуже.

Чтобы помочь Анаксагору Мудрому, на Гору Чудес был послан гонец, дабы поведать жильцам её мудрым о беде случившейся с их королём. И в Лайту пришёл старец — волшебник Астианакт, даровавший меч принцессе Тиссе. Пристально и скурпулёзно осмотрев короля, он поведал без утаек:

— Порча на тебя сильная наведена. Кто-то желает твоей смерти.

— Вы можете мне помочь? — хриплым голосом спросил волшебника король, питая призрачную надежду.

— К сожалению, нет, — ответил Астианакт. — Порча на тебе очень сильная. И давно она сидит внутри тебя и гложет твоё тело. Укоренилась она сильно. Такое изгнать мне не под силу. Слишком поздно ты послал за мной.

— Но ведь должен же быть какой-то выход, — прохрипел Анаксагор Мудрый.

— Он не должен быть… Он есть, — изрёк на это волшебник.

— Какой? — тут же спросил его король.

— Тебе может помочь Миневра, — поведал ему Астианакт.

— Это та, которая живёт в Солнечном  лесу? — осторожно прохрипел Анаксагор.

— Она самая, — ответил волшебник.

— Но ведь она… колдунья… ведьма! — удивился король. — Неужели она помогает людям?!!!

— Может быть, она и колдунья, может быть, она и ведьма, — строго заметил Астианакт, — но она служит Свету, и в этом мире она сотворила столько добра, сколько тебе, Твоё Величество, даже и не снилось. И да, она помогает людям. Нельзя верить слухам, которые распространяют те, кто правды не знает.

— Где её можно найти? — прохрипел король.

— В Солнечном лесу, — ответил ему Астианакт.

— Это я знаю. Но лес этот огромный, — справедливо заметил Анаксагор Мудрый. — Где именно её искать там?

— Вот этого я не знаю, — признался волшебник. — Миневра птица вольная. Сегодня там, завтра здесь. Она может быть везде, и в то же время нигде.

— Говоришь загадками, — прохрипел король.

Астианакт бросил на него пронзительный взгляд. И после небольшой паузы продолжил:

— Один из весьма приближённых к тебе воинов знает, где искать Миневру, — ответил Астианакт. — Его зовут Лаэртом. Начальник твоей охраны.

— А он-то откуда знает, где искать её?! — несколько изумился король.

— Это лучше тебе спросить у него самого, — ответил на это волшебник.

В этот миг в хоромы Анаксагора Мудрого зашёл самодовольный герцог Эвенор. Ему хватило наглости сделать это без стука.

— О! И вы здесь?! — выразил он своё удивление, увидев у постели короля волшебника. — Приветствую вас, Астианакт! — излучая радость, поприветствовал он дорогого гостя.

— И я приветствую тебя! — изрёк в ответ Астианакт, подозрительно поглядывая на Эвенора.

— Скажите, — обеспокоено продолжил герцог далее, — вы можете излечить Анаксагора?

— Не знаю, — ответил ему старец, — но я постараюсь это сделать.

— Поставьте его на ноги, прошу вас! — изрёк Эвенор и вышел из хором короля, пообещав тому зайти немного позже.

И вот как только за герцогом закрылась дверь, Астианакт тут же приложил к своим губам указательный палец, дав королю понять, чтобы он молчал. После этого он подошёл к Анаксагору и шепотом ему поведал:

— От твоего брата исходит чёрная энергия, такая же, которая находится внутри тебя и постепенно тебя поглощает. Я уверен, что в твоём недуге замешан герцог Эвенор.

Услышать такое для Астианакта Мудрого было сильным ударом. Ведь родной брат желает его смерти! Брат, с которым они росли вместе! Брат, с которым они вместе и плакали, и смеялись! Брат, которого родители любили не меньше, чем его самого!

— Я думаю, что тебе, Твоё Величество, необходимо спасать дочь, — снова прошептал Астианакт.

— Дочь?! — прохрипел король.

— Да. Ведь герцог Эвенор, — шептал волшебник далее, — хочет твоей смерти, а это значит, что он хочет завладеть троном. Он хочет власти. И он не перед чем не остановится.

— Согласен, — хрипом произнёс Анаксагор и продолжил: — Но ведь трон унаследует Левкиппа, если я умру, а затем… — И вот тут король понял, к чему клонит Астианакт. — Эвенор убьёт и Левкиппу, и Тиссу.

— Именно, — прошептал волшебник.

— Но почему спасать только дочь? — в недоумении поинтересовался король. — А Левкиппа?!!! — сильно беспокоился он за неё.

— А я и не говорю, что ты должен спасть только Тиссу, — ответил ему Астианакт. — Спасай обеих. Но только помни, что ты можешь доверять только одному из своих воинов, Лаэрту. Только он будет верен тебе всегда, — поведал Астианакт.

— Это к чему вы сказали? — настороженно спросил волшебника король.

— Да к тому, что все остальные могут быть в сговоре с герцогом Эвенором. И ты об этом должен помнить. Чтобы не довериться предателю, — пояснил Астианакт.

— Да уж, задачка, — хрипло протянул Анаксагор Мудрый. — Сколько у меня времени? — поинтересовался он дальше у волшебника. — Сколько я ещё проживу?

— Не могу сказать тебе этого точно, но времени у тебя очень мало, — поведал Астианакт. — Ты должен поспешить с принятием правильного решения. И спасти дочь свою и жену.

 

4

Оставшись наедине с самим собой, Анаксагор Мудрый впал в размышления. Он думал о себе, о своей дочери, о Левкиппе. Он думал и о своём брате, герцоге Эвеноре. Король искал выход из сложившейся ситуации, наиболее выгодный выход. Пошли он за Миневрой, она может не успеть прийти. И тогда она не успеет излечить его от недуга раньше, чем этот недуг поглотит его. А ему с каждой минутой становилось всё хуже и хуже. И вот тогда Эвенор, избавившись и от королевы, и от принцессы Тиссы, завладеет троном. Он приберёт к своим рукам Лайту, богатое и прекрасное королевство. И объявит себя королём.

А вот если он спасёт дочь, свою прекрасную Тиссу, он может оставить надежду на то, что она когда-нибудь вернёт себе то, что принадлежит ей по праву, то есть трон королевства Лайты…

Но вот тогда недуг точно поглотит его. И не будет никаких шансов на выздоровление. Никаких!!! Но зато Тисса, возможно, будет спасена. Нет, конечно же, можно кому-то поручить скрыть Тиссу от герцога, а кому-то поручить съездить за Миневрой. Но вот только есть одна большая проблема. Где искать Миневру, знает только Лаэрт. И только ему он может доверять. Только ему он может доверить жизнь Тиссы и жизнь Левкиппы.

Значит, решено! Надо спасать принцессу и королеву!!!

 

5

Анаксагор Мудрый позвал к себе Лаэрта и Левкиппу и поведал им всё то, что поведал ему Астианакт.

— Скажи, Лаэрт, — изрёк король в завершение своего повествования, — ты действительно знаешь, где искать Миневру?

— Да, — коротко ответил ему Лаэрт.

— Что она за человек? — поинтересовался далее король.

— Она очень хороший человек, — начал Лаэрт. — Она добрая, отзывчивая, приятная. Жизнерадостная. Люди нашего королевства боятся её, потому что считают её ведьмой, служительницей тёмных сил… Но это далеко не так. Она служит добру и творит его. Если кто-либо окажется в беде и попросит её о помощи, она не повернётся к этому человеку спиной, не откажет ему. Она обязательно поможет. И более того, помощь её будет бескорыстна.

— Кто-то уже обращался к ней? — прохрипел Анаксагор.

— Нет. Её, как я уже говорил, считают ведьмой, а по сему её боятся. Люди боятся того, что обратись к ней за помощью, они окажутся в плену тёмных сил, — поведал королевский воин.

— А ты сам обращался к ней? — снова прохрипел Анаксагор.

— Нет, — ответил Лаэрт. — Как-то нужды не было.

— Откуда ты её знаешь? Откуда знаешь, какая она? — интересовался далее король.

— Это долгая история… — начал Лаэрт. — Я познакомился с ней довольно давно. Ещё Тиссы не было на свете. Скакал я тогда через Солнечный лес, спешил в Лайту, к тебе во дворец…  

— Она поможет спасти Тиссу? — изрёк король, прервав речь Лаэрта. Он понял, что рассказ его может затянуться на долго. Воин был мастаком красиво да ладно рассказы свои складывать. А время сейчас было очень дорого. Каждая минута на счету.

— Поможет, — без раздумий твёрдо ответил Лаэрт. — Обязательно поможет.

— Что ты скажешь, Левкиппа!? — обратился тут Анаксагор к своей горячо любимой жене.

— Я скажу, — сказала в ответ королева, — что надо спасать Тиссу. Эвенору я её не отдам, — решительно добавила она.

— Лаэрт! — прохрипел Анаксагор Мудрый, и тут на него напал сильный кашель. Кашлял он довольно долго. Но вот, наконец, перестал. Левкиппа подала ему воды и помогла немного приподняться. Сделав несколько глотков, король продолжил: — Ты, мой верный друг, единственный, кто мне может помочь.

Надо сказать, что Анаксагор не поведал ни королеве, ни самому Лаэрту, что, по словам волшебника, он может доверять только своему другу, воину Лаэрту.

— Я готов оказать тебе помощь, — изрёк Лаэрт.

— Я хочу попросить тебя, Лаэрт, скрыть Тиссу, — сказал король. — И если в этом может помочь Миневра, пусть поможет.

— Хорошо! — произнёс друг короля. — Я спрячу Тиссу.

— И это надо сделать как можно быстрее. Ведь неизвестно, сколько я ещё протяну, — прохрипел Анаксагор и тут на него снова напал кашель. — И тебе, Левкиппа, — продолжил король, как только кашель оставил его, — тоже не мешало бы скрыться.

— А как же ты? — забеспокоилась королева. — Ты ведь останешься здесь один! — воскликнула она далее.

— Ну и Бог с ним! — прохрипел Анаксагор Мудрый. — Тиссе ты будешь нужней. А мне всё равно ты ничем не поможешь. Ты будешь одна. Ведь верить сейчас никому нельзя. Ты должна уйти вместе с Лаэртом и Тиссой. Ради меня и ради Тиссы.

— Хорошо, — нехотя согласилась Левкиппа. Она не хотела бросать Анаксагора на произвол судьбы… Но она не хотела бросать и свою дочь.

— Уйдёте этой ночью, — прохрипел король. — Через подземный ход, — еле слышно прошептал он далее.

— Подземный ход?! — одновременно, но оба шепотом, промолвили Лаэрт и Левкиппа.

— В винном погребе, — шепотом поведал Анаксагор Мудрый. — Заходишь и идёшь к седьмой бочке слева. Затем вжимаешь кран во внутрь этой бочки и отходишь в сторону. Тебе откроется подземный ход. Он выведет вас в Солнечный лес. Прошу тебя, Лаэрт, уведи отсюда Левкиппу и Тиссу. Спаси их! — умоляюще просил воина король.

— Я выведу Левкиппу и Тиссу, а затем вернусь за тобой, — решительно заявил Лаэрт.

— За мной можешь не спешить, — тихо промолвил Анаксагор Мудрый. — Я чувствую, что силы покидают меня. Ты можешь не успеть. Главное, спаси принцессу и королеву. Их жизнь важнее, чем моя.

— Я вернусь за тобой! — стоял на своём Лаэрт. — Обязательно вернусь!

 

6

Пришла ночь. На небе засверкали яркие звёзды, среди которых уютно расположился ясный месяц, освещая тёмные улицы ночной Лайты. Ночное небо было прекрасно. Просто восхитительно. Стоит сказать, что ночное небо над Лайтой прекрасно всегда, хоть полный на ней месяц, хоть молодой, хоть ярки на нём звёзды, хоть нет. Просто в эту ночь небо казалось особенно фантастическим, нереально прекрасным. Оно было просто сказочным.

Но, к большому сожалению, королевскому воину Лаэрту, королеве Левкиппе и принцессе Тиссе некогда было восхищаться таким сказочно красивым небом. В другое время и при других обстоятельствах, то пожалуйста. В волю бы насмотрелись и налюбовались. Но сейчас… Сейчас они спешили покинуть дворец. Они спустились в винный погреб, подошли к седьмой бочке слева, и затем Лаэрт вдавил кран во внутрь бочки и отошёл в сторону. И вот тут сразу же камень, на котором стояла бочка, отъехал в сторону, открыв на полу подземный ход.

Подземный ход тянулся долго, но Лаэрт, Левкиппа и Тисса всё время шли, не сбавляя шага. И так они вышли в Солнечный лес, над которым, как и везде над Лайтой, сияли ясные звёзды вместе с ярким месяцем.

Лаэрт, не долго думая, двинулся в сторону месяца.

— Куда мы идём? — поинтересовалась у королевского воина королева Левкиппа.

— К Миневре, — ответил тот ей.

И прошли они совсем не много, не успели даже толком отойти от подземного хода, когда над их головами просвистела стрела, улетев далее в темноту леса. Тут же послышался свист следующей стрелы, которая вонзилась в дерево, находившееся перед беглецами. Оглянувшись, Лаэрт и Левкиппа узрели десяток королевских воинов во главе с самодовольным герцогом Эвенором.

— Неужели вы думали, — с насмешкой в голосе промолвил Эвенор, — что я возьму и вот так вот просто отпущу вас?

— Нет, не думали, — злобно огрызнулся Лаэрт. — Поэтому ничего тебе и не сказали, — насмешливо добавил воин далее.

Королева Левкиппа в это момент крепче прижала к себе Тиссу.

— Вот именно для таких случаев во дворце у меня везде имеются глаза и уши, — поведал Эвенор. — Вам следовало это учесть, — ехидно улыбнулся он. — Убить их! Всех! — скомандовал он далее своим воинам, жестом руки указавая на беглецов.

И в этот миг в Лаэрта, королеву Левкиппу и Тиссу устремились несколько стрел. От одной из них Лаэрт успел увернуться, вторая царапнула его левое предплечье, а третья угодила воину в левое плечо. А вот королева Левкиппа закрыла собой свою дочь и все четыре стрелы, летевшие в сторону королевы и маленькой принцессы, угодили ей в спину. Королева взглянула на Лаэрта, моля его глазами защитить её дочь, наследницу трона, и замертво упала на землю. Королевский воин, видя всё это, молниеносно подхватил Тиссу на руки и бросился что было сил бежать от Эвенора и его воинов.

Стоит сказать, что Лаэрт никогда не убегал от своего врага. Он всегда обнажал лезвие своего верного меча и вступал в схватку со своим противником. Он никогда не поворачивался к нему спиной. Он бился всегда до конца. Всегда до победы. Лаэрт был искусным воином. И он считался самым лучшим воином королевства Лайты. Должность обязывала. Начальник охраны короля.

Он бы вступил сейчас в бой с королевскими воинами. Он бы не убегал от них. Но сейчас обстоятельства были другими — Лаэрту необходимо было спасти принцессу. И он пытался это сделать, убегая от Эвенора и его воинов. Ибо они не дадут ей шансов на жизнь.

Лаэрт слышал, как свистели стрелы, пролетавшие мимо него. Но вот одна стрела попала ему в спину. Через мгновение вонзилась ещё одна, а после неё третья. Лаэрт чувствовал, что ноги его ослабевают, а в глазах — темнеет. И вот четвёртая стрела вонзилась в спину, сразив королевского воина.

— Тисса! — изрёк Лаэрт, упав на колени. — Беги! Не останавливайся! Беги, что есть силы! Попробуй спрятаться где-нибудь! Попробуй спастись! Ты нужна Лайте. Миневра найдёт тебя. Она не бросит тебя в беде. Только беги! — Сказав это, Лаэрт рухнул на землю.

А Тисса что было сил продолжила бежать. Но пробежала она не особо далеко, когда одна из стрел царапнула ей правую щеку. Вторая тут же вонзилась ей в спину, от чего девочка упала на землю. Но она была жива. Просто удар был настолько силён, что сбил маленькую принцессу с ног.

— Надо удостовериться, мертва ли она или нет, — произнёс герцог Эвенор, довольный результатом своего нападения. Ведь теперь он единственный наследник престола.

Но как только он произнёс эти слова, тут же послышались грозные раскаты грома, да такие грозные, что аж земля задрожала под ногами, а глубокую темноту леса на мгновение рассекла яркая молния. Всадники от этого явления опешили, и остановились, с опаской оглядываясь по сторонам, будто чего-то выжидая. И вдруг послышались многочисленные грозные рычания. Это были волки. Лесные волки. Один из них показался в лучах лунного света. Это был огромный волк, свирепый вид и лютый взгляд которого не предвещал ничего хорошего. Его глаза горели красным огнём. После него один за другим в лучах лунного света появились и остальные волки. Они были не такими огромными, в отличие от первого. Но тем не менее они были довольно крупными. И свирепы они были не менее первого, огромного волка.

— Свежую кровь почуяли! — крикнул один из герцоговских воинов.

— Главное, чтобы к этой крови не добавилась наша, — промолвил герцог Эвенор.

Он бросил взгляд на раненную Тиссу, беспомощно лежавшую на земле. Эвенор узрел, что к девочке подошли два волка и начали её обнюхивать. К телу Лаэрта подошли три волка и начали обнюхивать его. К телу королевы Левкиппы не подошёл почему-то не один волк. А к королевским воинам в сопровождении десятерых своих сородичей направился огромный волк, сверкая лютью своих диких глаз.

— Уходим! — скомандовал Эвенор. — Волки доделают за нас нашу работу. Пусть у них будет сегодня пир, — самодовольно добавил он и направился в подземный ход.

Остальные воины тут же направились за ним, покинув место расправы над королевой Левкиппой, принцессой Тиссой, и воином Лаэротм, оставив их тела волкам на растерзание.

 

7

На следующее утро герцог Эвенор перед всеми подданными, перед всем народом объявил себя новым правителем Лайты. Он объявил себя королём, и преспокойно правил славным королевством. Правда, при его правлении жизнь в королевстве с каждым годом, месяцем, днём становилась всё хуже и хуже. Новый король, узурпатор, обложил народ Лайты непомерно высоким оброком. Казна королевства таким образом, конечно же, богатела, но вот только народ, да и само королевство как-то на себе этого не ощущали. Казна якобы богатела, а само королевство почему-то беднело. И обеднело оно до такой степени, что люди Лайты начали голодать.

От такой жизни народ королевства неоднократно восставал против своего короля Эвенора, неоднократно предпринимались попытки свергнуть его с трона. Но воины короля всегда подавляли эти восстания. И Эвенор продолжал править. И обворовывать своё собственное королевство.

Но народ, несмотря на все свои проигрыши, продолжал надеяться на достойную жизнь, жизнь, которая была при Анаксагоре Мудром. Народ надеялся и добивался этой жизни. Подавленные восстания не останавливали народ Лайты. Люди продолжали бороться снова и снова. И вдохновлял лайтийцев на борьбу против несправедливости их короля тот самый меч, вонзённый волшебником Астианактом в один из трёх каменных валунов, находящихся на площади Ясного Солнца. «По достижении совершеннолетия принцесса Тисса вынет этот меч из камня и станет королевой. И никто, кроме неё самой, не сможет этого сделать», — с надеждой вспоминали люди слова волшебника, произнесённых тогда. Люди помнили эти слова. Они не желали их забывать, ибо они давали им надежду.

Несмотря на то, что Эвенор поведал народу о королевском воине Лаэрте, королеве Левкиппе и принцессе Тиссе, народ верил, что когда-нибудь в королевство вернётся принцесса Тисса и свергнет с трона Эвенора. И при этом она вернёт в королевство справедливость и счастливую жизнь. Народ Лайты верил, что при принцессе Тиссе королевство снова расцветёт. Она обязательно вернётся. По крайней мере, народ в это верит.

А Эвенор, король лайтийский, поведал народу королевства то, что королева Левкиппа и королевский воин Лаэрт были любовниками, что королева не любила их короля Анаксагора Мудрого, а якобы хороший друг Анаксагора Лаэрт не уважал и бесстыдно обманывал своего короля. О любовных отношениях королевы и воина случайно узнал он, Эвенор. О том, что он знал эту коварную тайну, знала и Левкиппа. И чтобы спастись от наказания и спасти своего любовника Лаэрта от такой участи, она вместе с ним решила бежать из королевства. Вместе с собой они решили забрать с собой маленькую принцессу, лишив короля наследницы престола. Но он, Эвенор, прознал об этом побеге и бросился за ними вдогонку. Он хотел взять их живыми, чтобы Анаксагор сам решил, какое наказание применить к ним. Но беглецы оказали сопротивление. В этой схватке королева Левкиппа и воин Лаэрт погибли. При этой схватке, к большому сожалению, погибла и принцесса Тисса. Королева, спасаясь от погони, скинула собственную дочь со своего коня и та, покатившись кубарем, упала с обрыва прямо в бурлящие потоки шумной лесной реки. Высота обрыва, с которого упала маленькая принцесса, была очень большой. Да и плавать девочка не умела. Она не выжила. Она не смогла противостоять водной стихии. Воды бурной реки унесли Тиссу неведомо куда. Воины не смогли отыскать её тела, чтобы по законам и верованиям королевства придать его земле.

И когда Анаксагор Мудрый узнал обо всём этом, его, к большому сожалению, постигла преждевременная смерть. Он не смог выдержать двойного предательства и потерю своей единственной дочери.

Неизвестно, поверил ли народ Лайты в правдивость этой истории или нет, но народ продолжал  верить, истинно верить в то, что принцесса Тисса вернётся в своё королевство и станет королевой. Лайтийцы не верили в гибель принцессы. Они с надеждой взирали на меч, вонзённый волшебником Астианактом в камень на площади Ясного Солнца. Ведь настанет тот день, когда меч этот вынет из камня сама принцесса Тисса. И займёт королевский трон, принадлежащий ей по праву.

 

8

Эвенор, в противовес народному верованию в принцессу Тиссу, был абсолютно уверен в том, что она мертва и больше никогда не вернётся в королевство. Он неоднократно просил свою придворную старую колдунью Цирцею найти ему Тиссу, если она конечно же, жива. Но её волшебное зеркало не показывало принцессу. Оно не находило её. Ища принцессу, оно всегда останавливалось на том самом месте, где Эвенор и его воины жестоко расправились с королевой Левкиппой, воином Лаэртом и принцессой Тиссой. Дальше зеркало поисков не вело. Оно останавливалось именно там. Именно на этом месте. Это говорило о том, утверждала Цирцея, что принцессы нет на этом свете. Зеркало показывает то место, где её покинула жизнь.

Но для перестраховки Эвенор просил Цирцею поискать и Лаэрта, и Левкиппу. Но и при их поиске зеркало останавливалось на том же самом месте, что и при поиске принцессы Тиссы.

Именно это давало уверенность королю-захватчику в том, что принцесса мертва, что больше нет в живых никого, кто мог бы претендовать на трон королевства Лайты. Он, Эвенор, — единственный наследник престола, пусть даже он занял его захватом. Он добился своей цели. Теперь всё королевство и все его богатства целиком и полностью принадлежат ему.

 

 

Часть II. Прошло одиннадцать лет.

Рейтинг@Mail.ru