Untitled document

С открытым ртом обошел Коровушкин эти хоромы, на всех кроватях повалялся, на одной даже попрыгать изволил; на каждом диване и кресле посидел, потом скинул одежду и ай-да в джакузи! Надоевший изрядно парик снял и эти чертовы усы отклеил, и голову казенным шампунчиком помыл, и гель для душа испробовал, лежит, балдеет, песенки поет, водичка журчит, пузырики идут. Эх, хорошо.

 

Тем временем в дверь стучали. Ломать не хотели — дорогую дубовую дверь жалели. Думали, раз у того хватило ума паспорт предъявить, значит, и откроет сам, как миленький.

 

Продолжая напевать, Дима выключил воду и услышал-таки надрывный стук десятков кулаков. "А, это ж мальчик пришел, а я тут намываюсь, а ну как Керк уже и вылез из ванной, что делать мне с ним тогда?" Обернув на талии полотенце, Коровушкин, святая наивность, приоткрыл дверь.

— А где чернявый с усами? — поинтересовались полицейские.

— Он только что туда побежал, — не растерялся волшебник.

Детинушки тоже не растерялись и ломанулись было куда им показали за "только что" убежавшим, как душевный окрик начальника: "Вы идиоты! Это ж он и есть!" их остановил. Но Коровушкин уже захлопнул обратно дверь. И принялся в срочном порядке одеваться под удары кулаков и чего-то похуже. Дверь все же решили выломать. Руки немного дрожали, ноги никак не хотели полезать в брюки, потому что то были рукава, наконец, кое-как одевшись, не забыв и дипломат прихватить, и паричок с усами, Дима вышел на балкон, воздухом подышать. Глянул вниз — мамочки! Двадцать второй этаж — это вам не хухры-мухры! Это ого-го! И притом, что кое-кто мог запросто летать на облаках или даже просто так, благодаря нашему волшебнику, сам он такой способности не имел. Но ведь у него оставалось еще желание в запасе, — вспомните вы, а я отвечу — Коровушкин об этом забыл. Он же не привык пользоваться желаниями, а во всем только на себя обычно рассчитывал, вот и запамятовал. К тому же, за вами когда-нибудь гонялось столько народа? Тут и не такое забудешь! Повесив портфель на локоть, он полез по пожарной лестнице вниз, в эту минуту дверь выломали и пошли осматривать помещения и высовывать головы с балкона. На счастье, Дима успел юркнуть в открытую чужую балконную дверь.

— А-а-а-а-а-а-а! А-а-а-а-а-а! — визжала дамочка, увидев, как к ней с балкона восемнадцатого этажа вбегает незнакомый мужчина в расстегнутой рубашке.

— Ого! — воскликнул он, краснея и смущенно отворачиваясь. — Т-с-с, вы меня не видели, я вас не видел. Закройте балкон, — пулей вылетая в коридор, объяснился он.

"Так, это должно быть где-то здесь, — размышлял Дима, на цыпочках ступая по пушистому ковру, — ой, вот же!"

 

 

Достав из кармана ключ, который вместе с запиской желаний мальчишка успел занести, пока Дима осматривал свои апартаменты, волшебник аккуратно открыл дверь и прислушался.  

С открытым ртом обошел Коровушкин эти хоромы, на всех кроватях повалялся, на одной даже попрыгать изволил; на каждом диване и кресле посидел, потом скинул одежду и ай-да в джакузи! Надоевший изрядно парик снял и эти чертовы усы отклеил, и голову казенным шампунчиком помыл, и гель для душа испробовал, лежит, балдеет, песенки поет, водичка журчит, пузырики идут. Эх, хорошо.    Тем временем в дверь стучали. Ломать не хотели - дорогую дубовую дверь жалели. Думали, раз у того хватило ума паспорт предъявить, значит, и откроет сам, как миленький.    Продолжая напевать, Дима выключил воду и услышал-таки надрывный стук десятков кулаков. "А, это ж мальчик пришел, а я тут намываюсь, а ну как Керк уже и вылез из ванной, что делать мне с ним тогда?" Обернув на талии полотенце, Коровушкин, святая наивность, приоткрыл дверь.  - А где чернявый с усами? - поинтересовались полицейские.  - Он только что туда побежал, - не растерялся волшебник.  Детинушки тоже не растерялись и ломанулись было куда им показали за "только что" убежавшим, как душевный окрик начальника: "Вы идиоты! Это ж он и есть!" их остановил. Но Коровушкин уже захлопнул обратно дверь. И принялся в срочном порядке одеваться под удары кулаков и чего-то похуже. Дверь все же решили выломать. Руки немного дрожали, ноги никак не хотели полезать в брюки, потому что то были рукава, наконец, кое-как одевшись, не забыв и дипломат прихватить, и паричок с усами, Дима вышел на балкон, воздухом подышать. Глянул вниз - мамочки! Двадцать второй этаж - это вам не хухры-мухры! Это ого-го! И притом, что кое-кто мог запросто летать на облаках или даже просто так, благодаря нашему волшебнику, сам он такой способности не имел. Но ведь у него оставалось еще желание в запасе, - вспомните вы, а я отвечу - Коровушкин об этом забыл. Он же не привык пользоваться желаниями, а во всем только на себя обычно рассчитывал, вот и запамятовал. К тому же, за вами когда-нибудь гонялось столько народа? Тут и не такое забудешь! Повесив портфель на локоть, он полез по пожарной лестнице вниз, в эту минуту дверь выломали и пошли осматривать помещения и высовывать головы с балкона. На счастье, Дима успел юркнуть в открытую чужую балконную дверь.  - А-а-а-а-а-а-а! А-а-а-а-а-а! - визжала дамочка, увидев, как к ней с балкона восемнадцатого этажа вбегает незнакомый мужчина в расстегнутой рубашке.  - Ого! - воскликнул он, краснея и смущенно отворачиваясь. - Т-с-с, вы меня не видели, я вас не видел. Закройте балкон, - пулей вылетая в коридор, объяснился он.  "Так, это должно быть где-то здесь, - размышлял Дима, на цыпочках ступая по пушистому ковру, - ой, вот же!"    Достав из кармана ключ, который вместе с запиской желаний мальчишка успел занести, пока Дима осматривал свои апартаменты, волшебник аккуратно открыл дверь и прислушался. 
Рейтинг@Mail.ru