Untitled document

Она стала мне сниться спустя год после своей смерти. Обычно накануне ненастья. Снится, что мы общаемся, разговариваем... Нет, не то. Снится, что мы целуемся, что близки. Хотя при ее жизни этого не было.

... Она склоняет надо мной свое красивое лицо, ставшее после смерти еще нежнее и утонченнее, близко-близко, так, что мне кажется, я там, во сне, ощущаю ее дыхание, и тихо говорит: «Ах, Гунька, если бы ты была посмелее, меня бы здесь не было...»

Она и перед смертью мне это сказала.

Если бы я была посмелее...

Рейтинг@Mail.ru