Untitled document

Константин Утолин, Владимир Давыдов, Алексей Артамонов

 

  

Вирусократия

 

 

Москва, 2009-2010 г.г.

 

 

 


 

Qui genus humanum ingenio superavit[1].

Лукреций

эти его строки использованы как эпитафия на могиле Исаака Ньютона

 

«Не знаю, как меня воспринимает мир, но сам себе я кажусь только мальчиком, играющим на морском берегу, который развлекается тем, что время от времени отыскивает камешек более пёстрый, чем другие, или красивую ракушку, в то время как великий океан истины расстилается передо мной неисследованным».

Исаак Ньютон

 

 

Пролог.

 

Исландия, подземная лаборатория эльфийского Клана Огня

 

Звуки из экспериментальной зоны не проникали через толстое бронированное стекло, если только на пульте специально не включали громкую связь. Сейчас она была отключена, и магистр Эон и еще трое высших эльфов – главы четырех самых древних и сохранивших наибольшую численность кланов Первородных – словно смотрели немое кино.

По ту сторону стекла в двух боксах, получившихся из единого помещения в результате опускания с потолка стальной плиты, находились эльф и человек. Эльф лежал на кровати и, как ни в чем ни бывало, читал книгу, а в соседнем боксе человек метался по точно такой же кровати, выкрикивая что-то бессвязное. Можно было понять, что он бредит и испытывает сильнейшую боль.

– Сколько времени прошло с момента заражения? – спросил у Эона один из эльфов.

– Восемь суток.

– Каковы параметры организма нашего добровольца? – поинтересовался другой.

– В целом в пределах нормы, – ответил Эон. Были небольшие отклонения, но они уже начали уменьшаться. А главное, нет никаких нарушений ни в геноме, ни в энергетических оболочках, ни в мозговых структурах. В отличие от человека.

– Сколько тот еще сможет прожить без антидота? – спросил четвертый из наблюдателей.

– Максимум двое суток. Но уже часов через десять–двенадцать он сойдет с ума от нарастающих кошмаров и болей в окончательно разладившейся нервной системе.

– Люди могут найти средства лечения или замедления темпа развития этой болезни?

– На существующем у них сейчас уровне технологий – в принципе, да. Но у них не хватит на это времени. Контагиозность[2] воздушно-капельным путем, вирулентность и патогенность нашего возбудителя для людей - стопроцентная. Кроме того, он может переноситься птицами, животными и даже насекомыми. И очень устойчив к термальным и химическим воздействиям. При этом первые симптомы заражения появляются только за двое-трое суток до терминальной фазы и дальнейшее течение болезни приобретает молниеносный характер. И в среднем через семь, а максимум - у некоторых особо устойчивых особей - через десять суток после заражения наше детище человека стопроцентно убивает. Или, в другой модификации, превращает его в ходячее растение, которое способно выполнять только те операции, которые в него заложат путем дрессировки до уровня условных рефлексов. Если в течение этого периода не ввести антидот, то вылечить организм уже невозможно. Даже нам. Более того, впоследствии тем людям, которых мы посчитаем полезным оставить в их исходном состоянии, потребуется раз в месяц посещать наши станции вакцинации, где мы будем вводить им антидот. Если этого не делать, то болезнь вспыхивает вновь.

– Вы уверены, что ваши расчеты верны?

– Прогнозы дают вероятность желательного нам исхода, равную 97 процентам. Потому как мы не только использовали при создании нашего вирусно-бактериального кластерного гибрида человеческие нанотехнологии, но и дополнили их известными уже только нам магическими способами воздействия на живые организмы. К тому же, помимо биологической атаки, мы одновременно проведем целый комплекс устрашающих мероприятий, включая такие, которые будут иметь внешнюю форму природных явлений. Недаром же мы десятки лет заряжали все сохранившиеся артефакты. И дополним возникшую панику разного рода информационными атаками через СМИ. Так что мы фрустрируем психику людей и отвлечем внимание их спецслужб, да и противостоящих нам древних тайных организаций тоже.

– Люди весьма интенсивно постигают и магию, называя это энергоинформационными технологиями. Кое-что сохранилось и у них – в тех самых древних орденах и братствах. А кое-что они открыли или вот-вот откроют вновь. Ведь мы не можем с полной уверенностью сказать, до чего дошли, например, японцы, весьма удачно прикрывшие свои исследования в этой области «зонтиком» официальной государственной программы «Фронтир внутри». А если при угрозе тотального поражения тайные организации объединят свои усилия с правительственными – что тогда? Ведь пятой Великой магической войны мы уже не переживем. И пусть даже после этого все люди тоже вымрут – нам-то от этого будет не легче!

– И все-таки наши провидцы и аналитики дают лишь три исхода из ста в пользу людей. И нам стоит рискнуть! Чтобы эти людишки, включая и снобов из «Чистой Линии», как в прошлом, приползали к нам на коленях за очередной дозой антидота и готовы были ради нее на все. Или умирали в страшных мучениях в назидание остальным.

– Что ж, магистр Эон, думаю, что выскажу общее мнение: вам удалось нас убедить, – произнес самый старший по виду и по ощущению скрытой властности эльф. – Но остались некоторые детали, которые следует обсудить, как говорят люди, на берегу. В частности, как мы разделим планету на зоны влияния наших кланов. Согласитесь, это не тот вопрос, решение которого следует откладывать.

– Извольте, я готов. Прошу следовать за мной.

 

А большинство людей во всех странах жили, работали, любили и даже воевали, и не подозревая, какая новая незримая битва начала разворачиваться на планете в этот день. И существующие на планете тайные силы готовились вновь сойтись в противостоянии на поле битвы, которым для них была вся Земля! Но даже затеявшие все это эльфы не догадывались, что в результате их действий впервые за миллионы лет получила шанс на окончательную победу еще одна Сила, о существовании которой ни они, ни люди даже и не подозревали.

 

Глава 1. Начало конца

 Сектор Z Центра контроля и предотвращения инфекционных заболеваний США

 

Стивен Хольбрук, профессор патологии и директор противоинфекционного исследовательского центра Отделения медицинской микробиологии Медицинского колледжа Университета Айовы, привычно приложил лицо к мягкой рамке сканера, одновременно положив обе руки на его боковые пластины. Устройство идентификации осветилось привычным мягким светом, и спустя пять секунд мелодичный голос произнес:

- Идентификация завершена. Допуск подтвержден. Вы можете пройти.

После чего тяжелая дверь с легким жужжанием серводвигателей открылась, пропустив известного биохимика и генетика, Председателя Международного комитета Американского общества по микробиологии внутрь сектора Z Центра контроля и предотвращения инфекционных заболеваний США. Стоящий за стойкой слева от входа охранник, не смотря на то, что входная система контроля посетителя впустила, вежливо, но твердо попросил его предъявить пропуск. Сверив фото на нем с оригиналом, дежурный офицер вставил пластиковую карту в считыватель, который проверил наличие на ней всех степеней защиты, число которых, насколько знал Стивен, было таким же, как и на национальной валюте. Спустя секунд семь-восемь карточка выползла обратно и на считывателе зажегся зеленый огонек, одновременно с которым прозвучала трель звукового сигнала, подтверждающая, что карточка пропуска действительна. Улыбнувшись, охранник вернул ее Хольбруку со словами:

- Здравствуйте, профессор. Вас уже ждут в комнате для совещаний.

Поблагодарив, Стивен быстрым шагом направился по коридору и спустя три минуты уже входил в другую дверь, за которой находилась лишенная окон и оснащенная всеми мыслимыми системами защиты от подслушивания комната. В которой уже сидели еще семеро человек, пятерых из которых Стивен знал, а двоих видел впервые.

- А вот и последний участник нашего шоу, - шутливо произнес начальник Центра Грегори Хайден. – Проходи, усаживайся. И приступим.

Пока Хольбрук дошел до выбранного им кресла, Хайден успел активировать системы защиты и в воздухе повис негромкий, на уровне порога слышимости, звон.

- Большинство из присутствующих знакомы, - произнес Грегори. – Поэтому представлю лишь тех, кто здесь впервые. Справа рядом со мной сидит директор Национальной разведки[3], адмирал Стив Полански, а рядом с ним - председатель Ситуационного центра при Совете Европы Фредерик фон Клетов.

- Можно просто Фредерик, - вставил человек, являющийся, по существу, координатором деятельности разведывательного сообщества всех стран ЕС.

- Как вы уже, полагаю, поняли, присутствие этих двух гостей означает, что это совещание особо секретное. О неразглашении содержания которого каждый из присутствующих подпишет соответствующий документ. Впрочем, тема, которую мы обсудим, сама по себе не способствует ее разбалтыванию, чтобы не создать панику, которая может лишь ухудшить ситуацию. Поскольку речь пойдет о том, что в мире, возможно, назревает пандемия нового, неизвестного нам заболевания. Первые носители которого выявлены почти одновременно и у нас, и в Европе. Возможно, есть они и в других странах мира, но данные такого типа из Южной Америки, Индии, КНР, Японии, Кореи и стран Среднего Востока для нас пока недоступны. Кстати, это еще один фактор, объясняющий присутствие на этом совещании глав разведывательных сообществ США и стран Евросоюза.

Поскольку большинство присутствующих – американцы, начать предлагаю представителям Европы. Да, поскольку господа Полански и Клетов не владеют специальной медицинской и биологической терминологией, то прошу по возможности объяснять все в общепонятных терминах.

- Хорошо, - ответил на отличном английском швед Карл Эрик Норд, Президент Европейского общества по клинической микробиологии и инфекционным заболеваниям и директор Европейского центра контроля за болезнями. – В рамках общеевропейской программы мониторинга возникающих заболеваний мы регулярно делаем углубленное биохимическое, вирусологическое и генетическое скринирующее обследование[4] специально отобранных групп добровольцев во всех странах ЕС, а также обязательное обследование всех лиц, вернувшихся из командировок в страны с повышенной опасностью заражения. И вот два дня назад одновременно в Германии, Франции, Португалии и Норвегии у нескольких обследуемых были обнаружены одинаковые вирусно-бактериальные кластеры, в которых вирусы, генетический код которых состоит одновременно из ДНК и РНК, и некоторые условно-патогенные бактерии действуют как симбионты по отношению друг к другу. При этом входящие в состав кластера вирусы способны на самостоятельный синтез белков и даже на ремонт собственной повреждённой ДНК. Проникая в клетки организма человека, кластеры модифицируют их, маскируя это таким образом, что не вызывают иммунного ответа. При этом, как удалось уже установить, первыми мишенями этих микробов-монстров являются клетки нервной системы, нейроны головного мозга и все компоненты крови, а также ткани печени, сердца, поджелудочной железы и лимфатические узлы.

- И что, это никак не проявляется? – спросил Полански. – Нет никаких симптомов?

-Увы, и это затрудняет диагностику, - ответил Норд. - По некоторым косвенным признакам можно предположить, что они содержат генетические конструкции, кодирующие токсины белковой природы и включающие в различных тканях синтез белков, вызывающих аутоиммунную реакцию. Опознавание этих гадостных микроорганизмов затруднено, поскольку они имеют повышенную вирулентность. А взятые нами под постоянное наблюдение выявленные носители пока выглядят абсолютно здоровыми. Поскольку эти симбионты, которым мы дали название мегаполиформы, модифицируя организм, делают это так скрытно, что не нарушают протекание в нем ни одного процесса. Но наши специалисты полагают, что это лишь до поры, до времени. А потом, когда модификация достигнет некоего предельного уровня и изменения в организме станут необратимыми, симптоматика появится, причем заболит сразу все, включая нервную систему, что будет вызывать сильнейшие боли сразу во всем теле, приводить к параличу дыхания, сердечной деятельности, массивным кровоизлияниям в головной мозг и внутренние органы и прочим «прелестям».

- И когда наступит этот предельный уровень? – поинтересовался фон Клетов.

- Точно сказать мы не можем, потому что с такой формой деятельности микроорганизмов столкнулись впервые. По разным оценкам – от недели и до двух. К тому же это сильно зависит от уровня сопротивляемости зараженного организма. Но самое главное, судя по результатам опытов на клеточных культурах легочной ткани и бронхов, заразность мегаполиморфов при передаче их воздушно-капельным путем практически стопроцентная даже при низкой их концентрации в воздухе или жидкости. Также мы успели установить, что они устойчивы ко всем существующим антибиотикам и противовирусным средствам. И еще – эти микроорганизменные образования патогенны исключительно для людей. На животных они не действуют. А вот людей поражают вне зависимости от расы – среди выявленных нами носителей есть и черные, и европейцы, и араб. Сегодня постараемся найти добровольца среди азиатов.

- Можете не искать, - вступил в разговор начальник всеамериканского Центра по контролю за заболеваниями Джордж Шмидт. – Двое из исследованных нами случаев – китаец и вьетнамец. А также есть индус. Так что эта зараза, похоже, интернациональна.

- Таким образом, мы имеем дело с потенциальной пандемией, - резюмировал президент Международного общества инфекционных заболеваний Лоуренс Медофф. – При этом, насколько уже можно заключить, мегаполиморфы имеют крайне низкую вероятность возникновения естественным путем. Поэтому-то обнаружившие их специалисты и сообщили в национальные органы безопасности о вероятности биологической атаки. Хотя все-таки полностью исключать вероятность того, что эта зараза возникла в результате естественных мутаций, нельзя.

- Тогда чем можно объяснить столь широкий ареал первичного заражения? – спросил Полански. – Одновременное выявление носителей сразу и в Европе, и у нас, по-моему, однозначно указывает на искусственный характер заражения. Или все они были в какой-нибудь африканской или латиноамериканской стране, где и подхватили эту дрянь?

- Нет, проведенный анализ перемещений зараженных показал, что это не так. И общих контактов у них не выявлено. Так что заражение имеет распределенный характер.

- Ну тогда давайте исходить из худшей версии – что появление инфицированных новым видом микроорганизмов людей является следствием биологической атаки, - заявил фон Клетов. - А поскольку мы не имеем данных о наличии зараженных на территориях России, КНР, Индии, Японии, Единой Кореи, Израиля, Ирана, Саудовской Аравии, ОАЭ и, пожалуй, еще Аргентины, то можем предположить, что кто-то из них развязал биологическую войну против НАТО. Потому что технологии и специалисты, способные породить подобных мегаполиморфных монстров, есть только в этих странах. Или я ошибаюсь?

- По имеющимся у нас данным, вы правы, - сказал Медофф. – Но не стоит забывать, что данные работы могли быть проведены не государством, а какой-нибудь глобальной террористической сетью, наркокартелем или же транснациональной корпорацией, желающей хорошенько подзаработать на пандемии, заранее разработав лекарство от ими же созданного заболевания.

- Наши агенты уже получили указание заняться выяснением наличия зараженных в указанных государствах, а также разработок их биомедицинских центров в направлениях, которые могли бы привести к созданию подобных микроорганизмов. Причем не обязательно в военных, а и в медицинских, сельскохозяйственных или иных целях. Естественно, что мы отрабатываем и высказанные вами варианты. При этом замечу, что для проведения подобных исследований требуется хорошо оснащенная лаборатория и классные специалисты. Так что мы сейчас будем отрабатывать в том числе и поставки требуемого оборудования и контракты специалистов, а также исчезновения таковых, если они имели место быть.

- Хочу заметить, что само по себе наличие зараженных на территории той или иной страны еще не может служить доказательством того, что не она создала мегаполиморфов и применила их в боевых целях. Наличие зараженных может являться прикрытием при условии наличия у данной страны пригодных к массовому производству вакцины или лекарства от данного типа болезнетворных агентов, - заметил Хольбрук. Шмидт и Норд согласно кивнули.

- Но не можем же мы начать угрожать одновременно всем странам, потенциально способным произвести подобную дрянь, - заметил фон Клетов.

- А как обстоят дела с разработкой лекарства к этим мегаполиморфам? – спросил Полански, сделав вид, что не заметил слов своего европейского партнера.

- Если учесть, что они только недавно обнаружены, то можно сказать, что пока никак, - заявил Медофф и переглянулся с коллегами на случай, если у кого-то из них есть иное мнение. Но те промолчали и Лоуренс продолжил. – Сейчас на работы в этом направлении брошены лучшие силы как гражданских, так и военных микробиологических центров. При этом хотелось бы, чтобы разведслужбы как можно скорее выявили страну, выпустившую на свободу это чудовище. Потому что если окажется, что те же русские, китайцы, израильтяне и индусы тоже пострадали и не причастны к этому, то хотелось бы подключить и их и создать кооперацию. Поскольку у всех этих стран есть талантливые специалисты-микробиологи и наработки, в том числе и такие, которых у нас может не быть.

- Вы думаете, что если кто-то из них найдет подход к созданию вакцины или лекарства, то поделится с остальным миром? – с сомнением произнес Полански. – Зачем им это? Ведь в случае успеха они окажутся в выигрыше и могут активно перекроить политическую систему планеты.

- Ну, не надо забывать про тех, кто все это затеял, - возразил фон Клетов. - Да и страны НАТО, узнай они о том, что у кого-то есть вакцина или лекарство, а он не хочет ими делиться перед лицом угрозы всемирной пандемии, могут ведь счесть, что эта страна и является агрессором. Со всеми вытекающими последствиями.

- В общем, для более полной оценки ситуации нужна дополнительная информация, а пока давайте исходить из того, что нам придется создавать лекарство и вакцину только в сотрудничестве Северо-Американского Союза и стран ЕС, - мягко пресек возникающий спор до сих пор молчавший Эдвард Мак’Кормак, возглавляющий Агентство по снижению угрозы Министерства обороны США. - Сразу после нашего совещания я свяжусь с помощником Президента США по национальной безопасности и предложу ему комплекс мер по снижению вероятности заражения руководства страны и личного состава стратегических сил, а также жизненно важных предприятий инфраструктуры. И прежде всего я порекомендую ввести жесточайший карантин и начать немедленные проверки зараженности всех сотрудников микробиологических центров, включая и частные корпорации. Поскольку потеря генетиков и микробиологов лишит нас вообще какой бы то ни было надежды на спасение. На роль координатора этой программы в США я планирую представить Президенту кандидатуру присутствующего здесь профессора Хольбрука. Надеюсь, он согласится с этим назначением.

Кроме того, необходимо немедленно организовать проверку всего поставляемого хотя бы в крупные населенные пункты продовольствия и питьевой воды, уделив особое внимание проверке и организации охраны средств госрезерва.

Придется превентивно ввести жесткий карантин аэродромов авиации стратегического назначения, ракетных баз и баз подводных лодок, в том числе и для гражданских лиц, проведя там поголовное исследование всех жителей и военнослужащих на предмет зараженности. Все сменные экипажи переведем на казарменное положение и примем самые жесткие карантинные меры. Кстати, если там, в достаточно удаленных местах, окажется много зараженных, то это будет косвенно свидетельствовать в пользу того, что имеет место биологическая атака. Кроме того, необходимо будет сохранить и хотя бы некое минимально необходимое число служащих станций водоочистки и водоснабжения, электростанций и распределительных подстанций и канализации. Придется всех работников этих систем жизнеобеспечения вместе с членами их семей протестировать на предмет заражения, после чего жестко изолировать их во временных жилых лагерях прямо на территории рабочих объектов, обеспечив там запас проверенных продуктов и питьевой воды хотя бы на пару месяцев.

Особо отмечу, что придется обеспечить карантинные мероприятия и усиленную спецохрану крупнейших нефтяных и газовых объектов – как добывающих, так и трубопроводов, и перерабатывающих заводов, а также всех крупных ГЭС, ТЭЦ и, конечно же АЭС. Иначе уже в скором будущем возникнут перебои тепло- и электроснабжения, а также всех перевозок. А также лишит топлива и электричества военные объекты. Что недопустимо!

Также придется поступить и по отношению к работникам телевизионных станций, центров управления космическими объектами и крупных узлов связи и интернета – мы должны сохранить связь и телевидение как средства оповещения граждан о необходимых мерах снижения скорости распространения болезни, а также сообщения о лекарстве или вакцине, как только те удастся создать.

Необходимо будет ввести в действие предусмотренный военным положением - да, да, именно так - комплекс мер обсервации[5], включая ограничения перемещения граждан из страны в страну и карантин всех выявляемых очагов поражения. Необходимо будет также обеспечить масштабное распространение и обучение неселения использованию индивидуальных и коллективных средств защиты, включая индивидуальные фильтры, ионизаторы воздуха и ультрафиолетовые лампы, а также химические средства дезинфекции. Наладив к тому же их массовое производство. Всем этим займемся лично я и помощник Президента по национальной безопасности.

Полагаю, что наши гости из Европы доведут до сведения своих властей целесообразность проведения таких же мероприятий и в странах Евросоюза.

Ответом ему были кивки всех присутствующих.

- Ну а мы с европейскими коллегами, с нашей стороны, постараемся в кратчайшие сроки выяснить, кто мог создать подобную заразу и выпустить ее в мир, - резюмировал Полански.

 

Город Кольцово, Новосибирская область, отдел диагностики особо опасных инфекций ГНЦ «Вектор»

 

- Ну вот ни хрена не поверю, что такая кулебяка могла возникнуть в результате естественных причин! – воскликнул кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Петр Скворцов. – Ну не нужно в естественных природных условиях такой огород городить. Там все проще и яснее. А здесь все эффективно, но скрытно, в тихую. Да еще и такое комплексное воздействие – сразу и вирусное, и бактериальное. Причем в симбиозе!

- Ну в нормальной природной среде такого может быть возникнуть и не могло, но сейчас то техногенные воздействия на каждом шагу. Один электромагнитный фон чего стоит, - возразил являющийся членом Всемирного фонда защиты природы младший научный сотрудник Семен Черногрыз. Который, не смотря на некий экологический экстремизм, был жутко талантливым микробиологом и потому стал аспирантом самого начальника отдела профессора Тельнова. И спорил даже с ним, не говоря уж про остальных сотрудников.

- О чем спор на сей раз? – сказала, входя в лабораторию заместитель начальника отдела моделирования эпидемиологических процессов и распространения патогенов кандидат физ-мат наук Зоя Федоровна Степанова.

- Да вот наш молодой коллега считает, что выявленный кластерный комплексный возбудитель мог возникнуть естественным путем в результате мутаций на фоне техногенного воздействия на природную среду, - с сарказмом ответил Скворцов.

- Ребята, а какая разница, каким способом эта напасть появилась на свет? – примирительно сказала Степанова, присаживаясь за свободный стол. – Нашему отделу нужны данные для моделирования скорости распространения этой болезни и степени ее летальности. А чисто теоретические дискуссии давайте оставим на потом.

- Согласен, - примирительным тоном произнес Черногрыз. – Хотя, Зоя Федоровна, происхождение вируса важно. Ведь если он искусственного происхождения, то это уже биологическая диверсия.

- Это пусть волнует ребят из ФСБ, «дюжины» СВР и «убзов» Минобороны[6]. А наше дело – искать способы опережающей диагностики и возможности лечения.

- А какие новости есть от «микробов»[7]? Ведь бактериальные агенты обнаруженного кластера – это больше по их профилю. Да и информацию от микробиологов Минобороны и московских Центров молекулярной диагностики и медицинской биотехнологии неплохо бы получить для сравнения, - спросил Скворцов.

- Это все у нас уже есть, но руководство Центра индикации возбудителей и диагностики опасных инфекционных болезней приняло решение пока что обмен информацией не обеспечивать, чтобы получить как можно больше независимых результатов и гипотез, - ответила Степанова. - Лишь мой отдел получает информацию, необходимую для построения моделей распространения и поражения.

- Мудрят начальники, - с недовольными интонациями в голосе произнес Скворцов. – А потом будем горячку пороть.

- А с другой стороны, в их решении есть некая логика, - задумчиво сказал Черногрыз.

- Ну вот, опять спорит! – воскликнул Скворцов. – Вот как, как можно продуктивно работать в такой обстановке? Нет, ну хоть Вы ему скажите, Зоя Федоровна.

- Да ладно тебе, Петя, - усмехнулась Степанова. – Чем бы дитя не тешилось, лишь бы в сектор высокой биоопасности без спецкостюма не ходило.

Черногрыз было вскинулся, но тут же рассмеялся. И вслед за ним заулыбались и остальные.

- Сейчас бы побыстрее найти лекарство или вакцину от этой заразы, чтобы хотя бы с нас самих карантин сняли, - сказала Зоя Федоровна. - А то ведь во всех центрах типа нашего всех сотрудников отозвали из отпусков, городки закрыли на въезд и выезд и ввели обязательные ежедневные проверки продуктов, а также всех жителей на предмет зараженности этой новой дрянью. Так что в наших, хлопцы, интересах, найти, как с этой напастью бороться.

- Тут для начала бы понять, как сама эта напасть устроена! – произнес Скворцов, вставая и потягиваясь. После чего пошел в уголок, где на столике были сложены продукты и стоял электрочайник.

- Да, вот в этом я соглашусь, - ответил Черногрыз, также потягиваясь и разворачивая кресло от своего голографического монитора. – Ни одна модель не сходится! Таких структур просто не может быть. Они противоречат всем законам эволюции. Но они есть! И совершенно не ясно, откуда они появились! Я ведь, Петр батькович, и не спорю с тем, что подобный конгломерат симбиотически связанных патогенных микроорганизмов может являться специально созданным биологическим оружием, но я не согласен с тем, чтобы сразу отбрасывать возможность его естественного появления в результате мутации. Ведь поняв условия возникновения и развития этого монстра, мы сможем понять и механизмы возможной борьбы с ним.

- Теоретически ты прав, но практически нам просто времени не хватит на создание модели возникновения этой заразы. И поэтому лучше сразу сосредоточить усилия на выявлении уязвимых мест непосредственно в самом возбудителе. Тут уж не до жиру – быть бы живу. Перефразируя Фауста, можно сказать: «Бледна теория, мой друг, коль древо жизни быстро усыхает».

- Ну и чем можете похвастаться? – уже деловым тоном спросила Степанова.

- Да пока особо то и не чем. Но есть у этой дряни пара интересных особенностей в молекулярной структуре. Скажем, она на разных участках нуклеотидных цепочек имеет изомерию одновременно и L, и D типов.

- Покажите ка, - попросила Зоя Федоровна и направилась к столу Скворцова. Тот с чашкой кофе в руке и бутербродом в другой подошел и сел в кресло. Встав со своего места, подошел к ним и Черногрыз. И все погрузились в зависшее в воздухе над столом трехмерное изображение изучаемого объекта.

 

Подмосковье. Исследовательский комплекс Братства «Вера, Свобода и Воля».

 

Едва руководитель аналитического управления закончил свой доклад, слово взял руководитель контрразведки Братства. Обведя взглядом всех присутствующих, Борис Васильевич хорошо поставленным голосом сказал:

– Согласно данным, поступившим от наших источников в официальных структурах стран, располагающих потенциалом для создания возбудителя выявленной уже практически во всех странах новой болезни, ни одна государственная организация подобной заразы не создавала. Данные относительно возможности подобных работ в закрытых лабораториях частных компаний пока собраны в недостаточном объеме и поэтому необходимо хотя бы еще два-три дня для получения дополнительной информации. Также, согласно проведенным нами совместно с нашим разведывательным управлением оперативным мероприятиям мы можем с вероятностью, близкой к стопроцентной, утверждать, что ни одна тайная организация к появлению этой болезни тоже отношения не имеет. Впрочем, есть небольшая вероятность того, что это могла сделать какая-то группировка, сложившаяся внутри одного из орденов или братств и состоящая в скрытой оппозиции к его руководству.

Таким образом, пока выявить источник возникновения и распространения заболевания не удалось. В целях обеспечения безопасности превентивно введены в действие меры карантинного характера в отношении сотрудников ряда научно-исследовательских подразделений Братства. Также предлагаю Совету внести предложение о введении особого режима и для всех членов высшего руководства.

- А не преждевременно ли подобное? – спросил член Высшего Совета Братства из Австралии.

- К сожалению, нет, - ответил ему сам Глава Совета. – Согласно выводам наших специалистов, а также данных, полученных через агентуру в ряде государственных учреждений, возбудитель этой новой болезни крайне заразен и, по всей видимости, смертелен для людей всех рас. И способов его уничтожения после попадания в организм пока не найдено. Так что меры ограничительного характера принять придется. Впрочем, есть надежда, что нашим специалистам удастся найти методы воздействия на возбудитель с помощью магических средств. Поскольку есть основанная на ряде косвенных признаков версия о том, что такая зараза могла возникнуть в результате магического воздействия. Возможно, что она была создана еще во времена последней, а может и более ранней магической войны и лежала себе в каком-нибудь артефакте, который сейчас оказался вскрыт. В связи с чем наши разведчики уже ищут, не было ли в последнее время каких-либо крупных и при этом тайных археологических экспедиций. Но это пока еще лишь одна из возможных гипотез и приведет ли она к чему либо путному, сейчас не ясно. А посему предлагаю Совету принять план по обеспечению повышенной безопасности.

После непродолжительного молчания за это предложение проголосовали единогласно. После чего слово взял научный руководитель Братства и начал рассказ о том, какие меры сейчас разрабатываются для изучения возбудителя болезни и способов борьбы с ним.

 

Индия, где-то в горах штата Керала

 

Горная резиденция Великого Ордена «Аватара Шивы» располагалась в месте, формально принадлежавшем одной из крупнейших индийских корпораций, добраться до которого можно было только на вертолете или пешком по единственной горной тропе. Естественно, место это предназначалось для проведения особо секретных переговоров и отдыха высшего руководства той фирмы, которая купила участок земли в горах и построила там этот комплекс зданий. Поэтому высадившийся туда с трех прилетевших в разное время и с разных направлений вертолетов «десант» пожилых, но подтянутых мужчин, часть которых была в костюмах от лучших европейских портных, другая же часть – в традиционных одеяниях сикхов, не вызвал бы удивления даже у заинтересованного наблюдателя, окажись такой где-нибудь поблизости. Но его не было, тем более что все, даже потенциально возможные при использовании альпинистской техники подходы к резиденции еще за три дня до того были плотно перекрыты, а воздушное пространство контролировалось парой компактных армейских РЛС последнего поколения.

Ареопаг в полном составе собирался крайне редко, по особым случаям. И сейчас был как раз такой случай. Первым, с разрешения Высшего Ситара, именуемого Головой Воплощения Шивы, начал говорить тот, чье место в иерархии обозначалось как Левая Рука этого Воплощения:

- Все уже ознакомились с заключениями наших специалистов, а также ученых из Гиберабадского центра клеточной и молекулярной биологии и контролируемой нами Genomic Biotech. Поэтому я буду краток - появление этого нового микроорганизма в естественных условиях крайне маловероятно. Но по данным наших Видящих в Глубинах Бытия этот супермутант мог возникнуть в том числе и как следствие неких магических воздействий на специально подобранные комбинации обычных, если так можно выразиться, микроорганизмов. Но вот определить, кто и когда оказал или мог оказать в прошлом такое воздействие, им не удалось. Эти линии событий расщеплены и перепутаны даже на самых глубоких слоях Реальности. А значит, здесь действовали маги не просто высокого, а предельно высокого уровня. Или были использованы какие-то древние артефакты. Возможно, что эта напасть вообще была создана во время последней Великой магической войны и, каким-то образом уцелев с тех времен, сейчас почему то активировалась.

- А не слишком ли вы упираете на эту версию возникновения угрозы? – спросил самый молодой из членов Ареопага. – Может быть ученые нашли способ создания подобного чудовища с помощью чисто научных методов – на стыке генетики, молекулярной биологии, нанофизики и так называемых энергоинформационных исследований? Исследования в этих направлениях сильно продвинулись за последние годы.

- Это верно. Однако мы должны отработать и магический вариант. Потому что опасности, возникающие в научных исследованиях, поддаются анализу, а вот проявление древних артефактов или использование чудом сохранившихся магических технологий воздействия на живые организмы – а мы знаем, что в древности такие способы существовали – могут привести к непредсказуемым последствиям.

- Предлагаю взять в разработку все возможные варианты возникновения этой новой болезни, а также активизировать всех контролируемых нами специалистов для поиска методов борьбы с ней, - веско произнес Глава Ордена. – Возможно, придется даже пойти на временные союзы с китайскими и японскимиобществами, поскольку угроза эпидемий новой болезни наиболее опасна для стран с высокой плотностью населения. Поскольку нам просто некуда прятаться.

После этого все собравшиеся приступили к обсуждению планов мероприятий заранее подготовленных присутствующими по курируемым каждым из них направлениям деятельности.

 

Хабаровский край, таежный скит

 

Добраться до этой скрытой в глухой тайге заимки (если так можно назвать довольно большой деревянный дом с огромным подполом, к тому же оснащенный специальной кодированной спутниковой связью) можно было либо по воздуху, либо пешком от находившейся в ста километрах ближайшей реки, либо владея искусством туннельного перехода или, как его называли на Руси в древности, дальноступа. В любом случае для этого надо было знать точное местоположение и суметь пройти через все расположенные на подступах системы охраны – как современные, так и старинные, но от того не менее эффективные и труднее обнаруживаемые электронными сканерами. А еще у этого глухого скита была и вовсе необычная защита – магическая, которая, как говорится, отводила глаза и блудила тех путников, которые могли случайно забрести в эти глухие места. Хотя последний раз такое случилось более пятидесяти лет тому назад и, к счастью для заблудившихся после аварии их вертолета геологов, тогда их словно вывели к реке, как будто кто-то незаметно направляя от одного знака к другому: заброшенное место для костра, зарубки на дереве, показывающие, куда идти дальше, следы зверей, выводящие к ручью, впадавшему в реку. Но для путника, имеющего недобрые намерения, приход в эти места закончился бы гораздо печальнее – сгинул бы, и следов его не нашли.

Постоянно жил в скиту всего один человек неопределенного возраста, которому можно было с равным успехом дать по внешнему виду как сто лет, так и тридцать–сорок, особенно увидев его движения во время ежеутренних занятий какой-то странной системой то ли боя, то ли танца. И покидал этот отшельник свое убежище крайне редко. Да и гостей привечал тоже не часто. Но сейчас их набралась полная изба.

Большой Сход Незримого Всерусского Монастыря открыл его живущий в скиту Настоятель:

– Мы еще не успели наладить тесные контакты с Братством «Вера, Свобода и Воля», чтобы взаимно усилить другу друга и начать мероприятия по реформированию Православной Церкви России (ПЦР) и возвращению народу Подлинной Веры, чтобы противостоять бесовским деяниям зарубежных тайных Орденов, как на нас обрушилась новая напасть. Появившийся словно из ниоткуда новый инфекционный возбудитель вполне может вызвать эпидемию и даже пандемию. И мы должны встретить это новое испытание во всеоружии.

- Что скажешь, Воевода? Какие есть соображения по отражению новой угрозы?

– Я со Зрящим нашим в целом согласен, но кое-что хотел бы разобрать подробнее. Прежде всего, Владыко, надо понять, можно ли предотвратить массовое заражение хотя бы только жителей России доступными нам молитвенно-исихастскими методами. А заодно как через наших людей во властных структурах и подведенных к тому Братству, с которым судьба свела нас во время действий против активизировавшихся нелюдей, распространить доступные нам знания, полезные для работ по поиску лекарства от этой новой заразы.

- Что ж, на том и порешим. А сейчас прошу всех сделать предложения о том, какие конкретно действия готовы предпринять ваши сообщества на своих участках работы.

 

Гронкьявик, Фарерберген, Центральное бюро Ордена "Единая Раса"

 

Не смотря на конец лета, вершина сопки Дагелаар была покрыта снегом. Как и перед началом своей русской эпопеи, Нэш стоял у окна, созерцая чеканно проступающий на фоне пронзительно-синего неба силуэт сопки. Жаль, что ясная погода бывает над Фарербергеном довольно редко: как-никак кругом Атлантика и совсем неподалеку огибает Гренландию Гольфстрим. Эти места смело можно считать северным филиалом туманного Альбиона и гористого Скотланда. Просто в Скотланд из Лондона при желании можно было добраться и пешком, а на Фарерберген - только по морю. Северный остров, практически подбрюшье Арктики в Норвежском море. Не настолько стылый, как северный собрат Шпицберген, но и не тепличная Европа.

Нэшу тут нравилось. Все нравилось - от степенности аборигенов до пряного вкуса легендарной фарербергенской селедки. Нравилось, что власти Гронкьявика запрещают держать собак в черте города, что население острова не отравлено футбольной болезнью, а вылет национальной команды из чемпионата Европы уже на отборочном этапе никто не считает трагедией. Нравилась льющаяся со склонов Дагелаара прохлада - в сравнении с севильской душегубкой местный климат представлялся просто идеальным.

Определенно верхушка Ордена "Единая Раса" поступила верно, поместив центральное бюро в этой сонной стране - европейской и неевропейской одновременно. Основные столицы Старого Света всего в часе лету, и вместе с тем очаровательный налет провинциальности. Во всем, от работы до бытовых мелочей.

От разглядывания видов за окном его отвлек сигнал вызова по внутренней связи. Подойдя к столу, Нэш надел гарнитуру головного микрофона и нажал кнопку селектора. И услышал голос своего личного куратора их числа членов Высшего Совета Ордена. Этот пожилой человек, предпочитавший костюмам скрывающие наметившееся брюшко рубашки навыпуск и свободные брюки, обладал мягким и вкрадчивым голосом. В котором, впрочем, при необходимости мгновенно возникали стальные нотки.

- Привет, Нэш, - едва ли не веселым тоном поздоровался куратор. – У тебя срочные текущие дела есть? Если есть, переключи их на кого-то из твоей группы. А ты вместе со мной через полчаса должен быть в малом зале для совещаний.

- Понял. Выдвигаюсь.

Реально неотложных дел у Нэша не было и поэтому он не спеша направился в особо защищенный сектор здания, в котором находились комнаты для работы с особой документацией и залы для совещаний. Пройдя все положенные процедуры идентификации, спустя двадцать минут Нэш вошел в зал, в котором обычно собирались лишь высшие руководители Ордена. И хотя после операции в России сам Нэш прошел сразу два посвящения подряд и занял должность начальника отдела информационных спецопераций, но приглашение в этот зал его изрядно удивило. И напрягло. Потому что приглашение его скромной персоны на совет, членами которого будут лишь высшие иерархи Ордена, вряд ли добавит ему оптимизма. А вот геморроя добавить может.

Когда собрались все участники совещания и защитные системы зала фактически изолировали его всего остального здания, Нэш отметил для себя еще один важный момент – все прибывшие были людьми. Входящих в Совет Ордена высших эльфов и оборотней на этом совещании не было.

- Не будем терять время, - открыл собрание Глава Совета. - Среди членов нашего Ордена выявлено несколько заболевших той новой болезнью, которая, судя по всему, уже распространилась по всему миру. Наши источники в органах власти разных стран сообщили, что правительства пока еще тайно, но при этом очень активно готовят реализацию планов противостояния возможной пандемии. Возбудитель этой напасти, судя по полученным сведениям, обладает стопроцентной летальностью и чудовищной устойчивостью к воздействию всех известных типов антивирусных и противобактериальных препаратов. И при этом наши специалисты утверждают, что подобный монстр мог быть создан, в том числе, и с помощью использования некоторых магических технологий, упоминания о которых сохранились в анналах с описаниями сражений четвертой Великой Магической войны. Увы, описаний самих этих методик не осталось, но вот упоминания о тех воздействиях и результатах, к которым они могли приводить, сохранились. И нас не может не тревожить то, что это заболевание ставит под, не побоюсь такой метафоры, смертельную угрозу все наши программы по переустройству мира. Но начать обсуждение я бы хотел с того, чтобы представить присутствующим членам Совета члена нашего Ордена, который своими действиями в России окончательно доказал реализуемость нашего плана. И заодно попросить его лично рассказать нам, какие моменты проведенных мероприятий ему запомнились более всего и почему. Прошу Вас, Посвященный Четвертого уровня Нэш.

Нэшв стал, ощутив напряжение, которое тут же сбросил привычным уже усилием воли. В конце концов, он же Посвященный достаточно высокого уровня. Да и дела в России он сделал добротно. Но вот чего такого особенного от него хотят услышать, не понятно. Однако молчать больше нельзя. Нэш незаметно выдохнул и произнес:

- Благодарю Вас, Верховный Магистр. Только вот не знаю, что такого особенного было во время операции. Вернее, особенностей, конечно же, хватало – тем более в России. Но ничего такого уж совсем необычного я не припомню. Разве что только то, что меня чуть не похитили адепты ордена «Аватары Шивы» и как меня освободила группа во главе с магистром Эоном.

- Разрешите мне помочь моему подопечному, - произнес куратор Нэша. И после того, как Глава Совета кивнул, куратор, улыбнувшись своей излюбленной улыбкой, при которой глаза его оставались жесткими и холодными, как у змеи, или у эльфа, куратор Нэша задал ему тот же самый вопрос, который он задал ему сразу после того, как тот эвакуировался из России:

- Во время твоих контактов в России с магистром Эоном и оборотнем Гурсулом их поведение не показалось тебе в чем-нибудь странным?

- Ну, вели они себя немного грубовато, и любви к людям у них особой нет, включая и нас, их соратников по Ордену, но ничего другого - особого – я не заметил, - ответил Нэш, выделив слово «особого».

- А они не пытались вызнать у вас какие-то особенности того, чем вам пришлось заниматься? - спросил сам Верховный Магистр.

- Нет, сэр.

При этом Нэш решил умолчать о тех размышлениях, которые поведал ему магистр Эон.

- Хорошо, садитесь, Нэш, - сказал Глава Совета. – А теперь я предоставляю слово главе Клана Смотрителей.

- Если мы думали о возможности использования ДНК-избирательных вирусов для создании новой конфигурации государств и этносов на территории Евразии, то что мешало иметь такие же мысли древним расам? И воплотить их в жизнь, - произнес член Совета, который был главой Инквизиции, как члены Ордена за глаза называли Клан Смотрителей - а иначе говоря, Службу внутренней Безопасности. - Сообщу, почему это совещание, как все заметили, происходит в сокращенном составе. Дело в том, что как показали результаты проведенных в нашем собственном исследовательском центре исследований возбудителя этой новой болезни in vitro[8] на , он не действует на имеющиеся в нашем распоряжении биологические структуры эльфов! И в совокупности с тем, что в принципе такой возбудитель мог быть создан с применением магических методов, которые, возможно, могли сохраниться в архивах или даже в памяти древнейших из ныне живущих эльфов, можно предположить, что именно эльфы могли создать это заболевание. И поэтому мы должны решить, стоит ли нам, человеческой части Ордена, провести мероприятия с целью выяснить это. А также то, владеют ли Древние вакциной или лекарством.

В повисшей в зале тишине голос Верховного Магистра прозвучал подобно грому в безоблачном небе:

- Прошу всех высказаться. После чего члены Совета будут голосовать. А исполнение некоторых действий, направленных на реализацию принятых решений, мы поручим Нэшу, имевшему дело с эльфами и оборотнями в реальной боевой обстановке, да еще тогда, когда он сам пребывал в состоянии сильнейшего стресса. А значит имеющего в подсознании и в форме слепка в полевых структурах некоторые особенности действий Древних. Для осознания которых его следует в кратчайшие сроки подготовить к инициации третьего уровня Посвящения. Ну а теперь я хочу услышать мнения и соображения всех присутствующих.

 

Глава 2. Призрак пандемии.

 Северный Кавказ, частные охотничьи угодья в горах близ Лагонаки.

 

- Ты же теле - визио- о - нщи-и –ик… Неужели все, что показывают последнюю неделю правда? – высокий стакан громко стукнул о край стола. Голос был чуть хрипловат - его обладатель явно не следовал предупреждениям Минздрава о вреде курения. А по характерному растягиванию слов было видно, что и о вреде чрезмерного употребления алкоголя он тоже имел свое, отличное от общепринятого представление.

- Можно «запиарить» все что угодно, но новости - это как раз то, что весьма неохотно поддается пиару. И потом, купить все новостные каналы в прайм-тайм, никаких денег не хватит, - это я тебе говорю как телевизионщик.

Мужчина лет пятидесяти, с явным брюшком и большими залысинами отодвинул пустой стакан на середину вычурного журнального столика и исподлобья взглянул на своего товарища, главного редактора одного из каналов южнороссийского телевидения.

- Не пей больше, Андрей, - строго произнес тот, не отрываясь от экрана ноутбука. - Тебе хватит!

- Сво – о – лочи! Та- а-кой отпуск угробить, - не успокоился толстяк, и потянулся было к бутылке « Белого коня», но посмотрев на товарища, убрал руку за спину. Совсем как маленький ребенок, которому строго-настрого запретили трогать любимую игрушку.

- Захауха, братуха! А вот мне налей, Андрюха, - с первым словом, прочно вошедшим в обиход у многих русскоязычных местных жителей и означавшем «слышишь» на адыгском языке, главред оторвался от ноутбука. После чего завершил мысль сразу крылатым выражением и словами известного поэта. - Ибо истина, как известно, в вине, а верить во всю эту круговерть вокруг общемировой пандемии, хоть и не хочется, но придется. К тому же «мой первый друг, мой друг бесценный», застряли мы с тобой здесь, похоже, надолго!

- Эт-т-.. да-а…! – согласно кивнул в ответ Андрей, которого развозило всё больше и больше, что, впрочем, не помешало ему налить стакан, не расплескав ни капли виски.

- Со – о – довую? - икнув, предложил он, хотя прекрасно знал, что Денис Парамонов, никогда и ничего не разбавлял - ни спирт, ни новости.

- Да иди ты сам знаешь куда со своей содовой. На вот лучше, полюбуйся, - журналист взял из принтера пару листов, на которых специально распечатал для своего друга несколько новостных веб-страниц. Андрей в прошлом был очень близорук и носил очки минус десять, а теперь хотя и видел на все сто процентов благодаря врачам из Национального Медицинского центра, но то ли по старой привычке, то ли из боязни снова стать близоруким, никогда не читал с монитора, а уж с экрана миниатюрного «ноута» Парамонова тем более.

Заголовки новостных лент, телеграфных агентств, национальных каналов телевидения и радио, вся мировая сеть Интернет, первые полосы ведущих газет и журналов по всему миру, словно сговорившись, писали, показывали, говорили, кричали разного размера и формы заголовками: «Пандемия!», « Апокалипсис», « На пороге судного дня» и т. п.

Денис Владимирович повернулся было к Андрею, но тот уже дремал, откинувшись на спинку кресла.

- Слабак, - беззлобно усмехнулся Парамонов и одним глотком проглотил добрую половину золотистого содержимого стакана, налитого заботливой рукой его опьяневшего друга.

Вторую неделю они отдыхали на охотничьей заимке генерала Звягина - общего товарища со времен Афгана.

Когда-то заимка принадлежала Министерству обороны, а потом, во времена Большого смутокризиса начала второго десятилетия, была выкуплена Звягиным, ставшим к тому времени одним из удачливых предпринимателей, почти за «понюх табака».

Заимкой её называли в шутку. Гораздо больше к этим добротным строениям, разбросанным  на площади около трёх гектаров, подходило определение «мини-санаторий».

При желании здесь можно было разместить и целый месяц кормить запасами из «погребка» полную роту солдат. Так что вопрос о хлебе насущном пока не стоял. С медикаментами и водой проблем тоже не было. Дизель с запасом солярки на год непрерывной эксплуатации, тепловые насосы и коллекторы, солнечные панели и даже пара ВЭУ – парусного и роторно-вертикального типов – гарантировали, что даже выход из строя  внешних сетей не оставит хозяйство без энергии и тепла.

В обычное время, когда на заимке не было массовых мероприятий, ее обслуга состояла всего из трех человек - давно живущего здесь местного жителя с женой и сыном – инвалидом.

Из средств связи на этой базе были два обычных телефона и мощная военная рация с запасом элементов питания. Также здесь работали мобильные, заодно обеспечивая через 4G-сеть выход в Интернет.

Поглядев на спящего друга, Денис Владимирович снова подсел к ноутбуку и вошел в Skype. Тренькнув, пошел гудок и вскоре на экране появилось озабоченное лицо хозяина заимки - бывшего генерала-десантника, а ныне Депутата Госдумы и обладателя десятка предприятий, господина Василия Ивановича Звягина.

 

Центральная Россия. Кладбище небольшого провинциального городка.

 

Настоятель Церкви Всех Святых отец Мефодий устало опустился на табурет, заботливо подставленный ему стоявшей рядом работницей крематория. Возраст которой было не определить из-за скрывающей большую часть лица марлевой повязки. Сам батюшка носил новенький респиратор импортного производства, не мешающий говорить. Их по церковным каналам централизованно доставили священникам даже в отдаленные приходы.

Сегодня он нес службу в крематории и отпевал уже пятнадцатого покойника. Страшно смотреть на обращенные к тебе глаза людей, оплакивающих своих близких и при этом зачастую думающих, что скоро настанет и их черед. Лица, спрятанные под марлевыми повязками и респираторами, позволяли увидеть только глаза. Боль, непонимание, страх, последняя надежда, отречение, пустота, смирение. А у некоторых явно пожилых людей, пришедших на службу в противогазах еще времен второй мировой, и глаз было не разглядеть.

К видимому от того места, где сидел отец Мефодий, непрерывно облучаемому кварцевыми лампами входу в зал для последнего прощания подъехал очередной специальный катафалк. Из которого достали наглухо запаянный спецгроб. Бравые работники кладбища, в обычное время немного нагловатые и постоянно слегка пьяные - и те стали трезвее и молчаливее. Работы, за которую им раньше платили родственники, у них стало гораздо меньше. Практически всем теперь занимались бойцы СПЭБов (специальных противоэпидемиологических бригад). В белых защитных костюмах I-го класса биозащиты с автономной системой дыхания они походили на инопланетян. Сноровисто выносили из катафалка очередной гроб, короткая молитва, никакой музыки, только жужжание механизма плиты, опускающей гроб к печам. И сдержанный плач единственного родственника - кладбище на спецрежиме, массовые посещения запрещены. Для прощания с умершими допускался только один родственник, которому возвращали урну с прахом. Которую он забирал её с собой, поскольку захоронения были приостановлены и откладывались до особого распоряжения властей. При въезде на городское кладбище дежурили две машины санитарной обработки да видавший виды милицейский уазик. А по периметру городок был блокирован войсками и входил в зону карантина. Каких становилось по стране все больше и больше.

Покидая кладбище, все проходили специальную обработку в санпропускнике - огромной прорезиненной военной палатке. Судя по количеству новых покойников, помогало это мало, но приказ властей пока еще соблюдали.

За последний месяц из тридцати тысяч жителей городка уже более четверти обрело вечный покой. Оставшиеся спешно скупали в магазинах продукты, за одно сметая с полок спички и все, что могло пригодиться для житья в деревне. Очереди выстраивались задолго до открытия магазинов. Кое-где возникали перепалки. Тех, кто пытался все решить силой, просто-напросто выкидывали из очередей военные патрули и местная милиция. Еще верившие в то, что медики найдут-таки лекарство от неизвестной болезни, люди пока еще старались сдерживать свои чувства. Хотя с каждым днем обстановка накалялась все больше.

 

США, Штат Техас, окрестности скотоводческого ранчо.

 

Джек вдавливал педаль газа с такой силой, что казалось, нога вот-вот продавит пол старенького пикапа. Но видавший виды перегруженный «Форд» реагировал на это совсем не так, как хотел его хозяин. Урча мотором и подпрыгивая на неровностях дороги, он продолжал свой путь, практически не отзываясь на утопленную в пол педаль. А до ранчо оставалось еще миль десять.

Жену и маленького Билла из города Джек забрал еще неделю назад. Мой дом – моя крепость, так, или как-то похоже, говорили далекие предки Джека, прибывшие в Америку из Глазго во времена Юконской лихорадки.

Этим техасским ранчо владел ещё его дед. Он удачно застолбил один из участков на Юконе. А когда на том ручье, где находился участок, обнаружилась неплохая залежь золота, пращур продал его и купил кусок земли в Техасе.

В город пускали только по специальным пропускам и Джек сделал все закупки в пригороде. Несколько ящиков с консервами, запасные батареи для фонарей и радиоприемников. Четыре стоящие в кузове бочки под завязку залил дизтопливом. А для Билла взял целую кипу комиксов. И вот теперь возвращался обратно.

Солнце медленно скатывалось к горизонту. Тени редких деревьев становились длиннее. Сумерки были недолгими, и темнота быстро обступила пикап. В свете фар мелькала мошкара. Дорожные указатели подмаргивали флуоресцентным отблеском.

Музыку в машине Джек не включил. Настроение совсем не располагало слушать даже его любимый тяжелый рок.

В недавнем телеобращении к нации Президент по телевидению, как всегда, заверил граждан, что все силы лучших специалистов привлечены для скорейшего разрешения возникшей проблемы.

Пока это означало только, что по всей стране было введено чрезвычайное, а позднее и военное положение. Перемещение по стране стали ограничивать. Все коммуникационные центры перешли под контроль ФБР. Средства массовой информации взяли под контроль - всех их работников вместе с семьями после тщательной проверки на зараженность разместили в специальных, оборудованных для этой цели, местах поселения. И в результате теперь с целью предотвращения возникновения панических слухов и настроений все СМИ крутили бесконечные ролики о мерах предосторожности, правилах поведения и средствах индивидуальной защиты.

А во все ранее независимые телекоммуникационные компании пришли люди из АНБ[9] и, пользуясь чрезвычайным положением, подключили к их каналам связи свои устройства контроля трафика и сообщений.

Силиконовую долину и другие научные зоны и университетские городки, в которых собрались представители ученого мира, вообще закрыли для посещения. Там теперь согласно обещанию президента сотни специалистов пытались найти средства спасения.

По телеканалам сплошь показывали фильмы патриотического направления - о величии нации и страны. Увеселительные заведения от баров до казино, театры и концертные залы по приказу властей повсеместно закрылись. Занятия во всех учебных заведения прекратились. Люди стремились встретить надвигающуюся угрозу в кругу своих близких. Студенты, туристы, командировочные экстренно возвращались домой - оттуда, откуда выезд еще был разрешен. Взрослые дети везли к себе престарелых родителей или наоборот, отправляли к бабушкам и дедушкам внуков. Страна, раньше никогда не знавшая проблем с доставкой пассажиров, столкнулась с очередями и нехваткой билетов на внутренние и внешние рейсы.

За этими воспоминаниями Джек и не заметил, как доехал до места. Въезжая во двор, он оценил, что автоматика ворот работает как надо - послушные фотоэлементам, тяжелые створки бесшумно закрылись сразу, как только машина пересекла линию забора.

Ранчо встретило хозяина непривычной тишиной. Всё своё поголовье Джек продал месяц назад, поддавшись на уговоры бойкого торгового представителя. Цена, которую предложил покупатель, была очень высока. Спрос на говядину для консервов в последнее время вырос до ажиотажного. Бывший морской пехотинец, Джек нутром чувствовал, что пандемия, возникшая, если верить новостям, по всему миру, закончиться не скоро. Надо было быть готовым к худшему . Риск заболеть был, конечно, и в этом отдаленном местечке. Но все меры предосторожности, какие ему были известны, он принял. И теперь надеялся на Бога и на себя.

 

Россия, блок-пост на дальнем выезде из областного центра.

 

Мелкий моросящий дождик шел уже часов пять. Возле приспущенного шлагбаума, уставший и раздраженный дежурный боец, чертыхаясь, докуривал очередную сигарету. Большой капюшон дождевика поблескивал в лучах дежурного освещения, почти полностью скрывая закрытое респиратором лицо постового. Светало.

Боковой люк стоявшего на обочине БМП приоткрылся, и голос старшего наряда капитана Семёнова донес до постового радостную весть:

- Давай в машину, Леха тебя сменит.

Леха, большой и грузный сержант, незамедлительно появился в проеме люка. Поправил пока еще сухой дождевик и махнул товарищу рукой. Мол – иди, давай. А сам не спеша направился к шлагбауму.

Ещё минуту назад, казалось, что, услышав такие слова, постовой с разбегу бросится к военному «Уралу»-каптерке, сбросит с себя тяжеленный дождевик, сменит промокшие ботинки на сухую обувь и, наконец, «нырнет» в теплое нутро БМП.

Но вот ведь какова человеческая натура! Стоит только увидеть что вот оно, то, о чем ты мечтал целые четыре часа, стоя под дождем и ради чего готов был бежать что есть сил к закамуфлированному грузовику, свершилось - ан нет. Теперь можно не спеша, точно так же как и приближающийся Лёха, откинув надоедливый капюшон назад, лихо, хлопнув по ладони товарища, смачно сплюнув и всем видом показывая, что тебе сам черт не брат, вразвалочку дойти до «Урала». И, махнув ещё раз вновь заступившему постовому, потянуть ручку дверцы вниз и войти в каптёрку степенно - так, словно и не мечтал об этом последние два часа.

Движение по дороге мимо блок-поста было не таким насыщенным, как на главных магистралях, ведущих к другим городам. Здесь проезжали в основном жители отдаленных деревень, почти полупустых и заброшенных. И поэтому блок-пост поставили как бы авансом. На блок-постах дежурили бойцы внутренних войск, а на КПП и СКП местный ОМОН и представители специальных санитарно-эпидемиологических бригад. Пока в СКП дежурили в основном три, четыре медика. И лишь в очагах эпидемии медленно, но, как говорится, уверенно возникающих по всей стране, дежурил уже полный штат с соответствующим медицинским оборудованием.

Областной центр в зону карантина не входил. Пока. Поскольку граница закрытия проходила по одним только медикам известным параметрам, но принцип действия в кризисных ситуациях «лучше сейчас перебдеть, чем потом перебздеть» никто не отменял - и посты, СКП и КПП спешно расставляли по всей области. Приказ перекрыть всё, даже лесные тропы исполнялся добросовестно, хотя в этой российской глубинке вряд ли можно было учесть все направления перемещения граждан. Без документа о прохождении обсервации[10] никто права передвигаться по дорогам не имел. Но ведь в России не зря говорят: «Закон что дышло - как повернешь, так и вышло!» За всеми «народными тропами» не уследишь. Однако власти, напуганные масштабами и скоростью распространения смертельной заразы, старались.

 

Стало совсем светло. Дождь, к великой радости постовых, закончился.

- Повезло Лёхе, - подумал ночной дежурный, спускаясь по лесенке из «Урала». Он был уже переодет. Дождевик и промокшая обувь отданы старшему сержанту – «начальнику» каптерки.

Возле шлагбаума уже стояло трое бойцов, и Леха - сержант, широко жестикулируя, что-то им рассказывал.

- У меня кореш служит в «инженерных» в Кемеровской области, так вот их направляют в одну из тамошних зон карантина минировать проселочные дороги. Не дай бог, у нас такое начнётся - это сколько ж народу подорвётся, бедолаги, - сокрушенно качая головой и совсем по-детски вздохнув, произнёс широкоплечий боец.

- А пусть не лезут. Саперы ж табличек кругом понатыкают с предупреждениями, - ответил ему коренастый смуглый паренек.

- На заборе тоже написано было, - как-то горько усмехнулся Лёха.

- И все же так надо, - добавил, вздохнув, третий постовой, поправив на груди автомат.

- И откуда взялась то зараза эта? - выругавшись, то ли спросил, то ли констатировал коренастый.

- Из-за «бугра», понятно дело, - уверенно ответил сержант. Всем своим видом давая понять, что двух мнений быть не может.

- Да у них тоже везде почти как у нас, - ответил коренастый.

- Смотрели, как в Индонезии расстреляли колону машин? – третий собеседник облокотился на брус шлагбаума.

- Во! Там не церемонятся! – смуглый боец повел автоматом из стороны в сторону.

- Приказ открывать огонь только в очагах заражения, ну это у нас, а у этих азиатов сам черт не поймёт, - резюмировал сержант.

- Э-ээ! Давай азиатов не трогать, а, - делая суровое лицо, но всё-таки как-то добродушно сказал коренастый.

- Ты, Тагир, уже русский азиат,- хлопнул товарища по плечу Лёха.

- Наполовину, - согласился коренастый.

Из-за поворота показался легковой автомобиль с включенными фарами.

- Ну, вот и первый на сегодня, - сказал Леха, и бойцы заняли места согласно боевого расписания.

 

Областной центр на Урале. Квартира мастера очистных сооружений Скорнякова.

 

- Ты кто? Президент? Генеральный директор? - голос срывался на крик. - Ты сантехник! Дерьмовоз! О господ-и-и!

- Заткнись! Достала уже! Битый час тебе талдычу - всех с семьями забирают на очистные. Всех! – мужчина устало опустился на край старенькой тахты.

- Зачем?! Сдохнуть среди твоего дерьма? – маленькая, щуплая - на вид совсем девочка - женщина вытерла рукавом халата заплаканные глаза.

- Да у нас там чище, чем в унитазе президента. И потом, Лизонька, - ласково, сменив тон, продолжал мужчина, - мы там будем в изоляции, полной изоляции и никакая зараза к нам не пристанет.

- Ну да! Зараза к заразе не пристаёт, - уже более миролюбиво, краешком губ изобразив подобие улыбки, но все еще сварливым тоном произнесла Лизонька.

- Нет, правда, хватит реветь, давай собирайся, машина через час придет.

Женщина резко приникла к широкой груди своего мужа. Он совсем не ожидал такого от своей не в меру разбушевавшейся супруги. Только что она, вспоминая бога-мать со всеми святыми, была как разъяренная камышовая кошка. Назвать её тигрицей у Семёна Скорнякова не поворачивался язык. Фигурка жены больше напоминала ему почему-то именно камышовую кошку, которую он и видел то всего один раз в какой-то передаче о животных. А вот поди ж ты - запомнил.

Семен ласково погладил её по голове, рука прошла по спине, скользнула на маленькие упругие ягодицы. Он поднял жену на руки и прижал к себе.

- Ну, все, пусти! Мир! Всё, иду собираться! - а сама обняла за шею и прильнула поплотнее.

Через сорок минут они уже сидели на тахте рядом с упакованными в большой походный рюкзак и дорожную сумку на колесиках вещами. Лизавета ещё раз проверяла, перечисляя в слух, всё ли, что нужно, они собрали.

- Бритву я тебе положила, - для верности она загибала пальцы на руке. – По три комплекта белья тебе и себе взяла, - кулачок был уже сжат, и она им загибала пальцы на другой руке.

Семен клацал пультом по каналам телевизора. Везде одно и тоже. Внимание привлек репортаж из городка, где оттесняемая ОМОНом толпа пыталась прорваться к супермаркету. Камера дала панораму стройного ряда ОМОНа, в полушаг надвигающегося на толпу. Ритмично ударяя по щитам дубинками, и подбадривая себя громкими выкриками, одетые в специальные костюмы бойцы наступали на людей. Из толпы изредка вылетали камни, куски арматуры, но ряд щитов неумолимо приближался. Пока корреспондент, забравшийся на кирпичную ограду здания рядом с супермаркетом, рассказывал о происходящем, ОМОН технично и без особых усилий расколол толпу пополам. Кое-где уже мелькали бойцы СОБРа, лихо и по одним им только известным признакам буквально выхватывающие из толпы зачинщиков…

Звонок телефона прервал просмотр на самом интересном месте - к толпе на подмогу спешил отряд каких-то одетых во все черное людей, бывших, судя по манере двигаться и заготовленному арсеналу, подготовленными бойцами. В руках у большинства поблескивали стальные цепи с шипованными шарами и мечи (и где только такое количество набрали то, удивился Семен, беря трубку), а у нескольких человек в руках можно было рассмотреть помповые ружья.

По телефону сообщили номер подъехавшей за ними машины. Положив трубку, Семен выключил  и выдернул из розетки вилку телевизора – холодильник отключили заранее, перекрыв также газ и воду. Обесточив последний работавший в доме прибор, он ловко надел рюкзак. И еще раз окинул взглядом вдруг ставшую нежилой квартиру.

Выйдя за порог, дверь закрыл основательно, на все запоры. А на улице еще раз глянул на окна. И мысленно, чтобы не расстраивать жену, вздохнув, твердым шагом направился к ожидавшей машине, в которой уже сидело три пары. С одной из них Семён был знаком. Михаил Стержнёв, заместитель главного механика очистных, со своей дочкой - пятнадцатилетней Ядвигой.

Жена у Стержнёва недавно погибла в автокатастрофе. За границей у родственников в Германии, на скользкой трассе её автомобиль занесло на повороте, и выкинуло на встречную полосу движения. Огромный тягач, перевозящий лес, не оставил старенькому «Жуку» и его хозяйке никаких шансов.

Подсадив Лизавету, и отдав рюкзак в руки Михаила, Семён без труда забрался в кузов крытого трехосного ЗиЛа.

Ехали минут пятнадцать, петляя по переулкам.

- Ещё одного заберем, Тольку-химика, - со знанием дела сказал Михаил.

Тот уже ждал у подъезда дома.

Пока выезжали к очистным, в разговоре выяснилось, что не только их служба, но и рабочие всех водозаборов вместе с семьями в срочном порядке мобилизованы на свои рабочие места.

Из специальных быстровозводимых зданий МЧС и приданные им в помощь инженерные войска срочно строили маленькие селения для персонала, занятого на снабжении города водой, электричеством, газом, теплом, ну и, естественно, на обслуживании канализации. И не только это - заводы по утилизации твердых отходов, местная теле- и радиостанции, хлебозавод - все в спешном порядке, но пока без особой суеты брались под охрану внутренними войсками и бригадами санитарного контроля.

Для вновь прибывших вводился пятидневный карантин с полной диагностикой и санобработкой. После чего контингент переселялся в спецзону проживания.

В поселении было все для нормальной жизни и работы. Единственное, о чем предупреждали сразу - в ближайшее время из спецзоны никого ни под каким предлогом не выпустят. Со всех брали подписку о не разглашении государственной тайны. Впрочем, судя по положению в стране, где возникало всё больше и больше очагов заражения, вряд ли у кого-нибудь могло желание покинуть защищенную зону спецпроживания.

 

Хабаровский край. Маленький провинциальный городок поблизости от границы с КНР. База противоэпидемиологических карантинных бригад (ПЭКБ).

 

Струи беловатой жидкости били из распылителя. Четверо в серебристых костюмах высшей биологической защиты стояли под ними, медленно поворачиваясь. Изредка один из них подходил к пульту на стене и струи меняли цвет сначала на синий, потом на зелёный, а потом снова становились белыми.

Бригада эвакуаторов после очередной доставки больных в стационар проходила санобработку. Это только первый, самый первый этап обработки – прямо в костюмах вместе с баллонами со сжатым воздухом и шлемами.

Затем кварцевая сушка, после которой можно снять все навесное оборудование, сложив его в специальные приёмники. А дотошные ребята-техники проведут контроль оборудования и сдадут на склад для очередной бригады.

На все действующие группы оборудования катастрофически не хватало. Начальство каждый раз заверяло, что вот-вот поступит новое, но время шло, а обещанное все не появлялось и не доставлялось.

Затем, раздевшись догола, эвакуаторы ещё минут двадцать мылись в душе, намыливаясь специальными дезинфекционными растворами. Сушились - опять под кварцевыми лампами. И уже потом в раздевалке облачались в новые комплекты нижнего белья и стандартные комбинезоны. Те, которые были сняты перед душем, отправлялись на спецхимобработку и все то же кварцевание.

Переодевшись, шли на экспресс-анализ крови и только после получения его результатов через шлюз выходили из фильтрационно-обеззараживающего блока в холл. Стараясь в санпропускнике не задерживаться - интервалы отдыха становились все короче.

База ПЭКБ находилась в металлопластиковом ангаре. Левая сторона предназначалась для санобработки техники – спецавтомобилей для перевозки зараженных, машин скорой помощи и маломерного транспорта. Для большегрузных автомобилей и пассажирского транспорта построили отдельную станцию обработки поблизости.

Холл, отгороженный от блока очистительно-дезинфекционых устройств стеной из пластика со специальной герметизацией стыков, был просто площадкой с парой десятков табуреток, кухонным блоком, небольшим баром, парой кафе-машин, возвышением у одной из стен «а-ля сцена» и прямоугольным экраном большого LCD-телевизора.

Армированная внутренность ангара придавала ему вид пчелиных сот. Поэтому иногда сотрудники станции называли холл Ульем. Постоянное кипешение свободного от дежурства народа и непрерывно работающий телевизор и впрямь создавали ощущение улья или муравейника.

На сей раз прибывшей бригаде пришлось задержаться с выходом в Улей почти на час - лаборантам передали на анализ биоматериалы потенциально зараженных людей из ранее чистых районов, теперь попавших под подозрение. И поэтому до анализов врачей они добрались в последнюю очередь.

Наконец по громкой связи доложили о результатах тестов. Все облегчённо вздохнули. Так уж было заведено, если все нормально, то результаты объявляли громко. Если же у кого не будь, не дай бог, результаты были плохие, то появлялась медсестра в защитном костюме и уводила «потерпевшего». Бригада помещалась на карантин в спецблок, а в дезинфекционной камере проводили внеочередную тщательную обработку. Для очистки прибывающих бригад в это время использовали резервную.

Когда формальности были закончены, даже уже изрядно обшарпанные стулья перед телевизором в Улье показались едва ли не креслами перед камином.

- Михалыч? Как думаешь, скока мы еще возить будем? А? – разминая сигарету, обратился к старшему в бригаде врачу-микробиологу водитель Самвел.

Курить в холле разрешали. Какой-то умник фломастером нарисовал на листе ватмана и повесил на одной из стен весьма симпатичную рожицу медработника с большим крестом на колпаке и приписал: «ПИТЬ И КУРИТЬ МОЖНО, … НО УЖЕ ПОЗДНО».

Михалыч, не отрываясь от экрана, лишь повел плечами. Он был не только старший по должности, но ещё и по возрасту. Поговаривали, что когда-то он работал в самом «Микробе». Впрочем, любопытством никто из присутствующих, кроме Самвела, не страдал.

Темпераментный от природы, большой балагур, добродушный, всегда улыбающийся Самвел был прекрасным водителем. Как он умудрялся протискиваться по узким улочкам, огибая оставленные посреди дороги, брошенные и разграбленные автомобили, оставалось большой загадкой. Даже бывший в бригаде в роли санитара бесшабашный студент-медик Петя, увлекавшийся паркуром - и тот закрывал глаза, когда Самвел на большой скорости объезжал очередное препятствие из груды обгорелого железа. Водителем в бригаду его устроил двоюродный дядя, весьма известный врач-стоматолог, предварительно сделав ему необходимую для трудоустройства регистрацию.

Не дождавшись ответа от Михалыча, Петя решил поддержать разговор и чуть ли не цитируя СМИ, произнес:

- Вчера ООН приняло коммюнике и план мероприятий по противоэпидемиологическим действиям и объединению усилий по поиску средств лечения и вакцинации.

- А в Европе вводят общий для всех стран режим ЧС, - кивая, подтвердил второй санитар.

- Вот вам, Самвелушка, и ответ, - прервал просмотр телевизора врач.

Он всех вокруг называл на Вы и ласковыми уменьшительными именами. Петя у него был Петрушей, второй санитар Павлушей. Даже начальника Дезстанции, своего ровесника доцента Семена Моисеевича Эрдмана он называл не иначе как Сёмочка Моисеич. Причем к самому себе позволял обращаться просто – Михалыч.

Женский персонал был от него без ума. Всегда сверхлюбезный, он никогда не переступал черту, разделяющую его с подчиненными. Требовал он тоже ласково, но так, что его предписания хотелось пойти и выполнить побыстрее.

- Вы, если не ошибаюсь, Петруша, уже на 3 курсе?

- Да, - студент вопросительно посмотрел на Михалыча.

- Тогда, сударь, вам не надо подробно рассказывать о кластерно-симбионтных возбудителях. Кто у вас лекции по эпидемиологии читал?

- Эрдман, - ответил студент.

Михалыч лукаво улыбнулся. И сказал:

- Тогда специально для Вас, юноша, замечу, что о свойствах нового возбудителя все хорошо говорит его официальное название - Megapolymorphic virusno-bakterialno-fungoid cluster. Сокращенно - MPMVBFC. Но даже нам, медикам, выговаривать столь длинную аббревиатуру тоже не охота и поэтому прижилось название VBFMC («virusno-bakterialno-fungoid MegaCluster»). На рабочих совещаниях вне официоза новую заразу называют и вовсе просто - ЛМВ (летальный мегавозбудитель).

Ну а в народе бытует название «умертвие». Коротко и ясно.

- Не, ну так не честно – студент то, может, что и понял, а я вот ни фига. Раз уж время есть, так просвети, Михалыч, и меня, что же это за напасть такая жуткая, - попросил Самвел.

- Контагиозность воздушно-капельным путем, - начал, было, врач, но, спохватившись, перешел на язык, не обремененный медицинскими терминами.

- Пандемия, мой дорогой Самвельчик - джан, это не что иное, как расширяющееся в пространстве с возрастающей скоростью заражение все больших масс людей, происходящее одновременно в разных странах на всех континентах. У новой заразы тот же принцип распространения, что и у гриппа - по воздуху, то есть при кашле, чихании, даже простом разговоре есть вероятность заражения и достаточно длинный - 2-3 недели – скрытый инкубационный период, во время которого заболевший ничем не выделяется и чувствует себя хорошо. Что затрудняет определение зон заражения и численности носителей. А после периода инкубации болезнь, наоборот, развивается крайне стремительно – за 5-6 дней с практически стопроцентной вероятностью приводя к смерти. До этого момента все понятно?

Водитель кивнул и Михалыч продолжил. К окончанию импровизированной лекции, не раз прерываемой возгласом «Вай, мама-джан», Самвел чувствовал себя если почти кандидатом медицинских наук. Хотя, конечно, ощущение было обманчивым. Потому что обо всех свойствах нового возбудителя не знали и светила мировой микробиологии.

Тут в Улей вошел начальник отряда ПЭКБ, поздоровался, налил себе чаю и сел в стороне. Михалыч, спросив разрешения у своих слушателей, пересел к нему и на правах давнего знакомого (начальник отряда был заместителем заведующего в лаборатории, куда после отработки по распределению в «Микробе» молодой Михалыч был зачислен МНС-ом[11]) тихо поинтересовался:

- Опять что-то случилось?

- Ну ты скажешь, Михалыч - случилось! Сейчас у нас каждый день что-то случается.

- Ладно, не темни. Раз на раз не приходится. Я ж вижу, что ты смурной больше обычного.

- Да опять местные китайцы баламутят - требуют позволить им вернуться на родину, к семьям. А власти граничащей с нами провинции КНР ни в какую их принимать не хотят - говорят, чтобы мы их изолировали и сами разобрались. И уже были два случая попыток нападения в китайском районе на наши бригады. Придется каждую бригаду усиливать военным патрулем. А где их столько взять то?

- М-да… Дела.

- Вот-вот… Попробуем через Москву попросить у Пекина их воинские части для совместного патрулирования наших «чайна-таунов».

- Ни хрена себе! Это что ж получается – мы сами китайских вояк к себе же на территорию запустим!

- А у нас, похоже, нет другого выхода. Иначе местные китаезы сомнут нас массой и, прорвав кордоны, ломанутся через границу. А китайские власти обвинят нас в неспособности сдерживать распространение эпидемии. А если наши военные этих поганцев остановят с помощью силы и поубивают на хрен, то Пекин обвинит нас в геноциде. Так лучше нам самим китайские подразделения в ограниченном количестве пригласить, чем они к нам явятся без нашего согласия якобы для защиты китайского населения и взятия под контроль эпидемиологической обстановки.

- А не думаешь, что более вероятна ситуация, когда, наоборот, из Китая попрут беженцы? Там ведь плотность населения гораздо больше, а соответственно и вероятность заразиться выше. Чтобы избежать этого китайцы могут рвануть на менее заселённые территории Дальнего Востока РФ.

- Не, их своя же армия сдержит, а потом сама организованно к нам ломанется. Потому что китайским бонзам надо не заражать свободную территорию, а постараться спасти ее для себя. Это же нужно и правителям планеты из западных стран - так что китайцев от неконтролируемой экспансии в Сибирь удержат.

- Да уж, все по поговорке «кому война, а кому мать родна», - вздохнул Михалыч. - Интересно, сколько народу должно умереть, чтобы политики прекратили свои игры и можно было работать без оглядки на все эти их выкрутасы?!

- Знаешь, по-моему, если в живых останутся всего двое во всем мире и один из них будет политиком, он и то попробует «мутить» какие-то интриги со вторым уцелевшим, - с горечью ответил начальник отряда.

 

Районный центр одной из областей ЦФО[12] России. Выездное совещание сводного областного штаба Карантинных сил.

 

- И последнее, - докладчик в синей форме сотрудника МЧС отложил в сторону папку и достал из нагрудного кармана сложенный вчетверо слегка помятый листочек, расправил его и, повернув лицевой стороной к присутствующим, повел им из стороны в сторону.

- Перед вами наспех состряпанная листовка, коих в районе за последнее время появилось довольно много, если не сказать, что очень много. Какая-то гнида - другого слова я не нахожу - пользуясь положением, распространяет эти, как они их называют, «Санбюллетени правды», явно пытаясь дестабилизировать обстановку.

Во время проведения занятий по обучению населения основным мерам защиты прошу всех без исключения, включая военных, - при этом возглавляющий выездное заседание штаба сводных карантинных сил заместитель начальника областного управления МЧС выразительно посмотрел на присутствующих на совещании двух подполковников - одного со знаками различия войск химической защиты и второго, командующего бригадой внутренних войск, - вести по поводу этих листовок разъяснительную работу.

- А стоит ли? Да в Интернете таких правдолюбцев пруд пруди. А так мы лишь дополнительное внимание привлечем к этим писакам, - возразила девушка-медик из районного отдела МЧС. - А вот если поймать удастся хоть кого из этих, и впрямь слова другого нет, гнид, то руки им надо повыдёргивать! И еще кое-что!

Выше среднего роста, немного полноватая - в народе таких называют «Бой-баба» - она при случае могла вырвать, наверное, не только руки. Все присутствующие невольно усмехнулись.

- Ну, Интернетом и разными там хакерами-шмакерами, - брезгливо ответил докладчик, - уже занимаются. А наша основная задача пока - обучение населения, помощь милиции и обеспечение перевозки специалистов объектов жизнеобеспечения в спецгородки. В целях бесперебойного снабжения населения водой, теплом и обеспечения работы канализации. Считайте информацию о листовках новой вводной, - докладчик сказал это громко и требовательно - как на учениях, коих он за свою бытность членом областного штаба ГОиЧС провел около двух десятков.

Затем выступил заместитель начальника районного противоэпидемиологического штаба. Согласно сводкам, состояние дел в районе пока было нормальным. Все специалисты жилищно-коммунальных служб и систем жизнеобеспечения, включая телефонную станцию и районного провайдера, а также работники районных радио- и телестудии прошли медицинское освидетельствование и были размещены на казарменном положении в спешно созданном спецпоселении. На работу и обратно их возят под охраной внутренних войск в закрытых автобусах с соблюдением строгих санитарных мер. Сами же объекты взяты под охрану внутренними войсками и на них введён ежесуточный противоэпидемиологический мониторинг.

Уже выявленный в области очаг неизвестного заболевания находился в соседнем районе, но в населенном пункте, непосредственно граничащем с их районом. И хотя небольшой городок с десятью тысячами населения плотно блокирован, а в самой зоне карантина работали ПЭКБ, ситуация была тревожной.

Район и очаг поражения разделяла небольшая река. Выезд из городка в сторону района осуществлялся всего по двум мостам - автомобильному и железнодорожному. Выезд из города строго контролировался, а желающих покинуть зону заражения было много. Те, кто имели специальные разрешения, медленно, после тщательной санобработки и сдачи множества анализов, протискиваясь по старенькому мосту, вырывались на просторы незакрытого района и растворялись на бескрайних просторах России. Но при этом в органы внутренних дел и санитарного надзора по местам регистрации их проживания, а также на места работы рассылались уведомления о том, что эти люди пребывали в зоне карантина.

Но желающих уехать было много больше тех, кто мог по роду своих занятий рассчитывать на получение спецразрешений на выезд. Уверенность многих людей в том, что можно переждать эпидемию в глухих селах и деревнях, была столь велика, что эвакуационные центры задыхались от наплыва желающих покинуть большие города. А уж из выявленных очагов заражения люди стремились убраться всеми мыслимыми и не мыслимыми способами.

Больше всего донимали работников эвакуационно-пропускных центров (ЭПЦ) приезжие и туристы, оказавшиеся в это время вдалеке от родного дома. Сотрудники работали без перерыва и выходных, но поток осаждающих ЭПЦ граждан не уменьшался.

Подразделения ГОиЧС в центре заражения доукомплектовали бывшими сотрудниками, находящимися на пенсии. Что характерно, отказов от призыва среди них практически не было, за исключением одного-двух случаев, и то из-за невозможности по состоянию здоровья. Старые кадры советской закалки оставались верны долгу службы до конца своих дней.

Паника, возникшая после введения карантина на зараженной территории, сопровождавшаяся несколькими эпизодами с нападением на продовольственные магазины и склады полупьяной толпой была пресечена жестко и, по всей видимости, надолго. По мародерам, после нескольких попыток уговорить, а потом оттеснить их силами местного ОМОНа, открыли огонь на поражение прибывшие к местам беспорядков внутренние войска. Желающих повторять подобное пока больше не находилось, особенно когда по всем каналам местного телевидения показали, как пожарные из брантсбойтов моют площадь перед одним из продовольственных складов на промышленной базе городского общепита. В кадре мелькали бурые пятна запекшейся крови, лучше любых комментариев красноречиво рассказывая телезрителям о ночном происшествии.

Ограничения вводились на каждом шагу. Запрещено! Нельзя! Проезд закрыт! В городе комендантский час. Такие и другие таблички с информацией появлялись в городке со скоростью лесных грибов после дождя.

Но как говорится, в семье не без урода. Сотрудники одного из районных угро[13] во главе со своим начальником вскрыли оружейную комнату и завладели всем находящимся в ней автоматическим оружием и спецсредствами. После чего, пользуясь некоторой неразберихой, они сообщили командующему приехавшим в район БТРом с отделением солдат-срочников ВВ молодому - только после училища - лейтенанту, что только что позвонили и сообщили, что к отделению ВТБ24 подъехала на КАМАЗе вооруженная автоматическим оружием группа и, убив сотрудников вневедомственной охраны, грабит банк. И чтобы, если понадобиться, остановить КАМАЗ, да и обеспечить прикрытие группе захвата, нужен БТР. Ну а поскольку при этом все солдаты в БТР уже не помещались, то пятерым во главе с сержантом предложили остаться в здании УВД, усилив предложение тем предлогом, что, мол, «мало ли что еще может случиться и подкрепление может быть не лишним». А в банк поедет усиленная группа УГРО.

Во время движения милиционеры силой оружия принудили лейтенанта и двух его бойцов отдать оружие и средства связи и, связав их, поехали и забрали из домов членов своих семей. Поскольку женаты из них были всего трое (включая начальника), то после того, как главы семейств вместе с приятелями высадились на броню, а ВВ-шников бросили в подвале одного из домов, все члены семей поместились в БТРе. После чего беглецы рванули через реку, надеясь до момента, пока о них сообщат, уйти в лес и потом пробираться в одну из намеченных деревень, где собирались отсидеться и переждать эпидемию.

Двигаться через мост они не рискнули, зная, что на случай попыток прорыва с использованием строительной техники и большегрузного транспорта (о том, что попытку прорыва могут совершить сами сотрудники силовых структур, да еще используя тяжелую боевую технику, в штабе не могли себе даже и представить) на СКПП[14] стоит боевая машина поддержки танков (БМПТ)[15]. Ну а на случай, если идущим на прорыв удастся вывести из строя БМПТ, дежурящим на пропускном пункте ВВ-шникам были выданы по три РПО «Бородач» и РПГ-32М[16], способных остановить не то что трейлер или БТР, а и тепловоз или танк. А также практически любую толпу.

Известие о состоявшемся прорыве пришло в штаб объединенных карантинных сил быстрого реагирования только спустя час, когда обеспокоенный потерей связи с командиром сержант отделения ВВ связался с вышестоящим начальством, а то, в свою очередь, с начальником районного УВД. Который, узнав, что никакого сообщения о нападении на отделение банка на самом деле не поступало, заподозрил неладное и послал ГЭР (группу экстренного реагирования) по адресам сотрудников угро. Где свидетели показали, что видели приезд БТРа и то, как в него загружались женщины и дети. Когда все вскрылось, начальник штаба карантинных сил ввел в действие режим «Экстра» и вышел на связь с оперативно подчиненным ему на период действия этого режима ближайшим военным аэродромом. Попросив поднять в воздух имеющиеся там два КА-50, два МИ-28Н и три из шести Ми-24М с целью прочесать с воздуха все возможные направления движения беглецов. И в случае обнаружения, при необходимости применив оружие, принудить их остановиться и сдаться властям. Спустя еще час экипаж одного из КА-50 с помощью металлодетектора и тепловизора обнаружил замаскированный в лесу БТР. Не зная, есть ли внутри люди, пилот вертолета произвел предупредительный выстрел рядом парой НУРСов[17]. Поскольку и после этого ни из самого БТРа, ни рядом с ним никто не появился, пилот предположил и сообщил на базу, что БТР был оставлен и беглецы теперь пробираются пешком. С аэродрома были подняты еще три МИ-24М с состоящими из бойцов бригады спецназа ВДВ группами захвата на бортах и направлены в ближайшие к месту обнаружения БТРа деревни, включая одну практически заброшенную. Туда же на всякий случай было отправлено по одному КА-50. И именно при подлете одного из них к деревне через тепловизор в лесу была замечена группа людей. Чтобы не спугнуть их, пилот КА-50 пролетел мимо, якобы их не заметив, но сообщил об обнаружении на борт МИ-24М, который был ближе всех. Тот, вовремя сориентированный, высадил группу захвата в лесу с другой от беглецов стороны. Пользуясь преимуществом в скорости передвижения (поскольку с ними не было женщин и детей), группа захвата успела разделиться. Одна ее часть вошла в деревню и устроила засаду, а вторая по дуге зашла в тыл беглецам, отсекая им путь отступления обратно в лес. Вертолеты же, сделав круг, опять вышли к деревне примерно через полчаса, как раз тогда, когда беглецы вступили-таки в бой с находящейся в деревне частью группы захвата. В это время с тыла подоспела вторая ее часть, а появление «вертушек» окончательно дало понять беглецам, что придется сдаваться. Женщин и детей вернули обратно в город, а всех милиционеров предали суду трибунала и расстреляли. При этом не только не препятствуя, а даже способствуя распространению этой информации по каналам самих же спецслужб. И после этого случая ничего подобного ни в одной из возникших по стране зон карантина больше не повторялось. По-крайней мере, на этой стадии развития эпидемии.

Однако не только работники органов охраны правопорядка, но и простые граждане проявляли большую изобретательность в деле попыток прорыва карантинной зоны. Спустя неделю после случая с работниками угро, в другом закрытом на карантин городе, обнесенным минными полями и табличками с соответствующим уведомлением, весьма успешную попытку массового прорыва предприняли работники одного из строительных трестов. Один из руководителей треста, в прошлом подполковник инженерных войск, служил в Афганистане, Анголе, Таджикистане и Чечне и знал как тактику и технику постановки минных полей, так и средства и системы их преодоления. Отставной офицер рассудил, что риск погибнуть при прорыве вполне сопоставим (а с учетом его профессионального опыта, так может и меньше), чем риск умереть от страшной болезни в зараженном городе. Тем более, что в способности властей создать вакцину или лекарство бывший полковник не верил. Служебную технику - три бульдозера и четыре тяжелых колесных трактора - обвешали для защиты от осколков решетками из арматуры и несколькими слоями сетки-рабицы, спереди закрепили самодельные катки и ножи-плуги. Получив некое подобие минных разградителей. Еще на одном из тракторов сделали легкий сетевой трал. На сваренной из швеллеров раме подвесили сеть из стальных цепей, по нижнему краю которой подвесили стальные втулки. Те, волочась по земле, либо отбрасывали мины, либо подрывали, причем взрыв не повреждал сеть в целом. Ну а на самом тяжелом бульдозере местные умельцы ухитрились сварганить и вовсе нечто похожее на шведско-бельгийский аппарат разминирования ORACLE.

Еще более остроумно были использованы два автокрана с телескопическими стрелами (вот тут уж советское образование, включая и военное, показало себя во всей своей красе и мощи!). Вытянув стрелы почти на 20-ть метров, крановщики сбрасывали на минное поле тяжелые трубы и швеллеры, которые, падая на противопехотные мины, образовывали проходы.

Конечно, если бы расставленные минные поля прикрывались средствами огневой поддержки или хотя бы пулеметами и снайперами, попытка подобного прорыва была бы сразу же пресечена. Но, когда загремели первые взрывы, наблюдатели с ближайших СКПП вынуждены были сначала выйти на позиции, с которых был виден участок подрыва (а бывший подполковник и место для создания прохода выбрал грамотно – на максимальной удаленности от ближайших пунктов пропуска) и только после этого, увидев, что происходит, сообщить об этом в штаб. А к этому моменту беглецы уже проделали три прохода в минном поле, и, бросив тяжелую технику, на КрАЗах выехали на лесные проселки. Перехватить их удалось только с помощью вертолетов и мобильных поисково-заградительных групп. После этого случая помимо минных полей пришлось задействовать для контроля периметра города разведывательные беспилотники, а также создать передвижные патрульные группы по типу пограничных.

 

Уральский федеральный округ (УФО). Видеоконференция директоров крупных предприятий.

 

Большой экран стоящего перед полпредом УФО LCD-монитора был почти целиком занят почти лицом директора завода спецмедтехники. На экстренную видеоконференцию тот явился одетым в красную рубашку. А сейчас к ней добавилось и ставшее почти таким же красным - то ли от высокого давления, то ли от волнения - лицо. Переживать было от чего - его только что едва не уволили. Обычно такие совещания проводил один из заместителей полпреда, но на сей раз тот созвал его САМ, да к тому же на видеосвязи были сразу три заместителя министров: здравоохранения, обороны и ЧС.

Завод «краснорубашечника» практически сорвал поставку в войска недавно разработанного и испытанного респиратора полузакрытого типа повышенной степени защиты. Деньги получены, вся техническая документация и представители институтов-разработчиков на месте, но выпуск серии постоянно срывался - то комплектующих в срок не подвезли, то рабочие одного из цехов чуть забастовку не объявили.

- Теперь, когда пандемия набирает обороты, мы не можем ждать, когда вы, наконец, начнете телиться! - раздающийся из саундбуфера голос зама Минобороны был весьма грозен. - Даем еще неделю! И чтобы выпуск пошел как по маслу.

Сказав это, генерал-лейтенант посмотрел в другую часть стоявшего перед ним монитора, где было «окно», транслирующее видеопередачу из кабинета губернатора:

- А не сделаете, ответите и вы, и ваше региональное начальство.

Директор, виновато кивая и чувствуя, что и на этот раз пронесло, откинулся на кресло, утирая раскрасневшееся лицо большим носовым платком и думая: «Хорошо, что теперь есть такая техника и не надо ехать на селекторное совещание в райком, как в давние времена развитого социализма». А то бы все не только увидели его рубашку, но и ощутили запах перегара. Перед вызовом на экстренное совещание он улаживал проблему с деньгами, возникшую на предприятии, с одним из членов правления местного Сбербанка. Все как тот любил: баня, девочки… Деньги, полученные на производство, слегка придержали, дабы прокрутить их, да вот незадача. Что-то там у них, банкиров не заладилось, вот и пришлось теперь изворачиваться и отдуваться. Пока то да сё, время прошло.

Губернатор же, услышав слова заместителя министра обороны, наоборот, тяжело вздохнул - про себя. Подумав: «Вот и созвал совещание сам вместо зама, выслужиться захотел. А теперь как бы по голове не настучали из-за раздолбая этого красномордого».

Тем временем видеоконференция продолжалась и заместители министров вносили коррективы в планы ближайших недель работы предприятий.

В связи с фактически уже признанной, хотя еще официально и не озвученной в СМИ пандемией, заводы переводились на режимы работы военного времени. Особое внимание при этом уделялось производству средств индивидуальной и коллективной защиты, медицинского оборудования и лекарств. Огромным спросом стали пользоваться ранее редко покупаемые населением ионизаторы воздуха, различные кварцевые и ультрафиолетовые лампы. А войска и сотрудники ПЭКБ остро нуждались в средствах дезинфекции, костюмах высшей защиты и спецтранспорте. И поэтому власти задействовали все мощности, которые тлько могли быть перепрофилированы под выпуск именно этой продукции.

Наладить все эти процессы и было задачей трёх замминистров, которые уже вторую неделю летали по стране на специальном самолете МЧС. В чем тоже был элемент PR-а - мол, не на военных же самолетах летаем, а значит всё еще не так уж и плохо.

 

США. Небольшой городок на карантине в штате Оклахома. Полицейский участок.

 

- Ховард, быстрее шевели задницей, - прокричал сержант Джеймс своему напарнику, получавшему в оружейке автомат, который полагался каждому полицейскому в составе объединенных патрулей. Свой «НК XM8 Compact» Джеймс уже получил и теперь торопил напарника, заболтавшегося с дежурившей сегодня на выдаче капралом Полански. К ней не ровно дышали все неженатые, да и некоторые семейные полицейские их участка. Но сейчас надо было поторапливаться: дежурство уже началось и можно было схлопотать выговор от начальника. Тот после введения особого положения буквально переселился в свой кабинет и от этого был не в лучшем расположении духа.

- Уже иду, - отозвался Стив, появляясь из-за поворота коридора. - Не видел еще, кого назначили нам в напарники - «эм пи» или национальных гвардейцев?

- Видел. Вояк. «Крутые Уокеры», мать их, - ответил Джеймс, который, как и большинство афроамериканцев, каковыми были он сам и его напарник, недолюбливал здоровых белых парней, подсознательно считая, что здоровыми могут быть только черные братья, а белые должны быть сплошь мозгоклюями. Поэтому не уступающие ему габаритами белые ребята из «эм пи» вызвали у него легкое раздражение. Но, с другой стороны, если придется оказаться бок о бок в перестрелке с ними, то это будет лучше, чем с какими-нибудь резервистами из национальной гвардии. А стычек со стрельбой в последние дни происходило все больше и больше. Город после введения карантина медленно, но верно захлестывала волна мародерства и преступности.

Поправив полнолицевые маски респираторов и надев специальные перчатки, Джеймс и Ховард вышли на улицу. У машины их уже ждали двое новых напарников в полной боевой экипировке армейского спецназа для зоны боевых действий и вооруженные новейшими штурмовыми автоматическими винтовками FN SCAR-H/Mk.17 CQC.

Начало дежурства выдалось спокойным, но уже спустя сорок минут поступило сообщение о нападении на продуктовый магазин сети 7-Eleven. И ближайшим к нему патрулем был экипаж Джеймса.

Едва они подъехали к магазинчику, как из него на улицу выбежали двое парней - по виду то ли латинос, то ли азиаты – и, увидев полицейскую машину, не бросились бежать, а открыли по ней огонь из помповых ружей. Хорошо, что за последние две недели правительство расщедрилось, и все полицейские машины централизованно усилили композитными вставками - сверхвысокомолекулярный полиэтилен, армированный нитями из углеродных нанотрубок. А также заменили обычные стекла трехслойными с покрытием из оксинитрида алюминия. Иначе в подобной ситуации ранения сидящих в машине патрульных были бы уже неизбежны. А так Джеймс и Ховард открыли две передние двери и, выставив стволы своих XM8 в щель между лобовым стеклом и дверьми, ответили двумя короткими очередями, заставив бандитов отступить обратно в магазин. Что позволило их напарникам из «эм пи» выбежать из машины и, прикрывая друг друга, перебежками рвануть к магазину. Но тут стекло витрины разлетелось и из глубины магазина по машине «стеганула» очередь из чего-то весьма крупнокалиберного типа русского АЕК-973 или принятой на вооружение в США НК417.

- Мать твою, они там что, обкуренные все! – рявкнул Джеймс и, не дожидаясь, пока по машине выстрелят еще раз, выкатился на асфальт и отполз к переднему колесу. Если там и были заложники, то они или лежат на полу, закрыв голову руками, или уже убиты. А значит можно особо не церемониться и стрелять сразу на поражение. Ховард в это время успел перебежать под прикрытие стоящего рядом с магазином фургона - по нему бандиты не стреляли, Возможно, что в нем-то они и приехали. Это позволило Ховарду, высунувшись из-за заднего колеса, бросить в магазин сквозь разбитую витрину сначала газовую, а сразу следом и светошумовую гранаты. Чем немедленно воспользовался один из уже замерших под разбитой витриной магазина «эм пи» - вскочив, он прямо через нее «рыбкой» прыгнул внутрь магазина. Ховарду и второму военному полицейскому осталось только последовать за ним через дверь навстречу характерным звукам стрельбы FN SCAR. Джеймс решил, что и он не вправе пропустить такое веселье и метнулся к зданию. Но когда он вбежал внутрь (тоже через витрину), все было уже кончено – четверо налетчиков убиты, а партнеры Джеймса проверяли подсобные помещения. На долю Джеймса досталось лишь спросить лежавшего на полу за стойкой насмерть перепуганного продавца: «Вы не ранены, сэр? Вам нужна медицинская помощь?» Как выяснилось, «сэр» был в порядке, только слегка наглотался газа, а так как посетителей в магазине в момент нападения не оказалось, Джеймс отправился проверить машину-фургон, по которой бандиты почему-то не стреляли. С оружием наизготовку он осмотрел пустой водительский салон и подошел к задним дверям фургона. Встав сбоку, рванул ручку на себя. Выстрелов не последовало, и он заглянул внутрь. После чего, выругавшись, немедленно вызвал по рации дежурного по участку. А подошедшие напарники с изумлением взирали на десяток лежащих в кузове фургона среди коробок с продуктами серебристых кофров с надписью «Special storage. A vaccine»[18].

 

США. Штат Калифорния. Причал стоянки частных яхт.

 

- Джонни, закажи ещё комплекты для рыбалки, - прокричала Даяна вдогонку усаживающемуся на «Харлей» мужу.

В ответ он показал рукой «ОК» и двухколесный друг унес его с причала.

А Даяна вернулась внутрь яхты - начинал моросить дождь и мокнуть ей не хотелось.

Третий день они собираются выйти в море, подальше от того ужаса, который творится в Калифорнии и по всей стране. Они оба с молодости были влюблены в море и увлекались парусным спортом. Конечно, теперь, когда им за пятьдесят, они ходят под парусом не так часто, но навыков не потеряли. Тем более, что эта яхта, подаренная им детьми, была очень легка в управлении. Содержание ее, конечно, обходится несколько дороговато, зато почти новая. А после трагической гибели детей в злополучный день одиннадцатого сентября это судно стало и домом, и местом памяти. Жить в городе они уже не могли. Ещё оставалось ранчо, но туда они не ездили уже лет пять. Сдали его соседям по полю, как шутил Джонни, и лишь изредка позванивали.

Как-то им пришлось провести на воде почти полгода. Джонни подписал контракт на создание очередного бестселлера в стиле так популярного в последнее время фэнтези. А лучше всего ему творилось на яхте. Ни качка, ни вахты не мешали. Пальцы сами находили нужные клавиши на закреплённом противоударном ноутбуке.

Поэтому споров о том, где переждать напасть, не было. Спорили только о маршруте. Дрейфовать вдоль побережья не хотелось. И наконец они приняли решение воплотить в жизнь давнюю мечту - сходить в кругосветку.

Теперь оставалось сделать необходимые запасы. С питанием и водой они особо не заморачивались - опреснителей на яхте целых два, а морская рыба в их возрасте полезнее мяса. Горючего для двух комбинированных установок (2-е турбины и 2-а двигателя типа Water Energy System (WES)) достаточно, особенно с учетом приобретенных российских модификаторов. Добавьте их в смесь дизельного топлива и обычной воды и получите горючее для турбины с параметры горения лучшими, чем у исходного топлива. Еще на 20% расход топлива сокращался за счет снижения трения при добавлении в масла опять-таки русских присадок.

Даяна посмотрела в иллюминатор. Дождь усиливался. Мысленно она попеняла Джонни - все как мальчишка - только на своем «Харлее» и передвигается. А прекратился дождь, словно в насмешку, как раз тогда, когда Джонни вернулся. «Закон бутерброда», мать его.

Выйти в море решили завтра пополудни. По сведениям береговой охраны и синоптиков погода позволяла. Пока Джонни возился с картами, Даяна смотрела очередной выпуск новостей. Когда-то она работала в одной из телевизионных компаний. Поэтому как делаются новости и как их подают зрителю, знала не понаслышке. Последнее время всё чаще её посещали мысли о том, что паника, которую умело подогревали средства массовой информации, только на руку некоторым компаниям. Доходы от продаж лекарств, и,особенно, антибиотиков и противовирусных средств выросли в разы, а производство индивидуальных убежищ стало просто Клондайком. И если бы не постоянный рост числа жертв новой болезни, то можно было предложить, что это тщательно спланированная в мировом масштабе PR-акция.

Диктор зачитывала выдержки из коммюнике ООН, а выступления медиков чередовались с заявлениями политиков и руководителей различных ведомств, и все это перемешивалось рекламой. Все как всегда. Даяна выключила телевизор и поднялась на верхнюю палубу. Завтра они уйдут в море - простор, ветер, скрип рангоута, и только они вдвоем с Джонни. И все будет хорошо.

 

Гронкьявик, Фарерберген, Центральное бюро Ордена "Единая Раса"

 

«Миллионы жителей всего мира, ждут чуда: молятся или уповают на ученых. Но и те, кто верит и те, кто не верит в бога, ждут, что вот-вот объявят: «Противовирусная вакцина найдена!»

Нэш отложил газету в сторону.

После возвращения из России он прошел подряд две инициации и теперь возглавлял отдел информационных спецопераций. Через два дня ему предстоит инициация уже на третий уровень Посвящения. Обычно от инициации до инициации проходило довольно много времени, но, в связи с пандемией, сроки сократили насколько смогли.

Заболевшие были уже и среди членов Ордена. Что наводило на серьезные размышления. Как аналитик Нэш вроде и представлял себе картину происшедшего, но в подсознании все больше и больше ощущалась некая область неопределенности. Содержащая что-то очень важное. И он надеялся, что после инициации на третий уровень сможет проникнуть в ещё скрытые и не управляемые уголки своего мысленного бытия и понять, что его беспокоит.

А пока оставалось только ждать, наслаждаться видом заснеженного Дагелаара, и думать, думать, думать.

От размышлений его оторвал сигнал внутренней связи. Объявился куратор, не проявлявшийся уже три дня .

- Есть информация от твоих друзей из России, - голос куратора был не веселым.

- Мне зайти сейчас? – поинтересовался Нэш.

- Через полчаса, - произнес куратор не свойственным ему бесцветным тоном.

- «Странно», - подумал про себя Нэш, но вслух ничего добавлять не стал.

За всё время знакомства с куратором тот еще ни разу не показал подопечному своей слабости. И раз уж и он начал давать слабину...

Пандемия из некоего витающего над землёй призрака все больше превращалась во вполне реальную смертельную опасность. Согласно поступившей только что сводке сегодня был первый день, когда число умерших по всему миру за сутки превысило сто тысяч человек. Посеянные чей-то рукой - а в том, что новая зараза имеет искусственное происхождение, Нэш уже не сомневался - эти новые «зубы дракона» прорастали смертельным урожаем. Но что с этим могут поделать тайные общества? Смогут ли извечные враги «Другая раса», русское Братство или Орден Аватар Шивы объединить усилия перед лицом новой глобальной угрозы? Тут было над чем подумать. Присев к компьютеру, Нэш начал задавать параметры возможных моделей сотрудничества. За этим делом полчаса пролетели как одно мгновение.

 

 

.......................................................................................... 

 

 

Пройдя обучение в Сокрытой Пустыни, Мария Викторовна, и раньше чувствовавшая себя в плане оперирования психокинетическими и менто-информационными потоками почти как рыба в воде, стала ощущать себя в этой области еще более уверенно. Уже не стесняясь открыто говорить о неких высоких уровнях паранормальных воздействий как о магии. Если раньше она считала себя сильным паранормом, то сейчас, приобретя новые знания и достигнув нового уровня и понимания, и силы, с которого открывались совсем другие горизонты, она действительно могла утверждать о существовании именно магии. Оценивая ее как искусство «реализации состояний и процессов, имеющих вероятности возникновения, асимптотически близкие к нулю». По крайней мере, теперь она верила в способность магии разрешить большинство проблем. Дело заключалось только в уровне самого мага, его умениях и возможности смещать то, что Кастанеда называл «точкой сборки». И что на самом деле – по-крайней мере, в нынешних представлениях Миловановой – являлось максимумом распределения пространства состояний «Большого Я». Или, иначе говоря, Мультиверсумной Сущности, которая распространялась сразу над всем пространством возможных Реализаций МетаВселенной. При этом, как и полагал первым описавший подобную возможность Хью Эверетт III, сам Мир на самом деле не «ветвился» и не «склеивался», а представлял собой, грубо говоря, бесконечномерное пространство состояний, в котором привычные для нас пространство и время являются лишь одним из возможных способов описания Движения через распределение вероятностей возможных состояний МетаВселенной распределенных же Мультиверсумных Сущностей. Используя двумерные аналогии, каждую такую Сущность можно представить, как некое подобие мягкого сморщенного (или профилированного) листа, который тащат (вернее, он сам «ползет») по рельефной же «поверхности» МетаВселенной. А ее «рельеф» представляет собой как раз распределение вероятностей возможных состояний. И в результате «профиль» поверхности «листа» изменяется, взаимодействуя с «рельефом». При этом «лист» может также сам менять форму своего профиля.

Получается, что каждая из Сущностей в определенной фазе своего Движения (на определенном участке своей «фазовой траектории») имеет некую конкретную форму распределения вероятностей Проявления в том или ином Состоянии. И Осознает свое «Я» в той части Пространства Состояний МетаВселенной, в которой на данном отрезке прохождения Ею «маршрута» находился максимум этого самого распределения. Который и был эквивалентен тому, что Кастанеда называл «точкой сборки». И что, кстати говоря, перекликалось и с имеющимся в русских Традициях пониманием тела как «створожившегося сознания».

В этой модели ничего не расщепляется: ни Вселенная, ни наблюдатель. И каждое измерение фиксирует не «состояние Вселенной», а лишь частное, привязанное к определенной МультиСущности «состояние восприятия Вселенной». «Классические альтернативы» есть, в таком случае, лишь альтернативные состояния восприятия или, точнее, наложения друг на друга вероятностных распределений Реальности и МультиСущности. Таким образом вместо совокупности параллельных Вселенных мы имеем просто квантовое состояние Вселенной, описываемое некоторым «всевременным» (а точнее - надвременным, «вечностным») вектором состояния, содержащим все возможные (допустимые с физической точки зрения) результаты любых возможных измерений, осуществляемых в любых фазах Движения, воспринимаемых нами как моменты времени.

Поскольку этот «всевременной» вектор состояния Вселенной представляет собой некую самотождественную стационарную структуру, его можно уподобить как бы огромному кристаллу, в котором изначально «записаны» любые возможные «восприятия Вселенной» (любые возможные актуализации-реализации-проявления). И процесс актуализации (восприятия) можно представить в таком случае как некую «волну возбуждения», которая распространяется внутри Квантового кристалла вдоль одной из его «оптических осей» и движется, при этом, как совокупность «распределений» (каждое из которых представляет индивидуальное сознание), которые перемещаются не хаотично, а по неким самосогласованным и взаимосогласованным траекториям и никакого воздействия на сам Квантовый кристалл не оказывают. И поэтому в данной модели ничего не расщепляется - ни Реальность, ни субъект-наблюдатель. И более того, акт осознания не оказывает вообще ни какого воздействия на физическую реальность. И поэтому все «волшебные» и «магические» преобразования являются лишь операциями по изменению соотношения распределений.

И в принципе можно было развить свое Осознание до уровней, позволяющих поначалу осознавать все большую и большую часть этих соотношений, для чего надо научиться сначала осознавать как можно большую часть «спектра» распределения своего собственного Большого Я, потом научиться видеть его целиком, а впоследствии и перемещать свое Осознание в ту или иную его часть, отличную от текущей, присущей данной стадии-фазе движения Мультиверсумной Сущности максимальной плотности вероятности Воплощения. И, наконец, фиксировать пребывание Осознания (грубо говоря, «души») в этих областях на неограниченно долгое время, что приводит к возможности смещать туда и этот максимум распределения. Или, по-простому, перемещать туда свое физическое тело. Правда, лично ей, Марие Миловановой, до этого уровня Осознания было пока еще далеко.

Но главное было достигнуто - она окончательно поверила в то, что «маловероятное - не значит невозможное». А это было едва ли не главным условием сопричастности к Волшебству и Магии. Причем это было даже доказано в современных теориях - так, согласно т. н. расширенной концепции Эверетта, любой скептик может оценить вполне возможную в квантовом мире реализацию маловероятного события как случайное везение. Скептик будет иметь возможность сомневаться, даже оказавшись вместе с "чудотворцем" в том эвереттовском мире, в котором маловероятное событие реализовалось. Но мало того. Сам "неверующий" предпочтет оказаться в таком мире, в котором "чуда" не произойдет. Поэтому для скептика вероятность, что он своими глазами увидит осуществление маловероятного события, остается малой. Итак, если принять предположение, что сознание может модифицировать вероятности альтернатив (смещать плотность распределения вероятностей Реализаций своей МетаСущности относительно распределения вероятностей Реализаций Реальности), ситуация оказывается очень странной. Те, кто верит в это предположение, с заметной вероятностью будут иметь возможность убедиться, что оно верно, т.е. что сознание действительно влияет на вероятности событий. Те же, кто не хочет в это верить, с большой вероятностью будут убеждаться, что этого не происходит. Скептики окажутся в таких эвереттовских мирах, где безраздельно господствуют обычные физические законы, объективные и не зависящие от сознания. Зато те, кто предпочитает верить в "чудеса", творимые сознанием, окажутся в таких мирах, где такие "вероятностные чудеса" действительно происходят.

Вывел ее из этих размышлений громкий голос Кадушкина, который решил удостовериться в понимании сути послания индусов и спросил:

- То есть человек или животное не будут излечены, но дальнейшее развитие болезни будет остановлено? Что ж, тогда это даст шанс хотя бы предотвратить гибель большинства человечества и даст время, необходимое нам для поиска противоядия от этой заразы.

- А что скажете по этому поводу Вы, Диомид Степанович? - с этими словами Странник резко повернулся к монаху.

- Похоже на вариант, - согласился с общим мнением старец. - Я пока не могу сказать точно, но, возможно, найденное индусами древнее заклинание может быть дополнено и усилено с нашей стороны хранимой в Незримом Монастыре тайной молитвой Удержания Покрова Богородицы. Это может помочь нам применить заклинание на большой территории сразу. Пока я не стал бы сообщать нашим «союзникам» о возможности соединения этих двух разных магических приёмов. Ещё надо проверить возможность совместимости не только заклинаний, но и целей наших тайных обществ. Кстати, рекомендую также не раскрывать существование Незримого Монастыря и нашего контакта с Братством.

- Разумеется, - улыбнулся Странник. - Вы наш козырь. Или даже скорее джокер. Раз других мнений нет, думаю, стоит предложить «Другой Расе» и «Аватару Шивы» сотрудничество хотя бы в деле дальнейшей расшифровки и восстановления этого древнего заклинания и создания возможности его воспроизведения с помощью если и не чисто технических, то хотя бы биотехнических человеко-машинных систем, не требующих от их операторов никаких паранормальных способностей. Ну или минимального их уровня. Чтобы научиться создавать такие системы в массовом масштабе. Поэтому Вы, Борис Васильевич,  вновь отправитесь на встречу с посланником «Другой Расы» и передадите ему наше предложение. Будем создавать в каждом обществе группу адептов для совместной работы в этом направлении. Но только на одном этом мы останавливаться не станем. Диомид Степанович, когда вы попробуете заглянуть на каузальный слой Бытия?

- Скоро, друг мой, - старец ответил уклончиво, бросив при этом на Главу Братства быстрый взгляд. И того такой ответ вдруг полностью удовлетворил. Видимо, вместе со взглядом Диомид передал что-то Страннику телепатически и тот предпочел не уточнять. Откладывать проникновение в Вечность монах не собирался, но вот оповещать всех о точном времени проведения ритуала он не хотел. И на то действительно были причины.

 

Прошло два дня. Подготовив все необходимое, Диомид Степанович выбрал нужное помещение. Это была довольно таки небольшая комната на минус четвёртом уровне. За прошедшие дни старый монах с парой помощников извлекли из стен всю электропроводку и обили их экранирующей металлической сеткой. Поэтому сейчас свет в ней обеспечивался лишь несколькими расставленными вдоль стен свечами.

В комнате собрались обученные в Сокрытой Пустыни паранормы Братства и прибывшие в Москву монахи, чтобы провести первую попытку осуществить ритуал «Соединения с Вечностью». Все легли в круг головами друг к другу, и Диомид начал подготовительный этап процедуры. Голос его звучал тихо, однако все присутствующие слышали его так, словно он обращался конкретно к каждому из них лично.

- Сосредоточьтесь на своем духовном сердце, которое находится в самой середине, в центре тела. Отделите работу своего физического сердца от деятельности духовного Сердца. Духовное Сердце - это Дверь, соединяющая прошлое и будущее в точке настоящего, соединяющая разрозненные части в единое существо. Осознайте, что вы больше, чем ваше тело и больше даже, чем ваши сознание и разум. И у вас всегда есть возможность мгновенного обращения к вашей Совокупной, Соборной Сущности на любом из ее уровней.

Сосредоточьтесь - совершенно необходимо пройти этот момент без малейшей остановки, устремляя ваше нынешнее сознание за пределы него самого. И сделав направлением движения Грядущее. Одновременно пробуждайте в себе Любовь ко всем живым существам. ГНеобходимо достигнуть уровня любви ко всему живому, ко всем мыслимым и немыслимым, воспринимаемым и невоспринимаемым, прошлым и будущим живым существам всех миров.

А теперь вспомните первый же неприятный, болезненный случай, произошедший с вами в самом недавнем прошлом. Войдите в тот момент пространства-времени и проживите все происходящее: сначала так, как оно было; затем заново, в том варианте, который вас больше устраивает. Назовем его Реальность-1. Почувствуйте, как наполняющая вас Любовь наполняет жизнью все происходящее в прошлом. Не забывайте о том, что все происходящее - абсолютно реально! В Мультиверсуме нет ни одной ситуации, которая не могла бы быть реализована. Поэтому тот благополучный исход, тот вариант событий, который вы якобы придумали - как бы он ни был маловероятен! - не менее достоверен, чем то, что произошло «на самом деле». И эту Реальность-2, конечно же, лучше не придумывать, а именно уловить - это будет самый близкий из «параллельных» Путей Движения ваших Больших Я, вплотную соприкасающийся с текущим, представляющем привычный вам мир. Вначале лучше, если вам «придумается» что-нибудь наиболее правдоподобное с вашей точки зрения.

Проживите эпизод из Реальности-1, прочувствуйте его. Ощутите себя в нем: услышьте звуки, увидьте цвета и образы, почувствуйте запахи, ощутите свои движения, свое тело... Если сразу не получилось - повторите несколько раз. А теперь поймайте первую же мысль, ведущую к Реальности-2, приглядитесь к ней и согласитесь с тем, что вас там все устраивает.

«Прокрутите» эпизод теперь уже по новому сценарию. Убедитесь, что все идет гладко. Проходите инцидент раз за разом, стараясь подметить каждую мелочь, не упустить ни одного нюанса восприятия. Ничего не ждите, просто занимайтесь этой работой, ни на что не отвлекаясь, и ни на что не прерываясь!

Итак, вы установили контакт с одним из «альтернативных вариантов» себя. А точнее - ощутили ту часть распределения вашей МетаСущности, которая движется по иному участку «рельефа» Реальности. В результате, той Практикой, которую мы сейчас делаем, станет заниматься все ваше Большое Я, а не только та его часть, которую вы осознаете как себя здесь и сейчас - в области максимальной плотности распределения Воплощений МультиСущности. И во множестве других областей этого распределения деятельность находящихся там частей (грубо говоря - «иных вас») началась раньше и протекает успешнее. И поэтому после интеграции хотя бы с одной из этих «иных частей» Большого Я вам делать данную Практику станет значительно проще. Это подобно лавине. Ощутите это!

Старец говорил тихо, словно читал молитву.

- А теперь сосредоточьте свое внимание на костях. Они образуют Скелетную опору, через которую течет самая тонкая из доступных физическому телу энергий.

Спокойный и тихий голос Диомида вводил в транс. Мрак вокруг поплыл, колыхание пламени свечей стало более активным, будто в помещении потянуло сквозняком.

- Почувствуйте, как она течет по вашим костям и после этого сосредоточьте ее в точке, находящейся немного ниже яремной впадины. И когда возникнет четкое ощущение того, что эта точка напиталась энергией до предела, сосредоточьте свое намерение на цели нашего поиска. И спустя некоторое время ваше осознание пройдет к некоему месту, из которого можно увидеть сразу все распределение вашей МетаСущности. Но место это охраняется. Каждый из вас увидит Стражей Врат в форме, отличной от той, в которой их увидят другие. Встаньте пред Стражами. И попросите их впустить вас такими словами: «Я хочу стать Единым и познать всю полноту Себя. Откройте мне путь Многих и Одного, чтобы мог я пройти в царство мудрости». Когда они откажут вам - а откажут они наверняка - попросите их открыть проход такими словами: «Я Осознающий Единство и потому имею право пройти к Единству и войти в Вечность».

Когда пройдете, осмотритесь кругом и увидьте другие МетаСущности, сгушения которых находятся рядом с вашим. Это будут все остальные участники нашего обряда. Потянитесь к ним своим вниманием и когда они отзовутся на ваш призыв, предложите им объеденить усилия и сместить центры своих распределений осознания в общем направлении.

Голос старца звучал все тише и тише и в конце вовсе «растворился» в тишине, и до сознаний участников проникновения донеслась уже лишь его мысль: «Теперь в этом путешествии есть общий смысл. Удерживайте связь друг с другом. Я тоже иду к вам».

 

Тихий океан. Одна из транспортных платформ «Нового Ковчега».

 

Транспортная платформа, собранная на верфях в Японии, вышла в Тихий океан последней и теперь полным ходом направлялась к точке встречи с пятью другими платформами, с которыми должна была образовать полностью автономный высокотехнологичный город-остров.

На борту этой платформы, помимо оборудования и персонала, были и пассажиры из числа влиятельнейших особ планеты, чьи штаб-квартиры располагались ближе всего к точке старта именно этой платформы – сами японцы, сингапурцы, тайваньцы, южные корейцы и несколько влиятельных и богатых людей других национальностей. Входящие в мировую элиту австралийцы и новозеландцы должны были прибыть в город-остров уже на этапе его сборки.

Прямо перед отплытием на борт платформы ступило семейство Такидзаки. А буквально час назад на транспортном экраноплане прибыл ещё один клан промышленников страны Восходящего Солнца.

В настоящий момент плавучего монстра сопровождали две японские ударные подводные лодки и часть американских ВМС, базировавшихся на базах Апра на западном побережье острова Гуама и вблизи японского города Атсуги. В частности к силам, отказавшимся подчиняться главному командованию ВМС США, присоединились корабли и подлодки 5-го и 7-го флотов. Они образовались в отступническую авианосную группу, поддерживаемую одной ракетной и тремя ударными подводными лодками.

Лишь вчера отступникам удалось оторваться от преследования верной присяге эскадры, посланной вдогонку. Командованию ренегатов даже пришлось пригрозить главному штабу ВМС США запуском ядерных ракет, если их продолжат преследовать. Оттуда эту новость донесли президенту. И тот дрогнул, приказав отменить преследование. Хотя многие генералы и адмиралы из ОКНШ[19] считали это решение ошибкой. Поскольку справедливо полагали, что разложение вооружённых сил необходимо оборвать на начальном этапе. А после такого решения Верховного главнокомандующего сделать это можно будет уже с огромным трудом. Поскольку дурной пример заразителен. И из-под контроля выходило всё больше частей, особенно морских и авиационных, дислоцированных за пределами США. Так что самопровозглашенная «морская республика» постепенно собирала под свой флаг весьма сильную военно-морскую армаду. И это не считая боевых возможностей самих платформ.

Умадзиро Такидзаки поднялся на обзорную палубу на северном краю платформы. Даже здесь он по-прежнему не снимал защитной маски и пользовался целым рядом дополнительных средств, обеспечивающих его безопасность от проникновения в организм болезнетворных микроорганизмов.

Перед японским миллиардером открылся внушительный вид военной флотилии, окружающей гигантскую транспортную платформу. Сверху в вечернем небе Тихого океана дежурили два самолёта радиолокационной разведки и несколько истребителей.

Вдруг завыла сирена. Издалека было видно, как зашевелились матросы на палубах ближайших кораблей и на самой платформе. Такидзаки спешно спустился с обзорной палубы и поспешил на головной мостик платформы. К моменту, когда он туда добрался, стало ясно, что ситуация серьёзная - из ангаров поднимали и готовили к запускам истребители. И повсюду открывались люки орудийно-ракетных комплексов.

Командовал транспортной платформой, собранной в Японии, как несложно догадаться, опытный японский адмирал в отставке, Оками Шибуза. Который уволился со службы в ВМФ Японии, получив от самого Такидзаки предложение занять место, дающее возможность спасти свою семью от пандемии. Хотя и понимал, что со стороны влиятельного клана тут явно преследовалась цель поставить на важный пост в будущем острове-государстве своего человека.

Умадзиро вошёл на мостик, и Шибуза тут же поспешил проинформировать его:

- В 450 километрахк северу от нашей позиции находится китайская авианосная флотилия. Впервые она была замечена еще на дистанции 900 километровс помощью подконтрольной нам спутниковой группировки и еще тогда мы отправили навстречу им ударные подлодки и пару легких крейсеров. Они тоже выслали вперед свои атакующие подлодки, а также эсминцы и легкие крейсера. Поэтому субмарины ВМС США ушли на перехват китайских, а две наши, японские подлодки-убийцы, имеющие потрясающую скорость и скрытность (в сочетании этих качеств эта последняя серия наших субмарин смогла «переплюнуть» даже американцев), фланговым маневром направились навстречу самой вражеской авианосной группировке с целью попытаться атаковать их авианосец. Сейчас же мы начали постоянное слежение за китайцами уже силами наших средств ДРЛО[20], поскольку сейчас они уже на дистанции возможной атаки. Не знаем, намеренно или случайно, но они следуют курсом перехвата. Поэтому готовиться лучше к худшему. Простите за каламбур.

- Согласен, - кивнул Такидзаки. - Китайцы наверняка узнали о платформах. И раньше ничего не предпринимали, надеясь, видимо, что их тоже пригласят поучаствовать в наших планах. Готовьтесь отразить атаку! Хотя нет. Для начала предложите им перейти на нашу сторону. Попробуем внести неразбериху в их ряды.

- Так нам ждать ответа, если кто захочет переметнуться? - решил уточнить Шибуза.

- Думаю, они на это не пойдут! И нанесут удар. Впрочем, с моей точки зрения, так это даже к лучшему. Мы же не хотим кормить лишние рты, адмирал. А как плодятся китайцы, Вы и сами знаете. Да и, между нами, не люблю я их. Им нельзя доверять.

Предложение китайской группировкой было получено, но во внимание его не приняли. Это обуславливалось не столь отчаянным патриотизмом и стремлением исполнить приказ, сколько обещанием правительства КНР казнить родственников всех, кто откажется подчиняться приказам. Что тут скажешь - в условиях военного времени каждое государство боролось с внутренним разложением по-своему. Так что вместо ответа платформу и корабли ее охранения были атакованы сначала ПКР российского производства «Оникс-2М» с термобарическими боеголовками, а следом за ними звеньями истребителей. Включили полный ход и пошли на сближение и входящие в состав китайской группировки ракетные крейсера. Внушительная сила. Но и встретили их достойно.

Пока что бой разворачивался исключительно в небе. Подлодкам и кораблям до дистанции торпедных пусков было еще далеко. Первыми вступили в бой с атакующими противоракетные системы и несколько десятков истребителей с американского авианосца. Их поддерживали два EA-18G Growler с американского авианосца и один E-2D Advanced Hawkeye с платформы. «Ониксы», даже в своем модернизированном варианте относящиеся к предыдущему, по сравнению с российскими же «Сапфирами» или НАТО-вскими NSM, поколению ПКР, хотя и были достаточно совершенны, встретили на своем пути еще боле совершенную систему противодействия, основанную на базе купленных за неприлично большие деньги российских же разработок противоракеты 9М96. Поэтому ракетная атака китайцев закончилась ничем. Также система ПВО платформы сбила и большую часть самолетов противника. Ну а прорвавшиеся таки ближе «сушки» встретили огнем новейшие средства ПВО морского базирования на кораблях охранения. Эти же корабли начали и встречную контратаку китайской эскадры. Атакующие системы самой платформы пока держались в резерве.

 

Ли Минг Ши шёл в паре Су-35ГМ[21] ведущим. Самолёт российского производства за последние годы зарекомендовал себя как маневренная, скоростная машина, обладающая мощным вооружением и отличной бортовой РЛС, заставляя противников нервничать при боестолкновении с ним. А улучшенный благодаря израильским инженерам комплекс опто-электронных систем делал его противником еще более неприятным. И хотя СУ-ТМ-50 «Сапсан» был еще более мощной машиной, но русские, увы, пока ее за рубеж не продавали.

В задачи ударной группы китайских истребителей входила в первую очередь нейтрализация авиакрыла противника. Часть которого уже появилась на радаре самолета Ли Минг Ши. Система предупреждения дала сигнал об облучении машины вражеским радаром. Вскоре поступило сообщение о пуске ракет с приближающегося американского F-22 «Рэптор». Факелы ракет стремительно приближались, но Ли Минг был асом, так же, как и идущий следом ведомый. Точно в нужный момент Ли сбросил обороты двигателя и потянул ручку управления резко вверх. Машина послушно «встала на хвост» и сделав «кобру» с последующим «клевком», ушла из-под атаки. А ведомый, пользуясь моментом, когда ракета, пытаясь удержаться за целью, открыла большую по площади, нежели головная часть, боковину, дал очередь из бортовой пушки. В основном очередь прошла мимо, но один из снарядов зацепил-таки хвостовую часть ракеты и та взорвалась. А вторая, также не достигнув цели, самоликвидировалась.

Первая схватка закончилась в пользу ВМС одной шестой части «морской республики». Не получив эффекта от атаки «Ониксов» и потеряв большую часть самолетов, китайцы вынуждены были отступить. Воздушные силы «морской республики», расстреляв весь боекомплект и истратив в форсажных режимах основные запасы топлива, также вынуждены были вернуться на свои носители. Теперь обе стороны срочно перезаряжали ракетные контейнеры и заправляли самолеты, подвешивая на них новые комплекты оружия.

А тем временем бой кипел уже не только в небесах. В глубинах океана развернулась борьба между сблизившимися как раз в это же время на дистанции дальнего обнаружения подводными лодками. Японские субмарины все-таки засекли, и пара эсминцев, а также лодок-охотников китайских ВМС передового дозора пошли им на перехват. А с тяжелого ракетного крейсера российской постройки в воздух поднялись вертолёты с авиационными противолодочными ракетами «Орел-М». Но в тот момент, когда казалось, что подлодки японцев уже обречены, над морской рябью словно из ниоткуда объявилась пара стартовавших с платформы ББС - один "Дарк Сворд - Сераф" и один FOAS X-49. Сбившие вертолёты китайцев ударами ракет Siam. И тут же атаковавшие эсминцы. Это адмирал Шибуза отдал приказ задействовать атакующие системы самой платформы. Пока не в полную силу. Но на проверке и их боеготовности настоял Такидзаки.

Тем временем Ли Минг Ши, отстреляв боезапас, вернулся на авианосец для дозаправки. Его ведомый как раз  начал маневр захода на посадку, когда ему на хвост сел «вынырнувший» словно из ниоткуда F-35 «Лайтнинг 2» с полным вооружением (это был один из самолетов, также находившихся на самой платформе и выпушенных Шибузой в догон уходящим самолетам противника, а также для нанесения ударов «второй волны» по китайским кораблям) и подбил «сушку» ведомого прямо над авианосцем. К чести ведомого, тот сумел увести горящую машину от корабля в море, но сам катапультироваться уже не успел.Атаку немногочисленных самолетов противника отразили, правда потеряв при этом еще три своих и один фрегат. Из прилетевших вражеских F-22 и F-35 подбить при этом никого не удалось. Они ушли в сторону своих и преследовать их пока было, увы, некому. Все самолеты китайской флотилии были на заправке и оснащении. Поэтому пока бой шел только между подлодками и эсминцами обеих сторон.

Новый вылет должен был включать атаку на платформу, поэтому на каждый Су-35ГМ подвесили две произведенных в России же ПКР «Яхонт-2СМ» и торпеду 91РЭ1. «Сапфиры» русские на экспорт не продавали, не смотря на все усилия военных КНР, а также Индии и ряда стран Латинской Америки и Ближнего Востока.

В это время Такидзаки размышлял о том, насколько эффективны системы ПРО и ПВО платформы и кораблей сопровождения. Из доклада на совещании у принца Монако он знал, что стоящая на платформе система ПРО обеспечивала уверенный перехват 90% даже «Сапфиров», однако оставались еще 10%, которые прорывались даже через нее. И поэтому вступление в противодействие морскому государству российских ВМС и тяжелой авиации было очень не желательно. Для предотвращения чего «Рыцарями Тени» были приняты определенные меры. Хотя что-то гарантировать в текущей ситуации мог лишь сам Творец.

А еще ведь были индусы, которые имели на вооружении ПКР «БраМос-2М» - несколько ослабленную версию «Яхонта-2СМ» авиационного базировании, а также морские «Клаб-Н» и «Клаб-С». Также КНР и Индия имели закупленные в России ПКР Х-35Э и разработанные китайскими учеными и инженерами противокорабельные баллистические ракеты (ПКБР), специально предназначеные для поражения авианосных ударных групп. И со всем этим тоже нужно было считаться. Поэтому от реальной боевой эффективности систем ПРО зависело само существование будущее «независимой морской республики».

 

В тот момент, когда самолёт китайского лётчика вновь оторвался от палубы, два стартовавших во второй волне контратаки и сразу ушедших на большую высоту F-22, перейдя в форсированное пикирование, сбросили на китайский авианосец по одной новейшей управляемой бомбе с термобарическим зарядом, а потом, выполнив разворот с расхождением, выпустили по кораблям сопровождения четыре ПКР AGM-85МР. Использованные бомбы были практически невидимы для радаров, а «Рэпторы» к тому же, произведя сброс, сразу поставили активные помехи. К ним присоединился и один из подтянувшихся поближе к китайской эскадре EA-18G Growler. И в это же самое время еще два взлетевших с борта американского авианосца пятнадцать минут назад F-22 выпустили еще четыре AGM-85МР - на сей раз по китайскому флагману. И еще по одной такой же ракете по кораблям сопровождения выпустили подоспевшие к месту сражения ББС - два "Дарк Сворд - Сераф" и два FOAS X-49.

Отвлечённые на беспилотники, ПКР и борьбу с постановщиками помех системы ПВО китайского авианосца и сопровождающих его кораблей, некоторые из которых были заняты к тому же возникшими на их бортах пожарами от попадания ракет, выпущенных с первых двух «Рэпторов» и торпед, выпущенных одной из японских подлодок, пропустили бомбы. Этот удачный удар вооруженных сил «Независимой морской республики» буквально снёс с взлётной палубы китайского авианосца все находившиеся там самолёты, обслуживающий их экипаж, антенны локаторов, а также нанес значительные повреждения палубной надстройке.

Наблюдавший за этой расправой Ли Минг решил не идти на прямое столкновение с самолетами противника. Он начал совершать широкий фланговый маневр, одновременно набирая высоту. На пути к платформе к нему присоединился ещё один уцелевший в этой бойне Су-35ГМ. Видимо, тоже потерявший уже напарника. Теперь они вместе держали курс на противника, о существовании которого не знали ещё утром.Совершая свои эволюции, китайские летчики не видели, а лишь услышали, как по их авианосцу был нанесён ещё один удар, буквально расколовший его пополам и мгновенно превративший всех находящихся в воздухе пилотов «сушек» в камикадзе. Это был удар невидимого и смертоносного оружия, созданного на базе энергетического генератора-передатчика «Теслы-Филиппова».

Умадзиро Такидзаки находился на главном мостике платформы и наблюдал за ходом успешной схватки. Разумеется, потери имелись и среди своих, но китайская флотилия, потеряв большинство самолётов и авианосец, теперь была обречена. И сейчас боевые системы уже не только кораблей охранения, а и самой платформы были направлены на полное уничтожение противника.

Будучи на этой платформе главным (он был хотя и не самым богатым из тех, кто находился на ней в настоящее время, зато самым влиятельным), Умадзиро решил использовать возникшие реальные боевые условия для проведения испытаний всех оборонительных и наступательных систем. И именно поэтому была активирована на 15% своей мощности установка «Теслы-Филиппова», а сейчас вступил в бой и находящийся на борту платформы боевой экраноплан. Через пять минут после старта его экипаж уже доложил о поражении противокорабельными ракетами одного эсминца, который, судя по полученным данным, уничтожил таки одну из японских подлодок. А следом экраноплан добил уже поврежденный тяжелый крейсер китайцев.

Когда, казалось, уже можно было праздновать победу, системы слежения обнаружили приближение каким-то образом избежавшей уничтожения пары истребителей Су-35ГМ. Система ПВО платформы и кораблей охранения тут же переключились на них. Пара беспилотников, направленная на дальний перехват, была сбита ракетами воздух-воздух, что говорило о высокой квалификации китайских пилотов. Не смотря на все усилия систем ПВО, они упорно прорывались дальше к платформе. Бывает так, что кому-то сопутствует боевая удача. И сейчас она была явно на стороне этих двух китайцев, потому что самая грозная сила платформы - система «Теслы-Филиппова», еще находилась в стадии новой накачки после произведенного «залпа» по авианосцу противника, а комплекс противоракет 9М96, которые гарантированно сбили бы китайские «сушки», тоже перезаряжался. Все это было делом минут, но именно этих минут и хватило китайцам, чтобы серией совершенно безумных самоубийственных маневров прорваться таки через остальные системы ПВО кораблей охранения и самой платформы.

Ли Минг Ши вспомнил лекции в лётном училище. Патриотизм - это высшее проявление любви, которое охватывает не какого-то определённого человека, семью, а целую цивилизацию. Это чувство, на которое способно лишь высокоразвитое существо. Это то, к чему должен стремиться любой человек, если он хочет жить в светлом и добром будущем.

Сейчас китайский пилот не знал больше никакого чувства, кроме этого. Он был один. Его семья совсем недавно скончалась от VBMC. Его нельзя было наказать уничтожением близких за невыполнение приказа. Он был свободен от страха, от авторитета командования, от всего на свете. Осталось одно единственное проявление высшей любви к чему-то даже вовсе необъяснимому, которого, возможно, и не существовало никогда, но…

Выпустив противокорабельные ракеты и торпеду, два истребителя, как многими десятилетиями ранее японские камикадзе, прорвались к платформе и закончили своё существование в пламени взрывов - примкнувшего к Ли разнесли уже на самом на подлёте системы ПВО, а его самолет, также пораженный ударами ракет, с уже мертвым пилотом и оторванным крылом упал на одну из взлетных палуб будущего плавучего города и промчался по ней огненным шаром, снеся по дороге находившиеся там F-35 и F-22.

- У нас легкие повреждения корпуса, - доложил адмирал Шибуза миллиардеру, когда тот бросил ему гневный взгляд. - Этот смертник и попадание осколков одного из «Яхонтов», уничтоженного лишь в зоне приемлемых разрушений. Также одна из торпед типа «Шквал-Э» пробила защитные решетки одного из винтов. Ремонтные работы будут начаты немедленно.

- Ремонтники требуют сбавить ход, чтобы провести работы по восстановлению защитного периметра винтовой группы! - доложил в этот момент один из вахтенных офицеров.

- Что с китайцами? - спросил Умадзиро, сохраняя внешнее спокойствие, а на самом деле едва сдерживая гнев.

- Добиваем последнюю подлодку, - не дожидаясь разрешения Шибузы, немедленно доложил старший офицер-координатор.

- Свяжитесь с остальными платформами, сообщите о происшествии и о том, что мы не сможем прибыть в точку сбора вовремя. Надо обсудить возможные контрмеры, если вскоре последует новый удар уже объединённых индийско-китайских сил. И, кто знает, а то еще и русские тоже могут к ним присоединиться, - приказал Умадзиро и, обращаясь уже непосредственно к адмиралу, добавил тоном, не сулящим ничего хорошего: - А вы, адмирал, соберите всех начальников боевых частей, а также пригласите командиров кораблей охранения и проведите тщательный анализ и разбор произошедшего боестолкновения. Потому что уровень урона, понесенный нами лишь от одного авианесущего соединения КНР, недопустим. Надо понять, почему такое стало возможным! И предотвратить возможность повторения этого в будущем!

 

...........................................................................................................

 

 

Конечно, никто из зрителей не мог и предположить, что «проткнувший» небо и земную твердь Канал Соединения, означает успешное завершение древнего тайного ритуала «Открытие Глаз Разума». Успешно проведенного спустя более чем 2000 лет с момента его предыдущего использования, которое нашло отражение в анналах одной из мировых религий.

Поэтому к моменту, когда восхищенные зрители возвратились на платформу, высшие иерархи Ордена «Другая Раса» уже точно знали по крайне мере одно из тайных убежищ эльфов. И начали операцию  «Откровение».

Магическая защита Древних от «Дороги одного шага» была преодолена совместными усилиями самых сильных орденских и индусских магов. . Кроме магов, индусы прислали также и воинов, вошедших в объединенную штурмовую группу. Конечно, присутствие «союзников» означало риск того, что в завершающей стадии операции они могут попытаться захватить эльфов сепаратно. А то и вообще вступить в сговор с Древними. Поэтому руководство «Другой Расы», не ставя в известность индусов, оснастило своих бойцов дополнительным оборудованием и добавило в группу под видом обычных бойцов еще троих сильных магов. Береженого, как говорят у русских, Бог бережет. Кстати, русских в эту операцию Главы Орденов решили не посвящать. И каждый из них надеялся, что никто не решит сыграть свою игру еще и с русскими, настроив тех против временного союзника.

 

Одна из тайных баз Древних

 

Сирена ревела не умолкая. Трое Древних, только что мчавшиеся по извилистому подземному проходу, резко затормозили. Впереди была сплошная каменная стена.

- Лишь бы они успели, - молодой эльф прислонил ладонь к определенному месту на стене, под которым находился сканер биофизических полей.

- Там же Старшие, - успокоил его второй. - Они справятся.

Третий участник группы молчал. Все его внимание фокусировалась на защитном заклинании.

Сканер коротко пискнул. И гранит стены словно растворился! Троица нырнула в открывшийся проход. Двое спряталась в специально созданные в этом месте и оснащенные тяжелым оружием укрытия, приготовившись прикрывать отход тех, кто появится здесь после них. А третий скрылся за поворотом - ему надо было активировать портал и дополнительные средства его защиты.

А началось все пять минут назад. Первыми возмущение ментального поля, как всегда, почувствовали Старшие.

- Открывается «дорога одного шага»! - встревожено воскликнул Эон, нажимая тревожную кнопку на коммуникаторе и сопровождая это действие мощным телепатическим «криком»: «Тревога! Прорыв защиты!»

Реакция его верного спутника была более эффектна. За считанные секунды лицо оборотня Гурсула вытянулось и покрылось буроватой шерстью. Ладони увеличились вдвое, а кончики пальцев заострились, став прочнейшими когтями. Боевой комбинезон, до того не по размеру большой, сразу стал впору - взбугрившиеся мышцы натянули защитную ткань, сделав оборотня похожим на героев фантастических боевиков.

Эон чувствовал яростную борьбу заклинаний, которая шла сейчас на глубинных уровнях Бытия. Ситуация могла выйти из под контроля в любую секунду. Догадаться, кто атаковал базу, было делом не трудным. Знакомые ментальные всплески, манера и сила заклинаний не оставляли сомнений - против Древних выступили сильнейшие маги Ордена «Другая раса», поддержанные индусами (договорились-таки!). И что до прорыва остались считанные минуты и скоро здесь появятся лучшие бойцы как «Другой расы», так, и индусов. И их будет много - гораздо больше, чем эльфов и оборотней вместе взятых. Эон молниеносно начал отдавать приказы на ментальном уровне, четко указывая, кому они предназначены:

- Ты, ты, и ты - срочно к входу в зал портала. Откройте его и удерживайте проход. Активируйте дополнительные артефакты защиты портала. Остальным приготовится к бою.

Сейчас главное - обеспечить уход из схрона Главы Совета. Он ощущал, как еще трое Старших в других местах базы отдают такие же четкие приказы.

Стационарный портал был тщательно скрыт в недрах горы, где находился тайный схрон и был связан с другими секретными убежищами Древних. Поэтому после спасения Главы Совета надо было постараться успеть эвакуировать как можно большее число находящихся на базе Древних, после чего уничтожить портал и любые указания на путь отхода.

- Нулевой вариант эвакуации, - Эон преднамеренно передал сообщение на широкой общедоступной волне. Пусть услышит и противник. Нападающие поймут, что уже обнаружены, начнут спешить, а значит ошибаться, увеличивая шансы эльфов на спасение.

Приказ на полную эвакуацию прошел сразу же, как только Эон почувствовал, что портал сработал и Глава Совета вместе с группой прикрытия ушли. И именно в этот момент в освещенной центральной пещере полыхнула синевато-зеленая вспышка и из дрожащего воздуха материализовались шестеро закованных в боевые костюмы фигур.

Прибывшие гости не были магами, но то, какие они бойцы,, Эон и Гурсул поняли сразу. Еще не придя в себя после вызванной переброской фрустрации психики, они сразу же рассредоточились и открыли огонь. Но стреляли не пулями, а импульсами парализующего излучения и газовыми гранатами. Значит, имели задачу обязательно взять хоть кого-то из Древних живым и пока не разобрались, где тут эльфы, а где оборотни, оружие летального действия в ход не пускали.

Эон снова почувствовал, как сработал телепорт. Ушла еще одна партия Древних. Пора выбираться самому и уводить верных оборотней и троих Младших, находящихся сейчас рядом с ним. Магистр мгновенно стал почти не видимым. И незаметным для глаза обычного человека движением сместился к группе атакующих людей.

Но снова полыхнул сине-зеленый свет. И в бой включились еще шесть новых фигур. По характерной ауре одного из вновь прибывших Эон признал бывшего союзника - лучшего боевого паранорма Ордена «Другая Раса».

Ударив из парализаторов и гранатометов, люди пошли на сближение с младшими эльфами и оборотнями. Эону на мгновение стало даже интересно, как люди, пусть даже и одетые в наверняка усиленные экзоскелетами боевые костюмы, собираются драться с оборотнями, к тому же тоже защищенными подобным же снаряжением. И которым удар из парализаторов и газ были как мертвому припарки. И пусть даже дюжине людей противостояло только три эльфа и четыре оборотня, Эон отдавал предпочтение своим. Но его предвидение оказалось не верным.

- Давящая ладонь архата, - уловил магистр посыл Гурсула. - Среди них индусский маг!

Атаку людей сопровождало мощнейшее заклинание из арсенала Ордена Аватара Шивы.

Один из оборотней всё-таки успел трансформироваться до конца. И некое подобие волка, только с огромными лапами тигра, прыгнуло, рассчитывая подмять сразу троих нападавших. Но оказалось, что эти воины-люди  в скорости почти не уступали оборотням. Они мгновенно выхватили из карманов комбинезонов цепи и ловко накинули их с трех сторон на лапы атакующего оборотня. Тот вдруг взвыл и рухнул на землю.

- Заговор огненного науза, - успел оценить примененные артефакты Эон до того, как он и Гурсул вступили в бой с тремя воинами-людьми и одним паранормом. Второй человеческий маг в это время остановил еще одного оборотня чудовищной силы ментальным ударом. Нелюдь остановился, словно налетев на стену, упал на пол и засучил лапами. В это же самое мгновение сместившийся вбок к стене боец-человек еще раз выстрелил из парализатора по троим уже и так полупарализованным младшим эльфам. А трое его соратников скопом навалились на оставшегося оборотня, буквально поливая его огнем. И судя по тому, как оборотень задергался и снизил скорость движений, пули были подкалиберными или кумулятивными, начиненными чем-то типа смеси белого фосфора и коллоидного серебра. Однако люди опоздали - атакованный монстр успел поймать мысль-подсказку Магистра и активировать все защитные артефакты. Итог - часть выпущенных пуль сгорела в возникших защитных полях, а те, что все-таки пробили боевой комбинезон, в значительной степени утратили поражающий эффект из-за действия пары защитных артефактов, имеющихся у каждого оборотня, входящего в личную группу Эона. Поэтому хлестнувшие по оборотню очереди причинили ему сильную боль, но он смог таки прыгнуть и еще в полете ударом лапы отшвырнуть одного из напавших к стене. От удара тот, не смотря на экзоскелет и нанозащитный гель боевого костюма, на некоторое время потерял сознание. Казалось, шансы уравнялись, но тут зал озарила новая вспышка света, после которой в бой вступило еще четверо воинов и два мага - на сей раз все индусы.

Гурсул и Эон теперь находились в центре боя, оттянув на себя основные силы противника. Магистр буквально сломал еще пару заклинаний индусов. Гурсул же, знавший, что противостоять магическим атакам легче всего именно в полу-трансформации, не спешил перекидываться полностью. Уцелевший оборотень, разметав оставшихся двоих напавших, бросился на мага Ордена Другой Расы. В углу, стоя над поверженным телом товарища, дорого продавали свою жизнь двое молодых эльфов.  На камнях корчились три человеческих тела, буквально разрубленных Заклинанием Меча Всех Стихий. Охватывающий восприятием сразу все пространство боя, Эон испытал гордость за свою расу. Но насладиться этим сполна ему не дали - синхронный удар сразу двух индусских магов и его бывшего коллеги по Ордену Другой Расы все-таки пробил его защиту. Ощущение было, словно все его внутренности поместили в кипящее масло. Использовав один из припасенных артефактов, он не позволил себе соскользнуть в пучину боли и продолжил сражаться. Но спустя всего пару секунд ощутил, как где-то в глубине схрона открылись еще несколько выходов «Дороги одного шага». Пора было либо спасаться, либо погибнуть так, чтобы людям досталось только его тело, но не разум. Младших перед прорывом ему  придется умертвить, причем так, чтобы гарантированно уничтожить их мозги.. На свою беду они были сотрудниками той лаборатории, где создавали болезнь, которая сейчас косила человечество. Оттесненный от него в начале схватки в сторону, взвыл верный Гурсул. Он завершил трансформацию и даже сверхпрочный боевой комбинезон затрещал на смазанной от скорости в вихре боевого танца фигуре огромного медведя. В прыжке оторвав лапами голову не успевшего увернуться адепта Ордена «Другая Раса», оборотень мягко, совсем не по-медвежьи, приземлившись, встал рядом с Эоном.

- Отходим к порталу, - Эон взглянул в глаза последнего оставшегося на ногах молодого эльфа. Тот, поняв, что сейчас произойдет, гордо вскинув голову. И Эон уже без разбора ударил по Младшим и людям заклинанием «скомканного листа», ломавшим в зоне своего действия саму структуру пространства. Он еще успел заметить, что сразу два человеческих мага успели создать вокруг уцелевшего Младшего «сферу неприятия», пропускающую любое магическое воздействие через себя. Отследить, чье заклинание оказалось сильнее, времени у него уже не было. Люди пошли в очередную атаку. Их было много и среди них были три сильных мага!

- Прыгай к порталу! - мысленно воззвал к эльфу Гурсул, одновременно отбрасывая слишком шустрого нападающего. Но вместо этого Эон скользнул к оборотню и крепко обнял его, произнеся заклинание «Растянутого настоящего».

Фигуры нападающих стали двигаться медленно, словно при съемке рапид-кадром.

- Не трать силы, - прошептал Гурсул. - Уходи.

Заклинание кратковременного торможения времени поглощало огромное количество сил. Обычно после его применения эльфам - даже таким как Эон - чтобы прийти в себя, нужно было не менее пары дней. Но Древний знал то, о чем не догадывался даже близкий к нему Гурсул. Хватка Эона вдруг стала настолько сильна, что даже закованный в боевой костюм и прошедший полную трансформацию оборотень почувствовал, как потрескивают ребра. Для нападавших же, оказавшихся в потоке заторможенного времени, они просто исчезли с поля боя. Лишь паранорм, знакомый с действием этого заклинания, смог заметить мелькнувшие фигуры эльфа и оборотня. И поэтому, едва действие заклинания кончилось (а длилось оно всего пять нормальных секунд), мгновенно начал творить заклинание, на которое вряд ли бы решился в другой ситуации - «Пепел костра». За этим романтическим названием крылось воздействие, уничтожающее любые проявления магии в сфере диаметром около четырехсот метров. Принцип действия этого заклинания никто из современных магов не знал и выяснить его при всего трех экспериментальных применениях пока не удалось. По некоторым косвенным признакам можно было предположить, что воздействие нарушало те связности «ткани» Мира, благодаря которым и возможны были магические типы воздействий. И поэтому заклятие считалось крайне рискованным по исполнению. Кроме того, применивший его маг терял и физические, и магические силы. Порой полностью.

Гурсул с Эоном оказались у портала почти в тот момент, когда Магистр ощутил, словно волна прошла сразу по всем уровням Бытия, расплетая, а местами и разрывая Узоры, составляющие саму основу Реальности. Подобное он уже испытывал - много тысяч лет тому назад. Да, если люди рискнули использовать столь древние заклятия, значит живой эльф, причастный к созданию возбудителя болезни, им нужен любой ценой. Ставки в игре выросли до предела.

Понял это и Гурсул. Заревев, он вырвался из объятий эльфа и втолкнул того в портал. Который спустя буквально мгновение закрылся. Взревев еще раз, оборотень ударил лапой по кнопке, активировав ликвидацию портала и всех связанных с ним вспомогательных устройств. После чего бросился обратно в коридор, чтобы подороже продать свою жизнь, прихватив с собой как можно больше врагов. И это ему удалось. Ведь не смотря на то, что магия вдруг исчезла, его сила, скорость и живучесть никуда не делись!

 

Их было семеро. Семеро отличных бойцов древнейших тайных обществ Индии и Запада. Которым пришлось отдать свои жизни в бою с последним находившимся здесь оборотнем.

Мастер Трÿлшен тэгпа опустился на одно колено, кончиками пальцев дотронулся до еще теплого тела молодого монаха-воина. За свою долгую жизнь настоятель монастыря черношапочного бонпо видел множество смертей. И знал, как дорого отдавали свои жизни бойцы, подготовленные в его монастыре. А тут сразу несколько братьев погибли в схватке с всего одним зверем-демоном. И среди погибших  - трое его лучших учеников. Настоятель поднялся и, переступая через тела братьев, осторожно приблизился к поверженной фигуре оборотня. После смерти тот принял естественную для этой расы форму полу-трансформации. Погибший лежал навзничь, даже в последнем своем движении придавив пару противников своим телом. Окровавленная шерсть, застывший в ужасной улыбке оскал громадных челюстей вызывали трепет даже сейчас. А в открытых желтоватых глазах холодным сиянием застыл свет Победы. Свою личную Битву он выиграл. По телу Мастера Трÿлшен тэгпа волной прокатилась давно уже, казалось, забытая дрожь. Потому что он знал цену ТАКОЙ Победы. И поэтому он обнажил свой верный клинок и жестом Доблести отдал последнюю воинскую почесть достойному противнику.

 

Тайная база Древних. Спустя два часа.

 

Скрытые в зале светильники равномерно освещали все вокруг. Двое воинов, выполняя приказание, заканчивали обход выделенных им для досмотра помещений. Поскольку магическая защита с этого убежища Древних была снята, то теперь надо было тщательно обыскать каждый закуток, каждую впадинку отведенных поисковым группам участков.

Боевые костюмы, хотя и стали уже привычными, весили изрядно. Снимать их до полного завершения операции было запрещено, а включать на полную мощность экзоскелетные усилители с целью экономии энергии разрешалось только в боевом режиме.

Сканер звонко пискнул, показывая на экране довольно внушительную впадину в скале.

Внешне выглядевшая совсем не тронутой базальтовая поверхность явно скрывала тайник.

- Тридцатый, первому, есть контакт, - доложил старший наряда.

- Принято. Ждите саперов и магов. И отойдите от тайника. Вдруг там датчики, срабатывающие на изменение объема или на биологические параметры. Или действующие защитные артефакты.

Это был пятый обнаруженный тайник. Три из них самоликвидировались еще до прихода специалистов по разминированию. Один удалось вскрыть, но там ничего особо ценного не нашлось. Поэтому все поисковые группы действовали крайне осторожно. Хотя общая магическая защита убежища в целом была снята, схроны и тайники, помимо физических систем охраны и самоликвидации, имели ещё и самостоятельные магические контуры защиты. Ведь примененное заклинание «Пепел костра» разрушало лишь саму среду для действия магии, но не артефакты, содержащие энергию и управляющие ею заклинания. Правда, при действии заклинаний, подобных «Пеплу костра» (хотя магам Ордена было известно всего лишь еще одно подобного типа, но в архивах были упоминания о еще трех) большинство амулетов и талисманов самоуничтожались, поскольку находились в непрерывной связи с теми структурами Реальности, которые отвечали за возможность магического оперирования. Однако теоретически могли существовать и такие обереги, которые после восстановления Ткани Реальности могли вновь начать работать. Хотя и в ослабленном режиме. Но и этой силы могло оказаться достаточно для того, чтобы свести на нет все усилия по поиску атрефактов или записей, которые Древние могли оставить в спешке своего бегства. А ценность этих находок каждый из членов поисковых групп понимал очень хорошо. И поэтому действовал с предельной внимательностью и осторожностью.

 

- Что, они там, заблудились?! - спросил старший группы, стоя в небольшой нише, скорее всего природного происхождения, и оттуда наблюдая за коридором, откуда должны были придти саперы и маги. Минуло уже более десяти минут с момента, как они доложили о тайнике, а группы поддержки все не было. Но вот в глубине подземного коридора, в котором, в отличие от зала, в котором находились члены поисковой группы, царила полная тьма, наконец-то появились отблески света наголовных фонарей.

Вытянув вперед тонкие подрагивающие пальцы, один из двух прибывших магов медленно приблизился к базальтовой поверхности скалы в месте, на которое указал сканер. Некоторое время он водил руками, как будто поглаживая невидимую поверхность. Потом резко вскинул руки вверх и, слегка присев, с гортанным выкриком опустил их вниз.

- Там есть два заряда, но не взведенные, - повернулся он к командиру сапёров.

Участок проверили еще и техническими средствами. И когда данные совпали, наступил черед действовать группе проникновения. И трое одетых в бронескафандры высокой защиты специалистов стали размещать перед стеной разные приспособления.

Через час с небольшим схрон был вскрыт. Внутри помимо бесполезных бытовых предметов оказался маленький ящик. По форме он напоминал несколько вытянутый вдоль одной из диагоналей неправильный пятиугольник. Покрытый ажурной вязью красноватого цвета, ящик теплым был на ощупь и явно не металлическим.

- «Палисандровый Саркофаг Тайн!» - не удержавшись от удивления, вслух произнес увидевший его маг. Но тут же замолчал, сосредоточился и закрыл свой ментальный фон. Одновременно телепатически связавшись с координационным центром операции. И спустя всего две минуты в помещение схрона прибыли с использованием «дороги одного шага» сразу двое высших иерархов. В сопровождении полных обойм охраны. Они лично еще раз проверили состояние находки на предмет возможных магических ловушек, после чего в срочном порядке отбыли вместе с ней на одну из секретных баз «Другой расы» в Гренландии. Куда ранее уже были отправлены захваченные эльф и оборотни.

Вскрыть этот артефакт так, чтобы сохранить его содержимое, оказалось делом весьма не простым. Установленная на нем система магической защиты удивила даже многое повидавших магов. Но это того стоило. Внутри ларца обнаружились три очень старинных - судя по ряду признаков, времен последней Великой магической войны - манускрипта и два вполне современных кристалла-оптонакопителя. Которые, судя по источаемому остаточному информационному фону, содержали данные именно о поразившей всю планету болезни. Такая находка окупала все потери, понесенные при штурме логова Древних.

 

 

 

 

Где-то в Тихом океане, авианосная ударная группа КТОФ.

 

- У всех вас, друзья мои и сослуживцы, я прошу прощения, - голос вице-адмирала раздавался из динамиков на каждом корабле эксадры. - Я обманул вас. Верховное командование не отдавало нашей группе приказа выйти в море и не ставило нам боевой задачи. Но лично я считаю, что есть боевая задача, поставленная перед нами нашей же совестью, нашим чувством долга и ответственностью за судьбу отечества. В то время, как высшие чины запрятались в бункерах, бросив нашу родину на произвол судьбы, виновники планетарной катастрофы сейчас отсиживаются на своём дивном искусственном острове, наслаждаясь уютом и безопасностью. Только китайцы и индусы готовы схватиться с ними, и я считаю, что мы должны им в этом помочь. Возможно, это будет последним нашим делом, но отступать и сдаваться - это не в традициях российских моряков. Сокрушим гнездо подонков - раз и навсегда. Изведём эту на протяжении веков сосущую из человечества кровь мерзость, сотрем зажравшихся мразей с лица планеты и заодно избавим матушку Россию от её врагов, собравшихся в одном месте, облегчая нам нанесение давно назревшего удара возмездия.

Егоров сделал короткую паузу и окинул взглядом с высоты рубки лидирующего авианосца все корабли группы, словно стремясь увидеть каждого стоящего сейчас на вахте или сидящего в кубрике матроса и офицера.

Всегда сдержанный, говоривший коротко и веско, сегодня он был, на удивление всего личного состава, взволнован. Голос немного подрагивал, предавая волнение адмирала всем слушавшим.

- Я не могу приказывать и лишь надеюсь на вашу поддержку и доверие. Двенадцать лет вы знаете меня, и никогда я не кривил душой. Кто решит вернуться на базу, может разворачивать свой корабль. Силой никого удерживать я не стану – не имею морального права. Надеюсь лишь, что и тот, кто повернёт, останется в строю и будет защищать Россию и теперь и, надеюсь, в будущем.

Горстка нелюдей - иначе назвать их я не могу, - голос адмирала опять несколько дрогнул, (Если бы Ефим Иванович знал, насколько он близок к истине, назвав «родителей» заразы их почти настоящим именем) - надеется отсидеться в своих суперковчегах, как Ной, переждав катастрофу, и потом править миром по-своему. Не дадим же свихнувшимся «правителям» этой возможности. Вспомните своих родных, погибших - да, да, именно погибших - в неравной схватке с неизлечимой болезнью.

Связь была односторонней, и говоривший адмирал не мог слышать тот ропот, нет, не ропот, а скорее гневный вал голосов, пронесшийся по палубам, кубрикам и боевым частям всей эскадры. Он ещё не закончил говорить, но как хороший родитель чувствует своих детей, уже подсознательно ощущал состояние большинства моряков  эскадры.

- Помните подвиг старого «Варяга» - он мог уйти, превосходя японскую эскадру в скорости. Мы тоже можем не пойти на поддержку китайцам и индусам. Но мы пойдем и покажем врагам рода человеческого, что есть еще силы, способные лишить их надежды на безнаказанность. Другого пути я не вижу.

Я, вице-адмирал, Российского Флота, прошу вас, сынки! Не посрамим земли русской и славы её флота!

Ни один корабль не лег на обратный курс. Было, разумеется, несколько офицеров, пытавшихся склонить то капитана, то команду своего корабля к этому, но их никто не слушал, а особо строптивых даже посадили под арест. Русские моряки не желали возвращения ещё и потому, что у многих из них, как и у Егорова, уже погибли от смертельной болезни близкие, и в их душах кипели злость и жажда мести. И возможность ее осуществить воодушевила большинство из них.

Таким образом, к индо-китайской флотилии, идущей тем же курсом на двести миль южнее, перед началом атаки на город-остров должны были присоединиться российские корабли и подлодки во главе с авианосцем «Фёдор Апраксин». Новый российский авианосец, созданный по модифицированному советскому проекту 1160 «Орёл», имел длину более 320-ти метров и нес на борту довольно внушительное авиакрыло. Рядом с ним по правому и левому бортам шли два ТАРКР[22] проекта 1144: «Адмирал Лазарев», командиром которого был друг вице-адмирала капитан первого ранга Хворостых, и «Адмирал Бутаков», которым командовал капитан Ясенев. Также в эскадре шли ракетный крейсер «Варяг» проекта 1164 «Слава» и три больших противолодочных корабля (БПК) проекта 1155 - «Маршал Шапошников», «Адмирал Пантелеев» и «Адмирал Трибуц». Параллельным курсом под ними, в пучине шли шесть атомных подводных лодок. Одна - переведенный год назад из состава Северного флота в состав КТОФ стратегический ракетоносец проекта 941 типа «Акула» с ядерными баллистическими ракетами на борту, носящий имя «Архангельск». Другая - многоцелевая лодка проекта К-335 “Гепард”, третья - ударная подлодка проекта 949А типа «Антей», названная по имени сибирского города «Томск», с крылатыми ракетами и торпедо-ракетами «Шквал», предназначенными для борьбы с подводными лодками противника. И две АПЛ проекта 971 - «Нерпа» и «Самара». А завершала эту доблестную группу подводных охотников многоцелевая ударная АПЛ проекта 885 "Ясень". Кроме этих кораблей, представлявших собой основную ударную силу соединения, в него входило также несколько эсминцев новейшей постройки, осуществляющих основное прикрытие остальных кораблей от авиации и ракетных атак противника. А немного позади следовали два судна снабжения типа «MALINA». Без поддержки которых у легких кораблей эскадры не было бы шансов не только вернуться домой в случае победы, но даже дотянуть до цели, чтобы схватиться с врагом.

Егоров с удовольствием взял бы с собой в поддержку и еще корабли и подлодки, но, к сожалению, большинству более старых кораблей их скорость или дальность хода не позволяли дойти до цели в заданный срок.

Сейчас вице-адмирал через прямой канал связи и переводчика вёл подготовку к операции совместно со своими китайскими и индийскими коллегами. Главный удар планировалось в первую очередь нанести по кораблям охранения, чтобы лишить город-остров мобильных оборонительных соединений и подобраться к нему для нанесения смертельного удара.

Но Егоров не знал, что его свежеиспечённые союзники вовсе не собирались уничтожать столь грозное и могучее сооружение. У индусо-китайцев были на этот счёт свои планы, которыми они с русскими не поделились, собираясь использовать неожиданных союзников «в темную». Русская эскадра шла на смертельный бой - или мы, или нас. И сообщать ей о том, что эта ее цель не совсем совпадает с целью объединенной азиатской эскадры, хитрые восточные командиры не планировали.

В это же самое время велись последние приготовления на базах Ордена «Аватара Шивы» и китайских тайных обществ. Тамошние паранормы по сигналу от авианосной флотилии должны были нанести психо-энергетический удар по магистрам Ордена и одновременно атаковать город-остров магическим образом, создав над ним мощный торнадо. Также под ударами сильнейших паранормов Индии и Китая должны были оказаться электронные системы обнаружения и наведения.

До атаки оставалось20 часов.

 

Юг Тихого океана, район архипелага Тонго, в 350 км. к северу от цели.

 

Солнце медленно клонилось к горизонту, окрашивая небо розоватым оттенком. Поверхность океана была необычайно спокойной, что позволяло запускать самолёты с авианосцев с минимальными интервалами. Китайская и индусская эскадры, в составе которых было по два авианосца, шли немногим впереди и с них уже взлетели первые Су-35ГМ. На взлётной палубе «Фёдора Апраксина» тоже пошёл на разгон самолёт радиолокационной разведки Як-44ЭМ, а в очереди за ним уже стояли корабельные истребители Су-37М и СУ-50ТМ "Сапсан".

В том, что они уже замечены, атакующие не сомневались. Азиатские спутники-разведчики, пользуясь безоблачным небом над этим участком океана, наблюдали подготовку авианосных групп противника к отражению удара.

Корабли шли на сближение, во всех БЧ звучали сирены и занимали свои места расчеты, где-то в голубой бездне уже в полутора сотнях миль впереди бесшумно скользили выдвинувшиеся на свою охоту раньше надводных кораблей подлодки, а взлетевшие первыми эскадрильи уже дали первые залпы по противнику ПКР большой дальности. И почти сразу вслед за этим окутались столбами дыма и пламени и борта ракетных крейсеров.

Российские истребители СУ-50ТМ "Сапсан", идущие максимально близко к Су-37М, чтобы, слившись для радаров противника воедино, по возможности скрыть свою численность, по договоренности с азиатами заняли верхние эшелоны и почти сразу же открыли огонь по уже появившимся на их радарах самолетам противника ракетами РВВ-АЕ-ПД[23]. Именно российские истребители 5-го поколения и так называемого поколения 4++ должны были составить конкуренцию F-22 и F-35 и прикрывать основную авиационную ударную группировку, предназначенную для нанесения сокрушающего удара по городу-острову и его авианосным соединениям.

Самолеты которой нырнули вниз и, прижимаясь к поверхности океана, взяли курс на ближайшую американскую авианосную группу. А сзади, постепенно их нагоняя, на предельно низкой высоте в сторону города-острова уже мчались российские и азиатские крылатые ПКР.

В этот момент первые выпущенные американскими самолетами ракеты «воздух-воздух» дальнего радиуса действия врезались в строй китайцев и индусов, но удачные манёвры и плотный заградительный огонь противоракет позволили пока избежать столкновения со смертельными снарядами противника. Но вот в небе возникли огненные вспышки, в которые превратились некоторые из Су-35ГМ. Но и вражеские самолеты тоже понесли первые потери от ракет, пущенных российскими истребителями. А «Сапсаны» уже произвели по передовым F-22 и F-35 еще один залп.

Более удачная позиция российских истребителей заставила противника резко сменить тактику боя и разделить силы. Это потребовало пары минут, а за это время перед атакующими на горизонте уже показались корабли вражеских авианосных групп.

Передовая группа самолетов, стартовавшая с «Апраксина», выполняя отвлекающий маневр, сумела-таки привлечь внимание истребителей прикрытия, уводя их несколько в сторону от основной массы сражающихся самолетов.

И воздушное сражение распалось на десятки локальных боев. Выпустив ПКР по кораблям, пилоты ударных звеньев возвращались на борта носителей для перезарядки боекомплектов, а истребители прикрывали их. Те же из пилотов-асов обеих сражающихся сторон, кто получил право на «свободную охоту», занялись методическим поиском и уничтожением друг друга. И в это же самое время в до того совершенно чистом небе неожиданно стали стремительно образовываться малые кучевые облака. Которым просто неоткуда было взяться. Но они были.

 

Два СУ-37М, выпустив по две из закрепленных на пилонах четырех ПКР "БраМос", выполнив маневр уклонения, набирали высоту после атаки на ударные корабли противника. Океан под возникшим вопреки всем прогнозам и стремительно усиливающимся ветром морщился мелкими барашками волн. «Сушки», отсвечивая отблесками солнца на переднем оперении, стремительно сменив вектор движения, вышли на позицию повторной атаки.

- Работаем по кораблям прикрытия, - отдал команду ведущий старший лейтенант Петр Спиридонов.

- Пошла, пошла, - словно подгоняя сорвавшуюся с пилона ракету, отозвался ведомый старший лейтенант Дмитри1 Сухих. Но последовавшие тревожный звук и световая индикация бортового комплекса предупредили пилота о том, что его самолет атакован.

- Петя, «янкесы», - сказал Сухих.

- «Змейка» и «хук», - ответил Спиридонов, бросая самолет влево и отключая альфа-канал ЭДСУ[24].

Система управления вектором тяги двигателей добавила усилия к полностью отклоненным рулям высоты, и истребители, словно поддернутые невидимой нитью, мгновенно разошлись в стороны, потом, пройдя один под другим, скрестили траектории и, вздернув и завалив носы назад, практически замерли в воздухе и снова разошлись, пропуская мимо ракеты противника, совершенно «потерявшие» свои «электронные головы» от таких маневров.

- Пара «сэмов» на три часа, - сдавленным от перегрузки голосом скомандовал Спиридонов, взглянув на установленный на фоне лобового стекла комплексный коллиматорный широкоугольный индикатор.

- Вижу, - подтвердил ведомый.

Теперь они летели шли в лоб атаковавшим их F-22. Чего те, хотя их машины тоже позволяли делать такие же фигуры пилотажа, от русских все-таки не ожидали. И оказались не готовы к встречному бою. Американцы попытались уклониться от пущенных каждой «сушкой» почти в упор сразу двух ракет - РВВ-АЕ и Р-73 и подставились под очереди пушек ГШ-30-1. Но в тот момент, когда российские пилоты уже радовались победе, их системы оповещения снова взвыли и заполыхали сигналами о ракетной атаке.

- Откуда взялись эти чертовы ракеты? - взглянув на экран, Спиридонов перевел взгляд на блестящую водную поверхность океана. Увидев позади справа оседающий столб дыма, он бросил «сухого» в такой резкий разворот, что от перегрузки потемнело в глазах, но зато, когда маневр завершился, отчетливо разглядел точно впереди по курсу силуэт корабля, на котором еще не осел дым над одной из двух пусковых установок. А на направляющих второй красовалась гроздь уже готовых к пуску ракет.

Увидев это, он сразу же выпустил длинную пушечную очередь, которая пришлась как раз по позиции зенитно-ракетных установок, и одновременно ввел эту цель в захват ракеты Х-29Л. Фрегат уже пронесся под брюхом «сухого» и разворачиваться, чтобы оценить результат обстрела, времени не было. Однако пустить в заднюю полусферу одну из двух Х-29Л на всякий случай не помешало бы, что он и сделал. Отметив, что и ведомый поступил так же.

А между тем эффект от его очереди оказался очень даже впечатляющим - разрывы 30-миллиметровых снарядов разворотили систему наведения, а несколько выстрелов попали в готовую к запуску ракету, вызвав детонацию.

Пока в воздухе над океаном разворачивались стремительные бои крылатых машин, над поверхностью воды к кораблям обеих сторон стремительно приближались противокорабельные ракеты. Чтобы на практике доказать, кто умеет делать лучшие в мире ПКР - Россия или Норвегия. И чьи новейшие П-900 «Сапфир» или NSM успешнее прорвутся сквозь заградительный огонь корабельных систем ПРО. Включая установленные как на российских тяжелых кораблях, так и в городе-острове российские же противоракеты 9М96.

Морская баталия стремительно набирала обороты.

ПКР «Сапфир» и «Яхонт», выпущенные второй волной самолетов, стартовавших позже с китайских, индийских и российского авианосцев, догнали и теперь обгоняли истребители, заставляя вражеские системы ПВО и ПРО перенацеливаться. Такая тактика - одновременная атака самолётов и ракет - должна была по задумке командования объединенной эскадры уже в самом начале боя дать положительные результаты и ослабить противника.

 В это же самое время внутри города-острова сработали «гостинцы» китайских диверсантов. И хотя большую их часть поисковые группы обнаружили, пара «сюрпризов» осталась ждать своего часа и теперь по кодированному МЛТ-сигналу эти мины сработали. Вызвав в секторе, где побывали диверсанты, срабатывание датчиков биоконтроля.

Сигнал об обнаружении на борту города-острова спор вирусно-бактериально-грибкового кластера не на шутку встревожил и персонал, и жителей плавучего государства. По приказу главнокомандующего, который, в свою очередь, получил его от совета «Рыцарей Тени», все помещения шести объединённых платформ были переведены в режим максимальной биозащиты. С работниками отсеков, в которых сработала тревога, церемониться не стали. Их фактически замуровали, перекрыв все ведущие в эти отсеки системы коммуникаций. В данной ситуации о гуманности думали мало. От резких и бескомпромиссных действий сейчас зависело будущее всего «морского государства».

Удивительно, но только немногие из брошенных таким образом людей в отместку или от отчаяния прекратили выполнение своих служебных обязанностей. Большинство же, применив всевозможные дезинфицирующие средства и нацепив костюмы био-защиты, не оставили своих постов. Надеясь на то, что в случае, если сражение завершится победой сил города-острова и если находящемся на борту ученым повезет найти спасительное лекарство, то его дадут и им - в награду за преданность. Или в обмен на то, что они не станут выводить из строя системы города, находящиеся в их секторе. А сейчас они понимали, что и от их усилий зависит, выиграет ли город-остров идущую битву. И погибать раньше времени не стремились.

Но это был ещё не последний сюрприз, приготовленный китайцами и индусами. Возникшие ранее тучи начали стремительно собираться над городом-островом. Азиатские маги не теряли времени зря. Помимо зарождающейся бури, они воздействовали на системы ПВО двух авианосцев противника. Что позволило соединенной эскадре уничтожить один из них и сильно повредить другой.

Схватившиеся в небе над океаном пилоты, расстреляв боекомплекты, поворачивали обратно. И многие из них уже имели личный счет к врагу за сбитых товарищей. После удара первых «Сапфиров» был сильно повреждён один из американских авианосцев. Добили его «Яхонты» и Х-31А китайских СУ-35ГМ. Рядом с ним пошёл ко дну американский же крейсер. Экипажи обоих кораблей проявили завидную стойкость - старались спасти как можно больше из вверенной им техники. С гибнущего авианосца удалось дать старт четырем уцелевшим истребителям. Пилоты которых при этом хорошо понимали, что если их машины не получат посадку на борту других авианосцев или самого города-острова, то они превратятся в камикадзе. Но об этом думалось как бы вскользь, на краю сознания. Потому что перед ними, как и перед другими пилотами, стояла задача выжить прямо сейчас, в кромешном хаосе сражения, когда отовсюду летели ракеты и снаряды и то тут, то там вспыхивали пламенем самолёты обеих схватившихся сторон.

Пока объединённый флот нападавших был в полной сохранности, потеряв лишь треть своего общего авиакрыла. Обороняющиеся понесли существенные потери в виде авианосца, крейсера и ряда менее значимых повреждений на других кораблях. Досталось и городу-острову - одна из его взлетных палуб пока лишилась возможности выпускать самолеты, потому что на ней бушевал пожар. Повреждённый истребитель, пытаясь сесть, зацепил готовящийся к вылету сменный самолёт ДРЛО.

Оценив размер понесенных после первого удара потерь, город-остров - перед тем, как его накрыло зародившейся бурей - обладая количественным превосходством в авиатехнике, выпустил в атаку все свои резервы. Намереваясь предотвратить нанесение второго удара. И в этот же самый момент уже подходили друг к другу на расстояние торпедного пуска и подводные лодки. А пять экранопланов-ракетоносцев типа «Лунь», прижимаясь к поверхности воды, стартовали со стороны города-острова. Эти то ли корабли, то ли самолёты должны были подобраться к точке пуска ракет незамеченными, так как при обнаружении никаких шансов уйти от самолетов противника у них не оставалось. Если только свои не прикроют. Однако сам удар этих кораблей мог причинить объединенной азиатско-российской группе огромный урон. Каждый из усовершенствованных «Луней» нес на своем борту по 8 пусковых контейнеров с «Яхонтами». А 32-е таких ракеты способны были существенно проредить численность нападавших. Включая и их авианосцы.

Один из пятнадцати уцелевших после первого вылета Су- 50ТМ (а вылетело в первой волне 22 машины), прикрывавший отход своих обратно к авианосцам, никак не мог стряхнуть с хвоста назойливого американца на F-22. Тот всё время держался на расстоянии, не позволяя обыграть себя на маневрировании. У обоих самолётов не осталось ракет, поэтому преследователь старался зацепить «Сапсан» снарядами из своей 20-ти миллиметровой пушки. Однако последнему с помощью разнообразных манёвров до сих пор удавалось избежать попадания. Русский пилот делал всё, чтобы дотянуть до «Фёдора Апраксина», где его прикроют родные системы ПВО и, наконец, стряхнут с хвоста этого проклятого америкоса.

Однако перед тем, как достичь спасительной зоны, прикрытой системами ПВО объединённой флотилии, русский самолет всё же схлопотал два снаряда в правое крыло и чуть было не рухнул в океан. Теперь же, когда противный преследователь, наконец, отстал, пилот прилагал все усилия, чтобы посадить свою машину на палубу авианосца.

Внизу скорым темпом убирали подальше от посадочной полосы самолёты, приземлившиеся ранее. Но подготовку ко второму вылету это не остановило. Скорый повторный удар мог решить исход всего сражения. А задержка и промедление могли оказаться буквально смертельными!

Егоров раздавал распоряжения, одновременно наблюдая, как возвращаются его соколы со своего первого в жизни боевого вылета. Он любил свою команду, как отец любит детей - ведь другой семьи у него не было. Поэтому его внимание было сосредоточено на взлётно-посадочной палубе корабля, чтобы в очередной раз зафиксировать благополучное возвращение очередного «птенца» в «гнездо». Увы, возвратились не все - и это наполняло сердце адмирала горечью и ненавистью.

Но вот показался дымящийся «Сапсан». Летел он не стабильно, то и дело клонился вправо и чтобы благополучно посадить его на авианосец, нужно было изрядно исхитриться. Было заметно, что пилот прилагает большие усилия, чтобы справиться с управлением. Вот истребитель заходит, немного отклоняясь от оптимального курса, определённого автоматической системой посадки, но пилоту удаётся подровнять полёт. Ещё секунда… шасси коснулись палубы, самолёт дёрнуло. Чуть было не зацепив левым крылом палубу, Су- 50ТМ подскакивает вверх и пилот, увидев перед собой край палубы, за которым открывается толща Тихого океана, вновь включает форсаж и в самый последний момент снова взмывает в небо.

Ефим Иванович, видя всё это, приказал приостановить подготовку к взлёту первой машины из второй волны, пока повреждённый истребитель не сядет на авианосец. Новая попытка благополучно вернуть пилота домой должна была занять несколько драгоценных минут, которые так нужны для успеха операции, но делать было нечего. Дать погибнуть рядом с бортом родного корабля было выше сил старого адмирала..

В этот момент подлодки доложили о контакте с противником. Под поверхностью воды начались манёвры и стрельба торпедами. На ракетных крейсерах вновь открылись люки пусковых установок, готовые извергнуть на врага новый набор противокорабельных монстров.

Повреждённый «Сапсан» тем временем разворачивался для очередного захода на посадку, но затем дёрнулся и через пару секунд на глазах у сослуживцев и друзей рухнул в воду всего в нескольких сотнях метров от родного авианосца. Пилот успел-таки катапультироваться и теперь его должна была подобрать спасательная группа. На короткое мгновение экипажи российской эскадры замерли, наблюдая крушение своего, но сражение было в самом разгаре и времени на скорбь не было. Надо было выживать, побеждать и мстить.

И пока в небо поднималась вторая волна самолетов, ПКР «Сапфир» с российских крейсеров и целая стая ракет азиатских союзников, включая баллистические с подлодок КНР, уже рванули в сторону ненавистного города-острова и его охранения. Новые термобарические заряды, которыми были оснащены некоторые ракеты, состояли из взвеси нано-частиц, которые в воздухе образовывали облака, стремящиеся занять, а потом сохранять максимальный объём. А при оседании на поверхности создавали пленки, также стремящиеся занять максимальную площадь. Целью второго удара был окончательный прорыв обороны противника и уничтожение или выведение из боеспособности кораблей охраны. Чтобы в результате получить возможность для завершающей атаки уже самой «морской республики».

Вице-адмирал Егоров сильно тянуть с этим не хотел, поэтому поручил ударной подводной лодке проекта 949А «Томск» обойти основные силы противника и ударить крылатыми ракетами с северо-запада. Дабы усилить атаку подлодки, в лобовую атаку на город-остров были отправлены десять «Сапсанов», вооруженных авиационными вариантами «Яхонтов», неся каждый по шесть этих «убийц авианосцев». Остальные боевые машины должны были заниматься охранением и прикрытием их действий. А отдельное звено Су-50ТМ и Су-37М вылетело на перехват обнаруженных Як-44ЭМ экранопланов.

Но тут, нарушив первоначальные планы нападавших, со стороны города-острова в бой вступило пополнение. Наводимые самолётами РЭБ и пилотируемыми истребителями, эскадру союзников тремя группами атаковали автономные воздушные боевые системы. Две группы планировали обогнуть встречные авиационные построения нападавших с флангов и нанести удар по индийской и китайской авианосным группам сразу с двух уровней - непосредственно над поверхностью воды и пикируя из стратосферы. Из-за нехватки самолётов, образовавшейся у союзников после первой атаки, этот манёвр боевых роботов удался. Под их ракетные удары попали авианосцы союзников и их охранение. Но это был ещё не полномасштабный удар. Один китайский и один индийский авианосцы были серьёзно повреждены, но оставались на плаву. В этот момент и дали залп вышедшие на позиции экранопланы. Это добило оба поврежденных авианосца, не способных защититься после «ран», полученных ими при авианалёте. И хотя экранопланы были атакованы специально направленной против них русской авиагруппой, уничтожить удалось лишь два модернизированных «Луня» и серьезно повредить еще один. Прикрывающая экранопланы авиагруппа противника, в состав которой помимо самолетов входили и ударные ББС «Дарк Сворд - Сераф», навязала русским пилотам встречный бой и не допустила полного расстрела экранопланов. А те стремительно взяли курс обратно на «новый ковчег», под прикрытие его систем ПВО.

Однако сама охранявшая их с воздуха группа истребителей и беспилотников оказалась на некоторое время в меньшинстве. И пока фланговые ударные группы летающих боевых роботов еще только прорывались в тылы атакующих русско-индусо-китайских сил, русская группа из «Сапсанов» и Су-37М проложила себе и подоспевшим самолетам союзников дорогу к кораблям охранения «нового ковчега», оставив за собой лишь стремительно мчащиеся вниз горящие обломки дорогостоящих «рэпторов», «лайтнингов» и, как русские называли «Дарк Сворд - Сераф» - «жирафов».

Впереди показался чётко выдававший позицию города-острова тёмный фронт торнадо. Заработали системы ПВО кораблей охранения и самого «нового ковчега», раскрасив небо факелами ракет и огненными трассами зенитных орудий. Солнце на западе медленно скатывалось за горизонт, оставляя без внимания разборки тех, кто сейчас отчаянно сражался в южной части Тихого океана и бился со смертью на суше, стараясь уберечься от смертельной заразы, накрывшей планету.

Внизу перед самолетами союзников открылась довольно красочная и в данной ситуации радостная картина - результат деятельности достигших цели противокорабельных ракет. Ко дну шли остатки двух американских авианосцев и половины кораблей охранения. Среди этих пылающих рукотворных островов в вечернем полумраке копошились люди, пытавшиеся спастись в шлюпках или на обломках некогда могучих боевых кораблей. Дым поднимался тёмными столбами, преграждая вид на диковинный плавучий город, борющийся с силами грозного торнадо снаружи и распространением VBMC и беспрерывными атаками паранормов тайных обществ внутри.

В результате испуганное всем происходящим командование города-острова решило применить более тяжёлое вооружение. И вот уже с красивой и внешне безобидной ажурной конструкции, напоминающей гигантский цветок из металла, сорвался и вонзился в самый центр торнадо огромный огненный шар. Гром разорвал облака, и ударная волна отбросила заходящие на атаку ближайшие самолёты объединенных азиатско-российских сил. Торнадо «дрогнул» и стал медленно рассеиваться. И в этот же самый момент в бортах плавучего города разошлись броневые плиты обшивки и через огромные, напоминающие распахнувшиеся пасти неведомого чудовища стартовые створы вылетели и ушли почти вертикально вверх девять хищных силуэтов тяжелых гиперзвуковых авиационно-космических комплексов (назвать их самолетами - это все равно что назвать современный автомобиль самодвижущейся безлошадной повозкой) SHAAFT, оснащенных ракетно-турбинными двигателями ТВСС, которые могут работать и как типичный ракетный, и как газотурбинный двигатель, а также уникальными ракетно-прямоточными двигателями RBCC. Это позволяло монстрам спокойно «нырять» в атмосферу и мгновенно «всплывать» в ближний космос, нанося удары по любым целям на земле и на море, в воздухе и в космосе. Что они и должны были сделать уже в ближайшие несколько часов. А пока им вместе с группой ближнего круга охранения из 10-ти модернизированных «Рэпторов», оснащенных специальными ракетными и лазерными комплексами для перехвата ракет и бортовыми оборонительными системами «Нового Ковчега» надо было обеспечить прикрытие плавучего города от атаки запущенных по нему и КНР (5 штук), и Индией (три штуки) баллистических противокорабельных ракет с термобарическими боеголовками. И с задачей этой аэрокосмические комплексы справились замечательно, перехватив шесть из восьми этих ракет еще в ионосфере. А две «просочившиеся» ценой собственной гибели уничтожили «Рэпторы». Пока они производили нацеливание - а для гарантированного перехвата одной баллистической ракеты нужно сосредоточить на ней огонь лазерных комплексов сразу трех модернизированных F-22 - практически всю группу этих машин уничтожили русские из той самой прорвавшейся к городу-острову ударной группы на Су-50ТМ и Су-37М. Пилоты, возвращаясь обратно на борт носителя после успешной атаки города-острова, увидели странные маневры необычно выглядящих F-22. И решили выпустить по ним все оставшиеся у них РВВ-АЕ-ПД.

Тем не менее SHAAFT-ы и модернизированные «Рэпторы»свою задачу - защитить плавучий город от попадания баллистических ПКР -  выполнили. Но с северо-запада к «Новому Ковчегу» уже приближались крылатые ракеты, пущенные с АПЛ «Томск», скрытно обошедшей заслоны противника. Но этот залп обозначил позицию российского подводного ракетоносца и теперь ему приходилось уходить от контратак подлодок-убийц. Четыре выпущенные ими торпеды уже шли следом, как стремящиеся растерзать добычу охотничьи псы. От двух помогли избавиться маневры уклонения и выпущенные контрмеры. «Томск» нанес ответный торпедный залп, но тот не достиг целей. Ещё один поворот… И в это время другая пара торпед не ушла вслед за отстреленными мишенями-ловушками и ударила в правый борт. Мощные взрывы прорвали прочный корпус, практически разломив «Томск» на части, в одно мгновение превратив его в груду обагрённого кровью несчастных моряков металла. И никакие слова и описания не способны передать ужас людей, гибнущих среди сминающихся переборок.

Но выпущенные с погибшего русского подводного ракетоносца крылатые ракеты П-700[25] подлодки-охотники остановить уже не смогли. Одиннадцать из них прорвались через остатки  охранения «Нового Ковчега» и теперь город-остров лежал перед ними в зоне прямой атаки. Смертоносные машины, словно ведомые инстинктами охоты живые существа, умело уклонялись от выпускаемых по ним системой ПРО снарядов, противоракет и сгустков управляемых плазмоидов, совершали маневры отвлечения и прикрывали друг друга. Одна пожертвовала собой ради достижения общей цели. Вторая почти прорвалась, но перед самым столкновением получила попадание в хвостовой отсек. На финальном этапе полёта двигатель уже не был нужен, тем не менее попадание развернуло ракету, и она, потеряв аэродинамическую устойчивость, промахнулась, плюхнулась в воду перед самой платформой и лишь незначительно повредила ее корпус. Следующим трем «Гранитам» повезло больше. Они оправдали свое название по классификации НАТО - SS-N-19 Shipwreck - кораблекрушение, разворотив одну из платформ так, что та стал стремительно набирать воду. Что грозило потерей остойчивости уже для всего города-острова.

Аварийные команды пытались завести пластыри под многочисленные пробоины. Но даже самозатягивающиеся наноматериалы не успевали «регенерировать» огромные разрушения, возникшие после успешной атаки ПКР. К тому же большая часть членов аварийных групп вскоре была убита или ранена, а возводимые ими на пути воды и огня препятствия разбило новыми снарядами, ракетами и торпедами нападавших, проникшими через уже образовавшиеся в корпусе пробоины. И теперь разрушения от их взрывов возникали в глубине города-острова.

Однако в этот же самый момент ситуация резко ухудшилась и для кораблей и самолетов азиатско-российской группировки. Взлетевшие с бортов сопровождающих плавучий город авианосцев и с него самого и действующие в единой боевой сети 10-ть штук ББС FOAS X-49 и 8 штук F-22 "Рэптор" прорвались с флангов объединенной группировки и стали наносить удары по ее кораблям. Стараясь прежде всего «достать» российские.

При этом нападавшие пустили в ход не только привычные комплексы ракетно-пушечного вооружения, но и созданные в лаборатория США и установленные на беспилотники и предназначенные для атак поверхностных целей тяжелые F-22 т. н. «системы активного подавления»[26], генерирующие направленное электромагнитное излучение на частоте 95 ГГц, которое нагревает поверхность кожи человека до 55º С. Воздействие этих систем дезорганизовало работу палубных команд авианосцев! Члены которых, получив ожоги от 20 до 50% кожи, катались по палубам, воя от боли! В результате чего запуск самолетов и прием возвращающихся стали практически не возможны на достаточно длительное время, пока из кубриков по тревоге не примчались сменные команды. И, слава Богу, что отважные русские, индийские и китайские пилоты, поняв, что на борту атакующих их корабли самолетов и ударных БПЛА установлено новое энергетическое оружие, приняли всем меры по уничтожению этих летающих убийц, порой даже идя на тараны.

Но, как гласит русская поговорка, «беда не приходит одна». И вместе с ударом с воздуха объединенная российско-азиатская группа кораблей подверглась атаке из морских глубин. Из 12-ти компактных ударных подводных лодок, стоявших в ангарах города-острова и 9-ти АПЛ его охранения после сражений с подлодками русских, индусов и китайцев остались всего 4 АПЛ и 5 ударных подлодок, которые, выполнив свою основную задачу по обнаружению и уничтожению подлодок противника, теперь начали «кромсать» и его надводные корабли. И вот уже буквально расколовшись на части, пошли ко дну два фрегата и три эсминца, принявшие на свои борта первые удары подводных убийц. В мешанине боя эвакуация спасающихся экипажей была исключительно их собственным делом. В результате чего океан буквально покрылся головами людей, старающихся доплыть до немногих спасательных катеров и плотов, которые удалось спустить на воду со стремительно тонущих кораблей. И все это среди непрерывных разрывов и падающих с неба обломков сбитых самолетов и ракет.

 

Борт китайского подводного ракетоносца.

 

- Торпедный, ответьте, торпедный.., - понимая, что ответ он вряд ли уже получит, командир лодки Ху Дзе Тяо аккуратно повесил трубку переговорного устройства.

Лодка медленно продвигалась в сторону противника, стараясь при этом, насколько позволяли покореженные винты, удерживать глубину.

Две последние торпеды, выпущенные по ним японской подводной лодкой из состава охранения «Ковчега», к счастью экипажа прошли мимо и, «пробежав» положенную им дистанцию, самоликвидировались.

Ху не зря в своё время учился в Советском Союзе. Воевать там учили хорошо, особенно тогда, когда «большой старший брат» еще считал китайцев братским народом. Поэтому его торпеды настигли соперницу сразу же после атаки. А сам он сумел ускользнуть, выкинув последние ловушки, на которые и «купились» торпеды противника.

Но его лодку и так изрядно потрепало - треть отсеков, задраившись, сами боролись за свою жизнь. И помочь им никто уже не мог.

«Сам погибай, а лодку спасай», - этому он учил матросов на всех судах, где только ему пришлось служить.

Со стороны кормы до центрального поста докатился непонятный гул. Лодку ощутимо тряхнуло. Ли бросил взгляд на глубиномер. Сорок метров. Пять минут назад было двадцать пять. Лодка обречена. Даже если продуть весь балласт, они не всплывут. Лодке еще держалась только за счет толкающих воду на рули глубины двигателей. Но деферент скоро станет отрицательным и тогда его маленькая Су зажжет на родовом кладбище поминальный огонь.

Но нет, так просто он не уйдет. Семь ракет в шахтах станут для «Ковчега» семиглавым драконом возмездия. Он повернул кресло к дисплею, на котором светилась тактическая карта.

- Три семерки! Это счастливое число, - уже злорадно подумал Ли. До города-острова было ровно семь кабельтовых.

- Держать курс, - бросил он вахтенному офицеру. - Я в кормовые.

Зачем говорить всем о задуманном. Они все равно исполнят его команду беспрекословно. Но пусть уж надежда умрет одновременно с ними, а не раньше. Он взорвет лодку. И маленькое рукотворное цунами станет последним приветом от китайских моряков.

Сделав задуманное, Ли не прогадал - огромная волна от сверхмощного подводного взрыва накрыла город-остров, получивший в результате ракетных и торпедных атак несколько больших пробоин. Водный поток со сверхзвуковой скоростью хлынул туда, сжимаясь, словно в сопле ракетного двигателя. И вырывался уже внутри помещений «Нового Ковчега», сметая оборудование и переборки, буквально размазывая по стенам людей. И внутренние помещения плавучего города огласились новыми криками и стонами гибнущих, а также проклятиями и воплями задыхающихся в затапливаемых отсеках.

 

Ходовая рубка авианосца «Фёдор Апраксин».

 

Ефим Иванович сжал трубку переговорного аппарата. Так, что пальцы вмиг побелели. Радар, усеянный точками целей, некоторые из которых пропадали прямо на глазах адмирала, беззвучно передавал неутешительную картину боя. Но взгляд старого адмирала был прикован к точке, мигающей несколько в стороне от основных целей. Это была последняя весть от подлодки класса «Акула». Подводный ракетоносец только что доложил о критическом положении. С глубины, на которой его все-таки достигли торпеды противника, пути наверх уже не было. И командующий отдал кораблям российской эксадры последний приказ.

- Всем кораблям - сигнал «Общий отход». Мы сделали всё, что могли. Кроме,.. - адмирал сделал судорожный глоток. - Нет, первыми мы ядерную войну никогда не начнем. Союзники, судя по всему, не собираются топить город-остров. А нас использовали для достижения каких-то своих целей.

На некоторое время командующий русской эскадрой пропал. А когда он заговорил вновь, его голос, только что несколько подрагивающий, вновь обрел твердость, к который привыкли все моряки эскадры. - Я, русский адмирал, приказываю… Всем способным к движению кораблям - немедленно уходить на базу! Прикрывать отход остаются флагман и «Адмирал Лазарев». Спасибо вам, сынки!

«Фёдор Апраксин» поднял в воздух всё своё авиационное крыло! И пилоты боевых машин прикрывали его и разворачивающиеся для отступления корабли русской эскадры до тех пор, пока хватило горючего и боезапаса. Никто не посадил свой самолёт на палубу обороняющегося авианосца. А матросы, мичманы и офицеры самого корабля несли свои вахты и не покидали боевых постов до тех пор, пока смертельно раненый осколком от поразившей палубную надстройку ракеты адмирал не отдал приказ покинуть судно.

Также геройски вели себя и моряки тяжелого ракетного крейсера, который, уже имея критические повреждения, продолжал вести огонь из всех боеспособных ракетных и артиллерийских установок до тех пор, пока не кончились боеприпасы. И только после этого командир крейсера капитан первого ранга Хворостых отдал приказ об эвакуации.

Спасательные катера, предусмотрительно спущенные по личному приказу адмирала еще до момента получения кораблями критических повреждений, подобрали находящихся в воде моряков с тонущих крейсера и авианосца и катапультировавшихся летчиков. После чего ушли вслед за двумя вышедшими из боя эсминцами, шедшей в надводном положении из-за поврежденных рулей глубины подлодкой и одним уцелевшим судном снабжения. После того, как спасенные моряки перебрались на борта уцелевших кораблей, те полным ходом пошли в сторону родных берегов.

Оставшийся умирать вместе со своим флагманом адмирал, к сожалению, точно угадал почти все планы лжесоюзников. Они и не стремились разрушить плавучий остров, а хотели лишь оставить его без защиты. После чего пославшие своих моряков погибать властьимущие Индии и Китая, в число которых входили и высшие иерархи тайных обществ этих стран, смогли бы заявить свои претензии к лидерам «морской республики». А «эти глупые русские идеалисты» были использованы « втемную». Истребив большую часть защитных сил города-острова  и приняв на себя основной удар «нового ковчега» и его кораблей охранения, они позволили Индии и Китаю сохранить больше боеспособных кораблей.

Но азиатские военные, политики и маги еще не знали, что просто так отсидеться за спинами русских у них не получится. И что хотя и оставшийся без кораблей сопровождения, плавучий монстр и сам по себе способен очень на многое.

 

Тропосфера Земли над КНР и Индией, а также ближний космос.

 

Выполнив задачу по отражению атаки баллистических ракет, запущенных с территорий Индии и КНР, три ударных аэрокосмических комплекса SHAAFT устремились в сторону Индии и спустя всего тридцать минут развернулись в боевой порядок над ее территорией. Три других сделали тоже самое над КНР. А еще три «прыгнули» на низкую опорную орбиту и принялись планомерно уничтожать индийские и китайские спутники, которые могли помешать в дальнейшем выполнении задания их вышедшим на ударные позиции собратьям. И вот теперь пилоты комплексов, занявших позиции в тропосфере, готовились к ударам по целям на территории Индии и уничтожению намеченных объектов в Китае. Будучи уверенными, что ПВО этих стран против них совершенно бессильно. Но поскольку по наземным целям в этих странах должны были отработать еще и ударно-разведывательные ББС FOAS X-49 и оборудованные специальными ракетами с инициаторами тектонических процессов «Рэпторы», то сначала SHAAFT-ы должны были подавить основные системы ПВО дальнего радиуса действия.

И вот бортовые системы искусственного интеллекта выдали, наконец, оптимальные схемы атаки по распределенным целям. После чего небеса над целым рядом городов, а также военных и промышленных объектов Китая и Индии низвергли на землю высокоточные гиперзвуковые ракеты и управляемые бомбы, а также плазменные заряды, создаваемые с помощью систем направленного переизлучения потоков энергии, поступающих на борт каждого SHAAFT-а с запущенных на борту города-острова на полную мощность генераторов Теслы-Филлипова.

«Ныряя» в атмосферу и тут же мгновенно «всплывая» обратно в ближний космос, чтобы спустя буквально пару десятков минут снова «нырнуть» оттуда уже над другой целью, SHAAFT-ы обрушились на КНР и Индию словно пресловутое «оружие возмездия». Буквально за полтора часа сделав недееспособными все их крупные базы ВМФ, РВСН и комплексы систем ПВО. После чего в бой - если, конечно, так можно назвать производимое силами плавучего города избиение - вступили подлетевшие к материку FOAS-ы. Часть которых как раскаленные ножи сквозь масло прошла через фактически ослепленные и частично уничтоженные прибрежные системы ПВО и нанесла удары по электрическим подстанциям в районах расположения баз ВМС. А с борта плавучего города в это же самое время произвели запуски гиперзвуковых крылатых и баллистических ракет с термобарическими боевыми частями высокой мощности. Которые спустя всего пару десятков минут должны были обрушиться на плотины некоторых находящихся на территориях КНР и Индии высокогорных ГЭС.

Синхронно с этими ударами обе группы SHAAFT-ов произвели по прибрежным базам ВМФ КНР и Индии атаки тектоническим оружием и системами направленного переизлучения энергии. В результате чего ряд районов КНР и Индии накрыли цунами, которые порой достигали высоты свыше 50 метров.

В результате всех этих действий ударные силы «независимой морской республики» за совсем небольшое время оставили Индию и Китай без основных военно-морских баз и почти уничтожили всю систему их противовоздушной обороны. А также лишили почти треть их городов электроэнергии. Не говоря уж о чудовищных людских потерях там, где валы воды из разрушенных водохранилищ буквально смывали стоящие на берегах рек Янцзы и Брамапутра деревни и города.

Военные аналитики - каковые были среди тех, кто еще жил на стремительно вымирающей планете - могли бы потом долго рассуждать, почему лидеры «Нового Ковчега» не нанесли удары по территории России. Хотя она ведь тоже внесла свою - и еще какую - лепту в разгром прикрывавшей плавучий город группировки ВМС. Но они никогда не смогли бы догадаться, что лидеры «независимой морской республики» не произвели атак по России вовсе не из-за опасения нового ответного удара и тем более уж не из-за желания уменьшить количество жертв. А из чисто прагматических соображений.

Ведь в качестве запасного плана на случай, если «Новый Ковчег» будет поврежден выше критического уровня или, предполагался его переход по Севморпути в район Диксона или Новосибирских островов и организация с помощью экранопланов и имеющейся на борту транспортной и строительной техники одного или двух комфортабельных поселений в практически не заселенных, а потому и не зараженных болезнью местах Западной Сибири.

 

Китай. Центральная диспетчерская одной из высокогорных ГЭС.

 

- Это не дождь, а просто светопреставление какое-то, - начальник смены положил каску на край стола возле центрального пульта гидростанции.

- Льёт так, как будто у них там, наверху, центральный створ лопнул, - усмехнулся главный гидротехник станции.

- Как говорят у нас, типун тебе на язык, - поднялся с протертой кушетки плотный бородатый мужчина лет сорока.

- Типун - это кто? - спросил молодой гидротехник, посматривая на стрелки датчиков давления в том самом центральном створе основного водосброса.

- Ни кто, а что, - нехорошо усмехнулся бородач.

- Ваш русский сам Будда не разберет. Лучше скажи, Степаныч, - причем в устах главного гидротехника это звучало как «Сепанась», - может остановим четвертую турбину?

- Да, давай. Только не аварийно, потихоньку, и предупреди машзал. А впрочем, не надо - я сам туда схожу.

Главный механик одной из крупнейших ГЭС Китая - Николай Степанович - был русским. Работал он в Китае уже лет двадцать. И все потому, что когда приехал в КНР на строительство этой ГЭС, то приглянулась ему маленькая стройненькая китаянка, работавшая в русской бригаде переводчицей. Настолько приглянулась, что к моменту окончания стройки он на ней женился. И остался жить в Китае.

А никто из местных замуж её не брал по причине довольно прозаической. Даже по местным меркам была она не красива, да ещё и прихрамывала немного. Чем она взяла русского богатыря, одному Богу известно. Вот только жили они вместе уже пятнадцать лет душа в душу, несмотря на все суды-пересуды. И жалел Степаныч только о том, что детей у них не было. Однако любил он свою Су Линь сильно, да и работал много - и потому постепенно душевная боль от этого прошла.

Путь в машзал шел по переходам внутри плотины и поэтому Степаныч не мог видеть, как в пелене дождя над плотиной возникли две светящиеся точки, которые стали стремительно приближаться. И буквально через секунды возник и стал нарастать тонкий, едва слышимый свист, после чего в плотину врезались две ракеты с БОВ[27] повышенной мощности, разнеся середину гидротехнического сооружения на тысячи осколков-снарядов, сметающих все на своем пути. Откинутая взрывом вода на какое-то мгновение оголила возникший в плотине разлом, а затем, хлынув вниз, довершила разрушение. Многотонные железобетонные куски летели вниз во все нарастающем потоке, кувыркаясь словно легкие картонные коробки.

Следом за потоком воды вся плотина сложилась от центра к краям как падающие костяшки домино. И могучая ГЭС исчезла в плотной водной пыли. Но всего этого уже никто не увидел.

Несколько секунд понадобилось воде, чтобы водяным валом в двадцать метров высотой прокатиться по ставшему вдруг узким руслу реки. Вековые деревья вырывало с корнем, чтобы расщепить их об каменные стены берегов. И даже сами горы не выдерживали стремительного и мощного напора, превращаясь сначала в глыбы, затем в камни, а потом в щебень, еще долго оседающий на дно реки за пронесшимся водным валом.

 

Тихий океан. Эсминцы КТОФ «Вепрь» и «Росомаха».

 

Потрепанные, но сохранившие все ходовые возможности эсминцы были единственными надводными кораблями русской эскадры, успевшими после приказа Егорова выйти из боя. Сейчас они полным ходом шли к родным берегам. Имея на борту остатки своих экипажей и уцелевших моряков и летчиков, подобранных с погибших в сражении кораблей и самолетов. И поскольку боекомплект был расстрелян полностью, то дежурство несли только мотористы и электрики, БЧ-1, БЧ-4, БЧ-5, БЧ-7 и медицинская служба. А остальные, свободные от вахты и не раненые, были распределены по всем пригодным для размещения людей помещениям и либо обсуждали произошедшее сражение, либо смотрели по телевизору новости.

Из которых они узнали, что едва российские суда вступили в бой, по всем телеканалам показали выступление Президента России, который заявил, что напавшие на город-остров военно-морские формирования являются частями, нарушившими присягу и вышедшими из подчинения, а потому не имеющими никакого отношения к официальной политике властей России. А владеющие иностранными языками офицеры связи и разведки, переключив каналы, смогли увидеть, что подобные заявления по поводу случившегося сделали также индусы и китайцы. Властители стран явно хотели не уничтожить, а всего лишь напугать правителей «независисмой морской республики». Наверное  для того, чтобы потом получить возможность выторговать места на этом «новом ковчеге» и для себя. И ради этого готовы были предать своих солдат, а политики Индии и КНР даже забыть огромные жертвы и разрушения, нанесенные их странам боевыми системами плавучего города.

После увиденного в помещениях возвращающихся на базу кораблей сначала раздались крики негодования и возмущения, а потом возникли апатия и подавленность. Хотя погибший адмирал предупреждал всех, что в этот поход они идут без санкции верховного командования страны и все пошли на это добровольно, но в глубине то души почти каждый надеялся, что Родина их не осудит. А она осудила! Не Родина, конечно, не народ, а всего лишь власть, но от этого на душе было не менее горько. Осознавать то, что родные берега встретят их не как героев, а чуть ли не как изменников, было обидно. Настолько, что многие, не скрывая скупых мужских слез, плакали.

 

........................................................................................................... 

 

- Смотрите, смотрите! Он оживает! - удивленно прошептал Черногрыз.

Взгляды Степановой и подошедшего Тельнова и без этих призывов «прилипли» к экрану монитора. Появляющиеся там значения показателей свидетельствовали о невозможном - уже несколько минут как мертвое, если не считать работы отдельно взятых мозга, печени и почек, тело Петра Скворцова стало заново подавать признаки жизни! Вдруг буквально на глазах запустились - и еще как! - казалось бы уже полностью угасшие иммунная и нервная системы. Стремительно изменились параметры энергетических процессов. А спустя всего несколько минут - через сколько точно, они, завороженные происходящим, засечь не смогли - лежащий в боксе высшей защиты смертельно больной и согласно всем канонам реаниматологии уже умерший человек самостоятельно вздохнул и неожиданно закричал. Так, словно его терзала жуткая боль. Впрочем, показатели на мониторе свидетельствовали, что так оно и было! Профессор неожиданно осипшим голосом произнес, обращаясь к Черногрызу:

- Введи ему кубик бупранала и кубик конотоксина.

Семен немедленно набрал на клавиатуре необходимую команду и по автоматизированным катетерам в вены Скворцова вместе с поступавшими туда перфтораном и миоглобином заструились сильнейшие болеутоляющие.

- Может это всего лишь ремиссия? Вы же знаете - такое иногда бывает, - еле слышным шепотом на ухо спросила Степанова у Тельнова.

- Не похоже - уж слишком сильная активизация всех органов и систем. В любом случае, надо ему помочь. И верить в лучшее! Верить, Зоя Федоровна!



[1] Разумом он превосходил род человеческий

[2] Контагиозность (заразность) - термин, определяющий способность микроорганизмов распространяться путём передачи их возбудителя от заражённых организмов здоровым. Вируле́нтность (лат. Virulentus - ядовитый) - степень способности инфекционного агента (микроорганизма или вируса) заражать данный организм. Вирулентность неравнозначна способности вызывать заболевание (патогенности), поскольку после заражения микроорганизм может превращаться в симбионта организма-хозяина, не вызывая отрицательных последствий.

[3] Директорат Национальной разведки – орган, осуществляющий координацию и управление деятельностью всех разведывательных и специальных служб США.

[4] в широком смысле слова скрининг - это методический подход, который используется с целью выявления определенного заболевания (группы заболеваний) или факторов, способствующих развитию данного заболевания (фактора риска).

[5] от лат. Observatio – наблюдение. Это система режимно-изоляционно-ограничительных и лечебно-профилактических мероприятий, направленных на предупреждение распространения инфекционных заболеваний. Она предусматривает ограничение въезда, выезда и транзитного проезда через очаг заражения., запрещение вывоза из него какого либо имущества без предварительного обеззараживания, а также ограничение обращения с незараженным населением.

[6] 12-ый отдел Управления «С» Службы внешней разведки (СВР) занимается добычей информации о средствах разработки биологического оружия и защиты от него. Управление биологической защиты (УБЗ) войск химической защиты МО РФ занимается вопросами предотвращения биологического нападений.

[7] Центр по генной диагностике особо опасных инфекционных заболеваний ФГУЗ "Российский НИИ противочумный институт «Микроб».

[8] in vitro - лат. «в стекле» - технология выполнения экспериментов, когда опыты проводятся в пробирке, либо, в более общем смысле, вне живого организма. Многие эксперименты, имеющие отношение к молекулярной биологии, биохимии, фармакологии, медицине, генетике и др., проводятся вне организма и живых клеток, при этом результаты опытов вполне достоверны.

[9] АНБ – Агентство национальной безопасности. Спецслужба США, занимающаяся научно-технической разведкой и контрразведкой, разработками систем безопасности в информационных сетях (включая криптографию), а также занимающаяся съемом информации с систем связи потенциальных противников и анализом информации, полученной как путем электронного шпионажа, так и из открытых источников, собираемых в спецбазы данных.

[10] Обсервация (лат. observatio наблюдение) - медицинское наблюдение за изолированными в специальном помещении здоровыми людьми, имевшими контакт с больными карантинными болезнями или выезжающими за пределы очага карантинной болезни. Является противоэпидемическим мероприятием и проводится в тех случаях, когда медицинское наблюдение (без изоляции) не гарантирует от возникновения новых случаев заболеваний. Обсервация обязательна при карантинных инфекциях (например, при чуме и холере), но по решению санитарно-эпидемиологической службы может проводиться и при других инфекционных болезнях. Она устанавливается с момента выхода обсервируемого из эпидемического очага или последнего контакта его с больным и имеет продолжительность соответственно сроку инкубационного периода болезни

[11] МНС - младший научный сотрудник

[12] ЦФО – Центральный федеральный округ

[13] угро – сокращение от уголовный розыск.

[14] СКПП – санитарный контрольно-пропускной пункт.

[15] В комплекс вооружения БМПТ входят спаренная установка 30-мм автоматических пушек 2А42 (таких же, как на вертолете Ка-50 «Черная акула»), установленный в едином блоке с ними 7,62-мм пулемет ПКТМ, два дистанционно управляемых 30-мм автоматических гранатомета АГ-17Д и имеющий четыре пусковые установки противотанковый управляемый ракетный комплекс (ПТРК) «Атака-Т».

[16] Реактивный пехотный огнемет "Бородач" от своего предшественника - одноразового "Шмеля" - отличается прежде всего тем, что он многозарядный – может выпустить очередью три заряда.

Реактивный противотанковый гранатомет РПГ-32 способен преодолевать любые созданные к настоящему времени комплексы активной защиты (КАЗ) бронетехники и пробивать до600 мммногослойной брони.

[17] НУРС - неуправляемый реактивный снаряд. Монтируются в кассетах для ведения залпового огня по площадям.

[18] Особое хранение. Вакцина.

[19] ОКНШ – Объединенный комитет начальников штабов. Высший командный орган ВС США.

[20] ДРЛО – дальнего радиолокационного обнаружения

[21] ГМ- глубокая модернизация

[22] ТАРКР - тяжёлый атомный ракетный крейсер.

[23] Ракеты «воздух-воздух» дальнего радиуса действия с прямоточным воздушно-реактивным двигателем.

[24] ЭДСУ - электродистанционная система управления. Ее первый или альфа-канал отвечает за продольную устойчивость самолета. При выполнении фигур пилотажа, требующих закритических углов, его отключают.

[25] П-700 «Гранит» - противокорабельные ракеты. При выстреле залпом эти ПКР ведут себя почти как живые существа. Они постоянно обмениваются между собой информацией, помогают и защищают друг друга, сообща вырабатывают план нападения и обороны от возможного перехвата. По беспроводным каналам они объединяется в защищенную от помех локальную компьютерную сеть и выбирают одну ракету на должность «главной»! Она поднимается выше на несколько сотен метров и «ведет» остальных к цели. Если «вождя» собьет вражеское ПВО, ракеты за доли секунды выбирают нового лидера. Во время полета стая в полностью автономном режиме распределяет между собой цели так, чтобы один корабль не атаковался дважды. При этом коллективный АІ учитывает боевой порядок флота противника и корабли атакуются в порядке приоритета. Ракеты идут на некотором расстоянии друг от друга, достаточном для маневрирования таким образом, чтобы пока не будут уничтожены все основные цели, не атаковать второстепенные. Этот же АІ отвечает за распознание истинных целей при постановке помех и даже ведет собственную радиоэлектронную борьбу. Ракеты идут поэшелонно: впереди разведка, затем главные силы, по бокам фланговые дозоры. Если противник пытается перехватить смертоносную армаду, то от нее сразу же отделяется отвлекающая группа, в то время как основные силы продолжают свой путь. Даже при выходе в окончательную атаку «Граниты» никогда не действуют по шаблону. Всякий раз они сообразуют свои действия с условиями сложившейся обстановки. На подходе к цели они разделяются на несколько групп, каждая из которых имеет свою собственную задачу: одна отвлекает, вторая прорывается, третья добивает. Одного залпа 12-ю «Гранитами» вполне достаточно, чтобы уничтожить целую авианосную ударную группу, включая и сам авианосец.

[26] От англ. Active Denial System (букв. «Система активного подавления») - см. http://www.chaskor.ru/p.php?id=467

[27] БОВ - сокр. от боеприпас объемного взрыва

Рейтинг@Mail.ru