Untitled document
Константин Утолин

Ольга Шевчук

Лариса Базарова

 

 

 
 
ЗАГОВОР ТЕНЕЙ

(книга вторая цикла «Стоящие у Престола»

 

 

Москва, 2005 год.

 

 

Небольшое обращение Константина Утолина к читателю: в тексте книги есть довольно много сносок с пояснением ряда терминов. Раздумывая, оставить их в тексте или собрать в конце книги в глоссарий, я решил все-таки оставить, как есть. Поскольку лично меня и большинство известных мне людей раздражает каждый раз лазить куда-то, чтобы посмотреть смысл того или иного термина или неизвестного слова. Надеюсь, что это окажется приемлемым и для Вас, неизвестный, но от этого не менее уважаемый мною читатель.

 

К. Утолин  выражает глубокую благодарность и признательность:

Елене Алферьевой - за замечания и редакторские правки текста перед сдачей его в издательство

 и

В. В. Головачеву - за моральную поддержку в очень важный момент.

 

 

 

 

 

                                                   ПОСВЯЩАЕТСЯ МОИМ СЫНУ, ЖЕНЕ, МАМЕ И БРАТУ. БУДЬТЕ СЧАСТЛИВЫ!

 

Наступление антихристова царства знаменуется возобладанием торгашеского отношения к жизни, человека к человеку как средству извлечения прибыли...

Н. К. Гаврюшин

 

Каждый верующий христианин в меру своей веры должен охранять свою духовную свободу от хозяйства, не отдавать себя всего и до конца хозяйственной работе, не признавая хозяйственной стихии первой и определяющей человеческую жизнь и свободу.

С. Булгаков

 

Правила запрета гласят: бессмысленно тратить энергию и время на насилие над сложными системами, надо знать, как они функционируют, с минимальными усилиями возбуждать то, что годится для них, учитывая собственные реакции объекта на внешние воздействия. По-особому проявляют себя внутренние тенденции, противостоящие внешним управлениям и взаимодействующие с ними, в органическом мире, устройство которого зиждется на самоорганизации. В нашем сознании она связывается в том числе и с саморегуляцией, самоподдержанием, регенерацией, самодостраиванием и т. д.

Академик РАН А.А. Самарский

 

Праведник во веки не поколеблется, нечестивые же не поживут на земле.

При благоденствии праведников веселится город, и при погибели нечестивых бывает торжество.

Книга Притчей Соломоновых, глава 10,строфа 30 и глава 11, строфа 10

 

Мерзость пред Господом всякий надменный сердцем; можно поручиться, что он не остантся ненаказанным.

Книга Притчей Соломоновых, глава 16,строфа 5

 

Блалаженны те, кто соблюдают заповеди Его, чтобы иметь им право на древо жизни и войти в город воротами.

А вне - псы и чародеи, и любодеи и убийцы, и идолослужители и всякий любящий и делающий неправду.

Откровение святого Иоанна Богослова, глава 22, строфы 14 и 15

 

"Бывает нечто, о чем говорят:

"смотри, вот это новое".

Но это было уже в веках,

бывших прежде нас".

Екклесиаст, Глава 1, стих 10

 

«Мы не плетем паутину жизни… Мы просто нить в ней. Чтобы мы не делали с паутиной, это касается и нас».

Вождь Сиэтл, Племя Дуомиш, Северная Америка, 1854г.

 

 
 

Пролог. Круги на Воде. Люди.

ОАЭ, Фуджейра.
Сергей шел по набережной. Справа и впереди от него блестел огнями стоящий прямо на берегу Оманского залива отель, в котором он жил вот уже девять дней. Идти до отеля оставалось примерно километр, и Сергей наслаждался этой прогулкой. Вечерний моцион под легким, освежающим после дневной жары бризом, доставлял ему огромное удовольствие.
Приехав в ОАЭ, Сергей поселился в отеле «Океаник», находящемся в самом молодом из эмиратов - Фуджейра, который когда-то был частью Шарджи и стал самостоятельным только в 1953 году. Рядом с этим отелем располагался русскоязычный дайв-центр "Севен старз", в котором он проходил курс погружений на «найтроксе». В местоположении «Океаника» был и еще целый ряд преимуществ. Во-первых, на круговой развилке, расположенной слева от выхода из отеля, и до которой вполне можно было дойти пешком, находился двухэтажный ресторанчик, принадлежащий семье ливанцев, в котором кормили не дорого и при этом очень вкусно. А во-вторых, из этого отеля Сергей за короткое время мог добраться до всех иных мест, на посещение которых он собирался потратить остающееся от дайвинга время. Что было важно, поскольку в двухнедельный отпуск хотелось успеть вместить всё «планов громадье». И Сергей настойчиво вмещал: уже посетил археологический музей и парк развлечений на острове в лагуне Халид, оценил собранную в Аджмане, в бывшей резиденции эмира, прекрасную коллекцию старинного оружия и совершил сафари на джипах через пустыню в прекрасные горы Ходжар, побывав на водопадах Аль-Вуррайа. А впереди еще ожидали полет на вертолете, сады Айн-Аль-Мадхаб и горячие источники Айн-Аль-Гамур. Также он собирался посмотреть гонки катеров, которые начали проводить именно в Фуджейре после открытия там Международного морского клуба.
В общем, Сергей отрывался на всю катушку, следуя совету своего приятеля и партнера по дайвингу Игоря, который любил повторять фразу из первого фильма «Матрица»: «Очисти свое сознание!». Вот Сергей и очищал его, и не без успеха, тщательно вытряхивая из этого самого сознания все и всяческие мысли и воспоминания о работе - курсах, котировках и иных атрибутах вполне преуспевающего инвестиционного консультанта. Жаль было только, что Игорь, также фанатеющий от дайвинга, в этот раз не смог составить ему компанию, поскольку его фирма сдавала крупный проект по внедрению ERP-системы в каком-то холдинге, и все ведущие специалисты были брошены «закрывать прорыв» своими мозгами, а если понадобится, то и телами. М-да… Все-таки жизнь частного инвестиционного консультанта имела свои плюсы. Впрочем, и минусы тоже. Се ля ви, как говорят любители лягушачьих лапок.
Сегодня Сергей записался на ночное погружение, и поэтому несколько сократил привычный маршрут своего вечернего моциона, чтобы успеть на микроавтобус, который должен был забрать его от отеля и доставить в «Семь звезд». Благо оборудование все хранилось в клубе. Расчет оказался точным - подходя к отелю, Сергей увидел подъезжающий микроавтобус с эмблемой клуба на лобовом стекле. Слегка ускорив шаг, он поравнялся с ним как раз тогда, когда тот еще тормозил. И залихватски запрыгнул в открывшуюся дверь еще на ходу.
В клубе царила привычная организованная суета. Идущие «в ночное» дайверы в количестве семи человек, включая Сергея, проверяли снаряжение и в ящиках тащили его на борт катера. Работники центра, в основном индусы и ливанцы, сгружали туда же подвезенные на тележках баллоны с желтыми полосами по кругу и слегка стершимися зелеными надписями «Nitrox». Уже на борту Сергей начал не спеша собирать «снарягу». Закрепив шланг инфлятора, привычным движением повернул стекла консоли к баллону и, открыв вентиль, проверил давление в баллоне. Повезло - достался «забитый» на двести десять атмосфер.
Закрыв вентиль, и привычно рассовав по карманам «крыла» своего BSD фирмы OMS восемь килограммов грузов, Сергей принялся надевать гидрокомбинезон и ботинки. Тем временем лодка отошла от берега. И уже вскоре инструктор стал давать вводные на погружение. Обратив особое внимание на то, что надо очень внимательно следить за глубиной. Поскольку с «найтроксом» шутки плохи и кислородное отравление - вещь очень коварная и неприятная. С чем Сергей был полностью солидарен. И поскольку биться в судороге и пускать пену изо рта ему как-то не хотелось, то он задал своему компьютеру программу сигнализировать о достижении глубины в двадцать с половиной метров. Поскольку с «Nitrox 36», которым был «забит» его баллон, можно было достичь критического парциального давления уже на глубине двадцати одного метра и сорока сантиметров.
Лодка застопорила ход. Еще раз повторив маршрут и сигналы, инструктор дал команду - и все быстро попадали за борт. А спустя еще пять минут отсвечивающая проблесками включенных фонарей группа уже была под водой.
Вернувшись после в целом скучноватой, во многом из-за мутной воды, нырялки обратно в отель, Сергей поднялся в свой номер, смыл под душем океанскую соль и, почистив зубы, лег спать. Уснул мгновенно и без сновидений. Уже засыпая, подумал, что завтра предстоит насыщенный событиями денек: он взял в клубе перерыв в погружениях и на весь день собирался отправиться на горячие источники Айн-Аль-Гамур.
И вот на следующий день он уже лежал с закрытыми глазами в горячей воде источника, наслаждаясь приятными ощущениями, когда почувствовал, что рядом погрузилось в воду еще чье-то тело. Приоткрыв глаза, Сергей слегка повернул голову. Рядом расположился сухощавый и весь словно состоящий из жил бритый наголо араб. Сергей устроился поудобней, и опять закрыл глаза. Тут что-то слегка кольнуло его в бедро снизу. Наверное, маленький камешек. Опустив заложенную под голову руку, Сергей провел ею по камням. Колоть перестало. Он слегка пошевелился, чтобы изменить позу, и снова блаженно расслабился. А минут через пятнадцать вылез из источника и стал одеваться. Увы, но уже через час экскурсантам надо было возвращаться обратно в город. Можно было, конечно, еще некоторое время понежиться, но хотелось пофотографировать окрестности. Да и перекусить не помешало бы на дорогу.
Нацеливаясь объективом фотоаппарата на чудесный окрестный пейзаж, Сергей неожиданно почувствовал слабость. Дойдя до одного из шатров, где располагались своего рода полевые кафе, он сел за столик и заказал себе каркаде. Когда напиток принесли, Сергей отхлебнул из чашки и откинулся на стуле. Вроде как полегчало. «Перегрелся, наверное», - подумал он, допивая красный чай и вставая из-за стола. Следующие минут пять он снова фотографировал окрестности и чувствовал себя вполне сносно, хотя ощущение беспокойства не проходило. И не напрасно: подойдя к красивой группе скал, он опять почувствовал слабость, причем, на сей раз, ощущение дурноты стремительно нарастало и даже в глазах потемнело. «Что за хрень?!» - мелькнула почти паническая мысль. На подгибающихся ногах он двинулся назад. И когда впереди уже показались экскурсионные автобусы, силы окончательно кончились. Чувствуя, что теряет сознание, Сергей выдавил из себя что-то похожее на стон и рухнул на землю.
В начавшейся суете никто не обратил внимания на то, что один из псевдо-бедуинов, которые стали уже привычным атрибутом любого сафари для туристов, достал из-под бурнуса мобильный телефон. И уж тем более никто не услышал, как он произнес в трубку: «Первая фаза завершена».
Вокруг Сергея продолжали суетиться. Его перенесли в тень, а экскурсовод их группы срочно связывалась со страховой фирмой и больницей. Сквозь толпу протолкался одетый по-европейски, в легкие брюки и белую рубашку-апаш, араб.
-      Пропустите, я врач, - произнес он на английском, и склонился над телом. – Принесите ему что-нибудь под голову. И отойдите, дайте.
Пощупав пульс, приоткрыв веки и зачем-то осмотрев руки, он обратился к экскурсоводу:
-      Его срочно надо доставить в больницу. Не могу сказать точно, но возможна либо сердечная недостаточность, либо что-то сосудистого происхождения. Точнее можно сказать только после анализов в клинике.
-      Этот парень живет со мной в одном отеле, - сказал один из столпившихся вокруг туристов. - Он дайвер. Может у него от погружений что-нибудь случилось?
-      Тем более, - мгновенно прореагировал тот, кто назвался врачом. - Надо как можно скорее доставить его в больницу. Боюсь, что придется вызывать вертолет.
На руководителя группы, в которую входил Сергей, в этот момент лучше было не смотреть. Казалось, что эту средних лет женщину сейчас саму хватит удар. Видимо, в этот момент она прикинула мысленно стоимость вызова вертолета и сопоставила ее с компенсацией по страховке на тех условиях, на каких обычно страхуют туристов российские туроператоры. А есть ли у этого парня специальная дайверская страховка, она не знала. Однако и допустить, чтобы клиент помер, было никак нельзя. В этот момент из толпы раздался голос, говоривший также по-английски:
-      Не надо вертолет. Здесь неподалеку есть частное владение моей семьи. И в нем отличный медицинский комплекс. Я предлагаю перевезти больного туда. Это всего минут сорок езды на моем джипе. В него поместятся и доктор с гидом. Так будет быстрее. Да и дешевле, чем вызывать вертолет, - добавил он, судя по всему, специально для руководителя группы.
-      А там действительно есть современное медицинское оборудование? - недоверчиво спросил врач.
-      Это один из домов семьи Аль Казими, - ответил с чувством глубокого достоинства в голосе предложивший этот вариант араб.
Как будто это должно было сразу снять всем вопросы. Впрочем, для людей сведущих этот ответ действительно говорил о многом. Семья шейхов Аль Казими некогда была самой могущественной во всем Персидском заливе. Да и сейчас, даже отойдя в тень на фоне мелькающих в СМИ владетелей эмиратов, принцев и королей, члены этой семьи по-прежнему располагали огромными влиянием и возможностями. А если бы в толпе был кто-то, посвященный в древнюю и современную историю тайных исламских орденов, то такого знатока даже несколько поразило бы появление среди обычных туристов члена семьи, издревле составлявшей ядро одного из древнейших арабских тайных орденов - Ордена дервишей Маламати. Его основателем считается Зу-н-Нун[1], египетский маг и мистик, умерший еще в 850 году.
-      Хорошо. Показывайте, где ваша машина. И помогите кто-нибудь донести туда больного, - согласился врач.
Спустя десять минут джип вырулил на горную дорогу. А еще через час с небольшим, когда солнце садилось за горы, он уже сигналил у ворот горной резиденции семьи Аль Казими. Из-за окружавшего ее высокого забора виднелись крыши с расположенными на них «тарелками» спутниковых антенн. Водитель опустил стекло и выглянул наружу. Видимо, его разглядели в скрытую видеокамеру, потому что ворота поползли в сторону. И автомобиль, урча мощным двигателем, вкатился на территорию виллы.
Из здания уже спешили люди, держащие большой сверток, напоминающий одеяло. Соорудив из него импровизированные носилки, переложили на них так и не пришедшего в себя Сергея и внесли его в дом. Врач поспешил следом. Туда же направилась и гид русской группы.
В одном из помещений действительно оказалось подобие палаты с разнообразным медицинским оборудованием. Там уже ждали несколько врачей. Поговорив с ними, сопровождавший пациента доктор, видимо, посчитав, что передает того в надежные руки, попрощался. Находившийся в той же комнате высокий сухощавый араб с чуть тронутыми сединой волосами отдал короткое распоряжение стоявшему у дверей молодому человеку, чтобы гостя отвезли, куда он скажет. Молодой человек с поклоном предложил врачу следовать за ним.
Женщина - гид уезжать отказалась, сказав, что не может оставить туриста из своей группы. Переживала ли она при этом больше за туриста, или за репутацию своей фирмы, осталось неизвестным, однако ее пожелание было уважено, и все тот же высокий араб, очевидно бывший здесь за главного, предложил ей апартаменты на втором этаже. Затем по-английски, чтобы было понятно гиду, обратился к врачам с вопросом о состоянии пациента. Те также на английском ответили, что первичные признаки не показывают сердечной патологии, но возможен сосудистый криз, и пообещали дать более точный диагноз после анализа крови, ЭКГ, ЭЭГ и УЗИ-диагностики. Гид осторожно, боясь оскорбить хозяев дома прямым вопросом, спросила, будет ли туристическая фирма что-то должна за оказанную ими любезность.
- Семья Аль Казими может позволить себе оказать бескорыстные гостеприимство и помощь нуждающемуся, - спокойно и с чувством глубокого достоинства ответил тот араб, который отдавал распоряжения.
Смущенная и в то же время очевидно успокоившаяся женщина в сопровождении одного из стоявших у дверей проследовала к отведенным ей апартаментам.
Тем временем врачи суетились над раздетым и уложенным на стол Сергеем. Однако как только сотрудница российской турфирмы исчезла из поля видимости, суета эта очень явно изменила свой характер. Медики сразу начали прикреплять к телу Сергея какие-то датчики, на голову надели сеточку с прикрепленными к ней проводами, в вену правой руки ввели катетер от капельницы. Причем действовали они так быстро и четко, словно выполняли заранее отработанный план.
Спустя полчаса возглавлявший все эти «шаманские камланиия» врач, в очередной раз посмотрев на экраны мониторов, подал знак и стал сноровисто снимать все датчики. А один из его коллег тут же вколол в вену лежащему парню какой-то препарат.
Спустя пять минут тот открыл глаза и с удивлением оглядевшись кругом, произнес:
-      Б…ь! Где я, еханый бабай?!
Самое странное, что один из присутствующих в зале арабов вполне его понял и ответил на отличном, без акцента, русском языке:
- Не надо материться. Вам стало плохо во время экскурсии, и Вас доставили сюда. Все боялись, что у Вас сердечная недостаточность или еще что-нибудь подобное и что Вас не успеют довезти до города. Но, слава Аллаху милосердному, поблизости оказался наш дом. Официальная версия наших врачей: перегрев на фоне небольшого изменения газового состава состава крови. Видимо, во время погружений где-то был нарушен режим декомпресии. Ведь Вы же дайвер, верно? Но сейчас уже все нормализовалось и завтра Вы вместе с гидом Вашей группы - она отдыхает наверху, на втором этаже - поедете обратно. А сейчас, если не возражаете, мы бы хотели с Вами поговорить.
-      Извините, кто это «мы»? У кого я «в гостях»? И почему официальная версия? А что со мной на самом-то деле? - Сергей уже сидел на своем ложе и, судя по его виду, испытывал смесь опасения с раздражением и удивлением. Впрочем, вполне понятную в такой ситуации.
Старший араб выступил вперед:
-      Переведите ему! – бросил он говорившему по-русски, и продолжил, обращаясь к Сергею. - Вы в горной резиденции Ордена дервишей Маламати. Я - старший сын главы семьи Аль Казими, в последние двадцать лет возглавляющего Совет Старейшин Ордена, Юсуф ибн Дауд аль Мисри.
А когда владеющий русским помощник перевел сказанное, продолжил:
-      Вы попали сюда не случайно. В горячем источнике вам вкололи быстродействующее снотворное, чтобы инсценировать тепловой удар и тахикардию. Поверьте, это средство абсолютно безвредно. Мы выбрали Вас, Сергей, по многим признакам, начиная от Ваших «Джанма-накшатра» и «Джанма-раши»[2], и заканчивая вашим увлечением дайвингом и даже тем, какой тип девушек Вам нравится.
-      Э-э-э… Вы что, вахаббиты что ли? Вербовать будете? Или это, зомби-смертника из меня сделаете?! Ну почему именно меня-то? - попытавшись придать своему виду и голосу хотя бы подобие уверенности, произнес Сергей.
-      Нет, наше учение гораздо древнее не только вахаббизма, но и ислама, - ответил старший араб, и добавил. - Не стоит так нервничать, Сергей. Вам не причинят никакого вреда. Объяснить же, почему мы выбрали именно Вас, вряд ли возможно даже за неделю, не говоря уж про одну ночь. Просто поверьте мне, что, поговорив с нами, Вы окажете огромную услугу человечеству в целом. Единственное, что Вам нужно - это выслушать мой рассказ.
-      И все? Так не бывает! – воскликнул Сергей.
-      Я понимаю, это выглядит странно. Но Вы же ничего не потеряете, выслушав меня. В конце концов, если бы мы хотели сделать с Вами что-то против Вашей воли, мы бы уже это сделали, пока Вы были без сознания. Так что успокойтесь.
-      Ну хорошо. Выбора-то у меня все равно, как видно, нет, - ответил Сергей. - Только одежду мою верните.
Главный араб отдал короткое распоряжение. Уже спустя пять минут одетый Сергей прошел вслед за ним на просторную веранду, сквозь панорамное остекление которой открывался потрясающий вид на начавшие усеивать небо звезды - как всегда в горах, они были крупнее и ярче, чем на равнине. Хозяин предложил Сергею выпить и что-нибудь съесть. Тот согласился, и вскоре на столе перед ним и хозяином стояли ваза с фруктами, два бокала вина и тарелочки со сластями. Не чокаясь, оба собеседника пригубили вино. И хозяин дома начал свой рассказ. Переводил севший в затемненном углу знаток русского. Сергей откинулся на подушки дивана, пытаясь расслабиться, но это ему не очень удавалось.
- Как я уже говорил, я представляю Орден дервишей Маламати. Ему более десяти тысяч лет и он связан с существами, которые живут в другой Вселенной, с иными физическими законами. Мы зовем их Живущими за Гранью. В глубокой древности около двенадцати тысяч лет назад эти существа имели контакты с Атлантидой. И помогали ей в войне с Гипербореей. В источниках атлантов их часто именовали демонами.
-      Чего-чего? - Сергей вытаращил глаза. - Ну ни хрена себе! Вы что, хотите сказать, что вся эта трепотня про атлантов и гипербореев - правда, что ли?
-     Да. Прошу Вас, Сергей, потерпите немного, не перебивайте. Потом у Вас будет время задать вопросы. Хотя я и не обещаю Вам, что отвечу на все из них.
- Хорошо, я постараюсь, конечно… Только все это как-то… Нереально.
- Увы, как раз очень реально. Итак, во время войны атлантов и гиперборейцев Живущие за Гранью поддерживали атлантов. И хотели с их помощью проникнуть на Землю.
- В каком смысле проникнуть? Захватить, что ли? Знаете, я фантастику последний раз в детстве читал…
- Я же просил… Однако, это не фантастика, а сущая быль. Вы правы - они хотели захватить Землю. И их можно понять. Ведь чуть более двадцати тысяч лет назад именно с Земли, к тому же при участии людей, была совершен акт агрессии по отношению к мирам Живущих за Гранью. Но направлялось это агрессивное вторжение существами, чуждыми и людям, и Живущим за Гранью. Которых проще всего именовать Предтечами. Они уже имели развитую цивилизацию тогда, когда люди еще только осваивали каменные орудия и использование огня. И в их планах уже давным-давно на много тысячелетий вперед было расписано, какие процессы и как должны развиваться на планете, именуемой людьми своим большим домом и имеющей красивое название Земля. Наивные, мы привыкли считать этот мир своим. И просто не замечали силу, которая вертела нами, как безвольной марионеткой в хозяйских руках. Ибо Предвечные действовали в этом мире самыми искусными методами, и действовали при этом исподволь, так, что люди просто ничего не замечали. Им всегда казалось, что все идет своим чередом. И почти никому из жителей Земли и в голову не приходило, что все происходящее на планете искусно направляется невидимой умелой рукой…
Людям оказалась просто недоступной та глубина прогноза и управления событиями, которыми владели Предтечи. А самое главное - Предтечи могли планировать события на тысячелетия вперед, а затем ожидать в течение этих тысячелетий, чтобы увидеть результаты своего влияния через промежутки времени, за которые на Земле сменялись десятки поколений людей. И люди просто не могли увидеть взаимосвязь происходящего сейчас с теми событиями, что происходили сотни, а то и тысячи лет назад! А о которых даже и воспоминаний то никаких не осталось. Перворожденные же помнят всё. И видели, как «круги на воде» от нескольких «брошенных в озеро» событийной реальности «камней», затухая и делаясь уже невидимыми человеческому глазу, расходились по всему объему Пространства Событий и Взаимосвязей. Как они претерпевали дифракцию при «столкновениях» с возникающими у них на пути препятствиями. И, наконец, встречаясь на весьма значительном удалении от каждого из мест своего «зарождения», эти «событийные волны» интерферировали друг с другом, неожиданно порождая резонансные всплески. И как в эти моменты человечество переживало какой-нибудь свой очередной кризис.
Араб замолчал. Сергей тоже приумолк, силясь переварить услышанное. Все это просто не укладывалось в голове.
-   В общем, я еще многое мог бы рассказать, - продолжил собеседник. - Да только на самом деле все это не так уж и важно. А важно то, что в настоящее время есть тайные организации, которые, обобщенно говоря, созданы уцелевшими последователями атлантов. Они же унаследовали и связь с Живущими за Гранью. Сохранились и организации, которые были созданы гиперборейцами. И все эти тысячи лет они ведут друг с другом незримую тайную войну за власть над Землей. При этом среди той и другой групп тайных обществ есть, грубо говоря, исполнительные органы, а есть планирующие, стратегические. К каковым относится и наш Орден. Мы вообще не вмешиваемся в активные мероприятия, а следим, если так можно выразиться, за идеологией и правилами контактов с Живущими за Гранью. Мы, строго говоря, Орден Хранителей Устоев. И пресекаем отступления других «атлантических» орденов от этих принципов. Но изредка встречаются и те, кому удается совмещать сразу обе функции - и стратегов, и исполнителей замыслов. К таковым относится древнейшее из созданных потомками гиперборееев, позднее ставших славянами, тайных обществ - Братство «Стоящих у Престола».
Сергей встал, не в силах больше сдерживать нервное напряжение. Подошел к стеклу, отделяющему веранду от внешнего мира, уткнулся в него лбом. Мозг, казалось, сейчас просто выключится. Еще бы - фантастика, ставшая реальностью или чудовищный розыгрыш с неизвестной целью - вот и выбирай, что хуже. Хорошего мало.
Показалось, что донесшийся сзади окрик хозяина физически ударил в спину, как резкая волна холодного ветра. Тут же последовал мягкий голос переводчика:
-   Вернитесь. Не время давать волю чувствам. Вы должны успокоиться и дослушать.
Удивительно, но нервное напряжение спало, по телу и впрямь разлился покой. Сергей вернулся к столу, и сел на подушки, теперь уже по-настоящему расслабившись.
- Вот и хорошо, - продолжил собеседник. - Всегда лучше смириться с обстоятельствами, когда мы не в силах их изменить, не так ли? Продолжим. До недавнего времени и наследники гипербореев, и мы полагали, что последние остатки Предтеч погибли во времена Великой Битвы Двух Принципов, как называют войну атлантов с гиперборейцами в наших кругах. Но девять лет назад и мы, и наши оппоненты получили неопровержимую информацию, что Предтечи живы! Более того, мы узнали, что и войну атлантов с гипербореями спровоцировали они! А сделали это потому, что нашли способ с помощью атлантов преодолеть возникшую в ходе их предыдущей войны с жителями иной вселенной Грань между нашими мирами. И еще раз попытаться осуществить свои планы в отношении не только нашей, но и другой вселенной тоже!
Все эти годы и мы, и наши оппоненты пытались хоть что-то разузнать про деятельность Предвечных Предтеч - этих наших общих, как выяснилось, Древних Врагов. И не очень преуспели. Хотя нам и помогали Живущие за Гранью, которые в свое время нашли способы противостоять вторгшимся в их миры Предтечам. И вот недавно наши союзники из другой Вселенной решили установить контакт с последователями Гипербореи. И объединить усилия в борьбе против Предтеч. Тем более, что Живущие за Гранью смогли за это время обратиться к своему коллективному сознанию и поднять все архивы. И восстановили большую часть методов, использованных ими во время древнейшей войны с Предтечами. Но именно девять лет назад «Стоящие у Престола» нанесли основательный удар по главной исполнительной силе «атлантических» обществ - Ордену «Великого Меча Атлантиды». Также понеся при этом приличные потери. Поэтому по расчетам Живущих за Гранью для реализации их методов борьбы с Предтечами ни наших сил, ни сил наследников Гипербореи по отдельности не хватит. Тогда и было решено, что Предтечи - это большая угроза для другой Вселенной, чем люди. И поэтому нам поручили установить контакт с лидерами «Стоящих у Престола». И передать, что перед лицом сохранившейся, как оказалось, страшной, в том числе и для людей, угрозы - уцелевших по сей день Предтеч, Живущие за Гранью готовы забыть древние распри!
- Это, конечно, очень интересно, но при чем тут я? - Сергей больше не нервничал, и собеседник удовлетворенно кивнул.
- Передать это предложение о сотрудничестве решено так, чтобы дополнительно проверить «Стоящих у Престола», как это говорят у вас, русских, «на вшивость», - блеснул познаниями в языке переводчик. - Для этого по специальной методике и нашли Вас, Сергей. Вычислили, можно сказать. И именно Вам все это и рассказали. А еще мы отразили в Вашей ауре Молчаливое Послание. Ну, что-то типа заклинания. Специальное воздействие.
-     Так вы все-таки что-то со мной сделали… - тревога снова захлестнула его, и он буквально подскочил с мягкого дивана.
Успокаивающий, но при этом властный жест собеседника заставил его опуститься обратно.
- Вам не о чем волноваться, - смысл фразы он понял еще до того, как переводчик начал переводить. - Это не принесет никакого вреда. Спустя некоторое время это воздействие как бы рассосется, самоуничтожившись. То есть просто исчезнет. Но если «Стоящие у Престола» действительно настолько сильны, как предполагают Живущие за Гранью, то после Вашего возвращения на Родину они почувствуют, что в контролируемом ими ареале появились некие возмущения в высших метриках, связанные с проявлением Молчаливого Послания. И должны будут попытаться обнаружить и его носителя, то есть вас. А сделать это можно лишь по определенной методике. Причем в короткий срок, пока запечатленное в ауре послание не исчезло. Смогут ли они вычислить человека, чьи характеристики позволяют наложить такое… э… заклинание именно на него? То есть, смогут ли они вычислить именно Вас? А найдя, прочитать записанную в Молчаливом Послании информацию? Мудрецы Гипербореи владели этими навыками. Вот мы и посмотрим, сохранили ли «Стоящие у Престола» эти традиции настолько глубоко… Найдут Вас, прочтут Послание - значит, они действительно способны быть для нас равными партнерами в деле борьбы с Предтечами. И тогда мы сможем передать им сразу все те методы обнаружения Предтеч и борьбы с ними, которые удалось восстановить Живущим за Гранью за эти девять лет, прошедшие с того момента, как мы узнали, что Древнейшие уцелели.
- А вы не боитесь, что когда я вернусь в Россию, то первым делом пойду в ФСБ и там расскажу всю эту историю? Там наверняка есть спецотдел какой-нибудь, который всякими экстрасенсорными штучками и древними знаниями занимается. И ведь мне могут и поверить. Что тогда?
- Нет, Сергей, этого мы не боимся, - сдержанно улыбнулся собеседник. - Даже наоборот. Если вам не поверят, или такого отдела в ФСБ нет, то, в лучшем случае, Вас просто выгонят взашей. В худшем - упекут в психиатрическое учреждение. И если «Стоящие у Престола» Вас вычислят, то им надо будет заодно показать степень своего влияния, чтобы вызволить Вас, или, по крайней мере, проникнуть туда и получить Молчаливое Послание прямо там. Если же в вашей российской ФСБ такой отдел имеется и Вам поверят, а Братство «Стоящих у Престола» окажется настолько сильно, как предполагают Живущие за Гранью, то на службе в таком отделе, уж поверьте, наверняка окажется хотя бы один внедренный член этого Братства… А значит, вас найдут, и Молчаливое Послание достигнет тех, кому оно и предназначено. Так что и этот вариант развития событий мы предусмотрели.
- Вам то что, - усмехнулся Сергей. - А у меня вся жизнь может наперекосяк пойти из-за ваших шпионско-мистических игр. Нет, ну это ж надо… Блин, ну почему именно мне такой непер?!
- Не волнуйтесь, Сергей! Наш прогноз показывает, что Вам ничего не грозит. Ну а в качестве компенсации, так сказать, морального ущерба, мы предлагаем Вам деньги. Двадцать пять тысяч долларов.
- Надеюсь, мне этого хватит, чтобы вылечиться после оказанного Вашими эскулапами воздействия на мой организм!
-      Я понимаю Ваше волнение, но еще раз повторяю - оно совершенно необосновано.
-      Ага… А потом меня грохнут, потому что я слишком много знал и видел.
Теперь пришла пора усмехнуться собеседнику:
- Это Вы кинобоевиков насмотрелись. Нет, Сергей. Все будет гораздо проще и прозаичнее. Если Вас найдут Стоящие у Престола, то после снятия ими записанного Молчаливого Послания Вы забудете все, что сейчас услышали. Если же они вас не найдут, то, как я уже говорил, эта информация спустя некоторое короткое время уничтожится сама по себе. И в любом случае спустя некоторое время Вы будете помнить только то, что Вам стало плохо, и Вас лечили.
-                                      Шутите… Зачем же Вы тогда вообще мне все это рассказали?
-                                      Потому что процедура наложения Молчаливого Послания требует, чтобы носитель знал основное содержание на сознательном уровне. Почему так, объяснить можно, но сложно. Поэтому уж поверьте на слово, Сергей.
- Можно подумать, у меня есть выбор…
- Ну, не надо так печально! Подумайте о другом - хотя Вы и забудете о содержании нашего разговора, но в течение какого-то срока будете одним из немногих людей, знающих про существование двух самых древних и таинственных мистических организаций человечества, про существование Предтеч и про реальную историю развития цивилизаций на планете Земля. А это уже немало! Ну а теперь пойдемте. Время уже позднее, а завтра рано вставать. Вас проводят и покажут комнату. А завтра перед отъездом Вы получите кредитную карту, оформленную на Ваше имя и пин-код к ней. Думаю, это несколько скрасит впечатление от нашей встречи. Спокойной ночи, Сергей. И прощайте - со мной Вы больше не увидитесь.
- Да уж, спокойной… Дай Бог вообще уснуть… - бормотал Сергей себе под нос, идя вслед за выделенным ему сопровождающим.
 
Спустя некоторое время. Москва.
Сергей уже три дня как приступил к работе, а из головы все никак не выходило его арабское приключение. Чем больше проходило времени, тем все более нереальным казалось ему произошедшее с ним в Фуджейре. Сразу по возвращению в Москву Сергей нервничал. Сойдя с трапа самолета, он думал, что неведомые «Стоящие у Престола» «свинтят» его прямо в аэропорту. Но ничего не случилось ни в день прилета, ни на следующий день, ни еще день спустя…
Взглянув на экран торгового места, на котором котировки основных «голубых фишек» уже час стояли практически без движения при длящемся уже три дня боковом тренде, и выведя на монитор своего ноутбука результат прогноза динамики до закрытия торгов, сделанный на основании использующей принципы теории антихаоса программы, написанной одним из знакомых, Сергей решил, что еще часа два точно ничего существенного не произойдет и поэтому спокойно можно сходить пообедать. Выйдя из здания ММВБ, он пошел в кафе, в котором обедал всегда, когда это позволяла ситуация на рынках.
Сев за один из столиков, он сделал привычный заказ и стал ждать, отвлеченно думая о том, как скажутся на рынке происходящие в России политические процессы. И за этими размышлениями совершенно не заметил, как к его столику подошел спортивного вида молодой человек. Его присутствие Сергей обнаружил лишь тогда, когда тот попросил разрешения присесть.
Едва столкнувшись с подошедшим взглядом, Сергей неведомым образом мгновенно понял: надежды Живущих за Пределами оправдались. Его вычислили. Что-то необычное было во взгляде этого молодого, на вид всего то лет девятнадцати-двадцати, парня с мягкими и пластичными движениями. Словно он видел не только доступную восприятию большинства обычных людей физическую реальность, но и нечто еще, присутствующее в этом мире и незаметное для других.
Видимо, во взгляде Сергея что-то проскользнуло, так как подошедший, непринужденно заняв место напротив, сразу же «взял быка за рога»:
- Думаю, что Вам уже нет нужды объяснять, кто я и кого представляю…
- Ну почему же? Я ж не ясновидящий, - попробовал огрызнуться Сергей больше для вида, чем по делу.
- Не стоит ерничать. Нам известно, что Вы являетесь носителем некоей информации, которую получили во время своей поездки в ОАЭ. И которая нужна нам.
- Кому это вам? – спросил Сергей, хоть и понимал, какой ответ услышит.
Севший напротив молодой человек едва заметно усмехнулся. И, пристально взглянув прямо в глаза Сергея, произнес:
- Думаю, что не удивлю Вас, сказав, что «мы» - это тайное общество, стоящее на защите интересов человечества уже многие тысячи лет.
- Братство «Стоящих у Престола», - неожиданно для самого себя шепотом выговорил Сергей.
- Вы, я смотрю, знаете даже больше, чем мы предполагали. – Молодой человек оглянулся по сторонам. - Поэтому давайте не будем тянуть и отправимся сразу сейчас.
-                                      А если я не соглашусь? - Сергей для вида все еще продолжал ерепениться, хоть и понимал, что смысла в этом никакого, ведь эти, если захотят, вывезут его туда, куда им надо, и безо всякого согласия.
Собеседник снова лишь молча усмехнулся. Вот только глаза его буквально на мгновение неуловимо изменили свое выражение. Чего оказалось достаточно, чтобы весь его кураж с Сергея как ветром сдуло. Он спросил только:
- Поесть то хоть дадите?
- Да без проблем. Время у нас еще есть, - уже весело ответил представитель «Стоящих у Престола». - Пожалуй, и я с Вами перекушу.
- А надолго Вы меня потом, хм, похитите-то?
- Да нет, тут недалеко ехать. Ну и для снятия информации потребуется некоторое время. Думаю, что часа за три вместе с дорогой туда и обратно управимся. И работа не пострадает. По нашим прогнозам, больших девиаций ни по одному из находящихся в Вашем портфеле активов сегодня не предвидится.
- Успокоили, ничего не скажешь. Прямо по поговорке: «Снявши голову, по волосам не плачут».
- Да не нужна нам голова. А вот с души Вашей мы груз снимем.
Спустя полчаса два молодых человека, со стороны производившие впечатление хороших приятелей, вышли из кафе и сели в стремительно подъехавший неприметный «фольксваген» с тонированными задними боковыми стеклами. Мягко «рыкнув» двигателем, машина сноровисто «нырнула» в относительно небольшой в это время дня автомобильный поток.
А спустя еще три часа Сергей действительно уже вновь сидел на своем рабочем месте. И с удовольствием вспоминал, как сначала в кафе познакомился с оказавшимся также финансовым аналитиком канадцем Полом, а потом, в задумчивости бредя из кафе обратно на работу, на улице буквально столкнулся с очень красивой девушкой. Как выбил у нее при этом из рук пакеты с покупками. И предложил не только купить продукты взамен тех, что вывалились на асфальт, но и подвезти ее до дома. В качестве компенсации морального ущерба. Правда, в результате с момента ухода на обед он аж целых четыре часа не следил за рынком и приехал к самому закрытию торгов. Ну да поскольку прогнозы о низкой волатильности сегодняшнего дня оправдались, он ничего не потерял. Зато вечер обещал ему приятную прогулку, возможно даже с романтическим продолжением. Ради этого стоило потратить четыре часа.
В это же самое время, когда Сергей предвкушал вечернее приключение, в аналитическом центре Братства «Стоящих у Престола» до конца расшифровали Послание, переданное столь необычным способом Орденом дервишей Маламати. И прочитав его текст, курировавший эту работу член Высшего Совета Братства Сергей Алексеевич Одинов думал, глядя на экран монитора: «Значит, мы не ошиблись. Есть еще большее зло, чем демоны из другой Вселенной и их приспешники…»
И все это время носители этого зла жили тут, прямо у них под носом?.. Каковы же они, раз уж демоны сами первыми предлагают сотрудничество в борьбе против них - этого общего, как они утверждают, врага. Вот только можно ли верить?! Не является ли это операцией прикрытия и отвлечения внимания, попыткой направить Братство по ложному следу? Скорее всего так бы оно и было, если бы только не тот факт, что и в прощальной мысленной трансляции Дмитрия было прямо сказано, что среди нас живут Древние расы. Вынашивающие свои планы по изменению мира. Да уж, дилемма. Придется созывать Высший Совет.

 

Глава 1. Первый контакт бывших врагов

1.

На столе Сергея Алексеевича Одинова лежала шестигранная серая призма размером примерно с кулак человека, и на ее не то каменной, не то металлической поверхности то и дело вспыхивали и гасли серебристые искорки. Пару раз призма как хамелеон меняла цвет, переливаясь всеми цветами побежалости.

Сергей Алексеевич был высшим иерархом Братства «Стоящих у Престола» из клана Хранителей. И именно он отвечал за безопасность всего Братства. В самом широком смысле этого слова - включая и идеологические, и даже чисто мистические аспекты этой самой безопасности.

Лицо Сергея Алексеевича не выражало ни волнения, ни вообще каких бы то ни было эмоций. Взяв в руки странную призму, он пробежал пальцами по ее острым граням, и хладнокровно произнес:

- Что ж, будем изучать сию занятную вещицу.

Призма тут же порозовела и окуталась легкой дымкой. Сергей Алексеевич повертел ее перед собой, поднес к свету. Внутри таинственного предмета слабо, едва различимо, проявилась еще одна призма, крошечная и менее прозрачная. А внутри нее тоже что-то угадывалось. Матрешка, да и только!

- Занятная штуковина, - вновь задумчиво повторил Сергей Алексеевич. - Похоже, на каждого человека она реагирует по-разному. А может и на любой биологический объект? Ладно, выясним. Кстати, по дороге сюда ничего не приключилось?

-                                      Пожалуй, нет. Все было нормально! - ответил Пол, который как раз и доставил в кабинет Сергея Алексеевича Одинова загадочный предмет.

Призма была не чем иным, как таинственным артефактом Древних. Именно за ним Пол ездил к представителям Ордена дервишей Маламати практически сразу после того, как тот весьма необычным способом вышел на контакт с Братством.

Еще при транспортировке этого изделия Древних Пол обратил внимание на то, что оно может менять цвет. В ладонях посланника демонов артефакт был неопределенного серого цвета, матовым и несколько шероховатым. А стоило ему попасть в руки Полу, как он тут же засиял и стал прозрачным и абсолютно гладким! Связной Ордена в свою очередь предупредил Пола, чтобы тот ни в коем случае самостоятельно не пытался экспериментировать с артефактом. Поскольку эта «штуковина» может изменять течение событий - причем чаще всего в плохую сторону.

Нельзя сказать, чтобы Пол однозначно в это поверил, но дисциплина и ответственность взяли верх над любопытством. За весь путь он ни разу даже не пытался «прощупать» артефакт с помощью своих паранормальных способностей. И, как потом выяснилось, не напрасно. Впрочем, за время поездки Пол заметил еще одну особенность: артефакт то делался легче пушинки, а то вдруг наливался свинцовой тяжестью.

-               Да, - вдруг вспомнил Пол, - кое-что странное по дороге я все-таки заметил. Мне потрясающе везло! Нигде ни одной задержки. Все как по заказу. Я только подумал, вот бы в «зеленую волну» светофоров попасть… И получилось! А на железнодорожном переезде вообще чудеса творились. Там поезд приближался. А я думаю: вот бы он остановился, мне проехать дал. А он и встал! Ни с того, ни с сего! Связной дервишей еще говорил мне, что эта штука будто притягивает несчастья. А у меня наоборот вышло.

-               А вот это уже интересно.

Сергей Алексеевич поднялся из-за стола, одернул полы костюма из легкой летней ткани, прошелся по кабинету. Пол молча ждал указаний.

Они знали друг друга уже почти десять лет. Сергей Алексеевич заменил молодому человеку родителей, но на службе их отношения делались сугубо деловыми. Пол лишь отметил про себя, что в аккуратно подбритой бородке наставника все заметнее стали выделяться ниточки седины, хотя лицо по-прежнему оставалось моложавым и свежим. Сергей Алексеевич тоже заметил изменения в своем воспитаннике - тот повзрослел, и взгляд сделался пронизывающим, затвердевшим, напоминающим взгляд Дмитрия, реинкарнацией которого и был Пол. Или, наоборот, Дмитрий был реинкарнацией Пола? В общем, этот аспект теории древних гиперборейцев с возможностью реинкарнаций не только в будущее, но и в прошлое, и, что особенно поражало, в настоящее, когда одна и та же душа пребывала сразу в двух одновременно живущих телах, был сложен даже для восприятия Одинова.

-                                      Все подобные странности обязательно опиши в отчете о командировке, - попросил Сергей Алексеевич. - Ценна любая мысль, которая поможет нам понять образ мыслей и восприятия Предтеч. У них и логика, и законы совсем иные, и нам о них ничего не известно. А необходимо как можно скорее понять, с кем мы имеем дело.

Спустя полтора часа, когда отчет был написан и сдан, а сам артефакт уже находился в специальном защищенном хранилище одной из лабораторий, Пол спустился из кабинета Одинова в холл административного здания исследовательского комплекса Братства, внешне замаскированного под закрытый коттеджный поселок – и сразу же почувствовал на себе чье-то пристальное внимание. «На автомате» включилось паранормальное видение. Из всех стоявших в холле людей Пол легко выделил рослую девушку в белом халате. Импульс интереса к Полу исходил именно от нее, хотя внешне это почти никак не проявлялось. В данный момент она на него даже не смотрела.

Пол незаметно пригляделся к незнакомке, делая вид, что прогуливается по холлу, кого-то ожидая. Он отметил, что во всем облике девушки чувствовалась врожденная и, видимо, усиленная специальным тренингом грация и пластика хищного зверя. Возраст -от двадцать трех до двадцати пяти, хотя выглядит моложе. Прямые волосы ниже плеч цвета спелой пшеницы, умелый макияж, подчеркивающий выгодные черты лица. Глаза - серо-зеленого оттенка. Нос прямой, тонкий, с небольшой горбинкой. Небольшая скуластость могла быть намеком на присутствие среди предков представителей желтой расы, но с этим образом никак не вязался высокий лоб и прямой упрямый подбородок. Усиленная макияжем красота незнакомки в первые мгновения притягивала. Но Пол сразу же ощутил, как «проснулся» его «внутренний сторож». Что-то неуловимое в этой девушке было воспринято им как опасность. При этом единственное, что могло насторожить сознательно - наличие у девушки отличной защиты от ментально-эмоционального сканирования. Что указывало на достаточно высокий уровень Посвящения.

Кто же она, и почему появление Пола в исследовательском центре вызвало повышенное внимание с ее стороны? Судя по пробившейся сквозь защиту эмоциональной волне, она уловила в нем что-то необычное, и теперь пыталась разобраться в своих ощущениях. Неужели дело в артефакте, который Пол передал Одинову? Или она смогла расшифровать самого Пола, энерго-полевые структуры которого на всех уровнях до самых глубинных выглядели как у самого обычного, разве что очень здорового и тренированного человека? В любом случае он вдруг ясно ощутил: с ней еще предстоит встретится.

Тут к девушке подошел мужчина в белом халате нараспашку. Импульс внимания к Полу сразу же исчез и она принялась что-то деловито объяснять подошедшему работнику центра – видимо, ее начальнику.

Пол вышел на улицу из холла двухэтажного здания, сложенного из толстых, полметра в обхвате, кедровых бревен, и полной грудью вдохнул воздух, пропитанный запахами, которые бывают только в самом конце лета. Пощелкивали и щебетали птицы, по бокам от тропинки, среди торчащих травяных стрелок и стелющихся по земле стеблей выступали овальные листья багульника. Но расслабляться было некогда. Молодой человек ускорил шаг, и через некоторое время его силуэт затерялся среди разросшихся кустов.

Вика же - так звали незнакомку, - когда закончился разговор, вновь бросила взгляд в ту сторону, где совсем недавно увидела парня, принесшего в лабораторию нечто удивительное. Да и сам он вызвал интерес. Хотя поверхностное сканирование и не показало ничего необычного в его ауре, девушка привыкла доверять своей интуиции, а та говорила, что этот молодой человек был не совсем обычным смертным.

Персонал лаборатории, в которой работала Вика, как раз сейчас спешно готовился к важной работе - исследованию какого-то полученного Братством древнего артефакта. И Вика поняла, что речь шла именно о той вещи, которую доставил заинтересовавший ее парень.

Вернувшись в лабораторию, Вика застала подготовительные работы в самом разгаре. Проверялась настройка приборов, устанавливалось новое оборудование. Нельзя сказать, чтобы царила суматоха, но определенное волнение присутствовало. Отправившись на свое рабочее место, она села за стол, бросила в чашку заварочный пакетик чая, залила кипятком из стоявшего тут же небольшого чайника, и принялась в очередной раз просматривать план предстоящего эксперимента.

За ее перегородкой по соседству , технарь Леонид занимался монтажом новой установки, специально подготавливаемой для предстоящего эксперимента.Он возился с настройкой одного из блоков, параметры которого никак не желали соответствовать тестовым значениям. Вика удивилась, услышав через перегородку, как обычно спокойный Леонид тихо ругается, причем в ругани его начала то и дело проскальзывать ненормативная лексика. Это было нехорошо. Если уж даже Леонид нервничает… Что-то шло не так. Вика непроизвольно ощутила тревожную волну, начавшую разливаться в пространстве лаборатории.

Леонид тем временем решил вскрыть блок в надежде обнаружить возможную поломку внутри. Взял отвертку и, придерживая кожух прибора левой рукой, правой стал выкручивать один из верхних крепежных винтов. Прошло несколько секунд и Вика услышала, как он вскрикнул от боли, и тут же бросилась за перегородку. Леонид тряс рукой и матерился, а из довольно глубокой раны текла кровь. Оказалось, непонятно как сорвавшаяся с винта отвертка вонзилась в тыльную сторону его ладони, как раз между большим и указательным пальцами. Подбежав к нему, Вика перехватила руку, сосредоточила взгляд на ране. Зашептала чуть слышно древний заговор. Леонид и верил, и не верил тому, что происходило. Боль утихла, рана стала зарастать прямо на глазах!

- Ну, ты даешь! - ошеломленно пробормотал парень, восхитившись способностями Вики, о которых он доселе и не догадывался. - Как это ты смогла? Где научилась? Поразительный дар! С меня презент!

- Ерунда, - отмахнулась девушка. - Но впредь будь внимательнее! И не лови ворон, когда занимаешься серьезным делом!

- Да я и не ловил, - сконфуженно пробормотал Леонид. - Вообще не понимаю, как такое произошло. Только подумал о том, что при такой спешке обычно всегда какая-нибудь ерунда происходит - а тут эта отвертка как сорвется…

- Дурные мысли вообще опасно держать в голове, - назидательно произнесла Вика. - Уже давно замечено, что плохие мысли могут и в самом деле притянуть какую-нибудь беду.

Допить чай Вике так и не удалось. Неприятности в центре посыпались как из рога изобилия. Повариха на пищеблоке обварила себе ногу, нечаянно пролив кипящий борщ из кастрюли. Не успели разобраться с поварихой, как дежурного электрика ударило током. К счастью, он не пострадал - благодаря тому, что стоял на диэлектрическом коврике. А тут еще и на одного из охранников ни с того, ни с сего набросилась сторожевая собака. Еле оттащили.

Удивительно, что при всем при этом лаборатория умудрилась в чрезвычайно сжатые сроки заявить о своей готовности начать эксперимент. Однако, узнав обо всех происшествиях, Одинов решил эксперимент начать завтра утром, а сейчас немедленно собрать совет, чтобы попытаться определить, мог ли на все эти события повлиять артефакт Предтеч. Уж слишком явной казалась связь между появлением этого предмета в центре исследований Братства и развернувшейся вслед за тем малоприятной цепочкой событий.

 

2.

С загадочной девушкой Пол столкнулся уже на следующее утро, когда его вызвали в лабораторию как участника эксперимента, проводимого с артефактом Древних. Войдя в помещение, молодой человек увидел Сергея Алексеевича в окружении специалистов – физиков, электронщиков и пары известных ему паранормов, которые должны были подключиться в контуры специальных систем для фиксации воздействий артефакта на высшие метрики Реальности. Среди спецов была и та самая девушка. В результате взаимных представлений Пол, наконец, узнал, что загадочную незнакомку зовут Викой.

- А это Головачев Василий Васильевич, - указал Одинов на стоявшего у одного из приборов того самого мужчину в распахнутом халате, с которым Вика беседовала вчера. - Крупный специалист в области физики многомерных пространств и темпорологии. Руководитель проекта Братства по изучению свойств времени и событийных процессов.

Василий Васильевич, услышав, что речь идет о нем, энергично повернулся и протянул Полу руку. Высокий, с военной выправкой, волосы слегка поредевшие на макушке, но это не портит общего приятного впечатления. Пол не смог сдержаться, чтобы не задать так и «вертящийся» на языке вопрос:

- Прошу прощения за любопытство. Вы случайно не тот самый писатель-фантаст, который выпустил уже целую серию книг про ДендроФрактал Времен, Регулюм и Веер Миров? Уж очень совпадает то, чем Вы занимаетесь и то, про что написано в этих книгах.

Василий Васильевич обезоруживающе улыбнулся.

- Увы, увы… Не сподобился. Хотя должен признать, что горжусь таким совпадением. Поскольку идеи моего тезки порой просто потрясающе совпадают с теми результатами, которые мы получаем в ходе экспериментов и теоретических разработок, - объявил он Полу.

На некоторое время настройка установки была приостановлена. Спецы засыпали Пола вопросами, надеясь услышать что-то, возможно, не попавшее в отчет, который уже был ими досконально изучен. Излучает ли таинственный объект тепло? Оказывает ли воздействие на принятие решений? Влияет ли на настроение и мыслительный процесс? Пол ответил, что он слишком мало контактировал с артефактом, чтобы можно было что-то подобное заметить.

- А вам не показалось, что обратный путь, уже с артефактом, занял гораздо меньше или, наоборот, больше времени? - спросил вдруг Головачев.

- Точно, - удивленно согласился Пол. - Я даже сверил часы, поскольку явно ощутил, что возвращение заняло меньше времени, чем я потратил по дороге на встречу.

- Ну, что ж, коллеги. Приступим, - призвал Сергей Алексеевич собравшихся.

Артефакт был помещен в специальный контейнер, опутанный паутиной проводов, с помощью которых его подключили к множеству различных приборов. Предстояло получить данные, на основании которых можно будет сделать хотя бы первоначальные выводы в отношении внутренней структуры и свойств таинственного предмета. «Сработают ли здесь наши подходы? - подумал Пол. - Мы пытаемся изучить его обычными, человеческими методами, а применимо ли это в данном случае, по отношению к предмету, изготовленному существами с иной, не человеческой логикой? Хотя, наверное, не я один такой умный и тот же Головачев знает, что делает». И, перестав заниматься пустопорожними размышлениями, Пол стал смотреть, как таинственную призму подвергали разного рода «просвечиваниям» с помощью терагерцовых лазеров, рентгеновских линз и потоков различных частиц.

Когда несколько часов упорной работы явно утомили коллектив, Сергей Алексеевич решил объявить перерыв. Не успел Пол решить, как лучше использовать свободное время, как к нему подошли Головачев и Вика. Девушка приглашала Василия Васильевича вместе с Полом пообедать у нее дома.

- Не обещаю ничего экстравагантного, - добавила она. - Но будет быстрее и вкуснее, чем в нашей здешней столовой. Я живу совсем рядом, в двух минутах ходьбы.

-                Соглашайтесь, молодой человек, - поддержал Вику Головачев. - Я, к сожалению, вынужден отказаться - обещал Одинову отобедать с ним. Дела, знаете ли! А она и впрямь не только думать умеет, а и готовить тоже.

Несколько смущенный этим предложением, Пол все-таки согласился, и вместе с Викой направился по выложенной камнем дорожке к одному из коттеджей.

Викин дом и впрямь оказался совсем рядом. Проводив Пола на просторную чистую кухню, она усадила его за стол. Скатерть, украшенная вологодскими кружевами, была столь белоснежна, что прикоснуться к ней казалось страшно.

Готовить Вика и правда умела. Съев полную тарелку вкусного супа и приступая ко второму, Пол похвалил ее кулинарные способности, Вика улыбнулась, поблагодарила, и дальше обед опять проходил в молчании. Скованность развеялась, когда Вика принесла десерт. Потянув из высокого бокала коктейль, украшенный долькой лайма, Пол ощутил необычный, кисловато-терпкий вкус, и, поняв, что никогда не пробовал ничего подобного, не мог сдержать восторга:

-                Что это такое? Просто супер!

-                Мое собственное изобретение! - с гордостью ответила Вика. - Фруктово-овощной коктейль: соки тропических растений гравиола, асаи, ацерола, а еще сельдерея, артишока и спаржи, куда добавлены размолотые в порошок имбирь, мускатный орех и лакрица, мед и молоко.

-                Вот так сочетание! Абсолютно дикое на первый взгляд. Но ведь здорово получилось!

Пол уже чувствовал себя совершенно свободно и раскрепощено, и разговор завязался сам собой. И мгновенно перешел на ту тему, которая в последнее время занимала Пола больше всего. Вика только собралась начать расспрашивать Пола о привезенном им предмете, а он сам заговорил об этом.

- Самое удивительное то, что демоны сами выразили желание поделиться с нами информацией, - начал он. - Ведь это они проявили инициативу! И, похоже, что впервые за всю историю оказали человечеству такую неоценимую услугу. А ведь без них мы вряд ли что-то серьезное узнали бы о деятельности Предтеч - ну разве что в самых общих чертах. Вот уж не думал, что исконные враги могут стать партнерами! Я понимаю, конечно, что они делают это совсем не бескорыстно и заботятся, прежде всего, о себе. Но, тем не менее, факт их помощи людям остается фактом.

Вика вдруг вскинула на него удивленные глаза, в которых появилось нечто похожее на возмущение. Похоже, она не спешила соглашаться:

- Ты действительно считаешь, что люди сами не смогли бы получить необходимую информацию о деятельности Предтеч и восстановить их методы воздействия на реальность? Что мы еще настолько ограничены в нашем восприятии мира и мышлении? И что только демоны помогли нам прозреть?.. Невысокого же ты мнения о человечестве!

Когда она говорила, над бровями намечались легкие упрямые складки. Это упрямство и готовность отстаивать свое мнение, проявившиеся в ее лице, странным образом шли ей, делая еще привлекательней. Пол даже не обиделся на критический отзыв о его высказывании, потому что невольно залюбовался Викой. Однако замешкался лишь на мгновение. То, что Вика так хороша - это еще не повод с ней соглашаться. И Пол принял вызов, с готовностью вступая в спор:

- Да, я считаю, что методы мышления и воздействия Предтеч слишком отличаются от наших, и без помощи демонов люди никогда не смогли бы в них разобраться! И не потому, что мы глупее, нет. А потому, что самостоятельно нам никогда не получить от Предтеч того объема информации, которой хватило бы для достоверного анализа последствий их действий. А демоны владеют информацией в гораздо большем объеме, чем мы. Ведь они столкнулись с Древними еще десятки тысяч лет назад! И за это время, естественно, у них накопились значительные наработки по части противодействия магии Предтеч. Они хорошо знают, с кем и с чем имеют дело! А люди еще только-только пытаются понять саму проблему.

Но Вика не собиралась сдаваться. Едва дослушав Пола, она с негодованием произнесла:

- Зря ты так принижаешь умственные способности своих собратьев по разуму! Ведь мы уже нащупали дорожки, которые со временем вывели бы нас, куда надо! До методик, которые смогли бы выявить влияние Древних на нашу планету, остается всего пара-тройка шагов!

- Нащупали… остается… - Пол слегка передразнил девушку. - Это все слова, предположения! А демоны уже выдали нам все, что знали и сделали! И, заметь, их знания доказали свою эффективность не теоретически, а на практике, да еще на какой практике - в войне! У них огромный опыт и реальные успехи в борьбе с невероятно сильным и опасным врагом. Уж в чем-чем, а здесь мы отстали от демонов на эпохи, и в этом нет никаких сомнений! Я патриот, но не собираюсь преувеличивать наши возможности в угоду своему патриотизму. Хотя Платон мне и не друг, но истина дороже и для меня. Да и для дела полезнее!

Пол посмотрел на хозяйку дома - и невольно вздрогнул: вот это да! Внешне вроде бы мало что изменилось, но на уровне эмоционального восприятия Вика стала похожа на разъяренную тигрицу, готовую бороться за свою добычу. Ну вот… Так все хорошо начиналось, а теперь они почти ругаются. И это, едва успев познакомиться! Видимо, надо сбавить тон. Полу вовсе не хотелось ссориться. И следующую фразу он произнес уже гораздо мягче:

-       Я, конечно, понимаю, почему мы так сильно отстали. И демоны, и Древние живут очень долго, гораздо дольше, чем человек. У них одна жизнь охватывает тысячелетия, у нас от силы сотню лет, если не брать исключительные случаи. И потому воздействия, оказываемые Древними на социум и природные процессы, производятся таким образом, что мы просто не успеваем в течение нашей жизни заметить, какие изменения в связи с этим происходят, и какие последствия это все имеет. Нет у нас способов, чтобы выделить из всего потока событий ту интерференционную картину, которая создается именно событийными «волнами», созданными и направляемыми Предтечами. Даже двух поколений людей для этого мало. И в итоге мы обнаруживаем совершенное Предтечами изменение не тогда, когда оно зарождается, а тогда, когда оно уже стало давно свершившимся фактом и повлекло за собой необратимые последствия. Понимаешь? Да и то мы в состоянии обнаружить факт изменения лишь тогда, когда нам есть, с чем сравнивать - к примеру с историческими сведениями, доставшимися от прошлых поколений. А если сравнивать не с чем, то мы можем вообще не заметить, что с человечеством происходит что-то не то… Более того, мы, люди, вообще весьма ограничены в своей рефлексии относительно накопления знаний во времени. И я сейчас это тебе докажу на простом примере.
-        Это на каком же, интересно? - ехидно спросила Вика.
-        А вот реши такую задачу: где-то в другое время в далекой-далекой галактике на одной из малоизвестных планет в глухой деревне одной из маленьких стран, жило пятьдесят семейных пар. И каждый из мужей хотя бы по одному разу изменял своей жене.
После этих слов Вика ядовито ухмыльнулась – мол, нашел чем удивить, но Пол, как ни в чем ни бывало, невозмутимо продолжил:
-        Каждая из женщин этой деревни, как только кто-то из мужей изменил своей жене, немедленно об этом узнает (сплетни то распространяются мгновенно), если только это не ее собственный муж (о своих бедах каждый, опять же, как водится, узнает последним). При этом традиции этой народности требуют, чтобы женщина, получившая доказательства неверности своего мужа, в тот же день немедленно бы его убила. И ни одна из женщин эту традицию не нарушит. Однажды эту деревню проездом посетила королева страны, славящаяся своей правдивостью и непогрешимостью. И во время встречи на деревенской площади с собравшимися туда поприветствовать свою владычицу жителями королева сообщила им - по крайней мере, один из мужчин деревни совершил супружескую измену. Вопрос - что после этого произойдет?
-        Да ничего. Ведь каждая из женщин деревни и так знает, что не то, чтобы один, а аж сорок девять мужиков в их деревне - козлы.
-        Вот ты и попалась. Вроде бы все верно. Но только до той поры, пока день, в который королева посетила деревню, не закончится. Правда, ничего не произойдет и на следующий день, и еще через день тоже. И на сорок девятый день с момента приезда королевы тоже ничего не случится. А вот на пятидесятый день все пятьдесят жен замочат своих мужей. Возможно, даже в сортире. Поскольку именно на пятидесятый день вброшенная королевой информация приведет к критической массе связанных с ней размышлений всей совокупности женщин деревни.
-        Хм… Я, кажется, поняла, в чем тут трюк[3].
-        Вот видишь, дать верный ответ «с ходу» не получилось даже у тебя. А ты ведь не только умная от рождения (Вика фыркнула), но и наверняка прошла специальную ментальную тренировку. Так вот - одним из механизмов, которые используют Предтечи, является нечто похожее тому, что сделала королева из этой задачи, только намного более сложное, изощренное и многоуровневое. Они в точно выбранные моменты времени организуют в нужном месте вброс определенной информации. Затем она, подобно инициирующему импульсу в ядерной сборке, порождает своего рода замедленную цепную реакцию увеличения некоего нужного Предтечам знания. Которое, постепенно накапливаясь, через определенное время приводит к «взрыву» понимания в сознании людей именно той точки зрения на ситуацию, которая и была нужна Предтечам. Что, в свою очередь, влечет за собой рассчитанные Предвечными реакции.
Так что различие в восприятии времени - это очень серьезный параметр, влияющий на возможности создавать последовательности событий с заранее запланированными исходами. И у Предтеч в этом перед нами серьезное преимущество.

Пол замолчал и явно сдерживавшая себя и внимательно, не перебивая слушавшая Вика дождавшись момента, эмоционально воскликнула:

- Ну и что из этого?! Подумаешь - различие во временных шкалах… Это тоже вполне преодолимо!

И едва Пол приготовился возразить, как вдруг с веранды, находящейся за кухней, послышались какие-то странные звуки. Отчетливый и очень громкий клекот, сменившийся резким гортанным ворчанием. Молодой человек вопросительно посмотрел на Вику.

-               Это Кеша. Попугай, - пояснила ему хозяйка. Облик «разъяренной тигрицы» сразу же куда-то пропал. Теперь это была просто милая улыбчивая девушка. - Наскучило ему, бедненькому, сидеть одному в клетке. Требует к себе внимания. Надо уважить. Ну что, пойдем к нему, договорим на веранде?

Пол кивнул и тоже невольно улыбнулся. Посуда тут же была отправлена в посудомоечную машину. Нажатие нескольких кнопок на переносном пульте - и система «умный дом» заработала. Из специального «гнезда» выехал автоматический пылесос, посудомоечная машина приступила к работе.

Веранда представляла собой самую настоящую и очень симпатичную оранжерею. Горшки с экзотическими растениями стояли на полу, висели на стенах, занимали подоконники. Все цвело и благоухало. Клетка с попугаем возвышалась на треножнике в центре помещения, ее дверца была открыта. Причудливая птица, вся иссиня-черная, лишь возле клюва горели два ярко-оранжевых пятна, немигающими глазами смотрела на Пола, подергивая вздыбленным хохолком-опахалом.

- Ну, прямо пифия на треножнике, - усмехнулся Пол.

- Кеша воспитанный попугай, - вступилась Вика за своего воспитанника. - Я разрешаю ему летать по веранде, но он считает клетку своим гнездом и редко ее покидает.

Вика подсыпала корм попугаю, затем предложила Полу расположиться в удобном плетеном кресле, сама села напротив в точно такое же, и тут же вернулась к прерванному разговору.

-                Так на чем мы остановились?.. А, вот! Знаешь ли ты, что наши ученые обратили внимание на такой факт: даже земные существа разных биологических видов обладают абсолютно различным восприятием времени. Скажем, комар живет считанные дни, ворона - триста лет, некоторые тропические деревья - свыше пяти тысяч лет. Они живут в совершенно разных временных шкалах. И то, что для баобаба - миг, которого он и не заметит, для комара - вся жизнь. Длинная, между прочим, жизнь, и столько всего в нее вмещается! Для него это - далеко не миг! Дело здесь не в объективном течении времени, а в его субъективном восприятии разными биологическими объектами. Да не надо даже за примерами так далеко ходить. Сам знаешь: иногда час длится как сутки, а иногда сутки пролетают как миг. Значит, и человек тоже может переходить из одной временной шкалы в другую. А если мы научимся наблюдать реальность, перейдя в совершенно иную шкалу времени, принципиально отличную от обычного человеческого восприятия? Какой тогда эта реальность перед нами предстанет? Ты об этом никогда не задумывался? А ведь это вопрос совсем не праздный.

Вика замолчала, вопросительно глядя на Пола. Пол ждал продолжения ее мысли, одновременно обдумывая сказанное. Вика продолжила медленно, уже спокойно, без эмоций, пристально глядя на Пола, и всем своим видом подчеркивая, что говорит нечто очень важное:

-                Если мы сможем посмотреть на мир так, как его видят Древние - увидеть реальность в их временной шкале - то мы сможем увидеть изменения, которые они нам устроили! И сделать это без помощи демонов! Это вовсе не является невозможным, Пол, пойми! Наши ученые уже изучают эффекты восприятия времени для наблюдателей с разной продолжительностью жизни. Так что ты не прав, - заключила она довольно. - Сами бы справились. Еще немного - и разобрались бы с методиками влияния Предтеч на нашу реальность. Всего-то надо создать систему моделирования, которая позволила бы сделать доступными для человеческого восприятия те образы реальности, которые возникают в других временных шкалах.

-                Интересно. Я это знал, но лишь в самых общих чертах, - сдался наконец Пол. - Давай поподробнее.

Девушка снисходительно хмыкнула. И на Пола снова нахлынуло то ощущение опасности, которое он отметил при первой встрече с Викой. Все-таки помимо явной привлекательности было в ней что-то настораживающее.

-                Есть такая гипотеза, - продолжала тем временем Вика, - согласно которой человеческий мозг обрабатывает получаемую им от окружающего мира информацию дискретным образом. То есть воспринимает ее не в виде единого непрерывного потока, а виде последовательности кадров. Кадр - разрыв, кадр - разрыв. Эту идею впервые выдвинул Анри Бергсон, французский мыслитель. Позднее появились уточнения гипотезы Бергсона. Один малоизвестный гений по фамилии Варела предложил концепцию, в которой показал, как образуется каждый отдельный кадр зрительного восприятия.

- Путем разрядки определенного множества нейронов из разных участков мозга? - словно невзначай ввернул Пол.

В устремленном на него взгляде Вики появилось легкое изумление. Она явно не ожидала от Пола таких глубоких познаний в столь специальной области. Теперь уже ему оставалось только снисходительно хмыкнуть: мол, знай наших, мы тоже не лыком шиты. Да только он этого делать не стал, сохраняя спокойствие и самообладание.

- Просто интересуешься нейрофизиологией или проходил спецкурс по работе? - удивленно спросила Вика и, когда в ответ Пол лишь неопределенно пожал плечами, продолжила. - Что ж, пойдем дальше. Поскольку с кадром стало понятно, задумались о такой величине, как его длительность. У человека ее приближенно можно принять за одну десятую секунды. Но есть еще и скорость. Именно скорость смены кадров в мозге и является главным фактором, от которого зависит шкала восприятия времени. Хоть человеческого, хоть любого другого. В зависимости от этой скорости восприятие времени либо замедляется, либо ускоряется…

- Не совсем так. Длительность самого кадра тоже может значительно меняться! - возразил Пол. - Например, когда я вхожу в состояние СПАСа…

- Верно, - перебила его Вика. - Продолжительность кадра зрительного восприятия в некоторых особых состояниях может сдвигаться в ту или иную сторону. В таких случаях также происходит изменение восприятия времени. Исходя из нашей гипотезы, это явление связано с изменением каких-то механизмов селекции потока воспринимаемых кадров, что в конечном итоге и отражается на их длительности.

Вика перевела дух и сбавила темп, чтобы сделать акцент на следующих фразах:

- Разумеется, каждому биологическому виду соответствует своя собственная длительность кадра, так же как и индивидуальная скорость их смены. И могу заверить, что ко всем этим выводам наши ученые уже успели прийти сами. Более того, именно изучение механизмов возникновения сжатых и растянутых кадров подтолкнуло их к идее моделирования различных временных шкал, совершенно отличных от той, что свойственна человеку.

- Можно провести аналогию с ускоренной или замедленной киносъемкой? И ускоренным или замедленным воспроизведением?

-                Не только. Для создания модели используется компьютерная имитация очень быстрых и, наоборот, очень медленных процессов. При этом обязательно изучают влияние наблюдателя на наблюдаемые события, иначе все результаты будут искажены до неузнаваемости. Это одно из главных условий.

-                Используются модели рефлексивной хроносемантики и эверетовских фрактальных ветвлений? – опять блеснул знаниями Пол.

Уже не удивляясь его подготовленности, Вика хотела ответить, когда лежащий на столе возле вазы с цветами мобильник тихонько завибрировал, выдав потом мелодию из хорошего телевизионного фильма «Спецназ», съемки которого ОРТ решило продолжить после нескольких лет перерыва. Девушка взяла трубку, и ее лицо сразу приняло сосредоточенное выражение.

- Да, Василий Васильевич. Сейчас буду. - И, отключив связь, поднялась с места, давая понять, что обеденный перерыв закончен. - К сожалению, наш разговор придется прервать. А мы ведь только начали приближаться к основным выводам. Я и не заметила, как время пролетело!

- Давай обозначим хотя бы главные идеи, - попросил Пол, посмотрев на часы. - Ведь у нас еще есть несколько минут по дороге! А если ускорить темп восприятия, то их можно еще и растянуть.

Вика улыбнулась, и было видно, что ей доставляет удовольствие разговаривать с Полом.

- Ну, хорошо, - смилостивилась она и сразу перешла на деловой тон. - Человек не в состоянии воспринимать объективную реальность во всей ее полноте. Он выделяет в реальности лишь определенный контур. Этот контур соответствует той временной шкале восприятия, которая характерна лично для этого человека. В другой временной шкале этот контур будет совсем иным. Значит, и образ реальности будет другим.

Вика оглянулась по сторонам, словно ища, чем бы проиллюстрировать сказанное, и взяла в руки пульт управления системы «умный дом».

- Вот как сейчас. Я нажимаю на кнопку, и… - Входная дверь послушно распахнулась, и в прямоугольном проеме открылась красивая картина цветника в массивной чаше возле дома и зеленого леса.

- Мы видим некий материальный объект, да? Природный пейзаж. Вполне для нас привычный. Но если бы ты наблюдал эту картинку во временной шкале, не соответствующей нам, людям, то мог бы увидеть нечто совсем иное.

- Например? - спросил Пол уже на ходу, когда они отмеривали шагами вымощенную камнем дорожку посреди деревьев.

- Скажем, ты мог бы увидеть на этом месте не набор разрозненных природных объектов - цветов, деревьев - а некий единый организм. Живое существо!

- Знаешь, я в состоянии СПАСа я воспринимаю природу почти именно так, как ты только что и сказала, - оживился Пол. - Да… Интересная гипотеза. Тем более, что по сведениям демонов, Предтечи многое в своей магии строили именно на общении с некоторыми природными процессами как с живыми, и даже вполне разумными существами!

-     Вот видишь! - подхватила Вика. - Значит, мы близки к истине! Древние воспринимали мир в иной временной шкале, и видели объекты природы совсем не такими, какими видим их мы. И это естественно, ведь если наблюдать реальность в различных временных шкалах, то выявляется некоторая удивительная особенность: одни ее объективные свойства оказываются проявленными, другие же - смазанными, абсолютно неразличимыми. В частности, имея в одной временной шкале дело с материальным объектом, мы не можем сказать, не окажется ли он в другой живым существом!

- В таком случае многое становится понятным! - Пол даже остановился посреди дороги, чтобы осмыслить понятое, но Вика тут же увлекла его за собой дальше по дорожке, напоминая, что они торопятся. И он продолжал уже на ходу:

- Если Древние общались с природными процессами как с разумными существами, то понятно, как и почему они могли создавать еще и искусственные существа, которые воспринимались людьми и демонами как природные, стихийные явления и процессы! Мы думаем, что это стихийный, природный процесс, а это порождение Предтеч, созданное, чтобы погубить человечество…

- Люди видели в этих процессах божью кару, или что-то в этом духе, - согласилась Вика. - А оказывается, Отец небесный здесь совершенно ни при чем. Многие природные катаклизмы устраивал вовсе не Он.

- А ведь Древние и сейчас, скорее всего, продолжают порождать подобные процессы, - с горечью произнес Пол. - А мы-то думаем: слепая стихия… А она не слепая, она разумная. Более того: сознательно смоделированная…

Дальше шли молча. «Что же это получается? - думал Пол. - Древние по своим возможностям приблизились к тому уровню воздействия на Реальность, которого маги Гипербореи достигли только в период ее наибольшего расцвета? Неужели это так? В таком случае нам придется иметь дело с крайне серьезным противником…»

Они подошли к исследовательскому центру, внешне выглядевшему как обычный трехэтажный загородный дом какого-нибудь «нового русского». Но стоило попасть в закрытый от посторонних гостей замаскированными панелями лифт - и сходство сразу пропадало. Особенно после спуска на тридцать метров вниз, где и располагались основные лаборатории комплекса.

-                А как ты попала в Братство? - вдруг спросил Пол перед самой дверью, про себя усмехнувшись тому, что этот вопрос было бы логичнее задать в первые минуты их знакомства.

Но Вика не торопилась отвечать. Пристально посмотрев в глаза собеседника и не найдя в них ничего, кроме обычного любопытства, сдержанно произнесла:

- Расскажу как-нибудь в другой раз. А сейчас извини - как говорил мой любимый герой Джека Лондона Элам Харниш - «время не ждет». Пора работать. Ты будешь присутствовать? Пол кивнул, и они вместе вошли в здание.

 

3.

В течение последующих шести часов, проведенных в лаборатории, у Вики уже не было возможности отвечать на вопросы Пола. И вообще все в лаборатории выглядели сильно занятыми. Оно и понятно. Могли возникнуть непредвиденные ситуации. Никто не знал, как начнет проявлять себя артефакт в ту или иную минуту: как он поведет себя, будучи помещенным в переменное микролептоннно-торсионное поле, как отреагирует на нагрев и охлаждение, изменение давления и многое другое. Отвлекаться в подобной ситуации было недопустимо и опасно.

Заметив, что относительно свободен только Сергей Алексеевич, Пол именно ему решил высказать ту мысль, которая внезапно пришла ему в голову после разговора с Викой, и теперь беспокоила:

- Как вы думаете, Сергей Алексеевич, не может быть так, что артефакт выполняет какую-то программу, заданную ему Древними? Одним словом, не передали ли демоны нам «троянского коня»? И не погорячились ли мы, приняв вещь, о которой нам ничего не известно?

-                Я об этом тоже думал, - признался Одинов. - Но, во-первых, мы действовали не по сомнительной поговорке «кто не рискует, тот не выигрывает», а в силу острой необходимости. А во-вторых, демоны тоже обратились к нам за помощью не от хорошей жизни. Хотя, конечно, лучше держать ухо востро, поскольку сегодняшний вынужденный союзник завтра, лишь только ему представится такая возможность, может стать ярым врагом. Ну да чего гадать. Для того тут и мы с тобой. Уж извини за простоту, но, как говорится, «лучше перебдеть сейчас, чем перебздеть потом».

На последней фразе Одинов похлопал его по плечу и улыбнулся, но Пола это не успокоило, и он продолжил расспросы:

- А не могли ли демоны сыграть в двойную игру? Столкнуть нас с Предтечами и тем самым обезопасить себя?

- Теоретически могли, - теперь Одинов говорил более чем серьезно. - Но слишком уж у демонов большие счеты с Древними, для того, чтобы они доверили свою судьбу такому ненадежному варианту. Ведь, судя по проявляемому ими тысячелетнему упорству, Предтечам зачем-то нужны обязательно оба мира - и наш, и параллельный, где обитают демоны. Круг наших Видящих уже организовывал коллективный выход в каузальный план Бытия. И пока намерения демонов с высокой степенью вероятности чисты. Но в одном ты прав - с ними нам тоже надо держать «ухо востро»!

Периферическим зрением Пол увидел, как Головачев получил в видеообъеме компьютера какую-то сложную трехмерную структуру, испещренную на первый взгляд хаотическими, напоминающими детские каракули линиями, и озадаченно сдвинул брови, очевидно, в попытке понять, модель какого процесса отображена в возникшей голограмме.

Перехватив взгляд Пола, Сергей Алексеевич интерпретировал его по-своему, решив, что молодого человека интересует сам Головачев:

- Толковый спец. На днях выступил перед ученым советом Братства с предложением создать компьютерные математические модели, которые позволят обнаруживать следы воздействий, оказываемых на наш мир Древними.

- Когда создать? Сейчас?

- Именно сейчас, современными средствами. Причем прямо здесь, в нашем исследовательском центре. И объяснил, каким образом можно попытаться это сделать.

-                Но ведь если мы научимся создавать подобные модели и выясним, на какие из происходящих на Земле процессов и как влияли и влияют сейчас Древние… - Пол переменился в лице. - Вы понимаете, что это значит, Сергей Алексеевич? Мы ведь сразу же попадем в такое же положение, в какое попали в свое время демоны! Стоило им обнаружить вмешательство Древних в их мир, как те тут же начали с ними войну!

-                Спокойнее, Пол, спокойнее, - попытался умерить его пыл Одинов, а сам Пол и не заметил, что говорит слишком громко для атмосферы научной лаборатории, где проводится серьезный эксперимент. Молодой человек оглянулся по сторонам, не помешал ли кому, и перешел на шепот:

-                Да вы вспомните, что всего за два месяца демоны потеряли свыше двух третей своего населения, а потом и лучших своих магов! А Великий Потоп на Земле? Это ведь отголосок тех же событий. И до сих пор неизвестно, что за неведомая Третья Сила тогда помешала демонам уничтожить нашу планету! И кто знает, вмешается ли она еще раз? А сами мы, боюсь, с Предтечами не справимся. Как сражаться с противником, про возможности которого мы пока знаем только со слов демонов? И еще не факт, что средства борьбы с Древними, доступные демонам в их Вселенной, сработают у нас.

- А что, лучше жить с закрытыми глазами и ждать, когда Предтечи полностью подчинят нас, используя как рабочий материал для своих неведомых целей?! - также громким шепотом возразил Одинов. - Мы должны сделать все, чтобы Предтечи про эти наши разработки ничего не узнали. А на сами работы в этом направлении бросим лучшие силы, чтобы выполнить их в максимально короткие сроки! Возможно, кстати, что тебе придется посетить и самих демонов, а не только их Воплощения в телах земных дервишей. Вот такие «пироги», Пол.

Услышав все это, молодой человек погрузился в глубокие раздумья, которые прервал приветливый высокий девичий голосок:

- Не желаете чаю, господа?

Перед ними остановился передвижной управляемый столик, на котором дымился в фарфоровых чашках ароматный напиток. «Электронная официантка», - понял Пол. Он еще не успел привыкнуть к этому новшеству. Скучновато, конечно, общаться с автоматом вместо симпатичной девушки, но зато при таком варианте возникает меньше отвлекающих моментов. Не успел Пол отпить и несколько глотков, как Головачев подал Сергею Алексеевичу и ему знак, призывая подойти. Туда же направилась и Вика.

- У меня предчувствие не очень хорошее, - сказала она. - Как будто надвигается какая-то опасность. А появилось оно, как только артефакт начал менять цвет. Смотрите! - девушка показала на артефакт, виднеющийся в центральном большом видеообъеме. Находясь в специальной изолированной камере с высшей защитой в абсолютно прозрачном контейнере, он казался зависшим в воздухе. - Видите? Появился синюшный оттенок! И он все нарастает! - Ее зрачки расширились, на лбу выступили бисеринки пота. - В соседнем помещении ЧП!

Сказав это, девушка стремглав бросилась из лаборатории - в дверях мелькнул белый халат. Пол поспешил за ней. Сергей Алексеевич продолжал наблюдать за «поведением» артефакта, в то время как пальцы Головачева «запорхали» над голографической виртуальной клавиатурой.

В соседнем помещении - а это была лаборатория химиков - Пол увидел лежащего на полу мужчину, над которым склонилась Вика.

- Опоздали! - с отчаянием воскликнула она.

Мужчина был без сознания. Лицо его кровоточило, усыпанное мелкими осколками стекла. Еще несколько крупных острых осколков вонзились в кожу щек и веки. А само лицо распухло, вздуваясь багрово-черными пузырями. На обуглившихся пальцах правой руки местами виднелись кости.

- Что случилось, Вика? - Пол старался сохранять самообладание.

- Посудина с химическим реактивом взорвалась! Он в коме!

Пол бросился за водой, а девушка осталась возле пострадавшего и стала схваченным со стола скальпелем разрезать одежду, на которую попали брызги реактива. К ним уже спешила бригада врачей. Склонившись над раненым, они начали делать инъекции, обрабатывать пораженные места, вымывая едкие вещества нейтрализующим раствором. Вика, встав на колени, распростерла руки над головой лежащего и что-то шептала, напряженно двигая ладонями. «Облегчает боль, пытается ускорить регенерацию тканей, - распознал Пол энергетические манипуляции девушки. - Вот теперь понятно, что меня в ней пугало - она же колдунья!»

Придя в себя, раненый застонал, конвульсивно дернулся. По-видимому, боль была столь нестерпимой, что он готов был снова потерять сознание. Ему вкололи обезболивающее и антишоковое средство.

- Благодарим за помощь, но теперь мы справимся сами, - сказал девушке старший бригады медиков, деликатно оттесняя ее в сторону.

Пол и Вика вернулись в лабораторию и первым делом подошли к артефакту. Призма поразила их неприятно усилившимся синюшным оттенком, от которого веяло холодом и смертью.

- Ну, почему так происходит! – воскликнула Вика, вне себя от пережитого волнения. - Эта штуковина здесь всего второй день, а уже сколько несчастных случаев и травм!

- Есть и положительные моменты, - возразил Сергей Алексеевич. - И у меня такое впечатление, что они тоже связаны с появлением этого предмета у нас.

- И что же хорошего произошло? - спросил Пол.

- Химики в контакте с биологами и физиками нашли, наконец, решение задачи, которое искали много лет, не получая ни одного обнадеживающего результата. И вдруг именно вчера вечером обоим руководителям проекта пришла в голову одна и та же идея. Ее проверили сегодня утром и получили то, чего добивались столь долго и упорно. И теперь наше Братство обрело возможность с близкой к ста процентам вероятностью отличать людей от нелюдей! То есть определять людей - как биологический вид мыслящих существ. Причем, даже находясь на некотором расстоянии от живого существа, мы сможем понять, человек это, или кто-то другой.

- А если в нем присутствует хоть капля демонического или остаточные гены Древних? Ваш индикатор это покажет?

- Не сомневаюсь, - ответил Сергей Алексеевич. - Но вряд ли на данном этапе можно будет идентифицировать, какой конкретный вид нелюдя оставил свой след в геноме. Хотя, это зависит, конечно же, от размеров и «размытости» этой самой «капли». Ведь материалов то с геномом Предтеч у нас «кот наплакал», не говоря уж о свойствах их энергетики и психики.

- Хоть бы он выжил, хоть бы выжил! - раз за разом повторяла между тем Вика, почти не прислушиваясь к словам Одинова.

И вдруг посмотрела на Сергея Алексеевича:

- Не могу объяснить, почему, но мне кажется, мы все должны сейчас думать о том, чтобы наш коллега поправился. Ожоги слишком тяжелые! Без нашей помощи он не выдержит! Ну, пусть это будет тоже как отдельный самостоятельный вид эксперимента. Хорошо? В конце концов, что вам стоит пожелать человеку выздороветь? Я и Василия Васильевича попрошу подключиться к этому. И остальных всех.

- Почему бы и нет? - поддержал девушку Пол.

- А что, давайте попробуем, - пробормотал Одинов. - Интересно, что получится.

В лаборатории воцарилась напряженная тишина. Пол уловил почти физически ощутимые потоки позитивной энергетики: присутствующим удалось создать мощное поле здоровья и силы. И Пол уже почти не сомневался, что пострадавший выкарабкается…

Из лаборатории Пол и его новый знакомый Василий Васильевич Головачев вышли вместе. Оказалось, им есть что обсудить. Только сейчас оба устали. А потому решили встретиться попозже, вечером, в беседке, похожей на большую плетеную корзину, перевернутую вверх дном. Вика, услышав, как они договариваются о встрече, сказала, что тоже постарается подойти, после того, как навестит раненого коллегу.

До вечера, впрочем, оставалось не так уж много времени. Погода стремительно портилась. И когда оба в назначенное время подошли к месту встречи, небо было уже предгрозовое, совсем мрачное, агрессивно закрывшееся тучами, как щитами. Обычный ветер превратился в сильный порывистый и явно надвигалась гроза.

Но и Пол, и Василий Васильевич чувствовали, что в Братстве назревает важнейшее открытие, связанное с Древними, и оба были готовы хоть день и ночь участвовать в «мозговом штурме», несмотря ни на какие погодные помехи, чтобы только приблизить это открытие.

- Проблема в том, - сходу начал Головачев, как только они уселись на удобных плетеных сиденьях, - что наши враги, Предтечи, воздействуют на реальность методами, которые пока нам неизвестны и недоступны. И наша задача - противопоставить Древним свои собственные возможности воздействия на реальность. Но для этого мы должны научиться видеть и понимать их картину мира, и действовать в том же смысловом пространстве описания реальности, а каком работают эти наши новые враги! А иначе нам их не одолеть.

-                Что же этому мешает, Василий Васильевич? - Пол пока умалчивал о разговоре с Викой, в котором они приблизились к гипотезе о различных временных шкалах, которым соответствуют различные восприятия объектов и событий.

-                Мешает этому прежде всего то, что практически все выработанные человечеством методы прогнозирования и воздействия на реальность основаны на наблюдении и управлении отдельными параметрами этой реальности, а не происходящими в ней состояниями и процессами во всей их полноте. Даже у Братства, не говоря уже о прочих человеческих организациях, нет пока иной модели прогнозирования и управления реальностью!

-                Ясно, Василий Васильевич. А у Древних такая модель есть. И они, меняя реальность, воздействуют не на отдельные параметры, а на события и процессы в целом. И потому меняют будущее человечества как хотят. Осуществляют свои планы с максимальной точностью! А не так как люди, по принципу «хотели как лучше, а получилось как всегда».

-                Правильно, у них-то как раз нет этой проблемы, они добиваются именно того, чего хотят. А почему? Потому что, очевидно, владеют методами динамического моделирования реальности. В отличие от людей, остановившихся на статических методах.

-                Давайте-ка поподробнее, Василий Васильевич.

-                Хорошо. Вот тебе пример. Возьмем такую привычную вещь как прогноз погоды. Как он делается? Есть система многолетних наблюдений за погодой. Ученые смотрят: когда, в каком году в соответствующий, к примеру, месяц параметры погоды были схожими с теми, которые мы имеем сейчас. Нашли аналогичную погодную ситуацию в прошлом. Далее смотрят: что произошло потом? Что выросло из этой погодной ситуации? Похолодание, шторм, ураган, или небывалая жара? Делается вывод: раз тогда из этих исходных данных выросла вот такая ситуация - велика вероятность, что она повторится и сейчас. Ведь развивается все, как будто бы, аналогично! Основываясь на этих данных прошлого, делают прогноз. И… прогноз оказывается неверным! Обещали холод - а пришла жара! Казалось бы, почему? По всем данным должен был быть холод…

-               Да потому, - подхватил Пол, - что были учтены исходные параметры, но не были учтены какие-то другие привходящие факторы, которые возникли непредсказуемо!

-                Конечно! Циклон вдруг пошел не в ту сторону, в которую ожидалось. И все, ситуация кардинально изменилась! А предсказать этого никто не смог, потому что статический метод не предусматривает возможных изменений в ходе процесса, разных непредсказуемых вновь возникающих факторов, - продолжил Головачев. - Реально наблюдаемые в прошлом параметры подчас единичны не только по повторяемости, но и по совокупности порождающих их причин. И в природе, и в обществе в основном имеют место уникальные, неповторяющиеся и нестационарные процессы. А значит, предсказать повторение такого или аналогичного процесса в будущем существующими статическими методами просто невозможно. А вот метод динамического моделирования мог бы быть предназначен как раз для изучения процессов и изменений состояний на временных интервалах.

-                Но извините, Василий Васильевич… Можно ли этого достичь известными человечеству средствами? Это ведь другая математика нужна!

-                Ты умеешь задавать вопросы, - улыбнулся Головачев. - Об этом мы еще поговорим. Математика - не математика, но другой способ восприятия мира точно нужен. Подумай: нам нужна такая модель прогнозирования и создания будущего, которая воссоздаст процесс во всей его полноте и непрерывности. Модель, которая учитывает всю предысторию объекта, всю его структуру на данный момент, все происходящие в нем процессы и все его состояния в прошлом, настоящем и будущем. Модель, в которой реализованы все возможные изменения всех параметров, благодаря чему будущая история объекта становится нам очевидной во всей ее полноте и непрерывности. Если бы строили коммунизм по этой модели, то построили бы именно то, что хотели, а не неизвестно что…

-                Неужели Предтечам действительно удается строить то, что они хотят?… - задумчиво произнес Пол. - Как? Неужели они просто видят будущее?! И меняют его картину не вслепую, как люди, а точно зная, что делают. Но что в таком случае можем противопоставить им мы? Интуитивное восприятие? Паранормальное видение?

-                Видимо, да, но этого слишком мало. Вспомни о заложенном еще Творцом Инварианте Смыслов Вселенной. Ты, конечно, знаешь о существовании моделей множественных, ветвящихся Вселенных. Согласно этой теории, с каждым поступком какого-либо живого существа Вселенная словно расщепляется на дополнительные варианты своей реализации. Ты сделал какой-то выбор между двумя поступками: так поступить или так? Совершил поступок - и создал таким образом новый путь развития не только для себя, но и для мира! Сам выбрал вариант будущего. Совершил бы другой поступок - выбрал бы другой вариант, создал другой путь. Понимаешь? Весь наш мир - это каскад таких причинно-следственных цепочек, ветвей, образуемых во Вселенной, а, возможно, и создающих новые варианты Вселенной, новые миры. По существу, момент Настоящего - это точка пересечения взаимосвязей между Узлами Событий, в которой возможен выбор ветвей, или сценариев, развития Будущего. И каждое разумное существо может способствовать проявлению того состояния мира, той ветви Вселенной, которая пока существует лишь потенциально. Каждый может проявить во Вселенной то, что ему больше нравится! В этом смысле я бы сказал, что каждый разумный живет в том мире, которого он сам желает и который сам создает.

-                Но люди часто не ведают, что творят…

-                Да! И потому проявляют во Вселенной совсем не то, что им хотелось бы проявить, и что на самом деле пошло бы им на пользу. Но мы слегка отклонились от темы. Так вот, в сфере теории множественных Вселенных существующие методы планирования и прогнозирования и вовсе теряют всякий смысл! Они не дают возможности получения корректных прогнозов развития реальных социальных и природных процессов.

-                Что делать будем, Василий Васильевич? Как реально можно в наших условиях создать динамическую модель прогнозирования и управления реальностью?

- Вот к тому я все и веду, Пол. Это на самом деле не такая уж фантастика. Сделано для создания такой модели уже немало. Новая Система Управления Реальностью, или сокращенно СУР, хотя бы гипотетически уже существует! Эта система основана на раскрытии сущности прошлых взаимосвязей параметров объектов и процессов. Заметь – независимых от времени! Или, иначе говоря, инвариантных относительно параметра времени. Что позволяет определить возможные закономерности этих связей. И уже на их основе можно построить корректные модели изучаемых объектов и процессов. Иными словами, вместо проверки заранее предполагаемых взаимозависимостей новые методы позволяют на основании имеющихся данных создавать модели возможных взаимозависимостей и строить гипотезы об их характере.

В этот момент поблизости от беседки раздались легкие шорохи, слабый шелест. Пол прислушался и понял, что это пробежало небольшое животное, скорее всего еж. Тут он понял, что даже будучи увлеченным разговором, подспудно ждет Вику, обещавшую подойти, вот и реагирует на любой шорох. А Головачев увлеченно продолжал развивать тему:

-                Любая СУР предполагает управление сбором информации, включающее в себя контроль своевременности и адекватности поступающей информации. Затем необходимо выявление и прогнозирование внештатных ситуаций, наконец, формирование результатов анализа полученной информации. И все это по определенным принципам. Необходимо создание специальных центров принятия управляющих решений! И чтобы в эти центры стекалась только подлинная, реальная, оперативная и достаточно полная информация! К сожалению, сейчас управление почти всегда ведется в условиях дефицита информации.

Замолчав, Василий Васильевич встал с плетеного кресла и, подойдя к проему беседки, посмотрел на сгущающиеся в небе тучи.

- Пора отсюда смываться. Не пройдет и пяти минут, как начнется гроза. Это я прогнозирую со стопроцентной достоверностью. Приглашаю ко мне. Поужинаем и продолжим разговор.

Пол хотел было согласиться, но тут подал сигнал его мобильник. Сняв аппарат с поясного ремня, Пол сдвинул панель и поднес трубку к уху. В ней зазвучал голос Сергея Алексеевича.

- Важная новость, Пол. Жду тебя в кабинете.

Молодой человек встретился глазами с Василием Васильевичем:

- Одинов звонил. – И красноречиво вздохнул при этом: мол, ничего не поделаешь, начальство ждать не любит.

- Ничего. Побеседуем в другой раз, - ободрил его Головачев. - А Вику мы так и не дождались. Видимо, несмотря на наши усилия, пострадавшему совсем плохо…

Пол уже успел выяснить у Одинова, что Вика действительно имела способности врачевания и сейчас осваивала также другие аспекты практической магии. И, согласно замерам ее параметров, сделанных специалистами Братства, дар у нее был очень сильный и достаточно разносторонний.

Пол уже входил в кабинет к Одинову, когда над исследовательским центром вспыхнула молния, с запозданием загрохотал гром. Верхушки деревьев шумно раскачивались, терзаемые ветром. И даже закрытые наглухо окна почти не скрадывали звуков сильнейшей бури, разразившейся над лесом.

- Готовься к командировке, - обыденным тоном встретил его Сергей Алексеевич, поднимаясь из-за массивного дубового стола.

Пол хорошо знал привычки своего наставника и поэтому молча ждал дальнейших разъяснений.

- Поедешь в Африку, в составе комплексной экспедиции. А именно - в Замбию, - последовал короткий инструктаж. - Задача - произвести разведку места, где, судя по расшифровке информации, переданной нам демонами, существовал Переход между мирами. Одна из тех самых Дверей, которые впоследствии были разрушены.

Одинов скользнул взглядом по лицу своего воспитанника, увидел на нем только спокойное внимание, что порадовало Сергея Алексеевича, и продолжал:

- Проход с Земли в мир демонов функционировал за счет системы артефактов, концентрировавших в себе энергию, необходимую для открытия связующего коридора. Мы понимаем, что, скорее всего, Древние уже уничтожили все следы существования этой системы, постарались максимально зачистить это место. Однако рассчитываем на то, что, возможно, там сохранились хотя бы незначительные аномалии в природных физических полях, которые можно обнаружить. Это и послужит основой для исследований. Измерение выявленных отклонений и их анализ позволит нам лучше понять суть тех воздействий, которые Древние применяли на Земле и в параллельном мире и продолжают применять против нас сейчас, осуществляя прямое управление событийными процессами.

- Они могут и такое?

- Увы. Об этом говорит информация демонов. Создав необходимую систему, судя по всему, биотехнической природы, и подведя к ней требуемое количество энергии, они способны напрямую влиять на текущие и будущие события. И то, что сейчас наблюдается у нас после появления в этом здании артефакта, на мой взгляд, тоже «из этой оперы».

Выдержав короткую паузу, Сергей Алексеевич рассказал о составе группы и конкретно о том, какие обязанности возлагаются на Пола.

- Встречать вас будут наши люди. Господа М'Гембе из министерства по туризму и Ройс из их же минкульта. Это скрытые кадры Братства, хорошо законспирированные, находящиеся вне подозрений местных властей и всяческих враждебных орденов. Им можно доверять. Они и обеспечат вам надежное прикрытие.

- Сколько времени мне дано на подготовку?

- Пятнадцать минут.

«Значит, в этот раз так и не поговорю с Викой», - подумал Пол.

 

Глава 2. В Африке акулы, в Африке гориллы, в Африке большие злые крокодилы. И разный прочий сброд.

1.

К срочным командировкам Пол успел привыкнуть. И в принципе собраться за пятнадцать минут, чтобы отправиться на другой край света, для него не было проблемой. Интересы дела… Ради них к чему только не привыкнешь. И возражать начальству не станешь.

Вместе с Полом вылетела внушительная группа членов Братства, всего около двадцати человек. По официальной легенде они считались археологами, которые летят в Замбию, чтобы проверить гипотезу о наличии следов древней цивилизации в болотах Бангвеулу, расположенных на границе национального парка Лавуши-Манда. На самом деле половина группы должна была заняться выявлением даже малейших аномалий физических полей, которые могли указывать на деятельность Древних, а для этого предстояло осуществлять на местности всевозможные геофизические и биоэнергетические измерения, и прочие научные изыскания. Вторая же половина группы отправлялась в путь с целью обеспечивать прикрытие и безопасность всех работ.

Таким образом, в Замбию отправилась группа, состоящая наполовину из ученых и техперсонала, среди которых, кстати, были и люди с сильнейшими магическими способностями, а еще наполовину - из бойцов клана «Идущие в Потоке». Которые были ударной силой Братства «Стоящих у Престола».

Воины клана «Идущие в потоке» работали боевыми тройками. На это задание Братство выделило три таких тройки, командовал которыми невзрачный с виду сухощавый человек неопределенного возраста, среди своих откликающийся на псевдоним Эльф. Настоящие имя и фамилию его не знал даже Пол, выполнявший в группе роль своего рода «свободного форварда» с особыми полномочиями. Так сказать, разведка и контрразведка «в одном флаконе».

До международного аэропорта Лусака Пол и его спутники добрались без приключений. После пересадки на самолетик, очень напоминающий видавший виды «кукурузник», и недолгого перелета до местного аэропорта городка Мансы их встретили два весьма представительных с виду господина. Это и были Мгванга М'Гембе и Чарльз Ройс собственной персоной. Оба оказались людьми вполне зрелых лет. Чернокожий Мгванга успел растерять почти все волосы, и, видимо, поэтому брился наголо. Впрочем, благодаря стройной, долговязой и при этом мускулистой фигуре он выглядел вполне моложаво. Ройс, отдаленный потомок буров и русских поселенцев, осевших в ЮАР еще во времена англо-бурской войны, белокожий, но смуглый от загара, напротив, отличался весьма плотным телосложением. Это в сочетании с добродушным улыбчивым лицом придавало ему благодушный и слегка рассеянный вид. В отличие от своего сдержанного, молчаливого темнокожего спутника он был разговорчив, и к тому же сносно говорил по-русски. Своим новым знакомым он не преминул тут же сообщить, что от своих предков, привыкших к постоянным перемещениям с места на место из-за войн, а также золотых и алмазных «лихорадок», унаследовал генетическую тягу к странствиям и всевозможным авантюрам. Как М'Гембе и Ройс оказались членами Братства, Пол не знал, а спрашивать было не принято.

 

..................................................................................... 

 

Глава 5. Ничто не ново под Луной. Лествица к Богу.

1.

Василию Васильевичу Головачеву в эту ночь не спалось. И правда переутомился, что ли? Шел уже третий час, а сна не было. Когда надоело без конца ворочаться с боку на бок, то и дело поправляя подушку, Головачев наконец зажег свет и открыл лежавшую в изголовье книгу. Это был какой-то детектив - раньше его убаюкивало такое вот незамысловатое чтиво «для разгрузки головы». Но сейчас смысл плывущих перед глазами строчек почему-то ускользал, и приятной расслабленности, предшествующей сну, так и не наступало…

Кряхтя от досады, он отбросил книгу и погасил свет. Что там нам психологи советуют? Ненавязчивая медитативная музыка, сонное дыхание… Дотянувшись до музыкального центра, он нажал кнопку, и оттуда полились дивные умиротворяющие звуки. Но и это не помогло - сон по прежнему не приходил.

Конечно, как и каждый член Братства, прошедший хотя бы общую подготовку, Василий Васильевич мог прибегнуть к помощи специальной психотехники. Вот только делать этого не хотел. Поскольку знал - раз мозг отказывается отдыхать, значит, что-то «наклевывается». Идет какая-то подспудная работа, и, возможно зреет ответ на какой-нибудь важный вопрос. Вторгаться в эти тонкие процессы с помощью приемов психотехнического контроля нельзя. Есть опасность разрушить еще не до конца оформившиеся взаимосвязи. И тогда важная мысль, едва зародившись, будет безвозвратно потеряна.

Выключив музыку, он снова зажег свет и, встав с кровати, подошел к окну. За которым была настоящая зима. Снег продолжал тихо падать, наваливая сугробы вдоль дорожек, засыпая дома, деревья, все вокруг. Красота!

Василий Васильевич прошел на кухню и заварил себе кофе. Не спится - ну и не надо. Нечего и мучиться по этому поводу. Всегда найдется, чем заняться, кроме сна.

Конечно, если бы Зайка была дома - все было бы по-другому. Но Зайка уехала с детьми на каникулы погостить к родителям на Украину. С одной стороны, это было совсем неплохо - и ей, и детям тоже надо отдохнуть, сменить обстановку. Да и ему, увы, в последнее время никак не хватало времени на семью. Навалилось столько работы, что он и дома-то почти не бывал - иногда даже ночевать не приходил. Но как же ему именно сейчас не хватало Зайки…

Как всегда, при мыслях о Зайке он поймал себя на том, что невольно улыбается. И на душе сразу потеплело. Бывает же на свете такое - сколько лет они вместе, а ощущение восторга от присутствия в его жизни этой единственной и неповторимой женщины не только не ушло, а стало еще сильнее. Служил когда-то в армии на братской Украине, там и встретил ее, отправившись однажды в увольнительную гулять по славному городу N-ску. Озорные девчонки шли навстречу, о чем-то весело щебеча и уплетая мороженое. Он так и остолбенел, увидев ее необыкновенной красоты лицо, обрамленное заплетенными в толстые косы волосами, темные лукавые глаза… Влюбился с первого взгляда. Развернулся на сто восемьдесят градусов и пошел следом. И по дороге покупал ей цветы, мороженое, засыпал конфетами… А она только смеялась.

А потом были письма – много-много писем. И когда встретились второй раз, оба сразу поняли, что это - на всю жизнь.

Вот ведь как бывает… Уже за это чудо, которое преподнесла жизнь, грех ей, жизни, быть неблагодарным… И он порой очень сильно переживал о том, что даже ей, самому близкому человеку, не мог ничего рассказать. И даже Зайка думала, что он работает в каком-то засекреченном исследовательском центре Министерства обороны.

До рассвета оставался еще целый час. Заканчивалась уже вторая чашка кофе. А значит, пора, наконец, разобраться, что это там стучится в мозгу и не дает ни сна, ни отдыха.

Естественно, стоило только дать волю мыслям, как они начали крутиться все вокруг того же. Предтечи… Гигантская каждодневная работа Центра вот уже сколько времени направлена на одно - попытки выяснить, как именно Древние воздействовали на реальность. Так много уже сделано. Еще не полностью, но все же в большой части расшифрована и проанализирована информация демонов. Но даже лучшие современные методы математического прогнозирования не позволяли, что называется, поймать Предтеч за руку - не было пока у людей нужных технологий. А те, которыми обладала на сегодняшний день наука, не давали практически значимого решения. Слишком уж отличались методы воздействий Древних от всего, что использовали люди.

Василий Васильевич поднялся из-за стола, снова подошел к окну. Снег все продолжал валить. Пространство за окном из почти непрозрачной черноты медленно переходило в густую предрассветную синеву.

Так что же - нет выхода? Неужели нет? Не может быть. Выхода нет лишь при использовании современных математических методов. Проблемы численного моделирования, будучи заметно продвинуты еще в “домашинный” век и развиваясь опережающими темпами в последующие периоды, оказались наиболее консервативной компонентой современной математической технологии решения задач на компьютерах. Математические модели чрезвычайно усложняются - и при этом неизбежно приводят к технологическому тупику. Поскольку в них отсутствуют реальные средства для оценки погрешности решений эволюционных задач в сложных системах, особенно в критических фазах их развития.

Но должен же существовать еще какой-то другой инструментарий! Не может не существовать! Нужно только найти его, как и правильный подход к проблеме…

Почему существующими методами они не могут решить эволюционную задачу и понять, как именно развивались бы события на Земле без вмешательства Предтеч, и как они стали развиваться вследствие этого вмешательства? Потому что слишком велики рассматриваемые временные интервалы и почти ничего неизвестно про те воздействия, которые производили и производят Древние. Слишком давно Предтечи начали вторгаться в человеческую историю и следствия всех их вмешательств слишком удалены во времени от причин. А значит, при попытке выявить какие-либо причинно-следственные связи неизбежны погрешности, причем непозволительно большие. При этом отсутствует даже информация о степени этой погрешности. То ли выявленные закономерности лишь слегка отклоняются от истины, то ли полностью ей противоречат. А значит, приходится признать, что удовлетворительного варианта решения нет совсем.

Но демоны же эту задачу решили применительно к своему миру. И сейчас передали, хоть и в неудобоваримом для людей виде, свои методики решения. Значит, и люди смогут постичь эти принципы, только уже применительно к своей реальности.

Вот только где же искать ключи к пониманию?

Василий Васильевич отправился в кабинет, подошел к огромному, до потолка, стеллажу с книгами, занимающему всю стену. Где-то здесь должно быть то, что ему нужно. Поднявшись на стремянку, он дотянулся до верхней полки и взял две книги. В последнее время он все чаще брал именно их, содержащие разработки российских математиков Белоцерковского и Щенникова.

Спустившись со стремянки, Головачев сел за письменный стол, зажег настольную лампу и открыл одну из книг. Толковые мужики! Предлагают методы, позволяющие значительно повышать точность информации при решении сложных вычислительных задач. А главное, их можно совместить с теми сведениями от демонов, которые уже расшифрованы…

Немного поразмыслив, Головачев снова направился к стеллажу, чтобы достать еще одну книгу, уже практически забытую, написанную на заре русскоязычной кибернетики, в те времена, когда вычислительные машины работали на электронных лампах и занимали несколько комнат. Книга называлась «Кибернетическое путешествие», и написана была тремя журналистами и профессиональными кибернетиками, выступавшими под коллективным псевдонимом Лев Католин.

В книге был описан реально проведенный эксперимент с людьми. Выстроили их на стадионе определенным образом, проинструктировали, как передавать друг другу простейшие сигналы по типу «да» - «нет» или, на компьютерном языке - «1» и «0»». Ни один из участников эксперимента так и не понял до его окончания и последовавших затем разъяснений, в чем суть опыта. А в итоге эта структура, составленная из живых элементов - людей, разрешила довольно сложную математическую задачу. Причем главным было то, что если бы даже участники эксперимента и осознавали свои функции, это не изменило бы результат, поскольку в сложных системах действует не воля каждого отдельного элемента, а некие системные закономерности.

Головачеву, прочитавшему про тот давний эксперимент, сразу бросилась в глаза аналогия с действиями Предтеч - те тоже творят с человечеством все, что им вздумается: «выстраивают» в нужном им порядке и заставляют выполнять какие-то функции, о сути которых люде не подозревают. И даже зная про существование Древних, но, не имея представления о том, какие операторы действий они используют и как навязывают обществу их исполнение, люди ничего не могут изменить, поскольку каждый из участвующих в создаваемых Предтечами цепочках причин и следствий людей является лишь частью создаваемых Предтечами живых систем.

В книге Католина был описан процесс управления информационными потоками на основе простейшей бинарной логики типа «да» или «нет». В реальности же, конечно, этот процесс намного сложнее и многообразнее. И, очевидно, у Древних с их гораздо более глубокими горизонтами видения будущего есть множество способов своего рода «гомеопатической» коррекции событийных потоков…

Василий Васильевич и не заметил, как уже совсем рассвело. Вот и ночь прошла, как не бывало. Зато было абсолютно ясно, чему следует посвятить предстоящий рабочий день.

Сделав несколько психотонизирующих упражнений и позавтракав, Василий Васильевич позвонил Вике. К счастью, не разбудил. Девушке тоже не спалось, и она с готовностью откликнулась на предложение прийти на работу пораньше.

Через полчаса Головачев уже был в лаборатории. Заняв место в ложементе, позволяющем создать нейросенсорный контакт живого человеческого мозга с компьютерным комплексом, спустя пару минут он почувствовал, как его сознание включилось в общую информационно-когнитивную систему.

Теперь, войдя в КВР, надо было задать и себе, и кластерной вычислительной сети принципы поиска алгоритма, по которому будет осуществляться дальнейшая расшифровка знаний демонов.

К счастью, нейрофизиологи Братства нашли методику перевода взаимосвязей между большими массивами информации в графическую и образную форму, когда эти взаимосвязи отображались в виде многомерных объектов, доступных для восприятия и интерпретации человеческим сознанием. Используя эту методику, Головачев и собирался сейчас «расколоть» методы, найденные демонами, так как ему показалось, что ключ к этому он только что нащупал.

Следовало проверить в виртуальной реальности пришедшую ему в голову гипотезу. Согласно которой все человечество - это своеобразный макроаналог гигантской суперкомпьютерной сети. А Древние умели находить или даже формировать используемые разными расами и народами, условно говоря, «машинные коды» и «протоколы» передачи данных. И, применяя их особым образом, могли исподволь, незаметно, - как говорят программисты, «через черную дверь», - проникать в ту или иную общественную систему и воздействовать на нее, внося свои коррективы в программы развития цивилизации. Причем делать это совершенно незаметно не только для отдельных людей, но и для целых народов и государств.

Создав в виртуальности модель, позволявшую проверить, как будет работать эта гипотеза, Василий Васильевич вдруг почувствовал, как где-то на периферии его погруженного в КВР восприятия возник бесплотный голос.

- Интересная мысль, - сказал голос. Надо будет запомнить.

Удивляться было некогда. Общение мозга с вычислительной средой шло в сверхскоростном темпе и пожирало огромные компьютерные мощности. И все же Василий Васильевич успел подумать, что средства поддержки искусственного квазиинтеллекта локальной сети информационно-вычислительного комплекса Братства в принципе не должны вступать с ним в общение таким образом.

- Кто ты? – задал он мысленный вопрос голосу.

Ответа не последовало.

Привычным усилием Головачев вернул свое внимание к решению поставленной задачи, списав послышавшийся ему голос на «глюк» его собственного бессознательного или какой-то машинный сбой. А мысль уже несла Головачева по заранее намеченному маршруту, основой которого стал тот самый описанный в «Кибернетическом путешествии» эксперимент.

В виртуальной среде возникали странные, порой даже хаотические образы, отражая непомерно огромную, разветвленную сеть взаимосвязей между происходящими в мире процессами. Реальность была живым организмом с множеством подсистем, связанных между собой в сложнейшем и весьма тонком порядке, суть которого практически невозможно представить себе в обычном состоянии сознания. Но пребывая в измененном состоянии собственного сознания в особым образом созданном и структурированном виртуальном пространстве Василий Васильевич мог как охватывать вниманием сразу почти всю «паутину» событийных цепочек, так и сконцентрировать все свое внимание на том или ином интересующем его участке.

А интересовали его, конечно же, прежде всего очаги неблагополучия в мировых процессах. Они были заметны сразу - по одному внешнему виду. Как обычный глаз легко замечает увечье, нездоровый цвет лица или, к примеру, язвы на теле человека, так и здесь, в «теле человечества» Головачев находил среди еще здоровых и вполне жизнеспособных «болезненные», поврежденные места.

Да, в созданной с помощью КВР модели как нигде было видно, что в событийной «ДНК» Реальности постоянно происходят различные реакции, направленные на поддержание общего равновесия этого живого «организма». Прежде чем развивается собственно болезнь, и еще задолго до этого, болезненные процессы уже начинают идти в тканях. «Болезнь» Реальности - это реакция «организма» как самой планеты, так и окружающей ее информационной среды на нарушение баланса. Эти реакции - необходимые составляющие защиты «организма», следовательно, они целесообразны. С их помощью Реальность сопротивляется слишком резким и чужеродным ей вмешательствам и борется за сохранение своей целостности.

«Недаром китайцы сравнивали в своем искусстве «фэн шуй» Реальность с человеком, вводя даже понятие Тело реальности, подумал Василий Васильевич. - Тут едва ли, конечно, есть полная аналогия с живым существом. Но основные, древнейшие принципы поддержания гомеостаза у человека и Большой Реальности общие. Если организм не может вывести внешний или внутренний яд, он начинает его накапливать, в то же время не прекращая борьбы с ним. Самый простой пример - если из года в год бороться с простудой антибиотиками, результатом будет не выздоровление, а лишь видимость выздоровления за счет приглушения симптомов. При этом болезнь не проходит, да еще в организме постепенно накапливаются яды. Которым не дали выйти естественным путем в виде насморка, больного горла и температуры, сопровождающей химические процессы обезвреживания ядов. Но организм все равно будет пытаться вывести эти яды, что выразится в новой болезни, зачастую не имеющей никакого видимого отношения к задавленным простудам».

А поскольку наша Реальность безусловно больна, то значит, борется с чужеродными воздействиями, как человеческий организм борется с вирусами и ядами. А что если Древние научились создавать своего рода событийные токсины, которые имеют свойство незаметно накапливаться в «ткани» Реальности? Вызывая после достижения некоей концентрации нужные Предтечам состояния болезней как «тела» (Ткани, Холста) Реальности, так и ее «соборной души». А ведь еще в арсенале Древних могут быть событийные и энергоинформационные аналоги грибков, вирусов или бактерий.

Что же могло быть «вброшено» Предтечами в человеческую реальность в виде таких болезнетворных агентов? Да все что угодно - все то, что разрушительно действует на человечество, и не столько на его, условно говоря, физический «организм», сколько на коллективное бессознательное в целом и на соборные души разных сообществ людей в частности. Чего стоит, к примеру, широко распространенное применение нечетких логик. Когда вместо того, чтобы сказать простое односложное «да», человек не говорит ни да, ни нет, или ограничивается так называемой "полуправдой" (не всей исчерпывающей информацией, а частью информации). А простое односложное «нет» подменяется игрой на нюансах и полутонах, созданием разного рода версий или слухов. И ведь если бы это касалось только общения отдельных людей. Такие вот версии, полутона, полуправды активно внедряются в массовое сознание вместо подлинной информации, попросту подменяя ее. А в итоге разрушается работа всей системы. И кто знает, не Предтечи ли закинули человечеству этот «вирус полуправды».

- Вы знаете, о чем речь, не так ли?

Да что ж это такое! «Глюк» не уходил. Голос на сей раз показался Головачеву смутно знакомым. Но обдумывать все это было некогда. Ладно, потом будем разбираться… Сейчас нужно собраться. Не упустить мысль.

Итак, как же бороться с происками Древних в том случае, если так и не удастся найти способ обнаружения воздействия Предтеч на Реальность?

Древние, безусловно, разработали множество способов влияния на человеческий мир. Но для выбора конкретного, наиболее подходящего варианта такого вмешательства они, скорее всего, учли бы особенности мировосприятия тех групп людей, на которых будет произведено начальное воздействие. И закономерности дальнейшего распространения «кругов по воде». Если знать, как возникают в сознании и интеллекте людей так называемые мета-модели, используемые ими при описании наблюдаемых явлений окружающего их мира, то можно постепенно формировать у них нужные Образы Мира. Причем отличные для разных групп людей. Что неизбежно приведет к принципиальной нестабильности во всех создаваемых обществом структурах. Выбор же из разных способов мировосприятия одного будет вызывать ожесточенное сопротивление носителей других образов мира. Тем более, что существующие у людей негативные свойства психики типа гордыни и зависти будут препятствовать массовому (а отдельные мыслители в данном случае не в счет) признанию наличия в используемых другими народами концепциях более верных элементов управления и взаимодействия с окружающим миром.

Сейчас у земной цивилизации преобладает «западный», или технократический, способ Видения Мира, основанный на протестантской ветви христианства. А его дальнейшему распространению активно сопротивляются другие мировые цивилизации - прежде всего исламская. Хотя, что особо интересно, в данном случае, скорее всего, имеет место чья-то умелая провокация и манипуляция - ведь исходные образы мира, так сказать, «ядро операционной системы» у этих двух концепций общее - иудаизм. Так что еще надо разобраться, не приложили ли и к этому свои руки (или что там у них) Предтечи. «Но ведь есть и другие типы мышления! - продолжал размышлять Головачев, одновременно комбинируя в виртуальной реальности элементы различных используемых человечеством Образов Мира, пытаясь обнаружить, какие из них подверглись максимальным изменениям со стороны Предтеч. - Древние же явно мыслят в категориях, отличных от тех, которые характерны для большинства людей и даже для демонов. Мы воспринимаем мир в тех моделях, которые привиты нам окружением и воспитанием. Мы видим интерпретацию мира вместо самого мира. И чем ограниченней используемые нами Образы Мира, тем большее количество закономерностей развития Реальности мы просто не воспринимаем. Ведь то, чего мы не можем описать, для нашего сознания ен существует. Древние же явно имеют гораздо более детальную и полную «дорожную карту», позволяющую им гораздо реже прибегать к интерпретациям. Они, судя по всему, в большинстве ситуаций видят мир с минимальными искажениями. Кроме того, даже еще не до конца расшифрованная информация демонов уже позволяла утверждать, что Предтечи владели способом четко прослеживать воздействия наблюдателя на наблюдаемые им процессы. То есть создали для любых событий что-то типа принципа неопределенности Гейзенберга. И поэтому, естественно, обыгрывают нас.

Пытаясь смоделировать в виртуальности воздействия, оказываемые Древними на Реальность, Василий Васильевич решил использовать методы, позволяющие хотя бы отчасти преодолеть искажения восприятия, вносимые привычными для людей моделями описания мира.. Для этого он использовал разработанные рядом математиков совсем недавно так называемые ультраоператоры и логики свидетелей. Которые позволяли по сведениям о параметрах точки отображения получать сведения о параметрах точки самого исходного объекта или процесса.

Что-то похожее происходит при рассматривании картины импрессионистов. Художник, изображающий дерево в реалистической манере, в большей степени изображает свое видение, свой субъективный образ этого дерева. У импрессионистов же внимание направлялось не на общий образ дерева, а на игру света и тени, блики, пятна, точки, из которых и складывалась общая картина. Совсем иная картина, чем если бы художник задался целью изобразить не блики и пятна - то, что на самом деле видит глаз при наблюдении больших или быстропеременных предметов или явлений! - а сразу все дерево. Поскольку образ дерева в целом является в большей степени сводной интерпретацией этой части реальности в сознании наблюдающего его человека, чем самим объектом. Поэтому рассматривание картин действительно талантливых импрессионистов (то есть тех, которые на самом деле отображали свое видение рассматриваемого предмета, а не просто мазали красками по холсту) при правильном настрое сознания позволяло зачастую получить более правильное представление о некоторых качествах и свойствах изображенного объекта, нежели картины реалистов.

Вот и сейчас Василий Васильевич надеялся, что ему удастся воссоздать хоть чуть-чуть приближающуюся к достоверности модель воздействий Предтеч на мир. Если удастся ее создать - может быть, удастся и выяснить предысторию развития: что было до воздействия Древних на какое-то явление или процесс, что стало после их воздействия, и что было бы, не будь их вмешательства в естественные процессы.

Подумав, Головачев ввел в компьютерную модель еще и иные, альтернативные пути развития цивилизации, а не только те, по которым человечество идет сейчас. Возможно, это тоже поможет создать более полную картину возможных воздействий Предтеч. Ведь если у человечества были альтернативные нынешним пути развития, но оно по ним не пошло, то это могло случиться как в силу самостоятельного выбора, так и в силу того, что некие нехорошие «дяди» «помогли» людям сделать такой выбор. Например, представив опасные для самих этих «дядь» способы взаимодействия с миром в самом невыгодном виде. И повлияв таким образом на решения человечества!

А ведь у человечества имеются альтернативные нынешнему пути развития. Они выработаны наиболее длительными, уходящими в самое глубокое прошлое традициями. Пути совершенствования самих себя, предлагаемые различными доктринами, развивающимися в некоторых культурах, создававшихся «между Востоком и Западом», предусматривают накопление субъективного опыта при индивидуальной практике.

Восточнохристианские православные мыслители, к примеру, разработали путь, в чем-то родственный индийской йоге, но более доступный и близкий для западного типа мышления и психики. Почему бы не предположить, в качестве одной из возможностей, что человечество пойдет по этому пути? Ведь, в отличие от йогов, в православной мистической традиции путь духовного совершенствования вовсе не предлагал окончательного ухода от мира. Да, на каком-то этапе там предполагалось уединение в абсолютной темноте и тишине подземных монастырей (чтобы ничто не отвлекало от внутреннего поиска). Но потом человек должен был вернуться в мир, к людям, к общине! В православной духовной практике не случайна формула: «Миром Господу помолимся!..» То есть все вместе, а не по одиночке, устремимся к вершинам Духа.

Вспомнил Василий Васильевич и учение Митрополита Солунского Григория Паламы о внутреннем божественном свете собственной души («Свете Фаворском»), который каждый носит в самом себе. А поскольку духовная практика «предстояния ума в сердце», проводимая посредством «внутренней сердечной Иисусовой молитвы», стала доступной каждому, кому попадал в руки сборник «Добротолюбие», то путь открытия этого света, остающийся в суперкультуре Индии путем для единиц, в Восточной Европе становился достоянием мира! И этим путем могло бы идти сегодня человечество. Но почему-то не пошло…

В ответ на все размышления Головачева КВР тут же выстраивала соответствующие конструкты, которые, как он видел, становились все более и более гармоничными. Это означало, что он двигался в своем поиске в правильном направлении.

Итак, если мы смоделируем возможный альтернативный путь развития человечества, совмещающий внутреннюю духовную работу с использованием современных технологий, взяв за начальные условия, например, постулаты исихазма? Получим своего рода путь «синтеза знания и духовности». Который, случившись, обладает такой мощью, что способен предопределять развитие человечества на века, а то и на тысячелетия.

В голове Василия Васильевича постепенно выстраивалась система, на стержень которой нанизывались все новые и новые мысли. Каким же он мог бы быть, наш мир, не оказывай на него влияния Предтечи? И каким он сможет стать, найди мы способы восстановления исходных, заданных ПервоТворцом способов описания Реальности и присущих им истинных Образов Мира?

Следя за меняющейся вслед за его мыслями виртуальностью, Головачев обратил внимание на вдруг возникшее яркое пятно. Через мгновение оно уже развернулось перед сознанием Василия Васильевича в древний фолиант. И гулкий голос (а средства ВР позволяли, естественно, создавать и звуковые эффекты) начал читать:

- Если культуре материального гедеонизма противопоставить духовность, то люди такой культуры будут видеть вещи как проявление скрытых за ними идей, - слушал Головачев. - В то время как сейчас большинство современных граждан смотрят на вещь с точки зрения материальной полезности для их организма. Следовательно, назрел вопрос о необходимости возникновения «идеациональной культуры», противоположной культуре материального гедеонизма...

«Да это ж цитата из наследия Питирима Сорокина!» - вспомнил Головачев. Ай да КВР! В нужный момент подбросит именно то, что надо. Ведь это же ключ к одному из способов противостояния влиянию Предтеч! Есть чему порадоваться! Голос же продолжал читать:

- Сейчас большинство людей видят лишь материальную сторону жизни. И совершенно не видят идей, информационных процессов высокого уровня, стоящих за вещами.. А если предположить, что большинство человечества начнет видеть информационные процессы и стоящие за вещами идеи? Ведь тогда Древним, несомненно, станет гораздо сложнее производить свои манипуляции!

Для противодействия развитию такой культуры Древние, очевидно, используют и поощряют всевозможные человеческие пороки, и в первую очередь свойственный людям эгоизм. Они прекрасно понимают, что добровольно отказаться от этого порока люди смогут только при наличии у них правильных моделей описания как окружающего мира, так и собственно человеческих взаимоотношений. Именно поэтому Предтечи всячески препятствуют распространению подобного рода знаний. И не пренебрегают ничем, даже физическим устранением их носителей. После чего легко пользуются человеческой слабостью. Ну хочется человеку получить от жизни как можно больше для себя, любимого, и получить прежде всего материальных благ и всяческих земных радостей. И любому врагу ничего не стоит, подкинув такие блага, в итоге привести человека к гибели.

И какой же вывод? А вывод такой. Братству необходимо срочно приступить к созданию этического учения, которое будет учитывать и даже использовать человеческий эгоизм. Как? Да предложив людям замену низших наслаждений высшими. Причем, показав привлекательность такой замены, продемонстрировав, что истинными, дающими подлинную радость, являются именно наслаждения высшего порядка.

- Вы рискуете, - вновь возник в сознании Головачева бесплотный голос, отличный от того, который читал фолиант. - Очень рискуете.

- Вот только не надо меня пугать, - спокойно возразил Василий Васильевич. - Лучше бы представились, если так поговорить охота.

Молчание. Ну почему же он так знаком, этот проклятый голос, этот неведомый «глюк»? Кого или что он напоминает?

Потом… Он все это проанализирует потом. А пока надо идти дальше.

На чем он остановился? Да, чтобы люди осознали предпочтительность высших ценностей, конечно, потребуется перестройка принципов мышления и системы восприятия людей. А эти процессы Древние научились контролировать особенно тщательно. И уже многое успели изменить к худшему. Примеров тому сколько угодно. Хотя бы организованное ими изъятие из повседневного пользования целого ряда языков, которые описывали мир гораздо полнее, чем нынешние. Устранив эти языки, Древние постепенно упростили и восприятие людей. Ведь если, допустим, у человека нет в языке понятия о чем-то, то и самого этого явления для него словно и не существует.

Весьма показательным примером этому может служить «изъятие» древнерусского языка. В этом языке каждый слог и даже отдельная буква обладали отдельным смыслом. Слово, состоящее из определенных букв, расставленных в определенном порядке, представляло собой некую «функцию». А если говорить в терминах современной математики, то все слово являлось «оператором», результат применения которого к образующим его буквам и давал смысл этого слова.

В Братстве «Стоящих у Престола» имелись любопытные материалы об этой языковой диверсии, осуществленной наследниками атлантов. Василий Васильевич довольно обстоятельно в свое время с ними познакомился. Теперь стало ясно, что диверсия эта «в темную» направлялась Предтечами.

При тщательном сопоставлении современного и древнерусского языков, выполненном структурными лингвистами и специалистами по семиотике, стало ясно, что древнерусский язык обладал более мощными выразительными возможностями, чем современный русский. А его виброакустическое воздействие на сознание и даже на окружающую среду с учетом обертонов, высших и более низких гармоник было гораздо более эффективным, чем у современного русского языка.

Поэтому-то Предтечи постепенно и сделали так, что древнерусский с течением времени перестал быть живым языком народа.

Вот она, самая настоящая ментальная и идеологическая диверсия! А в результате русский народ ушел от более эффективного в смысле выразительности языка и «магии слова» к менее эффективному. Послоговый и побуквенный смысл слов в значительной степени был утрачен.

Да, большинство людей, владеющих русским языком с пеленок, все же не ведает и не воспринимает буквального смысла слов родного языка. Так уж получилось, что господствующая сейчас в науке морфология русского языка и традиция истолкования слов совершенно неадекватны Жизни и самому языку. Как ни прискорбно сознавать, но Древние в этой войне выиграли…

 

2.

Обратное превращение - фолианта в размытое пятно - было еще более стремительным. А потом Василий Васильевич даже не успел опомниться, как почувствовал, что какая-то сила уносит его в неведомую даль. Это означало, что система нашла какое то возможное решение поставленной проблемы.

Вокруг погруженного в виртуальность и куда-то летящего в ней Головачева вспыхивали и гасли искры, высвечивались алые сполохи, похожие на зарево пожара. Вокруг все гудело, словно ураганный ветер дул в трубах. Он ощущал себя песчинкой, поднятой со дна моря штормом, и ждал той минуты, когда укрощенная волна, наконец, выбросит его на берег. И вот ноги впечатались во что-то очень твердое, отчего ступни отреагировали резкой, но недолгой болью. Гул, сопровождавший полет, пропал. В лицо ударил живой ветер.

Открыв глаза, Василий Васильевич с удивлением обнаружил, что стоит на вершине остроконечной горы. Ни деревца, ни кустика. С неба нещадно палило похожее на размытый белый диск солнце, а под ногами был лишь безжизненный гранит.

Каким то образом Головачев понял, что стоит на горе Синай. «Так вот она какая - гора Моисея!» - подумал Головачев и принялся жадно всматриваться в окружающий пейзаж. Здесь перед будущим пророком явился когда-то сам Господь и дал ему знаменитые скрижали с заповедями.

Повсюду лежала каменная пустыня. И лишь внизу, над ущельями, развевались облачные шлейфы, словно дым от огромных костров, разносимый ветром. Небо, напротив, было совершенно чистым. Василий Васильевич заметил узкую тропку, вьющуюся по склону горы, и пошел по ней. Солнце пекло нещадно, но переменный ветер, довольно прохладный и сильный, скрадывал ощущение зноя. «Как бы не обгореть», - с тревогой подумал Василий Васильевич, и тут же на его голове оказалась бейсболка с длинным козырьком, на глазах появились черные очки, а короткие рукава рубашки неожиданно выросли, закрыв руки до самых пальцев. Больше всего Василий Васильевич порадовался очкам, поскольку глаза приняли наиболее сильный удар - и от нестерпимой яркости солнца, и от ветра, несущего острые соринки. Да уж, у виртуальной реальности были свои преимущества перед обычной. Вот бы и в жизни так - только подумал, и сразу все осуществилось…

Тропинка была едва намеченной, по-видимому, ею пользовались очень редко, и скорее животные, чем люди. Она местами петляла, временами обрывалась полностью, и Василию Васильевичу приходилось карабкаться по скользкому склону. Устав, он посетовал на то, что у него нет возможности летать по воздуху или «прилипать» конечностями к любой поверхности, как, например, это делают мухи. И как только он подумал об этом, свершилось маленькое виртуальное чудо: теперь скала «примагничивала» его.Очень скоро Головачев вышел к пещере, представлявшую собой узкую щель в толще гранита. Трещина пролегала довольно глубоко и располагалась перпендикулярно к земле, являя миру подобие входа в каменные покои. Солнце по-прежнему стояло в зените, словно повиснув на макушке горы. Проследив его путь, Василий Васильевич понял, что оно никогда не заглядывает в пещеру. Ему почудилось, что где-то в глубине журчит вода.

Он подошел поближе к расщелине, и вдруг услышал какое-то странное постукивание. И тут же понял - так некоторые змеи, стуча хвостом, обычно предупреждают незваных гостей о своем присутствии. Он осторожно заглянул в пещеру, и действительно увидел в проникающей туда единственной полоске света блестящую и переливающуюся разными оттенками огромную ползучую тварь. Боа констриктор! Настоящий удав. И какой огромный! Кажется, он пока не собирался проявлять агрессивных намерений, однако его неподвижные глазки внимательно смотрели на Головачева, а свернутое кольцами тело медленно передвигалось, сверкая серебристыми вкраплениями на коже, похожими на большие капли ртути.

Василий Васильевич замер на месте, стараясь продемонстрировать змее дружелюбие и искреннее расположение. В этот момент раздалось легкое постукивание теперь уже за его спиной. И этот звук поверг Головачева почти в животный ужас. Неужели еще один удав? Нет, это уже слишком. Он что, набрел на змеиное гнездо?

Василий Васильевич повернулся, боковым зрением по-прежнему следя за пещерным обитателем. И вздохнул с облегчением, увидев, что позади него застыл, опираясь на посох, седовласый старец.

Одет он был в грубое рубище, подпоясанное веревкой. В лучистых ясных глазах сияла радость, которая бывает лишь у младенцев и великих сподвижников. Старец пригладил ладонью бороду, развевающуюся на ветру, и заговорил на древнем языке, который почему-то оказался понятен Головачеву.

-                               Ты хочешь подняться к небесам? - спросил отшельник.

«Это же Иоанн Лествичник!» - вдруг понял Головачев.

Неужели это его бесплотный голос до сих пор обращался к нему? Нет, не похоже… Голос старца был мягким, будто наполненным теплом. Тот же голос звучал мертво, холодно и безжалостно.

Разве можно отказаться, когда сам Иоанн Лествичник предлагает тебе пройти путь к небесам? И потому Головачев не задумываясь ответил:

-                               Да, святой старец, если ты согласишься сопровождать меня. - И неожиданно для себя добавил: - А что это за голос меня сопровождал?

-                               Поймешь, когда придет время, - сказал старец. - А сейчас - представь себе «лествицу» со множеством ступенек. Чтобы приблизиться к Богу, нужно пройти каждую из них. И не просто пройти, а прочувствовать глубинный смысл, заложенный в каждом из достигнутых уровней. Ибо все они являются нравственными ступенями, дающими крепость и силу духа.

Головачев все еще не мог поверить, что византийский монах, который сумел создать руководство по аскетической и мистической жизни, названное им «Лествицей, ведущей в небеса», сам предстал перед ним… Ведь он жил он полторы тысячи лет назад. Но в виртуале и не такое возможно.

Василий Васильевич вспомнил, что еще во время экспериментов с Дмитрием Одиновым удавалось создавать такие режимы погружения в КВР, в которых психика подключалась к высшим метрикам информационного континуума. При этом в виртуале возникали образы некоторых существ и даже процессов, существующих в глубинных слоях Клубка Бытия. Похоже, что у него сейчас это произошло спонтанно. Значит мозг достиг достаточной глубины концентрации и активации. Открылся канал доступа к бессознательному, а через него и к «банку данных Вселенной».

- Я назову тебе основные вехи, - продолжил отшельник. - Но чтобы их понять, ты должен подняться вверх из миров, на которые Творец взирает со скорбью и печалью, к мирам, освященным радостью Бога. Из мира Тьмы в мир Света. Итак, слушай и запоминай, о путник, ищущий мудрости…

Краем глаза Василий Васильевич уловил внезапное движение змеи. Теперь удав, приподнявшись на хвосте, медленно раскачивался из стороны в сторону, выводя телом замысловатые спирали. Но уже в следующий миг ему было не до удава. Потому что внезапно налетевший ветер, набирая ураганную скорость, закрутился вихрем вокруг Василия Васильевича, и вдруг подхватил его, оторвал от скалы, и поднял в воздух…

- Эти вехи просты и всем известны… - неслось ему вслед. - Но ты скоро сам их увидишь и все поймешь.

 

3.

Ветра больше не было. Пещеры со змеей - тоже. Василий Васильевич увидел себя стоящим в тумане. Ничего не видно даже на расстоянии вытянутой руки. Никаких ориентиров, и ощущения силы тяжести как будто не стало. И что дальше? Куда двигаться и как? От чего отталкиваться и к чему стремиться? Он застыл в состоянии полной неопределенности.

Оставалось взывать к святому старцу. «Что мне делать дальше?» - мысленно обратился к нему Василий Васильевич. И тут же ноги ощутили желанную твердь, а в пелене тумана словно открылось окно. И прямо за окном проявилась, а точнее, вспыхнула картина, в первый момент ослепившая его. Радужное сияние за «окном» соседствовало с глубокой затягивающей чернотой. Когда глаза немного адаптировались, Головачев разглядел, что и за сиянием, и за чернотой скрываются два ряда ступеней. А если точнее, высоких уступов. Уступы эти располагались по диагонали друг к другу, так что путь от одной до другой получался зигзагообразный. Один ряд ступеней шел вверх и весь был окружен сиянием семицветной радуги, где каждый из привычных цветов имел еще и множество оттенков. А другой уходил вниз, в бездонную пропасть, и свечение над ним было черным.

«Это же черная радуга Инферно!» - вдруг понял Василий Васильевич. Видеть ее воочию ему раньше никогда не приходилось. Но о ее существовании он знал из информации, снятой в свое время с мозга захваченного в плен Ирландского Монстра Уве, Воплощения одного из Верховных Демонов.

Сейчас это был всего лишь возникший в виртуале образ, и Головачев, конечно, отдавал себе в этом отчет. Однако картина впечатляла своим величием. Оставалось понять, для чего это зрелище возникло перед ним. Какой принцип она иллюстрирует? Что призывает осмыслить и ощутить?

Теперь Василий Васильевич не видел святого Иоанна, но все же незримо ощущал его присутствие где-то рядом. Какая-то сила вдруг словно приподняла Головачева, будто отрывая от земли, и ему неудержимо захотелось встать на первую из радужного ряда ступеней.

Мгновенное ощущение полета - и вот картина в «окне» изменилась.

Теперь перед ним был словно экран, на котором разворачивалось действие какого-то документального фильма.

Это был город. Знакомый - и уже как будто совсем чужой. Москва примерно начала 90-х годов прошлого века. Мрачная, унылая, грязная. Горы мусора лениво передвигаются ветром по тротуарам и мостовым. Озабоченность и тревога на лицах людей.

Они стоят в очередях и перебирают в руках продовольственные талоны. Разговоры только об одном - ничего невозможно купить, а то, что можно купить - то безумно дорого.

Тогда он в первый раз поссорился с Зайкой. Он перестал узнавать ее. Потому что говорить она могла только об одном: как невозможно дорого стоят вещи и продукты, и как им скоро нечего будет есть, и не во что одеваться.

Общая ситуация усугублялась тем, что он тогда потерял работу - свехсекретный исследовательский центр, входивший в состав ГРУ ГШ СССР, в котором полковник Головачев был руководителем целого направления по методам прогнозирования и изучения явлений синхронизма (так называемых «парных событий») и ойоноистики[4], закрыли в рамках того, что только называли конверсией. И что реально являлось уничтожением оборонного и научного потенциала страны. И сразу потерявшая многие привилегии и блага семья жила тогда более чем скромно. Но не голодали же! А Зайке оказалось очень тяжело перенести и это падение уровня жизни, и наступившую нестабильность и неопределенность.

Он хотел помочь ей. Объяснить, что надо быть сильнее, надо достойно все перенести. И что он найдет работу, в крайнем случае не в России, так за рубежом. Но, видимо, ему не удалось объяснить это. Тогда они поругались - в один из немногих раз в их долгой совместной жизни.

И он ушел бродить по городу. Просто так, безо всякой цели.

Неожиданно на «экране» он увидел себя. Да, вот он идет по этому грязному тротуару, мимо пустых витрин, очередей, озабоченных хмурых людей. Теперь он одновременно видел себя со стороны - и как бы переживал все это заново. Он шел и думал: «Неужели вот это и называется жизнь? Вот это и есть ее основное содержание и смысл? Толчея в очередях. Препирательства с женой. Бесконечные заботы о хлебе насущном. Трагедии на почве стоимости килограмма колбасы. И это - все? Ради этого люди рождаются и живут?»

И тогда из глубины его сознания вдруг всплыла какая-то другая часть его самого. Как будто какое-то другое существо, знающее ответы на все вопросы. И эта глубинная часть сознания сказала ему: «Нет. То, что ты видишь - не есть истинная жизнь. Это призрачный внешний слой. Это все важно, но это частности. А Жизнь в целом - это совсем другое».

Тогда он воспринял это как озарение. В душе, откуда ни возьмись, вспыхнула радость. Та, другая часть его самого жила в радости. И эта радость не зависела от стоимости колбасы или колготок в ларьке. Потому что жила в другом, истинном мире, мире духа, а не призрачном мире тусклой Москвы начала 90-х…

Внезапно он посмотрел и на себя, и на окружающих людей совсем по-другому, словно со стороны, с вершины своего нового знания. Они больше не раздражали его своим муравьиным копошением, своими мелочными заботами. Тепло и любовь поднялись в его душе, вперемешку с жалостью. «Люди! - захотелось сказать ему. - Опомнитесь! Посмотрите в себя и на природу вокруг. Вы живете! И это главное. И жизнь не закончилась. Все еще образуется…» Но он ничего не сказал, потому что знал: не поймут, сочтут за сумасшедшего. Тот, кто в начале 90-х осмелился бы сказать, что цены на продукты - это не самое главное, и впрямь рисковал угодить в сумасшедший дом…

Домой он пришел в самом светлом расположении духа. Ничего не стал говорить Зайке. Просто обнял ее за плечи и поцеловал. Она улыбнулась, глаза ее потеплели. И погас в них этот безумный огонек одержимости. Воистину спасись сам - и многие вокруг тебя спасутся…

«Экран» погас.

-                               Ты прошел тогда первую ступень, - услышал Головачев голос Иоанна Лествичника. - Беспристрастие и отложение попечений и печали о мире - так она называется. Эта ступень не случайно первая. С нее все начинается. Ты выбрал путь беспристрастного отношения к миру и ухода от земных ценностей. И Лествица повела тебя дальше.

Снова ощущение мгновенного полета - и опять перед ним зажегся «экран».

Теперь перед ним была заснеженная таежная заимка. И он уже знал, куда попал на сей раз.

Тогда, в начале 90-х, когда он остался не у дел, и мир как будто трещал по швам, он потерял почву под ногами. Отношения с женой продолжали оставаться напряженными. Он предпринял несколько попыток найти себя в бизнесе, но все они оказались неудачными. Город и люди в нем становились все более чужими, их заботы и тревоги - все более непонятными. Головачев понял, что не в состоянии разделить всеобщий азарт погони за легкими деньгами. Потому что за этой погоней из его жизни уходило нечто, с потерей чего он не мог смириться. Тогда он занялся репетиторством и одновременно через своего знакомого, работающего в то время в представительстве одной крупной зарубежной компании, через являвшийся в те времена диковинкой Интеренет разместил свои резюме на ряде зарубежных рекрутинговых сайтов. В надежде, что его пригласят на работу в какой-нибудь из иностранных исследовательских центров. И хотя он со своим допуском секретности формально еще пять лет был невыездным, это его не пугало. Поскольку в творящемся бардаке уже несколько его коллег спокойно уехало работать за рубеж. Хорошо хоть, что закончивший с красным дипломом МФТИ сын, взяв распределение в Курчатовский институт, одновременно почти сразу нашел вакансию в одном из университетов США и теперь совершенствовался в языке и собирал документы, готовясь к отъезду. Так что хоть одной заботой у них стало меньше.

Когда увидевшая все это жена немного успокоилась, он смог воспользоваться выдавшимся свободным временем так, как и решил - чтобы разобраться в себе и понять, чего он хочет и может в изменяющемся мире. И что же ему мешает стать успешным в этой новой жизни.

Но как это сделать, когда вокруг круговорот безумного мира, затягивающий в себя, словно торнадо? Ему помог случай. Давний, еще студенческих лет приятель, вдруг объявившись в Москве по делам созданной им небольшой туристической фирмы, пригласил в гости в Сибирь. Привез на свою заимку и сказал: «Живи сколько хочешь». Он думал - поживет месяц-другой… А остался почти на год. Хорошо хоть, приятель научил его уходу за пчелами и сбору кедровых орехов, что помогало зарабатывать на жизнь и даже посылать немного денег домой. Что было важно, поскольку ему пока так никто и не ответил и на работу не пригласил. Хотя чему тут удивляться - возраст. Впрочем, надежды он не терял.

Вот на «экране» он сам на ступеньках крошечной избушки, а рядом - верный пес Тарзан, настоящая охотничья лайка. Почти единственный его друг и собеседник за весь тот год. Да, он почти не общался с людьми. Себя кормил главным образом охотой и рыбалкой. Изредка покупал хлеб в ближайшем поселке. Там же продавал мед и орехи и делал денежные переводы жене. Примерно раз в два месяца общался с приезжавшим навестить его приятелем. И все. Но именно там, в тайге, случилась встреча с, как казалось тогда, случайно забредшим на заимку одиноким туристом-экстремалом. Неожиданно оказавшимся очень эрудированным человеком, к тому же неплохо разбиравшемся в современных научных теориях. Они проговорили до утра и расстались, обменявшись координатами друг друга там, «на большой земле». И тогда он и предположить не мог, что одинокий путник был эмиссаром Братства, которое уже со времен закрытия его «конторы» пристально наблюдало за ним, его поступками и поведением. Решая, приглашать ли его к себе.

Впрочем, тогда у него хватало поводов для удивления и размышлений и помимо глобальных мировых проблем. Разве он думал, что сможет обходиться не только без телевизора, газет, книг, но даже и без частого общения с людьми? Разве мог себе представить, что ему это, оказывается, даже необходимо?

Тогда он открыл и себя, и весь мир заново. Он стал новым человеком, приблизившимся к пониманию сокровенной сути природы, мироздания, Бога.

Как ни странно, год разлуки спас семью. Жена нашла работу в одной из новых школ и помогала сыну собирать документы, необходимые для отъезда. А будь бы в это время дома еще и он, неминуемо разругались бы с женой окончательно и просто развелись. И это была бы роковая ошибка…

А так Зайка, счастливая за сына и в то же время переживающая о том, что осталась одна, даже обрадовалась его возвращению и просто приняла его, когда он вернулся, таким, каким он стал в своей «внутренней эмиграции». Более того, она поняла произошедшие с ним изменения.

-                               Тогда ты прошел вторую ступень, - произнес голос Иоанна. - Странничество, уклонение от мира - вот ее имя.

И вновь - полет и следующая сцена на «экране». Вернее - продолжение предыдущей. Все та же таежная заимка. Только теперь он видит себя в избе. На столе горит свеча. Многие часы посвящал он тогда воспоминаниям, раздумьям, переосмыслению жизни. Именно тогда он впервые понял, что такое совесть. Как она может быть мучительно неспокойна. И как трудно бывает сказать себе самому правду о своих деяниях…

Тогда, в воспоминаниях, из таежной избушки он все чаще переносился в свой рабочий кабинет с огромным дубовым столом, высоченными потолками и мягким, скрадывающим шаги, ковром.

Вот и сейчас «экран» перенес его снова туда. Туда, в тот самый миг его жизни, который так не хотелось вспоминать…

Перед Головачевым сидел тогда сотрудник центра - с бегающими глазами и не находящими себе места руками. Уже один этот затравленный взгляд говорил, что именно этот человек виновен в допущенной ошибке, повлекшей за собой утечку особо секретной информации к противнику. Он позволил себе этот затравленный взгляд. Он не держит удар. Система этого не прощала…

-                               Теперь ты вспомнил?

Голос! Тот безжалостный и холодный бесплотный голос снова настиг его.

Да. Он вспомнил. Он и не мог забыть. Он на самом деле и не забывал никогда.

Это был его собственный голос. Голос из прошлого. А может, голос собственной совести. А может, его собственными словами обращался к нему теперь тот человек с затравленными глазами. Обращался, потому что хотел возмездия…

Полковник Головачев тогда был уверен, что он виновен, этот человек. Один из безликих винтиков Системы, который допустил просчет. А значит, нанес невосполнимый ущерб государству и народу. Головачев тогда еще не сомневался, что это - одно и то же…

Свои заблуждения он осознал намного позже. А тогда он видел перед собой неудачника и глупца. А может и врага - в этом предстояло еще разобраться работникам собственного спецотдела ГРУ, чтобы не выносить «сор из избы» и не давать поводов к злорадству постоянным соперникам из «конторы глубокого бурения».

Но полковник Головачев тогда не сомневался, что перед ним - предатель. Тот, кто продал престиж Родины за тридцать серебренников.

«Вы знаете о чем речь, не так ли?» - услышал Головачев на сей раз свой собственный голос, обращенный к тому, с затравленными глазами. И вздрогнул - от звука этого голоса, как, наверное, вздрогнул тогда бывший его коллега.

Человек этот или молчал, или изредка произносил: «Я ни в чем не виноват». Но это его спасти уже не могло. Кивнув находившемуся в его кабинете сотруднику спецотдела, Головачев приказал увести задержанного. И ведь он знал, что после стандартных процедур дознавания этот человек потом просто сгинет. Как и не было его. Спишут все на какой-нибудь несчастный случай. И «аквариум» сохранит имидж службы, в которой «кроты» - редкие зверьки.

А кто-то получит за это новые звездочки на погоны, а также карьерный рост и массу привилегий. Еще бы - ведь сами выявили источник утечки информации, своевременно сообщили в спецотдел и тем самым предотвратили возможность нанесения ущерба стране.

Тогда Головачев был уверен, что действует во благо великой Родины, спасая ее от происков врагов.

Весь ужас сотворенного нахлынул на него лишь тогда, на таежной заимке. Сначала он не хотел жить от осознания этого ужаса. Потом понял: жить с этим придется. Жить - и смотреть в глаза правде. Правде о том, что он сделал. Только потом он узнал, что тот человек не был виновен. Ни в чем. И его грамотно подставил под удар как раз настоящий предатель, завербованный советником по культуре посольства США. И раскрыли его таки именно сотрудники второго главка КГБ. Так что и сохранить лицо ГРУ не удалось.

Мог бы он тогда спасти этого человека, если бы не побоялся возразить начальству и потратить время на то, чтобы разобраться во всем и понять, что тот не виноват? Вряд ли. Заподозренный в измене при наличии даже минимальных доказательств его вины становился практически прокаженным. Тот, кто прикоснулся к нему, не мог его спасти, зато мог заразиться сам. Так что попробуй он тогда возразить против мнения начальства - и того бедолагу не спас бы, и сам сгинул тоже.

Однако это было слабым оправданием для собственной совести. И не успокаивало ее.

«Экран» погас.

- Покаяние - третья ступень, - произнес голос старца.

- Я не прошел ее, о святой человек, - сказал Головачев.

- Ее невозможно пройти раз и навсегда, - ответил Иоанн. - Ты будешь возвращаться к ней снова и снова, всю свою жизнь. Но на этом этапе своей жизни ты прошел ее. Смотри.

Снова зажегся «экран». Головачев невольно отпрянул - прямо на него смотрел тот человек. Теперь взгляд его не был затравленным. Он смотрел смело и твердо, и глаза его светились просветленным сиянием.

- Ты свободен от этой вины, - сказал человек. - Ты искупил ее своими собственными страданиями. И я давно простил тебя. Я даже благодарен тебе. Гибель тела стала тогда искуплением вины моей души за то, чем я занимался. Вы же знаете, шеф, что мой отдел занимался расчетами параметров воздействий на массовое сознание. Поэтому смерть стала для меня спасением - спасением души. А значит, твой поступок в конечном итоге был во благо…

«Экран» опять погас, и голос старца произнес:

- Ты прощен. Прощен и людьми, и Богом. А значит, можешь идти дальше.

Головачев и не заметил, как на его глаза навернулись слезы. Воистину Бог всемилостив. Он прощает. Прощает любые грехи тому, кто способен искренне покаяться…

Ощущение мгновенного полета вновь сменилось картинкой на горящем «экране».

… Тогда они строили дом. Вот он, наполовину возведенный каркас будущего коттеджа в московском пригороде. В один прекрасный день, приехав туда, Головачев не застал на месте строителей. Не появились они и на другой день. Он начал звонить в фирму. Трубку никто не брал. Потом выяснилось, что фирмы уже не существует. Она исчезла - вместе с его деньгами, как и деньгами других клиентов. Оставив его и жену без копейки у недостроенного дома.

Как буйствовала тогда теща! Она как раз гостила у них. Василий Васильевич боялся, что ее хватит удар. Она кричала, что надо непременно найти этих грабителей и убить. Нельзя сказать, что Головачев с самого начала воспринял все это спокойно. Внутри все бурлило и кипело, и впрямь хотелось расправиться с мошенниками. Но вид побагровевшего от гнева лица тещи как-то его остудил и заставил взглянуть на все как бы со стороны. И вот таким отстраненным взглядом он вдруг ясно увидел, что будет дальше с этими лже-строителями. Прогуляют, пропьют ворованные деньги - и рано или поздно так или иначе погибнут - в криминальной разборке или сгорев по пьянке в очередном недостроенном доме. Потому что отнятые чужие деньги не могут пойти на благо. Никому никогда не принесут они счастья. А он, Головачев, заработает еще денег, и дом достроит, и будет жить, и все у него будет хорошо. А потому только пожалеть остается этих, потерявших человеческий облик и душу.

Тогда он смог преодолеть гнев. И потерю ту они пережили… И в душе он не оставил мстительного чувства, не отравил себя злобой.

Картинка исчезла, и Головачев услышал голос Иоанна:

- Безгневие - вот четвертая ступень. - Ты научился преодолевать гнев, а значит, прошел и ее. Человек, прошедший через покаяние, знает, что он сам грешен, а потому становится снисходителен к грехам других.

«Уж точно, что я не святой, - усмехнулся про себя Василий Васильевич. - И гнев все еще нет-нет, да и накатит. Бываю, бываю греху гнева подвержен, никуда не денешься».

А КВР уже подбросила ему новый образ на светящемся «экране».

И он вспомнил время, когда после возвращения из тайги недолго работал в одной программистской фирме, не слишком успешной. И когда выявилась переплата налогов, то во всем обвинили бухгалтера, тихую молодую женщину. На «экране» была сцена собрания, где разворачивалась настоящая травля. Ее клеймили разными словами, среди которых «растяпа» было самым мягким. Бухгалтер пыталась оправдаться, доказать, что руководство давало ей порой противоречивые указания, а торговые агенты не всегда своевременно предоставляли отчетность, но говорила она все это как-то нерешительно.

Головачев ничего не понимал тогда в финансовых делах, и не мог оценить, виновата бухгалтерша на самом деле или нет. Вполне возможно, что и виновата, но только в силу своей неопытности, а не по умыслу. И по всему происходящему было похоже, что из нее просто хотят сделать козла отпущения. Видеть все это было невыносимо. И тогда он встал и сказал: «Вы что, забыли - не судите, да не судимы будете? И не только она одна во всем виновата, и вы все это знаете. Давайте-ка лучше объективно разберемся, в чем дело и почему мы постоянно имеем проблемы».

Удивительно, но это подействовало. Все притихли и забыли про бухгалтершу. Разговор перешел в спокойное конструктивное русло. И когда руководство нашло в себе силы признать свои ошибки, то оказалось, что вся система организации работы нуждается в изменении…

-                               Добрословие и правда, вот пятая ступень, - прокомментировал Иоанн Лествичник, когда картинка исчезла. - Ты и ее прошел достойно.

Снова чувство полета - и снова открывшееся в тумане «окно». Головачев ждал продолжения «документального фильма» из его жизни, но теперь содержание «экрана» сменилось. На этот раз Василий Васильевич увидел картину уже не из своей жизни. А дальше возник образ деревенской площади, на возвышении в центре которой стоял столб. К столбу был привязан человек, и рядом восседали люди в сутанах католических монахов. Жители деревни, окружив помост, соревновались в том, кто больше вспомнит «фактов», якобы подтверждающих причастность осужденного к колдовству. Кто-то искренне заблуждался, начиная видеть в даже самых обычных действиях схваченного служителями Инквизиции то, чего никогда и не подумал бы приписать кому-то другому. А кто-то сознательно старался побольше очернить «колдуна» - чаще всего желая выслужиться перед могучей тайной организацией и получить вознаграждение, а иногда из-за зависти или плохого отношения к подозреваемому и прямо желая ему смерти. И лишь один человек, подойдя к помосту, бесстрашно сказал, что никогда не замечал в поведении подозреваемого ничего, что подтверждало бы его причастность к колдовству.

-                               Уклонение от лжи - вот шестая ступень, - произнес голос старца. - Самое трудное для человека - не лгать ни другим, ни, тем более, самому себе. Ведь жить в ложных представлениях о себе гораздо легче. Так живут большинство людей. Но тот, кто хочет двигаться вперед и вверх, кто хочет взращивать свою душу - для того необходима правда. Сам ты доныне еще не преодолел эту ступень. Но у тебя есть шанс пройти ее.

И опять неуловимое изменение картины. Сидящий в небольшой комнатке человек что-то записывает в тетради. Ракурс изменился и Головачев увидел, что это химические формулы. Человеком, чей образ воссоздала компьютерная система, был Кеккуле - создатель формулы бензола. Перед Василием Васильевичем спрессованные в минуты прошли дни и недели труда. Когда, казалось, уже перебраны все варианты, уже проведены все мыслимые опыты и вычисления – а желаемый результат все так же недостижим! Хочется все бросить и впасть в уныние. Но, как награда за упорство, формула бензола приснилась ему во сне.

А вслед за этим возникает еще картина - из известной притчи про двух лягушек, упавших в крынку с молоком. Одна быстро сдалась - и утонула, а вторая продолжала бултыхаться из последних сил - и сбила в молоке комочек масла, оттолкнувшись от которого, смогла выпрыгнуть наружу.

- Уклонение от лености и уныния - седьмая ступень, - прокомментировал старец. - Что касается лично тебя, то ты ее прошел уже давно.

И вновь сменились перед глазами смоделированные КВР образы - святых старцев и тех, кого они наставляли. Были там и Серафим Саровский, и Сергий Радонежский с Дмитрием Донским, и священнослужители времен Великой Отечественной войны, молившиеся за дарование победы русскому воинству, и множество неизвестных Головачеву людей. При этом все эти образы ясно показывали истинную суть молитвы - очередной, восьмой ступени духовного восхождения по «лествице», описанной прозорливым Иоанном, за это и прозванным впоследствии Лествечником. На эту ступень Головачев ступил, когда впервые в своей жизни пришел в церковь и неумело и при этом предельно искренне молился за то, чтобы его сыну повезло и он смог найти свое место в новой жизни. А потом были такие же, самодельные, из простых собственных слов, но зато идущие от сердца, молитвы во время его отшельничества. И ему иногда казалось, что он и впрямь говорит с Богом. Ну а уже в Братстве лично Владыка Амвросий научил его древним истинно православным молитвам. Которые очищали душу и открывали ее для фаворского света нетварных энергий.

И вновь новая ступень и соответствующий ей образ. На сей раз программа КВР решила, что Головачев должен ощутить суть этой ступени духовного роста, как говориться, на собственной шкуре. Он и ощутил - почувствовал себя стоящим на почти отвесной скале, на самом краю обрыва. Сзади - бездонная пропасть. А спереди на него надвигается огромный хищный зверь. «Смилодон!» - вспыхнуло в памяти название страшного саблезубого тигра времен неолита. Василий Васильевич хотел было броситься бежать - и отпрянул, заглянув в бездонную пропасть. Осмотрелся по сторонам - кругом огромные валуны, путь в стороны тоже отрезан. А зверь надвигается. Все ближе, ближе… И тут какой-то внутренний голос подсказал ему: «Стой! Не беги. Иди ему навстречу. Смотри ему в глаза!» Это было очень страшно. Зверь скалил пасть и сверкал глазами, и смотреть в эти глаза было практически невозможно, поскольку в них сияла чистая животная ярость. Но он все же собрался с духом и взглянул. И заставил себя смотреть, смотреть не отрываясь и не мигая, будучи уверенным, что зверя это, конечно же, не остановит, что вот сейчас тот бросится и растерзает его в клочья… Но смилодон как будто замешкался и замер на месте. И Головачев увидел, или скорее даже почувствовал, как внутри зверя уходит ярость, сменяясь нерешительностью. Но самое удивительное, что исчез его страх перед «саблезубой смертью». И, о чудо, через мгновение зверь отвернулся и ушел прочь.

Картинка исчезла, и Головачев отер пот со лба. Ничего себе, шуточки…- Одоление страха - так называется восьмая ступень, - вновь прозвучал голос святого Иоанна Лествичника. - Тебе ее еще предстоит проходить в твоей жизни. Страх не изжит в твоей душе, как и в душе большинства людей. Но ты теперь знаешь, как одолеть его. Страх побеждается Верой и Знанием!

-                               Да, надо познавать истоки страха в самом себе и преодолевать их, - ответил Головачев. - Так просто… И так сложно.

- Ты прав, но не только это важно для преодоления страхов, - продолжил Иоанн. - Бесстрашен тот, кто знает, что все в мире происходит по промыслу Божьему. Помни об этом, и не будет страха в твоей душе. Посмотри, как жили и действовали те, кто взошел на эту ступень в реальности!

И перед взором Головачева возникли новые образы. Вот момент схватки Пересвета с Челубеем перед Куликовской битвой. И не было страха в сердце русского воина, а были лишь вера в правоту своего дела и вера в Бога. А потом возникли образы и протопопа Аввакума, и идущих сквозь бураны в Сибирь семей старообрядцев, и отказавшихся признать безбожную советскую власть священников и монахов, создавших катакомбную церковь и репрессированных за стойкость в своей вере и своих принципах. Все эти люди не боялись ни трудностей, ни смерти. Они не боялась будущего, поскольку верили, что все в мире происходит по Промыслу Господнему.

Пребывание в виртуальном мире продолжалось. Теперь Василий Васильевич видел себя в своей нынешней лаборатории. Кажется, этот эпизод относился к самому началу работы в Братстве. Тогда они только начали достигать первых успехов, и сразу же стали ставить перед собой задачи разгадать все тайны магии и повторить достижения прошлых времен с помощью современных технологий. И ведь они стали тогда достигать определенных результатов. Но вот вдруг на самом пике, как тогда казалось, успехов начало твориться нечто странное: выходили из строя приборы, ни с того ни с сего в разгар важного эксперимента отрубалось электричество, а однажды зависший компьютер уничтожил результаты более чем полугодовалой работы…

Это был знак: они идут не туда. Ответ пришел неожиданно: как-то раз ночью, когда начавшие сыпаться одна за другой неудачи не давали спокойно заснуть, он смотрел какую-то околонаучную телепередачу. В которой шла дискуссия о том, есть ли место Богу в современной науке. И один из собеседников, монах какого-то дальнего монастыря, произнес фразу о том, что при незрячей душе просвещенный ум несет не свет, а лишь тьму. А незрячая душа - это душа, отвратившаяся от Бога.

На следующий день Головачев сказал на планерке: «Мы стали слишком самонадеянны. И забыли, что нельзя сотворить ничего без Божьей помощи. Мы зашли в тупик, потому что решили, что можем сами, без Бога, достичь всего. А это невозможно. Давайте крепко задумаемся, что это мы так много о себе возомнили, и как с этим справиться».

Тогда они пересмотрели всю концепцию своей работы. И за «чудесами» гнаться перестали.

-      Избавление от гордыни – это девятая ступень, - возвестил голос Иоанна. - Если даже ты прошел все предыдущие ступени, но не одолел эту - низвергнешься обратно, в самый низ, во тьму. Не вручив жизнь свою Воле Бога-Вседержителя и не уповая на Него во всех делах и помыслах своих, не сможешь избавиться от всего сонма страстей. И уже не перейдешь на следующую ступень. Посмотри, как это бывает.

Перед Василием Васильевичем проявилась следующая картина. Человек, стоящий на столбе и изнуряющий себя разнообразными йогическими упражнениями с целью накопить как можно больше магической силы (prabhava), чтобы стать способным творить чудеса непосредственно, без помощи Бога, и тем самым бросить вызов Небу. Было показано, как он и впрямь стал сильным чудотворцем, да вот только увидел Головачев и то, как после смерти душа этого мага отправилась в самую бездну инфернальных миров. «Он слишком гордился своими достижениями, - возвестил голос Иоанна. - Этот аскет преодолел все предыдущие ступени лествицы и сорвался с этой. Гордыня! Вот тот порок, от которого он так и не смог избавиться. И это не дало ему подняться на следующую ступень лествицы в небеса, которая зовется «избавлением от гордыни». А не избавившись от гордыни во всем, включая и духовные достижения, не перейдешь на следующую ступень - «искоренение страстей (смиренномудрие)».

И сразу же возник перед ним образ смиренно молящегося в тиши лесного скита никому не известного отшельника-исихаста, мысленно возносящего к Богу свою Иисусову молитву, и стоящего в благоговейном безмолвии, наслаждаясь звуками небесного мира, открывшегося перед ним, и наполняясь ими.

- Искоренение страстей, или смиренномудрие – вот десятая ступень, - произнес голос Иоанна. - Для тебя она пока недостижима. В тебе еще есть остатки гордыни. А лишь когда совсем нет гордыни, не вскипают и человеческие пороки, именуемые страстями. А если и вскипают, то их легко выжечь, вырвать, как вредный сорняк. Но ты на верном пути, странник. Ты уже знаешь, что такое безмолвное созерцание и единение с миром. Значит, преодолев свои страхи и обретя истинную Веру, ты шагнешь и на эту ступень. И увидишь, что есть истинная Суть Мира. И поймешь: то, на чем стоит вся вселенная - это Вера, Надежда и Любовь…

И сразу же в сознании Головачева - и перед его взглядом - предстал текст молитвы старцев Оптиной пустыни, в которой нашли отражение все ступени «лествицы» и которая заканчивалась обращенными к Богу словами просьбы: «Руководи моею волею и научи меня молиться, верить, надеяться, терпеть, прощать и любить. Аминь».

- Лествица к Богу - вот путь, который показал я тебе, - вновь послышался голос святого старца. - Вот тот критерий, по которому человек должен оценивать свои поступки. Это единственно возможный Путь, позволяющий вырваться из миров Тьмы, на которые Творец взирает со скорбью и печалью, в миры, освященные радостью Бога, видящего претворение в них принципов истинного развития. Темная Бездна преодолевается Светом только через связь с Богом.

И тут же перед взором Головачева разверзлась пропасть, бездна Инферно, куда вели другие ступени, окруженные черной мглой. И не было числа этим ступеням! Он увидел, как в бездну сверху спускаются какие-то образования, похожие на шары, пузыри, вытянутые капли. Они как будто втягивались во тьму, изменяя по дороге свою форму и цвет. Наверху некоторые из них были светлыми и прозрачными, но по мере приближения к бездне чернели, а некоторые при этом еще и сморщивались и будто высыхали.

«Да это же не просто шары, это целые миры! - вдруг осенило Головачева. - Изначально бывшие светлыми! Они были там, наверху, в мире Света. Такое впечатление, что кто-то тайный и невидимый словно отравляет их невидимым ядом - и свет в них тускнеет, а потом и гаснет совсем. И конечно там, в этих мирах, это сопровождается увеличением горя и страданий. Светлые миры, «скатываясь» за «порог отверженности», становились мирами скорби… Вот оно как…»

Собравшись с духом, Головачев попытался заглянуть в черную глубину, куда вели ступени и куда падали бывшие когда-то светлыми, а теперь темные, выродившиеся миры - и тут же отпрянул в ужасе. Черная, затягивающая, клубящаяся мгла, где и души, и целые миры гибнут без остатка. Не случайно же даже сам Господь Бог не может смотреть туда без скорби и печали…

Пора было выходить из виртуальности. Впечатлений и информации получено достаточно. Теперь бы осмыслить. Василий Васильевич поблагодарил мысленно Иоанна Лествичника, и задал своему мозгу и компьютеру команду на выход из программы. «Лествица устроена так, что от одной ступеньки к другой можно пройти только в той последовательности, которую я обозначил. И никак иначе!» - это были последние слова воплощения Иоанна Лествечника, которые услышал Головачев, прежде чем вновь увидел себя стоящим посреди светящегося тумана. А потом набежавший вихрь подхватил его виртуальный фантом, закружил и понес из виртуальности обратно в земную жизнь. В жизнь, которая, как он чувствовал, уже не будет прежней…

Очнувшись в своем ложементе, он открыл глаза и тут же увидел склонившуюся над ним Вику.

- Привет, - улыбнулся он девушке. - Ты давно здесь?

- Да уж с полчаса. Пришла пораньше, как вы просили, и застала вас в полном погружении. Эксперимент прошел успешно?

- Тьфу-тьфу, чтоб не сглазить… Сейчас проверим!

Встав с ложемента, Головачев потянулся, разминая кости, довольно крякнул несколько раз, и проворно подскочил к клавиатуре компьютера, тут же заработав кнопками, и что-то тихо приговаривая про себя. Вика стояла рядом молча, понимая, что Василию Васильевичу сейчас нельзя мешать - пока его память удерживала каждую деталь воспринятой в КВР реальности, надо было в быстром темпе проверить и выстроить логически то, что зафиксировал компьютер.

«Значит, так: есть всего два пути - вверх к Богу или вниз к Дьяволу, - думал Василий Васильевич, одновременно производя необходимые вычисления. - Третьего не дано. Нужно создать модель, где будет заложен принцип Лествицы. Хорошо бы, если бы мне это сейчас удалось… Лествица как критерий оценки любых действий человека. Почему только человека? И демонов, и Древних тоже! Сообразуясь с этой моделью, если я ее создам, люди получат возможность узнавать, в какую, собственно, сторону они движутся. Сами-то они чаще всего понять этого не могут! А еще они смогут понять, с какой целью кто-либо оказывает на них воздействие. Включился в модель Лествицы - и смотришь, а куда тебя на самом деле толкают те, кто якобы желает тебе только добра. Вот и проверь - добра ли. Ибо Лествица - это тест!»

Оторвавшись от клавиатуры, Головачев довольно потер руки. В таком радостно-возбужденном состоянии Вика его давно не видела.

-      Все, Василий Васильевич?

-      Сейчас-сейчас… Секундочку еще.

Он опять склонился над клавиатурой, чтобы заложить еще один важнейший параметр, указанный самим Иоанном Лествичником: по ней можно пройти только в той последовательности ступеней, которая описана в трактате. И никак иначе.

- Вот теперь все, - он посмотрел на Вику. - Программа готова!

-      Что за программа-то, Василий Васильевич, может, объясните хотя бы? Судя по вашему виду, вы прям какое-то глобальное открытие совершили.

-      Почти что так, - он опять довольно потер руки. - А вот сейчас сама и проверишь. Да не бойся, я ж тебе плохого не пожелаю! - добавил он, заметив, что по лицу Вики вдруг пробежала тень тревоги. - Ты же у нас вроде девушка бесстрашная…

- Ну не такая уж и бесстрашная, но вам я доверяю…

- Тогда милости прошу! - он указал на ложемент.

Девушка кивнула, и пока она устраивалась в ложементе, Головачеву передалось от нее явственное ощущение тревоги. Вика была почему-то напряжена. Это было впервые, обычно девушка с готовностью и без сомнений принимала участие даже в самых рискованных экспериментах. А здесь - абсолютно точно никакого риска нет и быть не может. Выйдет обновленная, просветленная… Как и он сам сейчас.

- Ты точно готова? - на всякий случай еще раз переспросил он Вику.

- Да-да, Василий Васильевич, готова! - ответила она бодро, но ощущение, что что-то не так, осталось.

- Ну, если что - я рядом, - добавил он, хотя не мог представить себе, что может произойти неправильного.

Вика закрыла глаза и почувствовала, как ей на голову мягко опустилась опутанная проводами сеть. Василий Васильевич «встал за штурвал», готовясь отправить помощницу в виртуальный полет.

Программа заработала. Прошло несколько минут. Лицо Вики оставалось спокойным. Сейчас, судя по прошедшему времени, она как раз должна оказаться у «окна в тумане», где предстояло выбрать, по какому ряду ступеней идти дальше - к небесам или в преисподнюю? И вдруг аппаратура дала сбой.

Еще два раза Головачев перезапускал свою программу, но результат неизменно повторялся: едва лишь Вика оказывалась возле лествицы, когда по тесту ей предстояло пойти либо вверх, либо вниз, как модель давала сбой, и основной компьютер аварийно останавливал выполнение задачи.

После третьей попытки Головачев задал команду на выход из программы, отключил компьютер, и подошел к ложементу.

Девушка лежала с открытыми глазами и смотрела на него непонимающе.

- Что с тобой происходило в виртуале, Вика?

- Ничего… Все шло нормально. Образовалось словно «окно», просвет в тумане, за которым виднелись два ряда ступеней… А когда я пролетела сквозь окно и попыталась приблизиться к лестнице, ведущей вверх - тут все сразу «плыло» и меня выкидывало на исходную позицию.

- Ничего не понимаю… В программе вроде сбоя быть не должно. Ну-ка, проверим все еще раз.

Головачев перезагрузил компьютер, запустил программу в автономном режиме. Все было в порядке! Ошибки не было. И аппаратура вся работала нормально.

- Давай-ка, если не возражаешь, попробуем еще раз, немного изменив граничные условия модели. А ты сними ментальную защиту до уровня, на котором ты еще будешь чувствовать себя спокойно.

И снова Вика закрыла глаза, опутанная проводами на ложементе. Головачев внимательно следил за ней, краем глаза поглядывая на контрольный монитор. Просвет в тумане… Два ряда ступеней… Все как и должно быть…

- Ой, - вдруг вскрикнула Вика. При этом лицо ее исказилось, словно от боли, и компьютер аварийно завершил работу системы моделирования. Девушка открыла глаза.

- Что случилось?! - Головачев подскочил к девушке, уже по-настоящему встревожившись. - Тебе нехорошо?

- Кажется, со мной что-то не так, Василий Васильевич. Давайте не будем сегодня больше экспериментировать.

- Ну-ка, успокойся, расслабься, и расскажи мне все как есть, - сказал он, присаживаясь рядом. - Что там такое с тобой может быть не так?

- Я не могу никуда двинуться от этого окна! Хочу ступить на ступеньку - и не получается. Словно не пускает что-то.

- Как это - не пускает? - не понял Головачев, который безо всяких затруднений прошел по всем ступеням, ведомый Иоанном Лествичником.

- Ну… Как будто тянет что-то и не пускает…

-Тянет? Тебя что, вниз, в пропасть, что ли тянет? - тут Головачев уже испугался по-настоящему. - Да нет, быть такого не может.

- Нет, не вниз… Меня как будто в обе стороны сразу что-то тянет. И ступить не дает. Бр-р, ощущение-то какое противное! Так и шизофрению заработать можно! - Вика поморщилась, будто желая сбросить неприятное впечатление.

-       То есть тебя на части там растаскивает?

-       Да, вроде того. Сразу тащит и вверх, и вниз. Думала, разорвет.

-       Сейчас-то как себя чувствуешь?

-       Сейчас уже нормально, - улыбнулась Вика.

-       Ну вот и хорошо… Знаешь что, иди-ка отдыхай. А я еще раз все проверю. Что-то я, наверное, там не учел. Ничего, разберемся! Только не думай, что это с тобой что-то не так. В следующий раз все получится, вот увидишь…

Вика ушла, а Головачев снова сел за компьютер. Еще и еще раз проверял он всю свою модель, прогоняя ее в самых разных режимах и с самыми разными начальными и граничными условиями. Все работало. Откинувшись в кресле, задумался. В программе ошибки не было. А значит, увы, следовало признать, что действительно что-то не так было с Викой. Но вот что? Это еще предстояло выяснить.

 

............................................................................................ 

 

Глава 12. «Матрица» и «Терминатор» отдыхают… 

Москва. Штаб-квартира корпорации РБИ

Вторник, 10.30 утра

Подъехав к одному из крупнейших российских информационно-аналитических агентств - корпорации «РосБизнесИнформация», сокращенно - РБИ, Пол и Степан Воронов, один из лучших специалистов Братства по компьютерной технике, решили, что до встречи с первым вице-президентом Егором Ларионовым они еще вполне успеют заскочить пообедать. За столиком в местной столовой друзья продолжили начатый еще в машине разговор.

-             Скорее всего, приглашение Егора связано с моим недавним отчетом, - сказал Степан. - В РБИ уже почти полгода ведутся работы по созданию новых интерфейсов для телевизионщиков. Там было много сбоев, и месяца полтора назад меня отрядили помочь. В Братстве-то технологии КВР уже давно внедрены. И, знаешь, анализируя эти сбои, я нашел странную закономерность. Тогда еще подумал: что-то тут не то… Частота возникновения сбоев устойчиво превышала среднестатистические величины. Причем везде, и для самых разных процессов. На первый взгляд вроде бы случайные сбои, возникавшие в последние три-четыре месяца в сети РБИ. Только вот случайные ли? Очень уж было похоже, что все они связаны некоей закономерностью…

-             Ну и что ты хочешь сказать? – спросил Пол. - Что кто-то взломал их сеть?

-             Да не похоже…

-             Ну а в чем тогда дело?

Продолжить разговор они не успели, поскольку в дверях столовой появился помощник Ларионова, подал знак, что шеф ждет, и оба, на ходу допивая компот, поспешили к выходу.

В кабинете, кроме самого Ларионова, присутствовали еще двое: ведущий системный программист РБИ Петр Астахов, и еще какой-то внешне ничем особо не примечательный парень лет 25. После обмена приветствиями президент представил его Полу и Степану:

- Господа, а это наш гость, Павел Скоков. Возможно, его ник в сети скажет больше, чем имя - «Зигзаг».

- Ого! Лучший хакер России! - воскликнул, не сумев сдержать удивления, Воронов.

-            Вы, смотрю, хорошо осведомлены, - усмехнулся Скоков. - Хотя насчет того, что я лучший, могли бы поспорить как минимум еще пятеро.

-             Ну, это как водится, - заметил Воронов и добавил, обращаясь уже к Ларионову. - Егор, если не секрет, как вам удалось отыскать господина Скокова?

-             Никакого секрета нет. Павел сам вышел на меня и попросил о личной встрече.

-            Честно признаюсь, - заметил Скоков, - я давненько «точил зубы» на РБИ. Иногда делал наскоки, примерялся. И понял, что с этой конторой не все чисто. Ваша система защиты просто не могла успеть выловить мои попытки проникновения! Ей на это потребовалось бы гораздо больше времени, я в этом абсолютно уверен. И все-таки каждый раз меня обнаруживали, причем весьма быстро.

-             Ну и как же вы это объяснили? - поинтересовался Ларионов.

-             Появлением ИИ, - будничным голосом ответил хакер.

-             Что? - не удержался от возгласа Ларионов. – Вы хотите сказать, если я правильно понял, что в нашей сети завелся искусственный интеллект?!

-             Именно. Причем он сам защищает себя от обнаружения. Тогда становится понятно, откуда взялась такая скорость локализации моего вторжения: ему ведь не нужен интерфейс.

-             Вы уверены, что не ошибаетесь, Павел? - после секундной паузы уже спокойнее, и даже с иронией произнес Ларионов. - Наша компьютерная сеть далеко не самая крупная в мире. Зачем электронному разуму понадобились именно мы?

-             А я не сказал, что он появился только у вас. Я пошарил и в других крупных корпоративных и военных сетях. И тоже нашел там некие странности, которых раньше не было.

-             Вы так уверены, что не было? - подал голос Астахов.

-             Уверен, ведь некоторые из этих сетей я сам инспектирую, как говорится, на вшивость.

-             Подождите, давайте разберемся, - сказал Степан. - Значит, вы утверждаете, что в «паутине» сам собой зародился ИИ?

-             Ну, сам или не сам, этого я не знаю, и ответить не могу.

-             Хорошо, - снова вмешался Ларионов. - Но все же вы пришли именно к нам. Это означает, как я понимаю, что признаков появления искусственного интеллекта больше всего именно в сети РБИ? И чем же мы такому «подарку» обязаны, по вашему мнению?

-             Используемым у вас технологиям. В РБИ очень удачно, не сочтите за лесть, сочетаются самые современные достижения информационных технологий и методы обработки информации. Ясно, что ИИ у вас в РБИ, чувствует себя, как бы это сказать… Комфортно. Условия для него хорошие. Я бы сказал - родной «улей».

-             Почему улей? - с интересом переспросил Пол.

-             По аналогии. Если ИИ распределен по всей Сети, то он словно рой пчел или семья муравьев, в наличии у которых коллективного разума никто уже и не сомневается. Ну а тогда очаги «сгущений» ИИ в крупных локальных сетях - это и впрямь как ульи для пчел или муравейники. Но улей звучит короче.

-             А что, удачное название. И суть дела вполне отражает, - согласился Астахов. - А другие «ульи» есть?

-             С уверенностью я пока могу сказать только про РБИ, - продолжил Скоков. Предлагаю поискать вместе. Чтобы научиться отслеживать и контролировать действия этого ИИ. И в случае чего успеть их ограничить!

-             О каких действиях вы говорите? - спросил Ларионов, и в голосе его звучала уже плохо скрываемая тревога. - Может быть, вы предполагаете… что искусственный интеллект может начать какие-то деструктивные действия в отношении человечества? Плохо верится, что можно серьезно этого опасаться.

-             Я, конечно, далек от мысли, что произойдет нечто типа «Матрицы» или «Терминатора», - спокойно, как о чем-то будничном и обыденном, рассуждал «Зигзаг». - Но… Но последствия «шалостей» ИИ, если он действительно появился, будут непредсказуемы. Это я вам точно скажу. И не обязательно потому, что он имеет что-то против нас. Здесь, так сказать, ничего личного. Просто он может иметь совсем другую логику. Ну, к примеру, сколько мальчишек в детстве обрывали крылья у бабочек безо всякого злого умысла - из любопытства. А теперь представьте человечество в виде такой бабочки, а ИИ - в качестве ребенка.

На несколько мгновений повисла тишина. Первым нарушил молчание Ларионов:

-             Да уж, Павел. Ну и ужасов вы наговорили. Но давайте-ка сначала еще докажем, что этот самый ваш ИИ вообще существует.

-             Легко. Только скажите, где я могу подключиться к вашей сети.

-             Да прямо здесь. Вот компьютер. Усаживайтесь. Только сначала оговорим некоторые организационные вопросы. Надеюсь, вы не против подписать с РБИ конфиденциальный договор?

Скоков ответил, что вообще-то обычно он работает через посредников, но поскольку сюда пришел сам, по собственной инициативе, то договор подпишет.

Пол и Степан, стоявшие в стороне, давно уже понимающе переглядывались. Воронов, успевший разобраться, что к чему, вмешался в разговор, обращаясь к Ларионову:

-            Теперь, Егор, я понял, зачем вы меня пригласили. Есть вероятность, что та обнаруженная мною закономерность в возникновении локальных сбоев в сетях РБИ может быть связана с присутствием этого самого ИИ?

-             Да, Степан, такая вероятность есть. Во всяком случае, исключать ее нельзя. А еще я думаю, что если тебе предоставить побольше данных, то ты сможешь выявить тип этой закономерности и описать ее основные свойства. Что косвенно, от обратного, определит и свойства возникшего ИИ.

Сковов - «Зигзаг» тем временем заполнил договор и был готов приступить к работе.

- Да, кстати, Павел, еще вопрос к вам, - обратился к нему Ларионов, - а могут ли странности в локальных отклонениях работы нашей сети быть связаны с вашей гипотезой «улья»?

-             Ну, в принципе в сетях «улей» может маскировать свою деятельность под видом исполнения разного рода системных сбоев, вирусной активности и тому подобного. При этом ИИ, естественно, будет стараться, чтобы все эти события выглядели как максимально случайные. Но если большой массив таких явлений анализировать целенаправленно, то отличие от случайностей выявить можно.

-             Но я пока все же не совсем понимаю: как же мы сможем отследить деятельность этого гипотетически существующего ИИ? Может, можно его как-то специально активизировать? Спровоцировать, так сказать, на «подвиги»?

-             Именно на этот счет есть у меня задумка, - заявил Скоков. - Если мы начнем «сдирать» с него «маскировку» или зацепим какие-то элементы сети, обеспечивающие его функционирование, то ИИ вынужден будет начать активироваться. Если мы своим воздействием зацепим функцию, важную для его, хм, «жизнедеятельности», то есть вероятность, что ИИ «не вытерпит» и сам, без участия людей, начнет противодействовать такому вмешательству. И тогда мы сумеем его выследить.

-            Как думаешь, это не опасно? - тихо спросил Пол Степана.

Тот только неопределенно пожал плечами.

Всеобщее волнение уже явственно нарастало в атмосфере кабинета. И Пол понял, что его это почему-то беспокоит.

-             Интересно, интересно…, - задумчиво приговаривал Астахов, что-то рисуя левой рукой на лежащем перед ним листом бумаги. - Интересно, как это будет выглядеть на практике!

-             Вот и поглядим, - произнес Ларионов, кажущийся, по крайней мере внешне, спокойным. И добавил, обращаясь к Скокову: - Ну что, Павел, можете начинать осваиваться с нашей корпоративной системой за моим терминалом.

Ларионов оказался не только чинушей-администратором, но и неплохим программистом. Это Павел Скоков понял сразу, как только сел за компьютер и «пробежался» по установленным на рабочем месте вице-президента РБИ программам и «железу». Ведь постоянно поддерживать в порядке и синхронизировать такую сложную конфигурацию системы мог только специалист высокого класса.

Ларионов же тем временем, отдав начальнику хозслужбы распоряжения о доставке в свой кабинет оборудования для создания еще трех дополнительных рабочих мест, снова обратился к Воронову:

-             Ну что, сможешь быстро «сваять» программу, оперативно фильтрующую возникающие нестандартные отклики и способную выявлять скрытые закономерности?

Степан потер рукой подбородок:

-             Думаю, за два-три часа смогу собрать прототип из готовых модулей. Только оптимизировать ее для внедрения мне сложно. Я «примат»[5], а не хакер. Да и от вычислительной мощности много зависит.

-             Об этом не беспокойся, у нас есть прототип квантового компьютера. Работающий прототип! Кстати, это большой секрет, - сказал Ларионов. И добавил. - Да и хакер, как видишь, из лучших. Так что давай, настраивай свои программы. Как только оборудуют твое рабочее место, можешь сразу и начинать. Слушай, а сколько времени потребуется, чтобы выявить в чужих сетях закономерности в сбоях и ошибках за последние, скажем, месяцев шесть?

-             Ну, если будем искать эти данные агрессивно, не боясь обнаружения, быстро их скачивать к нам, а потом анализировать уже здесь, то думаю, к завтрашнему вечеру будем иметь программу-анализатор, уточненную уже с учетом этих данных.

-             Хорошо.

Потянулось время ожидания. Воронов что-то самозабвенно «кропал» на компе, Ларионов разбирал какие-то документы. Пол читал журнал. А временно бездельничающие Астахов и Скоков завели обстоятельный разговор о проникновении «Зигзага» в закрытую базу данных министерства энергетики США. Беседа, изобилующая специальными терминами типа 139-ые порты, «файерволы», криптостойкость, proxy-сервера, «отстрел», «скрипты», «демон команд», «дракон» и даже «вешалка» и «энурез», была прервана только после того, как в кабинет вкатили тележки с мониторами, системными блоками, разобранными столами для компов и кучей других необходимых «прибамбасов». И уже спустя полчаса Петр, Павел и Степан смогли начать работу.

 

Москва. Оперативно-аналитический ситуационный центр Братства «Стоящих у Престола».

Среда, 9.30 утра.

 

-             Ну и что ты обо всем этом думаешь? - спросил Воронова Сергей Алексеевич Одинов.

-             Ничего хорошего, Сергей Алексеевич. Комплексный анализ, проделанный при участии всех лабораторий, наших Видящих и Вики, показывает, что вероятность участия в этом Древних составляет порядка 80-85 процентов.

-             Ты хочешь сказать, что это Предтечи создали и внедрили в Интернет искусственный разум? Я верно понял? С их стороны это, конечно, был бы сильный ход, спору нет. Но ведь они наверняка понимают, что риск потери контроля над действиями ИИ очень велик даже для них. И нет гарантии, что он не обернется против них самих. Как считаешь?

-             Моя группа полагает, что здесь все сложнее, Сергей Алексеевич. Что в сети на самом деле не ИИ, а очень хорошая его имитация. Судя по всему, Древние не ожидали, что мы обнаружим их задумку так рано. Мы бы и не обнаружили, если бы не Скоков.

-             А может так случиться, что этот самый Скоков окажется «подставой»? А все это - операцией прикрытия?

-             Такого варианта, конечно, нельзя исключать. Только вот даже если это так, то тут Предтечи просчитались. Поскольку теперь и мы владеем большей частью их же методов прогнозирования. И можем просчитывать их действия на глубину, позволяющую обнаруживать создающие Узор Событий эффекты интерференции событийных волн. И вот этого Древние в своих планах не предусмотрели. А ведь именно умение создавать заранее рассчитанные и при этом не обнаруживаемые людьми интерференции событийных волн и является главным способом воздействия Предтеч на Реальность.

-             Ну а все-таки, - по-прежнему сомневался Одинов, - если они и это предусмотрели? И, постоянно опережая нас на один шаг, специально подвели к нам Скокова - «в темную»?

-             Наши новые методы прогноза основаны на тех же принципах рефлексивных множеств и непрерывной логики, что и у самих Предтеч, и поэтому мы распознали бы такой их шаг.

-             Уверен?

-             Скажу так: ваше предположение относительно Скокова маловероятно.

-             Ну спасибо, спасибо… Успокоил старика. Но тогда объясни мне, чего хотели достичь Предтечи, создавая не ИИ, а его имитацию?

- Понимаете, Сергей Алексеевич, дело вот в чем. Древние планировали обнаружение Имитатора ИИ людьми лишь через три-четыре года. Но по некоторым событийным линиям у человечества были опережающие прорывы, которых Предтечи не смогли спрогнозировать. Например, в компьютерных технологиях. Да и наш контакт с Находящимися за Гранью внес во все планы Предтеч сильнейшие возмущения.

- Понимаю. И они решили сработать на опережение, сбить все планы людей?

- Ну представьте себе, ведь им наверняка стало известно, что всего года через три-четыре аналитики некоторых специальных отделов секретных служб развитых государств накопят достаточно данных, чтобы заподозрить о существовании на планете еще одной, кроме людей, разумной силы. Это не значит, что присутствие Предтеч сразу раскроют. До этого еще пройдет лет семь - восемь. Но целенаправленные поиски начнутся. Силы и ресурсы, сконцентрированные на освоении космоса, могут начать постепенно переориентироваться на Землю, на выявление этой самой «второй разумной силы». Кроме того, в ходе этих поисков госслужбы могут вступить в контакт с тайными орденами типа нашего. И часть из них может согласиться сотрудничать с государственными органами в борьбе против общего врага. Поэтому Древним надо было придумать что-то, способное отвлечь такое профессиональное тотальное внимание.

-             И для этого надо такой «огород городить»? Да развязали бы еще пару-тройку крупных локальных войн, организовали бы еще парочку эпидемий типа атипичной пневмонии или очень крупных землетрясений - и все. Человечеству стало бы не до них.

-             Ошибаетесь. Как раз наоборот! Уже сейчас исследователи в разных странах сходятся во мнении, что лавинообразное нарастание в био-, гео- и ноосферах Земли возмущений и деструктивных процессов может иметь искусственные причины. А от таких предположений полшага и до гипотезы о существовании на планете другого разума, которому выгодно такое развитие ситуации. Нужно что-то принципиально иное. А возможности даже имитации ИИ вы явно недооцениваете - представьте только те техногенные катастрофы и аварии, которые можно вызвать через Сеть, добавьте манипуляции финансовыми потоками, когда, в отличие от действий хакеров, этого не надо будет скрывать. И приплюсуйте попытки перехвата управления военными объектами типа боевых орбитальных спутников и командных комплексов ракетных войск.

-             М-да… Ну а как насчет того, что этот хренов Имитатор может стать действительно полноценным ИИ? Одно дело, когда ты контролируешь такие процессы, и совсем другое, если они выйдут из-под контроля у самих Предтеч. Не предусмотреть этого они не могли. Как и того, что мы не поверим, что они могут так лажануться. Ну а если мы не поверим, то их план не реализуется. Сами-то они верят, что могут контролировать свой Имитатор? Но тогда вдруг и мы найдем способы такого контроля?

-             Не знаю, Сергей Алексеевич… Возможно, контроль над ИИ требует оперирования логиками таких порядков и размерностей, которые нам, людям, увы, не доступны.

-             И Предтечи рассчитывают только на это? Если так, то их ждет большой сюрприз. - Впрочем, что он имел в виду, Одинов объяснять не стал. Сказал только: - Ладно, можешь идти.

Когда Воронов вышел из кабинета, Одинов по закрытой линии соединился со всеми высшими иерархами и попросил о срочном созыве Совета Братства, мотивируя обстоятельствами крайней важности по проекту «Предшественник».

Руководители Братства собрались в тринадцать часов и совещались два с половиной часа. Большинством голосов Высший Совет принял решение, которое, кроме всего прочего, предусматривало минирование основных маршрутизаторов и иных, даже потенциально возможных, путей распространения информации из тех компьютерных центров, в которых, согласно предположениям Скокова, могли быть расположены элементы ИИ. А там, где это было возможно, предполагалось минирование и самих компьютерных залов. Выполнение этой миссии поручили «Идущим в Потоке», поскольку многие потенциальные носители ИИ располагались в хорошо защищенных помещениях крупных корпораций и государственных учреждений.

Для обеспечения максимального выполнения этой нелегкой задачи была задействована также и вся имеющаяся у Братства агентура. Особенно среди высших военных, с целью под тем или иным предлогом ужесточить контроль над военными объектами повышенной опасности. Братство готовилось к худшему, не зная, что к нему же готовятся и сами Предтечи.

 

Челси, пригород Лондона

Среда, 10.00 утра.

Комната представляла собой стеклянный куб, погруженный на дно бассейна. За ее стенами бурлили водные потоки, создаваемые специальными вихрегенераторами. Изнутри она освещалась призрачным, не заметным снаружи, светом.

В комнате были четверо. Они сидели за стеклянным столом на почти прозрачных, плетеных из материала, напоминающего стеклянные нити, креслах. И сама комната, и все предметы обстановки, и двое беседующих за столом казались почти бесплотными призраками.

- Что заставило почтенного Гри'С'Ри столь спешно просить о встрече? - спросил один из присутствующих.

- Ситуация более чем серьезная, - ответил тот, к кому был обращен вопрос. - Наш московский агент сообщил, что один из российских хакеров заподозрил о существовании ИИ в сети информационного агентства РБИ. Теперь там собираются это проверить. Вы, Старейший Рух'И'Джи, конечно же, понимаете, что это грозит возникновением разрыва в сплетенном нами Узоре. Чтобы оценить все возможные варианты, предлагаю вспомнить историю возникновения этого плана, - продолжил Глава Клана Рожденных под знаком Симха.

Обладающие способностями к эмпатии Главы Кланов сосредоточились и погрузились на каузальный план Бытия, где совместно нашли ту часть Узора, которая отвечала за события, которые произошли 24 года тому назад на подводной базе Предтеч в районе острова Десепсьон из архипелага Южных Шетландских островов. В месте, куда часто заворачивают корабли, совершающие круизы, и частные яхты, особенно охотно посещающие этот район во время антарктического лета. Под видом которых можно было очень легко скрыть заброску на базу Предтеч и их самых доверенных приспешников среди людей. Основные же грузы сюда доставляли подлодки.

Это был тот редкий случай, когда собрались вместе Главы всех Кланов. Повод для встречи был действительно чрезвычайный. Прогнозы лучших Разбирающих Узлы с вероятностью 87 процентов указывали на то, что примерно через 27-30 лет люди смогут достоверно зафиксировать присутствие на Земле еще одной разумной силы. Никто из присутствующих не подвергал сомнению выкладки Способных Прозревать Вечность. Но и поверить в это вот так, сразу, тоже никто не мог.

Десятки тысяч лет Предтечам удавалось жить бок о бок с людьми и при этом оставаться неизвестными им. Поэтому тогда, 24 года назад, Ру'О’Ли и М'ар'Э’Гри одновременно задали вопрос: можно ли как-то избежать разоблачения? Или хотя бы сделать так, чтобы оно не привело к гибели Предтеч.

Сильнейший из Разбирающих Узлы Да'Га'Ирка ответил тогда, 24 года назад: надежды нет. Рано или поздно люди обнаружат наличие на планете следов еще одной цивилизации. Вопрос был лишь в сроках. Не прибегая к воздействиям с уровня одного из Воплощений Первопричины, избежать этого вряд ли удастся. А поскольку после столкновения с Великой Инквизицией среди Предтеч не осталось способных индивидуально воплотить в себе одну из Ипостасей Вечного, то достичь этого можно было лишь коллективными усилиями. Но никто из Разбирающих Узлы не смог увидеть все последствия такого воздействия, попадавшие в зону принципиальной неопределенности.

Так рисковать Древние тоже не могли. И тогда Гри'С'Ри и Наг'У'Ру предложили остальным Главам Кланов единственное, по их мнению, по-настоящему эффективное решение этой проблемы. К моменту, когда обнаружение Предтеч станет вопросом буквально нескольких месяцев, перед людьми должна возникнуть проблема столь глобального масштаба, что поиск загадочных соседей по планете на время станет задачей второстепенной. Причем возникшая проблема должна быть, с одной стороны, абсолютно реальной, а с другой - люди не должны иметь ресурсов решить ее своими силами. И поиски опять возобновятся, но разыскивать станут уже не столько врагов, сколько потенциальных союзников. Исходя из этого, 24 года назад и был принят к осуществлению план под кодовым названием «Фантом».



[1] Зу-н-Нун аль Мисри, египтянин, считается одним из основоположников суфизма, возникшего в IХ веке.

[2] "звезда рождения" - 'Джанма-накшатра', "знак рождения" - 'Джанма-раши'

[3] Те из читателей, кого заинтересует эта и впрямь нетривиальная задача на рекурсивность и рефлективность мышления, могут найти ее решение на стр. 219 книги Уильяма Паундстоуна «Как сдвинуть гору Фудзи?», М., 2004, изд-во «Альпина Бизнес Букс».

[4] Синхронизм – введенный К. Юнгом термин, обозначающий феномен одновременности разнесенных в пространстве и не имеющих никаких причинно-следственных связей событий, связанных между собой не причинным образом, а по смыслу. В случае синхронизма события воспринимаются наблюдателями как одновременные, причем совпадают по значению и совместно имеют некий общий, целостный смысл. Ойоноистика – древнегреческий термин, означавший гадание посредством ума по событиям-знамениям, в которых при использовании опредленной системы и настроя сознания можно обнаружить смысл и знание будущих событий.

[5]Сленговое сокращение от «прикладной математик»

Рейтинг@Mail.ru