ТРОПА В ПРОШЛОЕ

 

Что-то странное происходило с галактикой. Она менялась. Неуловимо, но ощутимо и постоянно. Всё казавшееся незыблемым и естественным, теперь распадалось, и не имело былых - значимости и величия. Привкус обречённости и бесповоротности ощущался во всём. Галактические империи распадались, террор и войны процветали, собирая обильную жатву смертей.

Казалось, всё скатывается в преисподнюю. И никто не мог понять, что происходит. Лучшие умы галактики бились над разрешением проблемы спасения того, что раньше являлось основой стабильности и процветания цивилизаций, но ничего не могли изменить. Колдуны, ясновидцы и оракулы предвещали наступление царства тьмы и хаоса….

Такой расклад не устраивал никого, в том числе и бессмертного Тако. Существовавшее ранее положение вещей удовлетворяло его. Но тьма распространялась всё шире и, похоже, намеревалась поглотить Вселенную.

И Тако, не на шутку встревожившись за судьбу мира, направился в центр галактики к древнейшей расе дрианов. Можно сказать, вообще никто не знает о их существовании, ибо они стояли у истоков зарождения самого мира, и предсказали ещё в те немыслимо далёкие времена, что ожидает Вселенную.

А потом Тако вернулся с ощущением привычной умиротворённости. Полученная информация обнадёживала. Будущее галактики зависит в какой-то мере и от него. Так уготовано судьбой. А потому Тако не сомневался - всё будет хорошо….

 

«Как всё начиналось»

Хроники ордена «Последователи Дэна»

 

Глава 1. ЗЕМЛЯ.

 

Тропу окружают причудливые скалы. Камни нависают прямо над головой, навевая тревогу и пробуждая в глубине души некие предчувствия. Чудные деревья выстроились в ряд и, будто солдаты, зорко следят за каждым шагом.

Лиду сковал ужас. И хотя вроде ничто не предвещает беды, но интуиция трубит – надвигается лихо. А неумолимая судьба всё толкает и толкает вперёд.

Дыхание сбилось и катастрофически не хватает воздуха, но кошмарное видение не отпускает.

Шорох.…Где-то справа.… Там опасность…

Девушка повернула голову, и мерзкое чудовище, раззявив пасть с длиннющими клыками, прыгнуло сверху. Вмиг окутал невыносимый смрад. Такой едкий, что стало нечем дышать. Тянуло бежать. Да что там, сделать хоть шаг. Но конечности, словно каменные, даже не шевелились. Лишь душа рвётся прочь в надежде спастись от монстра, от ужаса, от смерти.

Проснувшись с криком, Лида с трудом вырвалась из цепких лап кошмара. Лёгкие с жадностью глотают воздух, а тело стало противным от липкого пота. Затравленно осмотрелась. Страх по-прежнему терзает душу, и подталкивает куда-то бежать. Ноги сами тянутся к краю матраца. Но, спустя мгновение окончательно проснулась. Спокойная привычная атмосфера спальни помогла расслабиться, и накал страстей понемногу спал. Но всё равно на душе как-то тревожно.

На стене ночничок. Тёплый ветерок сквозь приоткрытые ставни плавно колышет шторы. Всё как обычно. Но кошмар… Снится-то не впервой. Сначала видела лишь прыгающего монстра. А потом тьма. Со временем проявилась тропа и окружающий пейзаж. Может, то отголосок прошлой жизни, оставшийся за гранью воспоминаний?

Лида чувствовала - заснуть не удастся. Да и в кровати лежать невыносимо. Кошмар сна не отпускал, и мысли постоянно возвращались в ту жуткую реальность.

Всё. Хватит. Так можно и рехнуться.

Поднявшись и накинув халат, вышла на балкон. Ночной ветерок приятно освежил и сдул навеянный страх. И напряжение отпустило. Хорошо вот так стоять, ощущая приятную негу спящего города с далёкими шумами, сонными фонарями и зашторенными окнами, изредка подсвеченными запоздалыми огнями. Значит, кто-то ещё не спит. И сознание тут же устремляется в поисках возможных причин.

Из комнаты донеслась мелодия киберфона. Хм. Кому ещё не спится в полночь?

-Слушаю, - произнесла в трубку.

-Не спишь, красавица? – спросил усталый голос подруги. – Лунные ванны принимаешь или от горячего любовника сбежала?

-Да так, сон приснился, - выдохнула Лида, присаживаясь в кресло.

-Снова тот кошмар? С чудовищем?

-Ага. Ну, а ты почему не спишь?

-Да не спится, - вздохнула Лена. Как и Лида, замужем за работой. Преподаёт в том же университете, но историю Федерации. Познакомились однажды на корпоративе, выяснили, что живут практически по соседству. Вот так и сдружились.

-А тут смотрю, ты на балконе, - продолжила Лена. - Думаю, вдвоём не так скучно коротать ночные часы. Или спать пойдёшь?

-Наверно, не засну.

-Тогда рассказывай, что случилось. Кажется, тот кошмар снится тебе не просто так.

-Да уж. Знаешь, Лен, вчера пришлось изрядно понервничать. И даже испытала шок. Потому и любимый кошмарик вернулся. Уж лучше бы не ходила по врачам.

Лида тяжело вздохнула и ощутила, как вчерашние переживания вновь затягивают в сети.

-Так что случилось?

-Не поверишь. Лена, представляешь, врач сказала, что я рожала.

-Вот так новость.

-А то.

-Не может быть ошибки?

-Я просила ещё раз проверить. Но врач указала, что на теле есть следы от родов.

-Вот как?! А чего тебя потянуло-то в гинекологию?

-Ну… Ты знаешь Оксану Рублёву?

-Что живёт в твоём подъезде? Такая светленькая, вся в канапушках?

-Да. Я с ней говорила в выходные, и Оксана рассказала, что по совету подруги ходила в Центр искусственного оплодотворения. Выбрала отца будущему ребёнку, ну там гены, родословная и всё остальное.

-Ага. Понятно.

-И на следующей неделе Оксане назначен перенос оплодотворённой яйцеклетки. Ну, и я решила сходить. А почему бы и нет?

-Ой, Лид, знаешь, я ведь тоже думала о ребёнке. Но всё ещё надеюсь дождаться суженного. Где-то ведь он есть, но никак не встретит меня.

-А я устала ждать.

-Ну, ты вообще женщина решительная. И что дальше? Рассказывай.

-Вот я и отправилась в тот Центр. Заполнила анкету, сдала анализы и пошла на приём к врачу. А женщина попалась опытная. Вроде как профессор. Вот и рассказала, что я рожала естественным путём. И, судя по всему, роды прошли удачно. Меня обслуживал хороший опытный врач, наложивший швы так, что почти не видно. А профессор заметила, поскольку детально изучала причины хирургического вмешательства при родах. В общем, я здорова, и вполне могу рожать. Но не помню ничего. Понимаешь?

-А может, у тебя был выкидыш или аборт?

-Говорю же, не помню. Но профессор уверена, что я рожала естественным путём.

-А врач не говорила, когда? Сколько времени прошло с тех пор?

-Где-то лет десять-двенадцать.

-Погоди, но ведь тогда ты находилась на Арктуре.

-Получается, именно там и рожала. А значит, на той планете остался мой ребёнок.

-Ой, Лида, и не представляю, что ты чувствуешь сейчас.

-Что? И сама не знаю. Надо лететь туда и разбираться по месту.

-Ну и? Что ты решила?

-Пойду утром в космопорт за билетом.

-А работа? А универ?

-Какая работа, Лена? Ты что, не понимаешь? Мой ребёнок десять лет живёт на Арктуре. А я лишь вчера узнала о нём. Что же я за мать такая?

-Но ведь у тебя амнезия. Так что нечего себя ругать.

И тут Лида разревелась.

-Даже не знаю, за что всё? В чём виновата? Где искать сына? Что делать?

-Погоди, Лид, а откуда ты знаешь, что у тебя сын?

-Просто знаю.

-Выходит, память всё же возвращается?

-Я.… Да нет, не помню ничего, - Лида взяла эмоции под контроль. – Прости, Лен, что не сдержалась.

-Да ладно. Что я, не понимаю?

-Не знаю, откуда, но уверена - у меня родился сын, - отрезала Лида, словно с ней кто спорил.

-А ну, не горячись. Давай, подруга, успокойся, и вспоминай по порядку, с самого начала. Глядишь, и ещё что всплывёт. Не торопись. Вернись в детство, начни всё заново, а там, глядишь, и память оживёт.

Лида всхлипнула, но эмоции отпустили.

-Ну, даже и не знаю с чего начинать.

-Я же говорю, вернись в детство. Помнишь маму, папу?

-Конечно. Знаешь, Лен, я всё помню до экспедиции, словно произошло вчера. И так же после возвращения. А вот события на планете, хоть убей, стена. Будто и не летала туда вовсе.

-Ну, хорошо, давай по порядку. Твоё детство можно назвать счастливым?

-Как сказать? Ну, скорее всего, да. Тогда ведь жизнь воспринималась иначе. Сама знаешь - одно нравилось, другое нет. Хотя с расстояния нынешнего возраста, сказала бы, что жила счастливо, но не понимала того.

-Ничего удивительного, - хмыкнула подруга. - Мы ведь только учились жить, и любое новшество казалось пугающим. Затем привыкаешь к нему, а потом и не можешь представить, как жил без этого.

-Точно, - согласилась Лида, и задумчиво продолжила. - Ну, а вообще жизнь я начинала, как и большинство сверстников: любящие родители, школа, институт...

-Мальчики, танцы…

-Конечно, - усмехнулась Лида. – Как же без них? Даже встречалась. Мальчика звали Лёшей. Такой забавный.

-Да, что ты?

-Ага. Любовь у меня была с Лёшей. Да прошла. Но, знаешь, больше помню себя за учёбой. Хотелось сделать карьеру. Папа всегда говорил – сперва заработай имя. Ну, я и старалась. Не хотелось оставаться посредственностью. Знаешь, я мечтала стать профессором, написать книгу. А может и не одну.

-А замуж хотела?

-Я не думала тогда о личной жизни. Сперва нужно…

-Всё ясно, подруга. Так почему удивляешься, что до сих пор нет семьи? Карьера и звания хороши, когда личная жизнь устроена. Но осознаёшь эти банальные истины почему-то слишком поздно, когда тебе под сорок, и от одиночества не можешь заснуть по ночам. А биологические часики ведь тикают.

-Сама знаешь, подруга, когда тебе от пятнадцати до тридцати и не думаешь, что молодость промчится так быстро.

-Ну, а после диплома что? Ты как-то не рассказывала о той части своей жизни.

-Закончила универ на отлично. Экзамены сдала легко, потому что много работала. И тогда мне предложили остаться на кафедре. Может, вспомнишь профессора космогеологии Величаева Константина Гавриловича?

-Не-а. Я ведь гуманитарий.

-В общем, я с радостью согласилась остаться на его кафедре. Ведь именно такую жизнь и планировала. И сразу же первая космическая экспедиция. Представляешь? Через два месяца после диплома.

-Здорово!

-Ещё как! Романтика, ожившая фантастика. Не многие попадают в такие полёты. А мечты имеют свойство иногда сбываться. Нужно лишь верить в них. Но, знаешь, теперь вот часто думаю, не стала ли та экспедиция роковой ошибкой, изменившей жизнь. Хотя тогда считала иначе, ведь начиналось всё так здорово.

-А что за экспедиция?

-Первая геологоразведочная на Арктур III. Едва открытый девственно чистый мир. И мы фактически стали первопроходцами.

-Как же я завидую тебе, - выдохнула Лена. – Я-то даже на курорт выезжала лишь два раза. А как ты вообще туда попала?

-Ну, во-первых, думаю, повезло. Как раз готовилась экспедиция на недавно открытую планету, и требовались специалисты нашего профиля. А, во-вторых, туда брали мужчин и женщин физически подготовленных и способных переносить большие перегрузки. А я с детства занималась спортом – женским боксом.

-Вот уж не думала, что ты боксёр. Лида, чем лучше узнаю тебя, тем больше поражаюсь, сколько ты успела в жизни. Молодец. Ну, давай, рассказывай о экспедиции.

-Я там здорово провела время. Представь, Лена, новый, ещё не освоенный мир. И мы там самые первые. Фактически разведчики Земли. Мы давали названия горам и рекам, островам и долинам. Картографировали. Изучали новый мир с энтузиазмом и увлечением. А потом.… Вот и всё. Нет, сколько ни пыталась вспомнить хоть что-нибудь, так и не удалось. Что-то произошло тогда...

-Ладно, подруга, не казни себя. Ты и так много вспомнила.

-Но, к сожалению, так и не получила всех ответов, - вздохнула Лида. – Очнулась я на Земле, в больнице. Помню, так удивилась тогда белоснежным стенам, которых вроде не должно быть. Меня по возвращении положили в реанимацию, где нарастили тридцать процентов кожи и мускульной ткани.

-Ого. Ты никогда не рассказывала.

-Да хвастать тут нечем.

-Знаешь, Лид, ты выглядишь потрясающе, и вовсе незаметно, что перенесла такую серьёзную операцию.

-Да, сейчас медики с плотью творят чудеса. А вот с памятью не получается.

-А гипнозом лечили?

-Ой, Лен, чем только не лечили. Постоянно донимали всевозможными тестами, допросами, исследованиями. Разные лечебные учреждения, вплоть до военных, пытались вернуть мне память.

-Даже военные?!

-Те в первую очередь. Всё, что касается иных миров, находится под их пристальным вниманием. А у меня вообще особый случай. Я ведь три года считалась пропавшей без вести. После моего исчезновения тогда свернули первую экспедицию, опасаясь повторения таких инцидентов. К новым мирам всегда относятся настороженно. И лишь ребята из второй нашли меня на Арктуре в полумёртвом состоянии.

-И военные не смогли восстановить тебе память?

-Нет. Все попытки так ни к чему и не привели, а лишь измотали меня. Врачи сказали, что имеется в сознании какой-то блок, наверно, вызванный предсмертным состоянием. И через него не пробиться, пока сам не пройдёт.

-Я слышала о таких вещах. А к ясновидящим ходила?

-Конечно. Но энерготерапевты сказали, что поскольку события происходили на другой планете, то помочь не могут.

-И ты больше ничего не предпринимала?

-Лена, я перепробовала тогда всё, что можно. Со мной ведь работали лучшие учёные Федерации. Перед ними стояла задача – восстановить мне память. И каких только те не проводили надо мной опытов. Ну, а потом, когда поняла, что ничего не поможет и всё до ужаса осточертело, я сбежала от опекавших меня специалистов. Но, скорее всего, мне просто разрешили на время исчезнуть. Память иногда сама восстанавливается. Наверное, на то и рассчитывали доктора. Но с меня достаточно. Я больше не хочу никаких тестов, сеансов гипноза, зондирований мозга. Подвигов юности мне предостаточно. Я хочу просто жить, как и остальные люди, иметь семью, рожать детей. Но, к сожалению, не всё в жизни так просто.

-Ну, а семья твоя как? Ведь три года считали тебя пропавшей.

-Ой, Лена, больная тема. После моего исчезновения мамочка, сильно переволновавшись, умерла от сердечного приступа. Так что я больше её не видела. Жалко конечно. Я очень любила маму.

-А отец?

-Ну, папа женился второй раз. Я его не виню. Отец взрослый человек, и должен жить, как хочет. Родных братьев и сестёр у меня нет. А новую семью отца за родню не признаю. Но и рвать отношения с ним не хочу. Всё же хорошо, когда ты не один на свете, и есть хоть кто-то родной.

-И как теперь жить будешь?

-Думаю, пришло время что-то менять. Ты же знаешь, Лен, после возвращения на Землю личная жизнь у меня так и не сложилась. Долго болела и много времени проводила в больницах, где мне наращивали плоть. Ну, а после, как сбежала от врачей, с головой отдалась работе.

-Значит, решила вернуться на Арктур?

-Да. И считаю единственно верным решением. Полечу в космос и найду своё дитя. И обогрею любовью. Я добьюсь своего, чего бы ни стоило.

-Ты добьёшься, - согласилась подруга. – У тебя сильная натура. Но не понимаю, как на пустой огромной планете собираешься искать ребёнка, которого не видела десять лет? И, тем более, ничего не помнишь. Как узнаешь сына?

-Сама не знаю. Но проблемы обычно решаются по мере поступления. Так что сейчас первая – добраться на Арктур.

Разговор как-то больше не клеился, да и за окном начало светать. Просидели то за разговором едва не половину ночи. Лида попрощалась с Леной и положила трубку.

Что интересно, усталости как не бывало. И ею овладело волшебное ощущение перемен. Лиду всегда тянуло в космос. Видимо, потому и не находила себя на Земле. А узнав, что есть, по крайней мере, должен быть, ребёнок, поняла, где искать своё место. Там, возле сына. Но как тяжело узнать о существовании ребёнка спустя десять лет после рождения. Значит, должна, просто обязана, туда полететь, чего бы ни стоило, и найти.

Решившись, Лида не отступала от задуманного, и с лёгким сердцем начала собираться в дорогу. В ней словно ожила та весёлая, романтичная девушка, пятнадцать лет назад собиравшаяся в первую космическую экспедицию. Пела душа, и Лида даже начала подпевать. Давно не чувствовала себя так легко и хорошо.

И, лишь поздним утром, когда всё профессионально уложила и упаковала, на какое-то мгновение словно очнулась, подошла к зеркалу и посмотрела на себя критическим взглядом. Чёрные короткие волосы, тонкие черты лица, роста среднего. Все называют красавицей, да и сама себе нравилась. Но уже исполнилось тридцать шесть, личная жизнь не устроена, карьера не получилась, семьи нет. Внутри пустота и неудовлетворённость. Что я здесь теряю? В общем, ничего. И буквально через минуту, забыв о терзавших сомнениях, вновь беззаботно распевала.

 

Первая неудача поджидала в огромном дворце космопорта.

Лида добиралась сюда через пол города, фактически на самую окраину. Затем долго искала нужный портал - отдел, занимающийся оформлением виз в сектор Волопаса. Пришлось обежать шесть этажей, пока разобралась, где что находится. И, когда, наконец, уселась в кресло перед улыбающимся оформителем виз, чувствовала себя непривычно измотанной.

-Мне нужно как можно скорее попасть на Арктур III, - заявила Лида.

Напыщенная, профессионально улыбающаяся, оформитель виз сразу погрустнела, вздохнула и произнесла официальным тоном:

-Сожалею, но в настоящее время из-за сложной международной обстановки в сектор Волопаса маршруты закрыты.

Вот те на! – судорожно выдохнула Лида, словно получила удар под дых.

-Что же мне делать? Я должна попасть на планету Лидия.

-Ничем помочь не могу. Ввиду назревающего конфликта с государством Лигама, военные заблокировали сектор Волопаса. Отложите полёт до лучших времён. – А в следующий миг женщина надела на лицо профессиональную улыбку и с деланным энтузиазмом продолжила: - Либо возьмите билет в любой другой безопасный район галактики. Можем предложить тур по нескольким планетам. А если желаете поправить здоровье…

Лида поднялась с каменным лицом, и женщина тут же замолчала.

Как вежлива и учтива эта официальный представитель. Но мне нужно попасть лишь в одно место во Вселенной - на Арктур III, и больше никуда.

Осознав, что ничего здесь не добьётся и, естественно, расстроившись, Лида покинула космопорт.

 

Вторая неудача караулила в огромном кабинете управляющего исследовательским центром Галактики. Его Лида знала лично. Высокий сухопарый мужчина лет семидесяти с небольшой бородкой и великолепными бакенбардами производит впечатление на любого, с кем сталкивает жизнь. Как всегда строгий чёрный костюм с серым галстуком и белоснежная сорочка. Андрей Сергеевич Кобыльский выглядит настоящим книжным червем – умный и как бы ни от мира сего. Но в то же время довольно активный, и многое успевает даже в свои немолодые годы.

Профессор заинтересовался судьбой Лидии Пратт, когда девушку в критическом состоянии доставили на Землю. И всё последующее лечение, сеансы гипноза и многое другое организовывал сам, как управляющий исследовательского центра, стараясь помочь затерявшейся в космосе вернуться домой. Профессор курировал отправку первой исследовательской экспедиции на Арктур, откуда Лида не возвратилась и, наверно, чувствовал себя ответственным за те неприятности, что пришлось девушке пережить.

Когда ничто не помогло, и память так и не вернулась, Кобыльский дал ей визитку. А на прощание сказал, чтобы обращалась, если со временем произойдут изменения к лучшему и удастся что-нибудь вспомнить о трёх годах потерянной жизни.

Выслушав гостью, поведавшую о желании вернуться на Арктур, Кобыльский долго размышлял. Конечно, Лида немного приврала о якобы проснувшихся воспоминаниях. Зато тело многое помнит и раскрывает такие секреты, что переворачивают буквально всё. Но если эти обстоятельства что-то и значат для неё лично, то для учёного не материал, с чем можно работать.

Лида со страстью убеждала профессора, что если вновь попадёт на Арктур то, возможно там, на месте восстановится память. Лишь этот способ не испробовали учёные десять лет назад. Во-первых, далеко лететь. А, во-вторых, после реанимации требовался адаптационный период, когда Лида не могла переносить нагрузки. И сейчас вот самое время.

Кобыльский лишь качал головой и ссылался на трудности, связанные с назревающей войной. А так же иными планами Федерации. И, в довершение, печально добавил, что помочь ничем не может.

Лида сильно расстроилась, поскольку не ожидала, что попасть на Арктур окажется настолько трудно. Проклятая война расстроила все планы.

-Андрей Сергеевич, верните браслеты, - потребовала Лида, когда осознала, что и здесь ничего не светит.

Кобыльский посмотрел на гостью пристальным взглядом.

В рапортах членов второй геологоразведочной экспедиции к Арктуру, высадившейся на планету три года спустя, значилось, что девушку обнаружили случайно. Установленный на космолёте сканер уловил в горном лесу металл чистейшей пробы. Разведчики поспешили туда и, спугнув какого-то монстра, нашли полу обглоданное женское тело. И, к своему удивлению, опознали девушку, пропавшую в первой экспедиции. И сразу же вопрос - где та провела три года?

В рапортах второй экспедиции так же отмечено, что на руках Лиды находились браслеты. Аналогов им не существует не только в земной, но и в других известных галактических культурах. Со странными письменами и оригинальными узорами, браслеты являются удивительным раритетом.

Космолёт обнаружили в километре к югу. Лида иногда размышляла над этим. Если бы разведчики летели с другой стороны или сначала засекли машину, то шансов на спасение не осталось бы. Выходит, судьба?

Заинтригованные, геологи перевезли девушку на звездолёт, погрузили в анабиоз, а потом отправили на Землю. И начались бесконечные исследования, сеансы гипноза, предположения и теории. Многие интересовались тайной исчезновения девушки, чудом выжившей на далёкой планете. Никто не мог даже предположить, где та провела три года и получила удивительные браслеты. Лида прославилась на весь мир. Ведь из-за её исчезновения свернули первую экспедицию к Арктуру.

Позже выяснилось, что металла, из которого изготовлены браслеты, в Галактике так мало, и добыча настолько дорогостоящая, что практически нигде не применяется ни в промышленности, ни для производства ювелирных украшений. И сразу же вопрос – кто изготовил такое чудо? А ответа нет, поскольку Лида так и не вспомнила, что случилось на планете.

-Лидия Викторовна, вы понимаете, что такие раритеты довольно редки и ценны? - спросил Кобыльский, имея в виду браслеты.

-Профессор, вы, кажется, не хотите понять, что сейчас речь о моём ребёнке.

-Послушайте, Лидия, вы же разумная женщина. Не делайте опрометчивых шагов и заявлений. Вы только говорили, что до вчерашнего дня и не подозревали о собственной беременности. Кстати говоря, сей факт ещё под большим вопросом. Ранние осмотры ведь не выявляли таких подробностей.

-Значит, обследовавшие меня врачи не имели соответствующей квалификации.

-Лидия Викторовна, - зашёл профессор с другой стороны. - Мы сейчас изучаем браслеты. Аналогов им нет, и потому интерес до сих пор не иссяк.

-Андрей Сергеевич, у вас имелось до десятка лет для исследований, - не сдавалась Лида. - И я ничего не имела против. Но сейчас изменилась ситуация. Ещё не знаю как, но обязательно попаду на Арктур. И, возможно, именно от браслетов зависит, найду ли своего ребёнка.

-Дайте мне время подумать.

-Андрей Сергеевич, я не уйду без браслетов, - заявила Лида.

Хозяин кабинета встал.

-Умеете вы быть убедительной. Но поймите, не от меня одного зависит, вернут ли вам браслеты. Военные...

-Позвоните им, - отрезала Лида. - Мне кажется, военных должно заинтересовать, что случится с браслетами, если те вернутся на Арктур. Они как-то связаны с моей прошлой жизнью. Подумайте, Андрей Сергеевич, ведь браслеты могут каким-то образом сработать, если я вновь окажусь на планете. И тогда, возможно, оживёт память.

-Я сейчас вернусь, - сказал профессор и вышел.

Лида ожидала почти час, расположившись на диване в одном из уголков огромного кабинета. Окна выходят во внутренний дворик и тут можно расслабиться и полюбоваться аккуратно подстриженными деревьями. Заходила секретарь, предложившая чай или кофе на выбор. Лида сочла внимание к себе хорошим знаком, и не отказалась от кофе с булочкой, поскольку ничего не ела со вчерашнего дня. Настолько утро оказалось насыщенным различными делами, что не нашлось и минуты, чтобы зажевать чего-нибудь. Да и не хотелось.

Несколько раз трезвонил киберфон. Прошлое не отпускало, и напоминало о себе множеством разных способов. Но Лида перевернула страницу жизни, и хотя на новом листе пока ещё пусто, но и прошлому здесь нет места. А потому заблокировала номера, чтобы не докучали. Всё, больше нет старшего преподавателя кафедры космогеологии Национального Университета города Москва Пратт Лидии Викторовны.

Профессор вернулся задумчивый и озабочено протянул гостье красивый футляр. На бархатной ткани под прозрачной крышкой покоились изумительной работы украшения из металла. Каждый браслет повторяет другой как близнец. Две цельные пластины длиной с ладонь, скреплены изящными спиральками. На поверхности замысловатые узоры, не поддающиеся интерпретации. С первого взгляда кажется просто абстракция. Но если долго смотреть на гравировку, то подсознание начинает пытаться считать некую информацию. И, что интересно, под магию узоров попадал буквально каждый, изучавший браслеты.

Лида несказанно обрадовалась. А когда взяла украшения в руки, то почувствовала, как внутри словно открылась некая дверца. Нет, вспомнить ничего не удалось. Зато руки знали, что делать.

Кобыльский с интересом наблюдал за женщиной. И глаз профессора фиксировал, как та по-особому вывернула половинки, и те сомкнулись на запястьях.

Лида подняла руки и залюбовалась браслетами. Украшения возвращали в далёкое счастливое прошлое. Как странно, - отметила про себя. - Память всё так же молчит, а вот душа сразу же отзывается и буквально поёт.

-Мы и не знали, что браслеты одеваются таким образом, - заметил профессор. – Вы начинаете вспоминать?

-Нет, - покачала женщина головой. – Я просто знаю, что браслеты надеваются именно так.

-Память тела.

-Возможно.

-Лидия Викторовна, я разговаривал с военными, - поведал хозяин кабинета. – Дано разрешение отдать браслеты. Но теперь за вами будут пристально наблюдать. Понимаете? Вы снова под колпаком.

-Лучше бы помогли добраться на Арктур, - вздохнула Лида, пряча браслеты под рукава кремового жакета.

-Даже для военных сейчас это проблема. Во-первых, Арктур находится в зоне назревающей войны. И потом, никто сейчас не может выделить средства для полёта одного человека на такое расстояние. Вспомните, Лидия Викторовна, вы оказались на Арктуре в составе экспедиции, финансируемой несколькими ведомствами. И даже второй полёт готовился военными, государственными органами и частными инвесторами. И тогда не назревала война.

-Да, - кивнула Лида. – Я помню. С нами много занимались военные.

-А с другой стороны, что мы будем исследовать на Арктуре? Воспоминания? Ну, а если те не проснутся? Затратить столько ресурсов, чтобы оказаться в тупике? Нонсенс. Так что, как видите, мы ничем помочь не можем.

-Спасибо, Андрей Сергеевич, что уделили время, - сказала Лида, вставая. – И благодарю за браслеты.

-Ну, что же, пожелать хочу на прощание мудрости и осторожности. Сейчас вам кажется, что поступаете верно. Но, как бы затем не пожалеть о непродуманных шагах. Жизнь ведь не всегда соответствует нашим представлениям.

-Спасибо и прощайте, - холодно сказала Лида, и покинула кабинет.

 

Что же делать? Судьба, похоже, расставила такие препоны, что не пробиться. Лида вроде исчерпала все способы, позволяющие отправиться на далёкий Арктур, и в голову больше ничего не приходило. Но и сдаться не могла. К тому же утром отправила заявление об уходе из университета. Тогда казалось всё так просто.

А сильнее всего подгоняло желание увидеть своего ребёнка. Подумать только - я мама. Разум отказывается верить, но сердце знает истину, а душа поёт.

И тут же возник новый вопрос. Раз есть ребёнок, значит, должен быть и папа. Но, к сожалению, память не даёт ответов, и остаётся лишь гадать о личности, ставшей его отцом. Кто-то из аспирантов? Но вроде ни с кем не крутила любовь. Да и ребята из экспедиции ничего такого не помнят. Став на ноги после реанимации встречалась практически со всеми, и сердце, наверное, как-то отозвалось бы.

Вновь ощутив браслеты на запястьях, Лида словно коснулась прошлой жизни. Нечто пробуждалось в глубине души, но пока лишь на грани ощущений. И некие приятные ассоциации, связанные с украшениями, подсказывали - браслеты занимают важное место в её судьбе. А женская интуиция твердит - это дар любви.

И если хоть доля правды есть в предчувствиях, то кто дарил браслеты? Кто делил с ней дни, а может и годы счастья? Но память опять подводит. И сейчас Лида не знала, кого больше хотела бы найти – ребёнка или его отца. Конечно, лучше бы обоих. Размечталась, - одёрнула себя. Так бывает лишь в сказках.

Покинув дворец Исследовательского центра Галактики, куда пришлось добираться три часа на разных видах транспорта, Лида направилась домой. Следовало хорошо поразмыслить над дальнейшими шагами. И по пути в квартиру, с которой утром распрощалась, казалось, навсегда, кое-что произошло. Ведь не могло же присниться на ходу с открытыми глазами? Где-то внутри словно раздался зов. И на миг показалось, что тонкий детский голосок назвал мамой.

Тут же сердце забухало в груди, дыхание участилась, а голова пошла кругом. Разволновавшись, Лида остановилась. Что со мной происходит?

Но в следующее мгновение проснулась твёрдая решимость. Почудилось или нет, но я изыщу способ попасть на Арктур. Мой сын жив. И там, на далёкой загадочной планете, ждёт маму. И я найду своего ребёнка, во что бы то ни стало. Я просто не могу спокойно жить, зная о его существовании. Ведь я же мать. Это слово как-то по особенному взволновало, и наполнило душу чем-то щемящим и родным. И хотя ещё не думала так о себе, но как же приятно.

 

Время за полдень. И сплошные разочарования. Усталая и растерянная, Лида неспешно брела по улицам родного города. Час назад закончился дождь, и теперь приходилось обходить лужи.

Яркая радуга перекинула через небосклон разноцветный мостик, связывая противоположные края города. Вот бы соединила так Землю и Арктур III, - пронеслось в голове, - чтобы я прошла по ней и нашла своего ребёночка. Но пока, увы, ничего не получается.

Что же делать? Написав утром заявление об уходе с работы, Лида полностью изменила судьбу. Но жизнь не любит резких поворотов. Любой свой шаг нужно планировать заранее, чтобы дать реальности возможность перестроиться в нужном тебе направлении. И вроде бы знала принцип, но всё равно сожгла мосты. А могла ли поступить иначе? В том-то и дело, что нет.

-Мама! – раздалось слева. Лида вздрогнула и обернулась. Перепачканное чудо в розовом платьице маленькими ножками топало по лужам.

-Мама, посмотри, как вода брызгает, - пищала счастливая девчушка, мотая косичками.

-Милая, ну разве можно так топать, - проворковала молодая женщина, заботливо подхватив дочурку. – Обрызгаешь тётю, и она расстроится.

-А почему тётя расстроится?

Лида уловила взгляд матери и улыбнулась.

-Ну, может тётя идёт на важное свидание. А ты обрызгаешь костюм, и она не сможет встретить любимого, - поставив дочурку на парапет, проворковала мать и оправила своё платье.

-Нет, мама, ты не понимаешь. Тётя идёт к своему сыночку. И обязательно встретит.

У Лиды даже рот открылся, а сердце защемило от нахлынувших эмоций. Воистину говорят - устами младенца глаголит истина.

-Тем более нельзя тётю обрызгивать. Сын должен видеть маму красивой и чистой.

-Нет, мама, сын тёти далеко. И они ещё не скоро встретятся.

-Ну, радость моя, хватит фантазировать. Пойдём скорее домой переодеваться, не то снова замёрзнешь, как вчера.

Мать с дочуркой заспешили к многоэтажке, а Лида с изумлением смотрела им в след. Откуда девочка могла всё узнать? Никакой логики.

Девчушка несколько раз оборачивалась и смотрела на тётю. А перед самым подъездом махнула рукой. Лиде ужасно захотелось догнать маленькую проказницу и расспросить. Но поняла, что выглядела бы нелепо, приставая к ребёнку с какими-то вопросами. К тому же те уже скрылись.

Что это? Знак свыше, что я на верном пути? Хотелось бы верить.

Лида вздохнула и отвернулась. Надо идти домой. А в сердце поселилась тоска. Девчушка разбередила душу, и захотелось плакать. Кто моего ребёночка убережёт на далёком Арктуре от луж и холода? Кто обогреет и накормит? А я совсем забыла о нём. Что же я за мать такая?

Лида подняла сырые от подступающих слёз глаза и поняла, что стоит возле метро. Пора ехать домой и думать, что теперь делать и как попасть на такой далёкий Арктур. Но словно что-то держало на месте и не отпускало. Лида осмотрелась. Сколько раз проходила здесь. Всё так знакомо: многоэтажки, широкий проспект, запруженный машинами, площадь возле метро, скверик. На огромном экране транслируются последние новости, и глаза буквально прилипли к нему.

 

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

 

На Землю с планеты Льяна (звезда эпсилон Эридана) прилетел мега-звезда поп-сцены - Россо. Поклонники могут увидеть несколько концертов самого успешного гиганта музыкальной индустрии Федерации на самой большой сцене открытого театра Рио-Гранде, построенного на Мадагаскаре. Такого грандиозного шоу на Земле ещё никто никогда не организовывал. Спешите всё увидеть своими глазами и прочувствовать душой!

С культурным визитом прибыли на Землю представители расы жболы государства Кружибо. На встрече с послами этой дружественной расы намечаются переговоры о проведении выставок искусства. Жболы славятся необыкновенными скульптурными композициями. А так называемая живая живопись на телах океанских рыб вообще не имеет равных в галактике.

«Путешествие в прошлое» - так называется фантастический проект, задуманный землянином Артёмом Кушниром и фралимом Уиси с планеты Грванц. Это необыкновенная смесь различных жанров искусства двух таких непохожих друг на друга рас. Спешите насладиться непередаваемым зрелищем.

На планету Здиства системы Бетта Гоминора отправляется культурный атташе Федерации Валерий Иванович Груздь. Его будут сопровождать несколько музыкальных коллективов. Так же планируется организовать несколько выставок живописи и скульптуры с разных планет Федерации.

На планете Трот звёздной системы 12 Змееносца заключён договор между Федерацией и государством Мган о признании суверенитетов и о сотрудничестве между расами…

 

Всё не то. Лида поняла, что информация грузит, и перестала глазеть на мелькающие кадры. Но всё же немного отвлеклась и успокоилась. Стоп. А это что? Сотни раз проходила мимо, не обращая внимания на панно у входа в метро. Но сейчас буквально вчиталась в буквы. Словно что-то помимо воли притянуло глаз. На огромном красочном транспаранте девушка в военной форме подмигивала игриво, приглашая добровольцев отправиться в дальний космос, навстречу приключениям.

Внутри словно проснулось нечто, а в мыслях возник образ радуги. Если хочешь решить проблему, взгляни на неё с иной стороны. Ты ищешь возможность, и вот она идёт навстречу. Так не теряйся и лови удачу за хвост. И Лида заспешила по указанному адресу. Возможно, нашёлся-таки выход из трудного положения, может, даже единственный. А что?

 

В штабе Космического Легиона женщину встретили не очень приветливо, и даже с некими подозрениями. Но, по крайней мере, не выгнали.

-Проходите в кабинет номер два, - направил дежурный офицер, выслушав странную просьбу женщины.

К счастью, очереди нет. И вот Лида оказалась в тесной, заставленной шкафами комнате, перед здоровенным, лысым солдафоном в тёмно-серой форме.

-Здравствуйте, - озабоченно произнёс майор Рыкалов из-за заваленного документами стола и указал огромной ладонью. – Присаживайтесь. Что привело вас к нам?

-Хочу попасть на Арктур. Всё равно кем, в какой должности и звании, - без обиняков заявила Лида.

-Вот как? – удивился майор, почёсывая мясистое ухо. И даже оторвался от чтения документа, что держал в руках. - А зачем? Вы журналист? Или мечтаете написать роман о боевых действиях? Но, знаете ли, мадам, там убивают по-настоящему. А если нужно выпустить адреналин, можете поиграть на симуляторах, приближенных к реальности...

-Нет! - отрезала Лида. - Мне нужно попасть на Арктур.

-Вы подумайте хорошо...

-Майор, вам не нужны добровольцы? - перебила Лида. - Вы отговариваете меня?

-Честно говоря, да, - выдохнул обескураженный мужчина. - К нам обычно не приходят женщины вашего возраста.

-Я что, старуха?

-Простите, я, кажется, проявил бестактность, - опустил глаза майор, сражённый напором гостьи. - Конечно, нам добровольцы нужны. Итак, давайте поговорим, чем вы можете быть нам полезны.

-Я пилот.

-Вот как? – в глазах майора пыхнул огонёк интереса. - И у вас есть удостоверение?

-Да, - кивнула Лида, сразу воспрянув духом.

-Расскажите подробнее, - перешёл майор на серьёзный тон.

-Я принимала участие в первой экспедиции на Арктур III. А туда, чтобы вы знали, готовят основательно.

-Я знаю, - кивнул Рыкалов. - У вас есть с собой документы?

-Вот, - положила Лида на стол электронный чип.

Хозяин кабинета вставил девайс в прорезь, и тут же на экране столешнице появились данные.

-Вы Лидия Пратт?! Ну и ну! Помню. Читал о вас. И не думал, что когда-нибудь встречу. Да ещё и у себя в кабинете. Вы же легенда.

-Думаю, не очень популярная, - отмахнулась гостья, тем не менее, польщённая осведомлённостью собеседника.

-Знаете, Лидия Викторовна, - замялся майор. - Честно говоря, я всё больше теряюсь. С одной стороны, нам действительно требуются специалисты вашей квалификации. Но, с другой, ваше социальное положение и возраст не соответствуют определённым стандартам. И, знаете, я как-то не представляю вас в окружении двадцатилетних повес, способных лишь нажимать кнопки.

-Майор, социальное положение у меня не столь уж и высокое, как вы расписываете. А с двадцатилетними я как-нибудь справлюсь.

-Да, вижу, - кивнул мужчина. - Вы умеете быть убедительной.

Резкий сигнал киберфона заставил вздрогнуть.

-Слушаю, - тут же ответил майор. - Да…. Лидия Пратт сейчас в моём кабинете... Желает стать пилотом... Да…. Я всё понял.

Слушая Рыкалова, Лида гадала, кто мог заинтересоваться её судьбой. И тут вспомнила слова профессора Кобыльского - вы теперь снова под колпаком. Значит, военные.

-Поздравляю, Лидия Викторовна, вы зачислены пилотом в Космический Легион, - отключив киберфон, официальным тоном заявил майор.

-Кто звонил? - поинтересовалась Лида.

-Вы сами должны знать, - многозначительно произнёс мужчина. - А теперь пройдите в кабинет номер семь. Там оформят документы и выдадут инструкции. Добро пожаловать в Космический Легион. Отныне вы наш солдат.

Правило «бог любит троицу» сработало. На третьей попытке Лида нашла, как решить проблему, и буквально на следующий день отправилась в школу обучения пилотов.

 

-Посещение курсантов родителями по выходным дням, - скучающим голосом заявил офицер учебной части Космического Легиона, едва Лида вошла на КПП. – А сегодня четверг.

Неужели выгляжу такой старой? Впрочем, для этого молодого человека я действительно зрелая дама.

Лейтенант примерно двадцати пяти лет смотрится настоящим красавчиком. Ёжик тёмных волос, стройный, подтянутый, в обтягивающем мускулистую фигуру чёрном комбинезоне – настоящая мечта любой особы женского пола. Впрочем, зрелая женщина обладает иммунитетом против мужского обаяния.

-Я на службу, - в тон лейтенанту ответила Лида. - Вот документы.

Выгнув бровь, офицер вставил чип и пробежал глазами текст на экране. Затем раздел глазами женщину и криво ухмыльнулся.

-Что-то не так? – холодно осведомилась Лида.

-Всё в порядке, - ответил лейтенант с улыбкой. – Проходите, курсант. Дорога в штаб отмечена указателями.

Секундой позже перед Лидой распахнулась прозрачная дверь проходной и открылась новая страница в жизни.

 

Чем ты старше, тем сложнее перестраиваться и меняться, привыкать к другим ценностям и взглядам. Особенно трудно сугубо гражданскому человеку приспосабливаться к армейским законам.

А женщине вдвойне тяжелее. Одна среди молодых курсантов, Лида испытывала не только физические, но и эмоциональные нагрузки. Порой казалось, на неё специально оказывают давление, чтобы сломалась и ушла. Каждый из принимавших в первый день офицеров не преминул заявить, что та лезет не в своё дело. К тому же возраст и рост не по стандарту. Да и вообще женщинам нечего делать в боевых подразделениях Легиона.

-Так что не дурите людям голову, и возвращайтесь домой, - заявил начальник отдела по кадрам, не желая принимать документы.

Но Лида не могла. Ведь знала, чего добивается, и потому терпела. Образ ребёнка, пусть ещё абстрактного, но всё же где-то существующего, и на далёком Арктуре протягивающего к небесам маленькие ручонки с мольбой вернуть маму, наполнял сердце отвагой и решимостью.

-Я пришла сюда не играться, - резко заявила Лида. – Так что, будьте так добры, выполните свою работу.

Подполковник словно проснулся и изумлённо уставился на женщину.

-Да как вы смеете, - сорвалось у него с языка. Но, видимо, успел сообразить, что перед ним не какой-то пацан, а взрослая женщина, умеющая за себя постоять. И может даже учинить скандал.

Лида выдержала напряжённый взгляд подполковника и, уловив нерешительность в глазах мужчины, подсластила улыбкой кончиков губ.

-Давайте чип, - буркнул кадрист.

Вздохнув, Лида протянула контейнер с документами. Удивительно, но вообще не испытывала страха перед будущим. Видимо, стремление достичь цели перевешивало негативные эмоции, сопровождающие необходимость перемен.

-Ожидайте в коридоре. Вас найдут, - отвернулся подполковник, оставив чип лежать на стойке.

Курсанту Пратт, как единственной женщине в полку, выделили отдельный кубрик размерами два на три метра. Роскошь на военной службе, доступная лишь офицерам. Впрочем, Лида попадала сюда лишь ночью. Остальное же время отводилось плотным тренировкам. Ввиду назревающей войны курсантов готовили по ускоренной программе, трёхмесячный курс укладывая в тридцать дней. И выдержать подобную нагрузку стоило больших физических и моральных сил. Так что времени на досуг фактически не оставалось.

Ещё повезло, что попала в учебную часть в первые дни начала курса, иначе пришлось бы нагонять остальных. Никто в армии не станет для одного курсанта проводить отдельную программу. Тем более в Легионе, куда приходят по собственной воле. Конечно, можно дождаться следующего потока. Но Лида заболела срочностью, и не собиралась отсиживаться дома.

В далёкой молодости перед отправлением на Арктур, проходила аналогичную подготовку в военном заведении. Сейчас многое вспоминалось, и облегчало вживание в новую среду.

В отделении десять человек. Ребятам от двадцати до двадцати пяти лет. Но у каждого есть опыт пилотирования и обязательно документы о праве управления летательным аппаратом. Легион в высшую армейскую касту принимает лишь подготовленных людей. Остальным место в десанте.

В строе Лида стояла последней - ребята выше на голову. Прямо богатыри. К счастью, пилотов не слишком утомляли строевой подготовкой, иначе пришлось бы туго. Не успевала бы за мужчинами держать шаг.

На третий день службы, как гром с ясного неба, с проверкой явился представитель генерального штаба Федерации. В виду назревающей войны руководство государства требовало от Легиона подготовки как можно большего количества специалистов без потери качества усвояемого материала. Федерации нужны хорошо подготовленные защитники.

Вот так Лида впервые оказалась на военном плацу, окружённом высоченными двадцатиэтажными корпусами учебной части. На флагштоках развиваются знамёна: Федерации - в виде голубого круга на белом фоне, и Космического Легиона - на тёмно-синем фоне, испещрённом золотыми звёздами, росчерк белой молнии.

Курсанты в новёхоньких формах, так что ткань хрустит при каждом движении. Парадный костюм пилота серого цвета с тёмно-синей обстрочкой и голубым беретом с кокардой. На Лиду с трудом нашли подходящий размер, поскольку рост пилота оговорен уставом, и на женщину, к тому же, требуется особый покрой. Так что пришлось одевать самый маленький костюм мужского фасона и самой иглой подшивать по росту брючины и рукава.

Играет марш, ребята стоят вытянувшись и, как говорится, пожирают начальство глазами. А Лида с утра словно проглотила смешинку, и никак не могла успокоиться. Слишком вычурно и как-то нелепо смотрится происходящее действо. Разряженные мужчины с блаженными выражениями на лицах, такие подтянутые и серьёзные, и чем-то так похожие на играющих детей.

Но вот музыка стихла, и на трибуну бодро поднялся адмирал Васило Крез. Высокий мужчина в преклонных летах и с седыми волосами. Ладно подогнанный тёмно-бордовый мундир с золотой отделкой выгодно подчёркивает фигуру, и адмирал смотрится настоящим прилизанным игрушечным солдатиком, настолько всё в нём безупречно.

-Солдаты Легиона! - прозвучал усиленный аппаратурой голос Креза. А на огромном экране за спиной адмирала показали увеличенное лицо, так что стали видны даже накрашенные ресницы. Уж кто, а женщина неплохо разбирается в таких косметических тонкостях.

-Солдаты Легиона, сейчас наше государство, да практически всё человечество, находится перед лицом серьёзной опасности планетарной войны. Полчища гурулов собираются у наших дальних рубежей и готовятся вторгнуться в пределы контролируемого Федерацией межзвёздного пространства. Но государству Лигама нужен не просто космос, а пригодные для жизни планеты.

Солдаты, вы должны хорошо понимать, что грядущий конфликт - фактически борьба за выживание расы. Агрессор желает заполучить наши планеты, но без населения. Гурулы не станут церемониться, и если приблизятся к пригодному для жизни миру, то будут уничтожать людей подчистую. В космических войнах, как правило, используется самое мощное оружие, чтобы нанести как можно больший урон противной стороне и уничтожить максимум живой силы. Поэтому, солдаты, вы должны осознать, какая сейчас ответственность ложится на ваши плечи. Только вы сможете защитить родину от ужасного врага. От наших с вами общих усилий зависит, будет ли завтра у нашей расы…

Как мир тесен. Не замечали, что очень часто одни и те же лица, как актёры небольшой труппы, снова и снова появляются на сцене жизни, чтобы отыграть какой-то небольшой эпизод? Лида узнала адмирала. Васило Крез имел непосредственное отношение к программе освоения космического пространства «Мирный космос», в рамках которой организовывались экспедиции к другим планетам, и разрабатывались планы колонизации. Васило Крез в звании полковника курировал пятнадцать лет назад экспедицию на Арктур. Там Лида и встретилась с ним. И невзлюбила.

Полковник Крез был требовательным, как и положено по должности. Но ещё въедливым и донельзя придирчивым. Молодых аспирантов гонял, как солдат, требуя выправки, дисциплины, а ещё армейского фанатизма.

К счастью, когда Лида пришла в себя после возвращения на Землю, полковника повысили, и куратором программы «Мирный космос» стал другой человек.

Выступление адмирала длилось недолго. Но каждый из молодых солдат получил необходимую дозу информации, чтобы осознать приближение настоящей беды. И смешинки Лиды прошли. Васило Крез сумел найти правильные слова, чтобы показать опасность грядущего конфликта.

По окончании построения солдаты промаршировали по плацу. Лида старалась тянуть ногу, чтобы не выбиться из общего строя. И, вроде всё получилось. По крайней мере, замечаний со стороны начальства не последовало. А затем командиры развели курсантов по учебным классам. Обучение сейчас для них самое главное.

Лида на симуляторе третьего уровня сложности отрабатывала приёмы сражения разными видами оружия, когда поступила команда «Построение». К счастью, есть клавиша «Пауза». Изображение застыло и Лида, сняв учебный шлем, выбралась из устройства, имитировавшего кабину истребителя.

Отделение быстро выстроилось перед тренажёрами, и тут же в учебный класс вошёл адмирал. Лида едва успела занять место в конце строя, и равняла носки лётного комбинезона под пристальным взглядом начальства.

-А кто здесь у нас? – подошёл Крез к женщине.

-Курсант Лидия Пратт, - доложилась по-уставному.

Адмирал, прищурившись, несколько секунд рассматривал женщину. Наверное, вспоминал, где видел.

-А что вы тут делаете? – сквозь зубы процедил Крез, выпятив подбородок. Лида сразу вспомнила эту зловещую мину на лице адмирала, не обещавшую ничего хорошего.

-Обучаюсь.

-На кого? На взводную жену?

-Никак нет, товарищ адмирал. На пилота, - выдержала Лида напряжённый взгляд Креза.

-А не ошиблись ли вы, Лидия, выбором профессии? – ядовито прошепелявил адмирал. - Если у нас пилотами начнут служить всякие старые курицы, то Федерация вряд ли одержит победу над гурулами.

Лида осознала, что адмирал провоцируют. И сочла за лучшее промолчать. Слово не воробей, можно и поплатиться. И как тогда попасть на Арктур?

-Что молчите, курсант Лидия? Язык проглотили? Насколько я помню, именно вы стали причиной срыва экспедиции на Арктур. Хотите опять спутать планы Федерации?

-Никак нет, товарищ адмирал. Я желаю победы Федерации над врагами.

-Нечего мне тут уставными словесами разбрасываться, - вспылил адмирал, брызгая слюной. – Как же, воевать собралась. Ваше место детей рожать, да мужа ублажать, а не тратить казённые средства на попытки стать человеком. Как успехи курсанта, лейтенант?

-Курсант Пратт третий день в подразделении, - испуганным голосом доложил командир взвода лейтенант Покрышкин. – Нареканий нет. Тесты сдала на «отлично».

Лида видела, как заходили желваки на лице Креза. И не могла понять, откуда такая ненависть. Видимо, какие-то старые дела. Или адмирал вообще терпеть не может женщин в армии.

-Ну что же, учитесь, курсант Пратт, - словно выплюнул Крез, и едва слышно добавил. – Пушечное мясо.

Больше адмирал не произнёс ни слова, и молча покинул класс.

-Отделение, продолжить занятие на тренажёрах, - гаркнул сержант Митчелл, и курсанты, развернувшись, направились к симуляторам.

Забравшись в кресло, Лида едва не разревелась. Ненависть Креза буквально насиловала тонкую женскую психику. В любых других условиях просто развернулась бы и навсегда покинула место, где так пренебрежительно к тебе относятся. Даже более того – оскорбляют лишь за то, что ты женщина. Но сейчас иной расклад.

Лида внутренне собралась. У меня есть цель. И важность её достижение намного выше придирок и ненависти какого-то адмирала. Я должна попасть на Арктур и найти своего ребёнка. А всё остальное меня не касается. Я докажу, что способна воевать наравне с мужчинами.

Лида продолжила бой на симуляторах, горя желанием забыть неприятную сцену и доказать всем начальникам, что тоже способна правильно нажимать кнопки. Но всё же не так просто отпустить эмоциональное напряжение. Подсознание всё равно пыталось найти причину нынешнего происшествия с адмиралом. И позже кое-что всплыло из глубин памяти.

Лида читала отчёты первой экспедиции. В одном из документов значилось, что полковника Креза сняли с должности руководителя программы «Мирный космос». За что не уточнялось, но, видимо, ему в вину ставилось досрочное сворачивание экспедиции к Арктуру. Вот откуда у Креза такая ненависть к Лидии Пратт. Больше ничего не могла придумать.

 

После четырёх дней занятий на симуляторе инструкторы допустили курсанта Пратт к учебным полётам на настоящем космолёте. У Лиды имелся опыт вождения таких машин, и потому сразу же сдала тесты. Молодые сокурсники завидовали.

-Да, ребята, нам теперь не угнаться за старой курочкой, - услышала Лида после тестов завистливые сетования курсантов. Так и пристало к ней прозвище. Ну и пусть. Зато теперь стали уважать за личные успехи.

Теперь Лида час в день летала на настоящем космолёте. А в освободившееся время, пока юноши упорно осваивали технику полётов на тренажёрах, изучала иные дисциплины. Особенно тяжело давались физические нормативы. Всё же годы берут своё. Но, когда есть цель, можно преодолеть и боль тела, и сомнения, и насмешки.

И снились теперь другие, какие-то волшебные сны. Раньше таких не видела. Когда закрывала глаза, начиналась буквально новая эпоха в жизни. Там душа ощущала настоящее счастье. А рядом неизменно присутствовала некая таинственная сущность. Но, к сожалению, оставалась незрима, что, впрочем, не мешало наслаждаться какими-то особыми приятными и незабываемыми снами.

Удивительные пейзажи, сверкающие потоки энергии, любовь и счастье. Где только не путешествовала душа, заботливо направляемая таинственным спутником. А в реальной жизни Лида не получала и тысячной доли тех волшебных впечатлений. Часто, проснувшись среди ночи, ловила себя на том, что сон настолько реален, будто увидела кусочек подлинной жизни. Даже более того, прожила.

А вот ребёнок не снился. И Лида часто задумывалась о нём. Похож на мать или на неведомого отца? Как сложилась жизнь крохи? Защитил ли, накормил, обогрел ли кто?

 

Через две недели после начала занятий в учебном центре на связь вышла Лена. Как раз начался обеденный перерыв, и Лида с радостью бросилась к кабинке связи. У курсантов запрещены киберфоны, чтобы не отвлекали во время обучения.

Едва увидев на экране кучерявые чёрные волосы подруги и наложенный макияж, Лида словно вернулась в прошлое. И тут же задумалась, насколько изменилась собственная жизнь. Ведь к косметике не притрагивалась фактически полмесяца. Некогда. Да и не положено.

-Курсант Лидия Пратт на связи.

-Привет, дорогая, - улыбнулась Лена, и не смогла удержать изумления. - Ой, Лида, ты настолько изменилась.

-В какую сторону? – поинтересовалась та, вспоминая, как вытянулось лицо подруги, когда сообщила, что идёт на службу. Такого шага от Лиды никто не ожидал, впрочем, как и сама.

-Знаешь, - оценивающе прищурилась Лена, - реально сбросила лет десять. Сразу вижу – похудела. Да и чёрный военный комбинезон так стройнит фигуру. Короткая стрижка. Совсем как мальчик.

-Так положено, - усмехнулась Лида.

-Знаешь, ты будто стала другой. Я вот думаю, узнала бы тебя сейчас, встретив на улице. И, честно говоря, сомневаюсь. А ведь не виделись, наверно, не больше трёх недель.

-Спасибо, дорогая. Ну, а ты, гляжу, всё хорошеешь. Откуда великолепное белое платье в горошек? Или повод есть?

-Да, представь себе. В общем, на прошлой неделе познакомилась с симпатичным мужчиной. Да-да. И нечего улыбаться. Всё серьёзно. Зовут Виктор. Знаешь, именно о таком и мечтала. Красавец, спортсмен, учёный, и ни разу не женат. Просто не верится. Мы словно читаем мысли друг друга и понимаем с полуслова. В общем, сейчас иду на свидание. И вот решила одеть новое платье.

-Да ты красавица. Прямо засмотришься. Я сама влюбилась бы в тебя, увидев в таком наряде. Дорогая, желаю тебе удачи и счастья, - искренне улыбнулась Лида. – И большой любви.

-Спасибо, подруга. Ну, рассказывай. Как живёшь? Честно говоря, и я не отказалась бы так подтянуться и сбросить надцать лет. Может и мне к тебе?

-Сомневаюсь, дорогая, что выдержишь режим. Практически ни одной свободной минуты. В день шесть часов спорта. В промежутках занятия. Вечером едва доползаю до кровати. И не одна я. Ты бы посмотрела на ребят. А ведь им по двадцать.

-Значит, ты одна роза среди молоденьких одуванчиков?

-Ага, - кивнула Лида. – Но поблажек не дают. Или следуй распорядку, или убирайся.

-И как ты выдерживаешь?

-Сама не знаю.

-А персональный робот остался дома?

-Почему? Вот, со мной, - достала Лида кулон из под комбинезона. - Здесь строго относятся к медицинским предписаниям и следят за личной диетой. Воин Легиона должен оставаться боеспособным в любой ситуации. Так что кулон по-прежнему следит, чтобы необходимый для моего организма рацион с витаминами и минералами обязательно присутствовал в изготавливаемых роботом-поваром блюдах. Ну, и врачи Легиона внесли коррективы, чтобы поддержать организм. Так что, всё в порядке.

-Слышь, Лид, а может, найдёшь там себе мальчика, и ну его, этот Арктур?

-Лена, а ты поставь себя на моё место. Если бы такое произошло в твоей жизни, как поступила бы?

-Честно, Лида, не знаю. И горжусь тем, что моя подруга такой целеустремлённый и волевой человек. Я старалась ровняться на тебя. Не у каждого есть такое ценное качество - добиваться задуманного. Не у всех так получается.

-Лена, за всё нужно заплатить цену. И тогда и у тебя получится. Знаешь, люди нормально воспринимают, что на инженера нужно учиться пять лет. А на врача восемь. Ну, а как на счёт того, чтобы быть счастливым, богатым, успешным? Это что, каждому даётся с рождения на блюдечке с голубой каёмочкой?

-Может и даётся. Но почему-то не каждый имеет.

-А знаешь почему? Надо упорно работать над собой, и постоянно учиться. Лишь так сможешь получить от жизни всё, что пожелаешь.

-Ой, Лида, я так не могу.

-Понимаешь, Лена, в мире есть определённые правила. Если следовать им, то обретаешь желаемое. А по-другому не получается. Есть законы любви, счастья, богатства. И даже везения. А незнание законов не освобождает от них. И, в результате, твой корабль тонет на мели. А чтобы познать эти законы, нужно работать над собой и постоянно учиться.

-Но ведь когда-то нужно и жить.

Лида вздохнула и покачала головой.

-Мы с тобой не понимаем друг друга. Я говорю о стиле жизни, а ты о дополнительной нагрузке. Что значит жить? Попробуй разобраться и определить для себя, что именно для тебя заключено в этом понятии. Каждый человек сам решает, чего хочет получить. И, кстати, то и получает.

-Я по-хорошему тебе завидую, Лида, что ты можешь быть такой целеустремлённой. И желаю удачи. Если найдёшь ребёнка на Арктуре, пожалуйста, дай знать каким-то образом. Ты много дала мне в жизни, и я хочу, чтобы твой корабль не остался на мели.

-Постараюсь, - улыбнулась Лида.

-Вот что ещё, - Лена серьёзно посмотрела в глаза подруге. – Извини, если лезу не в своё дело. Но не могу не спросить.

-Говори.

-Ты не думала, что ребёнок мог погибнуть за время твоего отсутствия?

-Думала. И что это меняет? Если останусь на Земле и не полечу, то буду казнить себя всю оставшуюся жизнь, что испугалась трудностей. Лена свой выбор я сделала.

-Тогда желаю успеха, дорогая.

-И я тебе, - улыбнулась Лида, и на том разговор завершился.

 

Лена вовремя позвонила, так как буквально на следующий день учебный полк Космического Легиона передислоцировался на лунную базу для продолжения обучения в условиях, приближенных к реальности. Ведь пилоты несут службу в открытом космосе.

Обычно курсанты попадают на Луну на третьем месяце обучения, когда сдают положенные тесты. Но сейчас иная ситуация. Учебную программу слишком ужали, и не все смогли пройти отборочный экзамен на симуляторах. Времени для обучения катастрофически не хватало, и лишь тридцать семь человек из ста получили разрешение на самостоятельный вылет. Но командование Легиона поставило жёсткие условия. Так что отстающим предстояло либо сменить курс, либо на следующей неделе сдать экзамены на тренажёре.

База Легиона расположена на видимой с Земли стороне Луны в море Спокойствия. Именно там в далёких шестидесятых годах двадцатого столетия впервые люди высадились на Луну. Конечно, это никакое не море, ведь, как известно, воды на спутнике нет, а просто условное название региона.

Лунные моря - низменности, расположенные примерно на три километра ниже остальной поверхности с ровным дном, залитым лавой. Предполагается, что те образовались в результате столкновений с космическими путешественниками - астероидами. Кратеры после удара заполнились лавой и породили масконы – регионы, вызывающие положительные гравитационные аномалии.

На поверхность Луны посадили отлетавший своё крейсер «Гордость Федерации». Там и разместился учебный центр Легиона. Так что Лида сразу же оказалась в условиях, в которых предстоит нести дальнейшую службу.

Крейсер словно огромное здание, состоящее из двенадцати этажей, а по-флотски – палуб. Но полностью изготовленное из металла. Следует добавить так же уровни двигателей, складские палубы, боевые турели и много ещё чего. Так что эта махина очень даже здоровая.

Едва оказавшись на палубе крейсера, Лида словно вернулась в далёкую молодость. Ведь именно здесь, под руководством военных специалистов, готовили аспирантов к экспедиции на Арктур. Но тогда молодые люди, без спешки, осваивали полный курс пилотирования космолёта. Без таких знаний и умений в экспедиции делать нечего.

 

Едва отделения разместились в кубриках, тут же объявили всеобщее построение. В учебке время зря не теряли, и старались заполнить по максимуму. В повседневных комбинезонах ребята высыпали на главную палубу и выстроились по отделениям. Командующий учебным полком Легиона полковник Отто Вейнер поздравил курсантов с прибытием на Луну, и отметил, что начался главный этап в обучении, приближающий солдат к настоящей службе.

-Курсант Лидия Пратт, - вызвал полковник, когда прокричали уставное тройное УРА!

Лида удивилась, что сразу вспомнили о ней. Но не подала вида, и вышла на два шага перед строем.

-Курсант, - начал полковник, - учитывая ваши достижения в учёбе, а так же предыдущий опыт, руководство Космического Легиона присваивает вам звание капрала. И отныне вы являетесь командиром боевого звена номер 1. Поздравляю, капрал.

-Служу Федерации! - по-уставному гаркнула Лида. Конечно, приятно, когда тебя отмечают, награждают и повышают. Но, вместе с тем, возрастает и ответственность. Ведь отныне под твоим началом оказалось ещё шесть человек. Это ещё не настоящее повышение, ведь присягу не принимали. Но заслуги в учебке обязательно учитываются по окончании. И чтобы не говорил адмирал Крез, но Лида сумела выделиться среди мужчин, и получила своё первое настоящее воинское признание.

Молодые ребята, на Земле снисходительно поглядывавшие на взрослую женщину и подкалывавшие при каждом удобном случае за любую оплошность, теперь серьёзно относились к ней. А уж как боялись язвительного острого язычка. Впрочем, Лида старалась с уважением относиться к ребятам, и не позволяла себе оскорбительных высказываний. Если не доставали.

После Лиды полковник вызвал ещё четверых курсантов, показавших наилучшие результате в учёбе, и так же присвоил им звания капралов и назначил командирами звеньев. И теперь жизнь в полку начала больше походить на службу в обычном боевом подразделении, где заполнены все должности, положенные по уставу.

 

На третий день по прибытии на лунную базу, курсантов ожидало серьёзное испытание - первый настоящий полёт в космосе. До этого пару дней отрабатывали совместные действия на настоящих истребителях, подключённых к программе обучения. Базовые навыки управления кораблём и использования оружия доводились до автоматизма, чтобы мозг не следил за манипуляциями отдельной руки или ноги. Лиде пригодился опыт преподавателя. Быстро поставила ребят на место, и те успешно сдали очередной тест по взаимодействию в составе звена. Кстати, с наибольшим количеством баллов среди остальных команд.

Итак, первый вылет. Задача простая – строем облететь Луну и совершить посадку в доке крейсера. Обучение курсанты проходили на стандартных машинах, принятых на вооружение Легионом, чтобы молодые пилоты сразу же обретали необходимые привычки и навыки. Военный истребитель-бомбардировщик внешне мало чем отличается от космолётов, используемых в обычной жизни. Но внутри совсем другая машина, как в оснащении, так и в используемых материалах. Да ещё вооружение и броня.

У истребителя вытянутый корпус с небольшими крыльями, способными менять конфигурацию, чтобы в случае необходимости совершить посадку в атмосфере. Фонарь, или кабина пилота имеет вытянутую форму и расположен примерно по центру корпуса. В отличие от гражданского космолёта, места там столько, чтобы мог поместиться лишь один человек. Вооружение, состоящее из четырёх пушек, в основном расположено в нижней части корпуса. Но имеются и три пулемёта в верхней части. На подкрылках подвешиваются шесть торпед, способных нести ядерные боеголовки. С таким арсеналом истребитель может уничтожить крейсер, а то и линкор.

Заняв место пилота, Лида ощутила состояние дежа-ву. На симуляторах совсем иное восприятие. Там чувствуешь себя как внутри игрушки. А настоящая машина, хотя и потрёпанная годами, воспринимается серьёзно. Лиде даже казалось, что именно этот космолёт пилотировала лет пятнадцать назад. А может, так и есть. Ведь в учебной части техника обновляется редко.

-Первый туз, - раздалось в наушниках. - Говорит второй туз. Корабль к вылету готов.

Ишь ты, прямо как на симуляторах, – усмехнулась про себя.

-Первый туз, говорит третий. Корабль к вылету готов.

Лида наблюдала за ребятами на экране связи. Каждому пилоту отведён там отдельный сектор. Лица курсантов напряжённые и взволнованные, но в глазах читается нескрываемое любопытство и нетерпение. Для них это первый настоящий вылет.

Когда отрапортовали все шестеро пилотов, запросила разрешение на взлёт.

-Давайте, тузы, на старт, - ответил диспетчер. – Не забудьте включить солнечные фильтры. В море Спокойствия день. Можете и ослепнуть от интенсивного светового излучения.

-Понял, база, - ответила Лида. – Звено, слышали рекомендацию? Включить солнечные фильтры.

-Так точно, - раздалось в ответ.

Загорелся красный сигнал, и Лида ощутила, как натянулся каждый нерв, а сердце барабаном забухало внутри. Первый вылет – не шутка. Теперь всё по-настоящему.

-Старт! – взволновано заорала Лида, и надавила джойстик управления.

Корабль слегка подскочил над площадкой, когда заработали двигатели.

-Есть старт, - доложились курсанты.

-Счастливого пути, орлы! – вспомнила Лида фразу из популярного фильма. Там герой всегда с ней стартовал.

-И вам того же, - ответило несколько ребят. Значит, тоже смотрели эту картину.

Корабли звена связаны воедино компьютерной сетью и фактически Лида, как ведущая, сейчас управляет всеми истребителями. Остальные курсанты следят за приборами и осваиваются с настоящей машиной. Именно такая стратегия принята для обучения молодых пилотов. Аналогичную программу около пятнадцати лет назад перед отбытием на Арктур осваивала и Лида. Практически ничего не изменилось.

Взлётный тоннель окончился неожиданно быстро, и невыносимые солнечные лучи обожгли глаза. А ведь диспетчер напоминал о фильтрах. Лида тут же коснулась пальцем кнопки на шлеме. Передняя часть тут же потемнела, и появилась возможность открыть глаза. На сетчатке ещё промаргивались яркие пятна, но уже можно смотреть.

Лида бросила взгляд на экран связи. Кое-кто из ребят так же промаргивался. Но второй - курсант Бенни Шварц, с язвительной ухмылкой смотрит на Лиду. Ухмыляется, гадёныш. С самого прибытия Лиды в полк между ними словно чёрная кошка пробежала.

Бенни двадцать два, и на дух не переносит женщин, отводя им роль прислуги для мужчин. Немец проклятый. У него словно всё получается само. Комбинезон сидит как влитой, любую инструкцию расскажет назубок, как написано в учебнике. Вот и фильтр на шлеме включить не забыл, и теперь презрительно лыбится. Если бы не Лида, скорее всего, Шварца назначили бы командиром звена. Видимо, это и не может ей простить. Не привык быть вторым.

Лиде захотелось сказать Бенни что-то едкое. Но сдержалась. Однажды высказалась язвительным женским язычком, чем едва не довела парня до истерики. Зато теперь Шварц не задирает, а лишь презрительно ухмыляется, подмечая любые промахи. И Лиде, порой, кажется, Бенни коллекционирует ошибки и просчёты курсанта Пратт, и даже записывает.

С Земли в отражённом солнечном свете, да ещё с большого расстояния, Луна выглядит жёлтым шариком, но непосредственно у поверхности наблюдается однообразный грязно-фиолетовый пейзаж. Здесь имеются всевозможные неровности рельефа, да кое-где проступают разные каменные породы, нарушающие унылую цветовую гамму. Как космический геолог, Лида знает, что поверхность спутника покрыта так называемым реголитом — смесью тонкой пыли и скалистых обломков, возникающих в результате столкновений метеоритов с лунной поверхностью, а так же из-за внутреннего трения пород.

Вообще-то глаз быстро устаёт от обозрения фактически однообразной поверхности спутника, и невольно устремляется в космос. Там намного интереснее. Во-первых, звёзды. С поверхности Луны выглядят совсем иначе – большие, яркие и даже разноцветные. Из-за отсутствия атмосферы отсюда видно намного больше звёзд, чем с Земли.

А ещё на любого производит неизгладимое впечатление появление в космосе родной планеты. Сразу видно – Земля живая. На фоне чёрного космоса переливается голубым, белым, синим, завораживая душу чем-то неповторимым и щемяще родным. И каждый человек при взгляде на планету ощущает внутри огромное желание вернуться домой.

-Первый туз, доложите обстановку, - раздаётся в наушниках голос диспетчера.

Лида вздрогнула, словно проснулась, и бросила взгляд на прибор.

-Летим на высоте пять километров в направлении север – юг. Всё идёт по плану. Никаких отклонений.

-Поднимитесь на высоту десять километров, - велел диспетчер. - И не советую гоняться за летающими тарелками. Может быть опасно.

-Есть, база, подняться на десять километров, - ответила Лида, взглянув на утолщения рукавов. Там браслеты. Руководство пыталось заставить сдать на склад. Но Лида безапелляционно заявила, что это счастливые амулеты, и расставаться с ними не намерена. Как известно, пилоты весьма суеверны, и командир роты майор Трезубов разрешил сделать исключение.

-А что такое, эти летающие тарелки? – полюбопытствовал третий, курсант японского происхождения Йоми Сунави. Любит парнишка докапываться до сути и всё раскладывать по полочкам. Ребят из звена, возможно даже, и Лиду, оставил бы далеко позади по общей эрудиции.

-Корабли разных цивилизаций, - ответила Лида и усмехнулась. При подготовке к полётам на Арктур задавала те же самые вопросы. – На Луне находятся порталы для перемещения между звёздами.

-Ого! – воскликнул Йоми.

-Первый туз, наблюдаю летающие тарелки, - восторженно завопил седьмой, курсант Валерий Онин. Самый молодой из звена. – Вот это да! Так много. А почему НЛО разлетаются?

И действительно, Лида насчитала пять, и с каждым мигом летящих точек становилось всё больше. Что естественно, ведь залетели на обратную сторону Луны. НЛО ярко светятся и имеют разные геометрические фигуры от кругов до овалов и даже сигар.

-Как мне объясняли, - ответила Лида, - после выхода из портала кораблям требуется сбросить избыточное напряжение на корпусе, и потому те летят, кто как хочет, чтобы разрядить оболочку перед следующим прыжком, а так же погасить скорость и температуру.

-Я не слышал о подобных технологиях, - заметил Бенни Шварц. – Нечего забивать нам голову фантастикой.

-О чём ты не слышал, второй? – поинтересовалась Лида.

-Никогда не интересовался НЛО. Пустая трата времени.

-Тогда понаблюдай, и дай разумное объяснение тому, что видишь, - буркнула Лида. – Для того тебя и вывезли на экскурсию.

-На экскурсию? – скривился Шварц. – А я думал, мы учимся пилотировать.

-Сперва освойся в космосе, - ухмыльнулся Терри.

-Как много разных НЛО, - выдохнул пятый, курсант Борис Ларок. Высокий, мускулистый парень двадцати лет, окончивший юношеское военное училище. – А почему нас не учат летать на таких кораблях?

-Потому что у нас ещё нет подобных технологий, - ответила Лида. - Цивилизации, летающие через порталы, ушли далеко в своём развитии. А нас не допускают к своим технологиям, пока земная наука сама не подойдёт к подобным открытиям. По крайней мере, нам показали, в каком направлении двигаться.

-Ерунда, - презрительно скривился Шварц. – То, что вы якобы наблюдаете, на самом деле иллюзия.

-А ты сам, умник, ничего не видишь? – поинтересовался шестой, Терри Правекс. Самый взрослый из звена, не считая Лиду, конечно. Терри двадцать шесть лет. Опытный пилот. У отца компания по прокату космолётов, и с детства парень летал на всём, что может подняться в воздух. А отметки Терри по пилотированию даже выше Лидиных. Только с дисциплиной не очень. Любит подраться, задиристый и нетерпеливый. Правекс так же недолюбливал Шварца, и старался уколоть, если появлялась возможность. Накануне прихода Лиды в учебку парни как-то подрались, и Бенни тогда досталось от Терри.

-Я не слепой, и тоже вижу какие-то яркие точки, - ответил Шварц. – Но совсем не значит, что они есть на самом деле. Просто космические галлюцинации. Когда человек удаляется от Земли, из-за разных излучений, воздействующих на мозг, глаза начинают видеть то, чего нет. Поэтому советую проснуться всем дремлющим с открытыми глазами.

Лида вздохнула и усмехнулась про себя. Каждый верит, во что хочет и способен воспринять. Но отказываться доверять своим глазам как-то не очень здраво.

-Современные космические аппараты имеют надёжную защиту, - заметила Лида. – Сам подумай, как воевали бы пилоты, страдая подобными галлюцинациями? Да они перестреляли бы своих коллег. Нужно больше читать, второй, и не одни инструкции да учебники, а интересоваться тем, что происходит вокруг. Кстати, на снимках так же запечатлены эти аппараты. И камеры никак не уличишь в галлюцинациях.

Но Шварц не изменил себе, и принялся доказывать собственную правоту. Ребята начали спорить. Обычно этим и заканчивалось. Бенни уверен, что говорит лишь истину, а тот, кто не способен понять, настоящий болван, кому нечего делать в космическом флоте. Но Лида не раз замечала: когда остальные продолжали спорить, и пытались доказать своё, Шварц сидел и наблюдал. Видимо, ему доставляет удовольствие стравливать людей.

-Тузы, прекратите засорять эфир, - рявкнул диспетчер. – Разговоры во время полёта разрешаются лишь по существу, и в отношении данного рейда. Всё остальное будете обсуждать по возвращении в свободное время. Ясно?

-Так точно, - дружно отрапортовали курсанты.

-Первый туз, - продолжил диспетчер, - вы отвечаете за дисциплину в звене. И вам первое нарекание за рейд.

-Всё понял, - выдохнула Лида, и бросила взгляд на торжествующее лицо Шварца. Скотина, из-за него звену сделали замечание, а тот радуется. Ну, погоди, умник. И тебе достанется в своё время.

В эфире повисла тишина, и Лида отметила, что за время спора корабли поднялись до отметки девять километров. Нужно набрать ещё один.

И вскоре с десятикилометровой высоты открылся впечатляющий панорамный вид. Лида рассмотрела несколько лунных городов. Вернее ярко освещённые посадочные терминалы, поскольку всё остальное расположено под поверхностью. На Луне нет атмосферы, и спутник Земли непрерывно подвергается бомбардировке метеоритами, всё разрушающими при столкновении. Но здесь имеются уникальные условия для производства высокотехнологичного оборудования. И потому на спутнике разместили крупные промышленные центры, а так же несколько шахт.

Но экспансия на Луну ограничилась лишь небольшой территорией. И тому есть несколько причин. А первая из них – биологическая. Длительное воздействие Луны отрицательно воздействует на человеческий организм. Потому люди живут и работают здесь посменно. Не более месяца.

Насколько Лида знала, на спутнике есть даже настоящие музеи. Каменные постройки, оставшиеся от таинственных древних рас. Но туда запрещено приближаться. И это вторая из причин, не позволявшая широкое освоение спутника.

Дело в том, что поверхность Луны разделена на зоны, и людям доступна лишь небольшая площадь. Остальная находится под наблюдением иных более продвинутых цивилизаций. Информация широко не разглашается, поскольку нет ответов на многие вопросы. Лида же узнала об этом ещё при подготовке к экспедиции на Арктур. Тогда аспирантам прочитали несколько лекций, посвящённых территориальному устройству Галактики и межрасовым правилам общения. Ведь ребята собирались на едва открытую планету, а там могло произойти что угодно.

Два корабля Федерации – грузовой и пассажирский, стартовали с разных площадок. Лида немного последила за ними. В отличие от НЛО земные корабли тёмные. Огромный коробкообразный звездолёт с красочной эмблемой своей компании плавно удалялся от поверхности. Вероятно, курсирует между Землёй и Луной. А небольшой каплеобразный автобус направился к следующей площадке. Такой способ передвижения между лунными городами наиболее быстрый.

По мере продвижения по орбите Земля скрылась за Луной, и теперь перед глазами лишь тьма космоса. Зато хорошо виден Млечный путь. Отсюда центр галактики смотрится потрясающе. Белые облака далёких звёзд на любого производят впечатление.

Лида бросила взгляд на монитор связи. Ребята воодушевлённо рассматривают звёзды и набираются впечатлений. Неудивительно. Ведь практически впервые в открытом космосе.

-База, - вышла на связь в положенное время. - Половина маршрута. Ложимся на обратный курс.

-Внимание, тузы, - раздался озабоченный голос диспетчера. – Чрезвычайная ситуация.

Вот те на! Лида даже задержала дыхание. Первый вылет и сразу ЧП.

-Первый туз, вы сейчас единственное боевое звено, находящееся на орбите. Учитывая ваш предыдущий лётный опыт, ставлю вам новую задачу.

-Слушаю, база, - отозвалась Лида, ощущая, как сердце заколотилось от волнения.

-К Луне приближаются два неопознанных объекта. Предположительно корабли. И сейчас должны быть как раз над вами.

-База, подтверждаю. Вижу на радаре два крупных объекта, - доложила Лида. – Судя по маркерам, имеют размеры крейсера.

-Ваша задача приблизиться и попытаться связаться с кораблями. На наши запросы пришельцы не отвечают. Может, ответят на визуальный контакт. Подозреваем, корабли могут быть в аварийном состоянии.

-А вы не допускаете, что приближаются летающие тарелки? – уточнила Лида.

-Нет. Как вы должны были заметить, НЛО, выходящие из портала, нашими приборами не отслеживаются.

-Так точно, - согласилась Лида.

-Кроме того, НЛО ярко светятся, в отличие от приближающихся незнакомцев. Первый туз, выполняйте поставленную задачу. По-прежнему звено находится в блокировке. Мы отслеживаем вас.

-Есть, база. Приступаю к манёвру, - ответила Лида, и тут же направила корабли по крутой траектории в направлении пришельцев. А заодно принялась вспоминать инструкцию, что следует делать в подобной ситуации. Вот и первое доказательство тому, что нужно старательно учиться. Ведь сейчас не отроешь учебник, чтобы найти забытые правила. А если допустишь какую-то оплошность, всё может окончиться аварией.

-Мы не настоящее боевое звено, - взъерепенился Шварц. – Руководство не имеет права направлять курсантов на боевую миссию.

-Ты что, струсил? Вот уж не ожидал от тебя, - усмехнулась Лида. По уставу переговоры между кораблями происходят обезличено и в мужском роде.

-Я не струсил. Но есть определённые правила, - не сдавался Шварц.

-Послушай, если ты оказался здесь, то должен быть готов выполнять поставленные задачи. Иначе вообще, что ты здесь делаешь? Страшно? Значит, сиди дома…

-Герой. Га-га-га, - не удержался поддеть Терри.

-Я же сказал, что не боюсь, - вызверился Шварц.

-Тогда соблюдай тишину в эфире, - отрезала Лида.

С каждой секундой напряжение возрастало. Приближающиеся объекты на фоне тёмного космоса вообще не просматриваются. Но приборы фиксируют уменьшение дистанции. Скоро встреча.

Лида снова бросила взгляд на курсантов. Теперь лица ребят озабоченные. Каждый осознаёт, что боевая задача дело серьёзное. Может возникнуть опасность. Потому и заскулил Шварц. А истинная сущность личности, как известно, открывается в настоящем деле.

И вот глаза без приборов зафиксировали две точки на фоне открытого космоса. До них, судя по приборам, около десяти километров.

-Первый туз, вижу какие-то объекты, - доложил четвёртый, Игнат Верло. Отчаянный парнишка. Сбежал в армию от семейного бизнеса. Не хотел заниматься сельским хозяйством. В редкие минуты отдыха Лида успела перезнакомиться с ребятами, и узнала многие тайны сокурсников.

-Я тоже наблюдаю объекты. Попробуем сделать вызов.

А в следующий миг вырубились двигатели и отключились приборы. Истребитель умер.

-Что происходит? – испугалась Лида, оказавшись в полной тьме. Сердце тревожно сжалось, толчками проталкивая кровь по жилам. А голова пыталась осмыслить происходящее. Двигатели истребителей весьма надёжны и имеют тройную степень защиты от случайного отключения, что в условиях космоса чревато смертью. Но почему-то заглохли.

-Внимание, пилоты! – раздалось в наушниках. Явно говорит не диспетчер. Голос незнакомый и какой-то металлический.

-Не предпринимайте никаких действий, - продолжил незнакомец. - Служба закончилась. Ваше содействие может оказать вам услугу, если хотите остаться в живых.

Нас захватили, - пронеслось в голове. Как такое вообще может произойти? И кто? Лида пыталась найти хоть какое-то вразумительное объяснение. Мысли стремительно метались.

-Послушайте, - закричала женщина. – Что происходит? Чего вы хотите от нас?

-Ваши корабли нам понадобятся, - пришёл ответ.

Вот те на! Что делать? Захватить боевое звено не шутка. Стоп. Но ведь мы не полноценное боевое звено. Да и оружия нет, чтобы сражаться. А ребята не настоящие пилоты, а курсанты, ещё не знающие, как правильно нажимать кнопки. И тут пришла идея.

-Я не знаю, кто вы, - постаралась Лида придать голосу твёрдость. - Но, думаю, вы приняли нас за военное подразделение.

-Да.

-Но мы не военные, - Лида отчаянно пыталась хоть что-то придумать.

-Кто вы?

-Мы группа студентов. Я старший преподаватель с кафедры геологии Национального Университета. Мы проводим занятия по изучению Луны.

-Так в кораблях студенты?

-Да. Мы должны сделать один оборот и вернуться на базу.

-На ваших кораблях есть оружие?

-Нет. Откуда? Мы арендуем машины для учебного полёта. Здесь первый корабль ведущий. А остальные летят в связке и самостоятельно не могут совершать манёвры.

-Тогда сожалею, - пришёл ответ. – Вы нам не потребуетесь.

-Объяснитесь, – потребовала Лида. - Кто вы?

-Не важно, кто мы. Но можете прощаться с жизнью. Раз вы нам не пригодитесь, мы уничтожим вас.

-Погодите! – завопила Лида, покрываясь испариной. – Зачем нас уничтожать? За что? Почему?

Но в эфире царит полная тишина. Мысли заметались в панике, а душа ушла в пятки. И тут вспомнила о ребятах. Я ведь и за них ответственна. Что с ними?

-Второй туз, ответь. Третий, ответь. Четвёртый… - звала Лида. Но курсанты не отзывались. Неужели всё? Нас расстреляют? Но, кто и зачем?

И тут дошло - нарвались на пиратов. Вот у кого имеются средства для блокировки двигателей, как и угроза уничтожения кораблей. Лида смотрела информационные материалы о преступлениях галактических пиратов, но не думала, что воочию с ними встретится. Да ещё так близко от Земли, фактически в самом центре Федерации.

Что же делать? Я не хочу умирать. Я направляюсь на Арктур к сыну. Великие боги, если вы есть, услышьте меня, - взмолилась Лида.

Чёрные пиратские корабли начали удаляться в сторону Луны, в то время как мёртвые истребители устремились в открытый космос. Что же тут нужно пиратам? – возникла мысль, когда паника немного улеглась. И тут же ответила себе. На Луну пираты могут совершить рейд лишь с одной целью. Им нужен гелий три для термоядерного синтеза двигателей. Проклятье. И надо ж так попасть.

Время словно зависло. Ничего не происходило. А ещё невыносимая полная тишина, наполненная кошмарного осознания, что жизнь вот-вот закончится. А я мечтала найти сына, – пронеслось в голове. – Милый, дорогой сынуля, твоя мама так и не вернётся к тебе. Как же я мечтала обнять своего ребёночка, прижать к себе, обогреть. Единственный мой, кровиночка моя, мама любит тебя. Прости, что так и не смогла добраться до тебя.

Слёзы хлынули из глаз, и Лида больше не сдерживалась. А смысл? Жить всё равно осталось капельку. Может, и меньше. Где-то в ночи космоса уже мчится пиратская торпеда, несущая смерть. И не мне одной, а и остальным ребятам. Так зачем в последние секунды жизни возводить какие-то стены и барьеры? Самое время расслабиться и сбросить маску. Всё равно никто не увидит.

Из ступора вырвало какое-то яркое свечение, неожиданно осветившее кабину. Пришла смерть – пронеслось в голове. Сейчас взрыв. Лида даже задержала дыхание, а сердце защемило так, словно попало в настоящие тиски.

Я не хочу умирать!

Но по-прежнему тишина. И ничего не происходит. Лида осознала, что зажмурила глаза. А когда открыла, то увидела, что свет удаляется. Значит, ошиблась. И тут смогла рассмотреть жёлтый овальный корабль, несущийся в сторону чёрных пиратов. Кто это? Незнакомые черты и принцип работы. Очень похож на летающую тарелку.

Впрочем, сейчас Лида не могла адекватно мыслить, а лишь отрешённо наблюдала, как по курсу НЛО полыхнули три вспышки, не причинив тому вреда. Лишь позже пришло осознание, что там взорвались торпеды, выпущенные пиратами.

Незнакомый корабль ярко светится, даже удалившись на большое расстояние. А по контуру удивительное голубое свечение. Неожиданно ещё одна вспышка полыхнула по курсу. И даже затмила часть неба, так что пришлось закрыть глаза. Там взорвалось что-то огромное.

И тут Лида ощутила, что тревога исчезла, и пришло успокоение. А так же осознание, что смерть ушла. Ощущение проявилось на каком-то глубинном уровне, словно кто-то решил, что этой душе ещё рано умирать, и разрешил жить дальше. И Лида обрадовалась. Замечательно! Я смогу добраться на Арктур и увидеть сына. Ой, как здорово!

И показалось, что душа радостно запела. Осталась единственная проблема - вернуться на базу. Ведь корабли полностью отключились, и даже радио молчит, а значит, невозможно связаться с диспетчером и отрапортовать о случившемся. Что же дальше? Но ведь на базе знают, что звено направилось на задание. Командование должно что-то предпринять, после того, как не сможет с нами выйти на связь. Но эта мысль хоть и здравая, но почему-то не греет душу.

Лида попыталась рассмотреть корабли звена. Истребители летят на одинаковой скорости, а значит, даже после отключения двигателей и потери связи, должны по инерции перемещаться в том же направлении. И точно. Корабли в отблесках лунного света двигаются параллельным курсом, и лишь немного разлетелись в стороны. Но главное - никто не потерялся. И Лида ощутила успокоение. Всё же я командир звена, и ответственна за судьбы вверенных мне людей.

 

-Расскажите, Лидия Викторовна, что вы чувствовали, пока летели без двигателей в абсолютной тьме, - попросила майор Элиза Ковалёва, психолог Легиона.

Лида вздохнула и, поудобнее устроившись в кресле, ответила:

-Страх.

-Понятно, что страх, - кивнула психолог. Кстати, приятная женщина, ровесница Лиды. С короткой уставной причёской. Но волосы русые. – Вы испытывали панический страх, или просто волнение?

-Я немного запаниковала, когда пираты объявили, что уничтожат нас. А потом, когда летающая тарелка ликвидировала торпеды и корабли пиратов, я поняла, что всё будет хорошо. И затем ожидала, когда нас спасут, поскольку ничего предпринять не могла.

-Откуда вы знали, что вас спасут? – прищурилась Элиза. В полутьме неяркого освещения, видимо, помогающего расслабиться, голос женщины звучал участливо, и даже как-то по-дружески.

-Ну, я подумала, что если диспетчер отправил нас на боевое задание, то знает, что с нами может случиться беда. А значит, курсантов должна подстраховать команда настоящих специалистов.

-Логично. Ну, и как вы чувствовали себя в роли командира, не способного помочь своим подчинённым?

-Скверно, - выдохнула Лида. – Но я надеялась, что нас спасут. И до конца верила, что всё будет хорошо. И когда, наконец, спасатели тросами зацепили истребители и потащили на базу, я расслабилась.

-Как вы помните, вас обследовали сразу после возвращения. Я изучала медицинские файлы кибердиагноста. У вас в крови нашли много адреналина, что понятно. Но так же много эндорфина. Я бы сказала, что вы испытывали большую радость. Отчего?

-Ну, ведь нас же спасли.

-Знаете, Лидия Викторовна, кибердиагност отметил, что вы в отличном состоянии после перенесённого стресса, а значит, пригодны для службы пилотом.

-Спасибо, - улыбнулась Лида.

-Вы фактически получили зелёный свет для дальнейшего обучения в Легионе. Но скажите, Лидия Викторовна, что привело вас в армию? Какая у вас цель? Конечно, я говорю банальности, и вам не раз задавали эти вопросы. Но женщина вашего возраста в роли курсанта не очень привычное явление. Даже более того, вы уникум.

-Спасибо.

-Бросить карьеру, личную жизнь, полностью изменить всё. Ради чего?

-Я хочу попасть на Арктур III. Не получилось иначе, значит, Легион.

-Хотите вернуться в прошлую жизнь?

-Возможно.

-Но вы, насколько я знаю, вообще ничего не помните о случившемся на планете. А может, вас обрекли там на смерть.

-И дали в дар необыкновенные реликвии?

-Вы имеете в виду браслеты?

-Да.

-А вас не удивляет, что я знаю о них?

-Я жила под колпаком у военных несколько лет, и в курсе, насколько глупо надеяться хоть что-то утаить от спецслужб.

-И что же, по-вашему, случилось на Арктуре?

-Думаю, со мной произошёл несчастный случай.

-Лидия, ничего если я так буду вас называть? А вы везучая. Десять лет назад вас прямо удивительным образом спасли на Арктуре.

-И потом несколько лет я провалялась в госпитале. Увольте от такого везения.

-Но ведь удалось выжить. Вот что самое главное. Кстати, и сегодня не обошлось без чуда. Полагаю, вы в курсе, что внутренности космолётов закоротило. Даже более того, вся электроника расплавилась. Пираты каким-то образом заставили аппаратуру работать с перегрузкой, и потому оборудование вышло из строя. Остаётся лишь удивляться, почему ничего не взорвалось.

-Да, нам рассказывали по возращении, - кивнула Лида. – Даже личный робот вышел из строя.

-Но ещё не всё, - заметила психолог. – Возможно, вы не знаете, Лидия, но впервые летающая тарелка вмешалась в нашу жизнь, и оказала такую неоценимую услугу, как спасение людей. Так что, благодаря вам, я тоже начинаю верить в чудеса.

-Тут с вами согласна, - кивнула Лида. – Я готовилась к смерти, когда пираты сказали, что нас убьют. Но потом неожиданно появился НЛО и уничтожил ракеты и корабли пиратов. Действительно похоже на чудо.

-А вы молодец, Лидия, сориентировались. Думаю, я никогда не додумалась бы заявить в минуту опасности, что летит не боевое звено, а группа студентов. Вы до конца сражались за себя и ребят.

-А что оставалось делать? Да мы фактически и есть студенты – без опыта, соответствующей подготовки и оружия. Вот и пришлось сочинять на ходу.

-Лидия, вы повели себя как настоящий боец, способный проявлять лидерские качества. Я седлаю отметку в вашем личном деле.

-Спасибо, - кивнула Лида.

-Кстати, не все ребята выдержали первое серьёзное испытание, - заметила майор. – Два курсанта решили покинуть нас. И не только наше подразделение, но и вообще Легион.

-Вот как? – удивилась Лида. Вроде ничего серьёзного не произошло. Но у каждого своя степень выносливости. – Кто?

-Узнаете в своё время. Ну, пока всё. До следующей встречи. И, если вас будет что-то беспокоить, обязательно приходите.

-Хорошо, - кивнула Лида. А покинув кабинет, осознала, что по-настоящему расслабилась и хорошо провела время в обществе Элизы. Всё же мужчины напрягают женскую душу, и так порой не хватает простой беседы с другой женщиной.

На следующий день на общем построении Лида получила благодарность от руководства за проявленное мужество. А так же узнала, что Бенни Шварц и Валерий Онин покинули Легион. У каждого свой путь. Испугались ребята настоящей опасности. В фильмах хорошо смотреть, как герои летают на истребителях, сражаются и побеждают врага. Но когда к тебе приближается реальная опасность, не каждый способен выдержать такую эмоциональную нагрузку.

По окончании построения к Лиде подошли Терри и Борис.

-Мы слышали, как ты сражалась за нас с пиратами, - сказал Терри. – Спасибо.

-Ребята будьте реалистами. Если б не летающая тарелка, мы не спаслись бы, - возразила Лида.

-И всё равно с твоей стороны настоящий подвиг, - заявил Борис. - Главное, что ты не запаниковала, а пыталась решить проблему. Честно говоря, я словно язык проглотил. А когда ты сказала, что мы не военные, а студенты, то обрадовался. Думал, пронесёт.

-Благодарю, ребята, за поддержку, - улыбнулась Лида. – Нам немного осталось до конца учебки. Думаю, больше не будет таких ЧП. Не каждый же день нападают пираты. Так что мы должны на отлично сдать главный тест и получить корочки пилотов.

-А какой главный тест? – поинтересовался Терри.

-Насколько я слышала, облёт лунных городов. Но задание могут и изменить в виду надвигающейся войны. У нас звено довольно сильное, так что, думаю, всё будет хорошо.

 

Лида осталась командиром звена до конца обучения. С детства привыкнув к вызовам судьбы, не ныла, а стойко переносила обрушивающиеся трудности. Больше никто из официальных лиц не разговаривал с ней об инциденте. Видимо, командование решело не мешать трудному процессу обучения.

На место выбывших курсантов пришли двое новых, сдавших тесты на симуляторах. Виктор Ионеску двадцати четырёх лет и Симон Гроу двадцати трёх. Ребята впервые увидели Лиду но, благодаря происшествию на лунной орбите, слышали о ней, и отнеслись с уважением. А парни из звена, так же пережившие нападение пиратов, своего командира теперь в обиду не давали, и ставили на место любого, кто хоть словом обмолвится против. Впрочем, Лида никого не просила себе помогать. Зато имелся и положительный момент - про «старую курочку» теперь забыли.

Оставшиеся две недели на Луне оказались ещё более напряжёнными, чем предыдущие на Земле. Офицеры старались вложить в головы курсантов как можно больше информации, так что времени на личную жизнь вообще не осталось. Но в кубрике висело табло, где шёл обратный счёт. Ионеску придумал, как перепрограммировать обыкновенные электронные часы. Теперь каждый мог видеть, сколько осталось до конца учёбомучения. И ребята терпели, поглядывая на циферблат и мысленно подгоняя упрямые цифры.

После вылета курсанты спешили на лекции, потом на тренажёры, и снова полёт. И так ежедневно. Команду «отбой» ждали с нетерпением. Но дежурств никто не отменял, и курсанты по-прежнему мыли палубы, обслуживали истребители и несли вахту у центральной стойки уровня. Да и учить задавали много. К сожалению, не у всех отличная память, чтобы всё схватывать налету. Так что многие ребята урывали часы сна ради учебной подготовки.

Теперь ежедневно проводилось по два-три вылета. И звеном, и в одиночку. Пилот должен уметь самостоятельно вести бой, но и в составе команды. В последнюю неделю к полётам оказались допущены шестьдесят пять человек из ста. Остальные перевелись в другие подразделения, либо остались на повторный курс обучения.

Как один день, словно тяжёлый сон, промелькнул месяц учебки. Фактически Лида повторяла давно изученное и, конечно, подзабытое ещё со времён подготовки в космическую экспедицию. Новым стало лишь вооружение.

 

После успешной сдачи главного теста по пилотированию, заключавшегося в доставке почты и товаров в лунные города, курсанты вернулись на Землю. Но ненадолго. Всего на пару дней. Здесь предстояло совершить главнейший военный ритуал – принять присягу, а так же получить дальнейшее назначение.

Учёба не прекращалась даже после сдачи главного теста. Преподаватели дочитывали курсы лекций. А ещё предстояло вызубрить присягу. Слова не рифмованные, и с трудом укладывались в голове. Но если курсант не расскажет назубок, то о воинской службе можно вообще забыть. Как шутили офицеры - ещё один тест на профпригодность.

И вот день торжественного мероприятия. Курсанты в тех же новёхоньких формах, что получили в день прибытия Васило Креза. Парадный костюм серого цвета с тёмно-синей обстрочкой и голубым беретом с кокардой. После торжественной встречи адмирала, форму сдали на склад, и вот снова востребована.

Лида построила звено на плацу и внимательно осмотрела ребят, чтобы никто не упрекнул, что она нерадивый командир, допускающий небрежность среди подчинённых. И осталась довольна. Самый придирчивый командир не нашёл бы изъянов. На лицах волнение. Что и понятно. За спиной тяжёлый месяц обучения, и теперь ребята иначе относятся к службе, чем в самом начале.

На плацу выстроилось шестьдесят четыре курсанта, сдавшие выпускные экзамены. Ребята смотрятся великолепно, но сквозь улыбающиеся лица просматривается усталость. Всё же в последние дни пришлось изрядно поднапрячься, да и спали урывками.

Напротив строя курсантов стоят родственники: мамы, папы, братья и сёстры. У Лиды изредка на глаза напрашивалась слеза, когда смотрела в ту сторону. К ней никто не пришёл, да никому и не говорила о присяге.

-Курсанты! - воззвал полковник учебного полка, когда смолк торжественный марш. – Сегодня вам предстоит сделать важнейший шаг в жизни – принять присягу. И вы должны осознать, что клянётесь в верности не мне, а своему государству, родине и своим родственникам. На вас возлагается немалая ответственность, ведь с этого дня вы становитесь защитниками ваших семей и Федерации. Так будьте достойны звания воина...

Лида на несколько секунд будто отключилась. Для неё армия лишь способ достижения цели. Но если вдуматься, то присяга действительно важный шаг, как для личности, так и для общества. Ведь в руки молодых солдат вложат настоящее оружие, и те действительно станут на защиту своей расы от прочих обитателей галактики. И сегодня Лида должна удостоверить командиров, что не повернёт оружие против человечества. Конечно, женщина смогла бы запросто отказаться от столь тяжёлого жизненного пути. И никто не упрекнёт. Но тогда рухнут все планы.

Лида не привыкла кривить душой и изворачиваться. И как-то остро именно сейчас, на плацу осознала, что поступает не совсем честно по отношению к Федерации. Но всегда есть две стороны. И если посмотреть с другой, то, как иначе я смогу добраться на Арктур? Может, именно в эту самую минуту мой ребёнок страдает, мучается, подвергается каким-то притеснениям, кто-то наносит ему обиды или увечья. Так могу ли я отступиться и бросить всё?

-Капрал Лидия Пратт, - вызвал командир взвода лейтенант Покрышкин.

Лида встрепенулась. Задумавшись, потеряла связь с реальностью.

-Я, - гаркнула во весь голос.

-Вы приглашаетесь для дачи присяги.

Лида промаршировала к столу, за которым сидели офицеры. Конечно, немного волновалась, но старалась отвлечься, думая о своей главной цели. Остановившись в положенных двух шагах, вытянулась и громко произнесла слова присяги.

-Я, Лидия Пратт, клянусь своей жизнью защищать свой мир, Федерацию и всю человеческую расу…

Всё происходило словно во сне. Тараторя заученные слова, ничего не ощущала. Но, когда закончила, вдруг ощутила, как Земля вращается под ногами. К счастью, не потеряла сознания, но находилась близко к тому. А потом охватило такое волнение, что предательская слеза не удержалась на кончике глаза и сбежала на щеку. Но Лида даже не пошевелилась.

Душевные переживания женщины заметил командир роты майор Трезубов. Вместо лейтенанта тот встал и подошёл к Лиде.

-Курсант, я знаю, вы будете отличным солдатом, - сказал майор, по-отечески улыбаясь и пожимая руку. – И перед строем объявляю, что за отличные показатели в учёбе и проявленное мужество вам присваивается звание сержанта.

-Служу Федерации! – воскликнула Лида, с трудом сдерживая предательские эмоции.

-А ещё я хочу сделать вам подарок, - сказал майор. Никто не ожидал от него подобного шага. Трезубов извлёк из кобуры свой бластер и протянул женщине. – Лидия, пусть это оружие послужит в ваших руках на благо родине.

-Спасибо, - улыбнулась Лида, принимая в руки ствол, и затем по-уставному снова гаркнула: - Служу Федерации!

-Лидия, вы держите в руках старое оружие, - задумчиво продолжил майор. И говорил вполне искренне. - Бластер когда-то принадлежал моей бабушке. Она сражалась с ваксиями, когда те хотели отобрать у Федерации планету Эола. Из данного оружия Трезубова Анна Казимировна собственноручно убила несколько врагов, и завещала передать достойной женщине-воину. И я нашёл, кому вручить бластер.

Я женщина воин? Да я преподаватель университета, стремящаяся найти своего ребёнка. Какой из меня воин? Только вот думала, что нечестно поступаю с Федерацией. Но люди со стороны почему-то воспринимают меня иначе.

-Благодарю, - произнесла Лида, и всё же не удержала новую слезу. Затем опустила бластер в кобуру и, чтобы излишне не расчувствоваться, отвернулась и промаршировала на своё место в строю.

Вслед за Лидой к столу подходили остальные курсанты и давали присягу, а затем, получив оружие, возвращались в строй. Но больше ни к кому не вставал майор.

Лида смогла оценить подарок, лишь вернувшись в кубрик. Майор подарил оружие, способное уничтожить даже истребитель. Такое находится на вооружении спецподразделений. Остальные получали стандартные маломощные бластеры, предназначенные для самообороны. Как же завидовали ей ребята. Получить такое оружие, да ещё и с историей, мечтал бы каждый. На рукояти выгравированы три буквы Т.А.К. Вероятно, инициалы прежней владелицы. И Лида чувствовала себя как на дне рождения.

 

Вечером прозвонил отец. Каким-то образом всё же узнал о дне присяги, с чем и поздравил. А за ним и профессор Кобыльский. Словно в один голос, мужчины уговаривали остаться на Земле, обождать, пока всё уладится, закончится война, изменится ситуация. Но Лиде казалось, больше не вернутся счастливые времена, и сама ощущала скатывание мира к хаосу и войне.

Она победила себя, выдержала тяжелейшие экзамены и получила корочки боевого пилота. И теперь, что бы ни случилось, полетит навстречу своему будущему, мечте, судьбе, ребёнку. А если решила, то отступать не собиралась. О том и сказала отцу и профессору.

В самый последний день, когда шло распределение, пришлось изрядно поволноваться. Молодых пилотов откомандировывали для службы в иной регион космоса. Окончивших учебку специалистов не допускают сразу же к боевым действиям. Те должны сперва, как говорят пилоты, опериться, получить лётный навык и психическую закалку. И лишь тогда направятся в горячие районы.

Лиду не устраивала такая перспектива. Не хотелось торчать на задворках Галактики, когда тянуло на Арктур. Но в армии свои правила. И на последнем торжественном построении рота молодых пилотов услышала пункт назначения – Пандора, спутник газового гиганта Полифем, самой крупной планеты звезды Альфа Центавра В.

Что же делать? Лида расстроилась. Но вида не подавала. Всё равно я попаду на Арктур. Просто немного позже.

Тут же командир учебной роты майор Трезубов передал своих подопечных майору Карлу Шульцу, прибывшему за новичками. И теперь ребята, превратившиеся в настоящих солдат, перестали быть просто жителями Земли. А стали военнослужащими межзвёздного государства, для кого место прописки – космос.

На Пандору Лида отправлялась в составе роты молодых пилотов, сформированной из выпускников разных учебных подразделений. И не командиром звена, а обыкновенным солдатом, но в звании сержанта. Для боевых частей заслуги учебки мало что значат. Там предстоит по-новому доказывать, что ты настоящая личность.

Иногда, впервые сталкиваясь с кем-то, словно начинаешь предчувствовать, что судьба не просто так свела с этим человеком. Так случилось и с Лидой. Едва увидев майора Шульца, на каком-то глубинном уровне осознала, что тот должен сыграть какую-то особую роль в её жизни. Лида внимательно следила за ним, пытаясь разобраться со своими чувствами. Не то, чтобы майор нравился ей, но внутри ощущала некое странное напряжение, когда тот оказывался поблизости.

Карлу Шульцу тридцать семь лет. Почти ровесник Лиды. Узкие даже интеллигентные черты лица, длинный нос, короткие уставные волосы бобриком. От личности майора исходит нечто, делающее его лидером в любой ситуации. А ещё на парадном кителе несколько медалей и нашивок об участии в боевых действиях. Ребята сразу же принялись расспрашивать о войне. Но майор лишь скривился.

-Пилоты, никто не избежит участия в боевых действиях. Для того вас и обучают, и платят большущие деньги. Такие вы никогда не заработаете, сидя на какой-нибудь планетке. Но, всему свой срок.

Так что, пока лучше наслаждайтесь мирной тишиной. Поверьте, я знаю, о чём говорю. Когда начинается боевой шум, заверяю, мало интересного. Тогда у каждого мысль одна – спастись бы. А пилоты фактически смертники, ибо ходят по острию. Даже в десантных войсках народа выживает больше. Им хоть есть куда спрятаться. А вот если тебя подбили в открытом космосе, считай ты трупп. Лишь техника да счастливый случай помогут тебе выжить. Придёт время – узнаете.

А пока советую усваивать любую доступную информацию о технике, на которой будете летать. Очень часто именно знание корабля помогает выжить, когда по всем прикидкам ты труп. Понятно?

-Так точно, - выдохнули обескураженные пилоты. Не то рассчитывали услышать из уст ветерана, но майор умел говорить с солдатами, и ребята угомонились.

С плаца Карл Шульц повёл молодых пилотов сразу к аэробусу, и вот учебка осталась позади. Ребятам даже не дали попрощаться с родными, столпившимися за воротами. Так что последнее «До свидания» и слёзы матерей многие услышали по киберфону. Может, и к лучшему. Но позже Лида узнала, что многие ребята в тот день навсегда распрощались с семьями. Ведь предстояла война. А там убивают.

Поднявшись в воздух, аэробус перелетел на военную базу за городом, и пилоты сразу пересели в шаттлы. Передвижения осуществлялись быстро, фактически без простоев, и спустя пару часов после торжественного построения в учебной части, Лида покидала Землю.

К Пандоре лететь предстояло в анабиозе целых четыре недели. Звездолёты с гибридными установками, состоящими из двигателя на ядерном топливе, силовой установки на антиматерии и усовершенствованных солнечных парусов, быстрее не пролетят четыре световых года. Такие перелёты неотъемлемая часть жизни любого солдата Космического Легиона. Так что нужно привыкать. Впереди полная неизвестность. А душу согревает лишь надежда, что ещё на шаг приблизилась к цели. Сыночек, мама летит к тебе.

 

Глава 2. ПАНДОРА.

 

-Пилот, ты проснулся. Корабль приближается к Пандоре. До прибытия на планету два часа.

Лида судорожно вздохнула и открыла глаза. Вокруг мягкая обивка спального отсека, в неярком свете отблёскивающая фиолетовым.

-Пилот, внимательно прослушай инструктаж, - продолжил голос. И лишь теперь Лида разобрала, что говорит женщина. – Когда откроется люк над головой, ты должен нажать кнопку справа...

Под пальцем действительно имелась полукруглая выпуклость.

-Привязывающий ремень отстегнётся, и ты вылетишь. Сразу же поверни направо в сторону белой стены. У выхода будет ожидать твой командир. Он даст дальнейшие инструкции.

Всё ясно. Такой же краткий инструктаж проводили и перед стартом. Ещё в подлетающем шаттле солдатам рассказали, что делать и, во время перехода на звездолёт «Летящий сквозь космос», не образовалось толчеи. А на посадку народа тогда явилось довольно много. Кроме молодых пилотов грузился целый полк десанта в полной экипировке.

-А теперь прослушай важную информацию о состоянии дел на Пандоре, - вещал женский голос. И на мини экране, расположенным перед глазами, возникло изображение парящей сине-голубой планеты возле яркой оранжевой звезды. Ниже возникла надпись αЦетавра В (класс K1V) Бунгула. Немного в стороне жёлтая звезда, подписанная αЦетавра А (класс G2V) Ригель. И ещё чуть дальше красный карлик Проксима Центавра (класс М5.5Ve) Толиман.

-Планета Пандора, - вещал диктор, - спутник газового гиганта Полифем, самой крупной планеты звезды Альфа Центавра В. Здесь расположен штаб Космического Легиона. Пандора заселена человечеством одной из самых первых среди остальных колонизированных миров (на экране потекли цифры, показывающие год отбытия экспедиции с Земли к альфе Центавра, затем основания первой колонии и другие важные даты). Но спустя примерно столетие на планету высадилась потерпевшая аварию экспедиция расы ваксий. (Перед глазами возникла картинка падающего звездолёта, дата события, и затем сами ваксии - ящероподобные сущности, в два раза выше человека.)

К настоящему времени раса ваксий заселила половину континентов Пандоры, и продолжает мирную экспансию, стремясь занять как можно большую территорию. Ваксии не осуществляет военных действий, а планомерно расселяются, включая в зону собственной хозяйской деятельности всё большие территории и постепенно оттесняя ареал расселения людей. (Возник глобус планеты, где материки, заселённые ящерами, окрашены в зелёный цвет, а людьми в жёлтый). Из-за постепенной экспансии ваксий на Пандоре нет чёткой границы между территорией ящеров и занятой людьми.

Ситуацию усугубляет проводимая местными властями политика мира, и государственная религия колонии, отвергающая использование какого-либо оружия. Пандорцы человеческой расы хотят жить в мирном соседстве со всеми расами галактики и зонированию ареалов предпочитают инфильтрацию и объединение культур.

Информация закончилась, и Лида поняла, что окончательно проснулась. И тут же над головой возник свет - открылся выход. Рука сама надавила кнопку, и тело воспарило в невесомости. Лида оттолкнулась ногами, и вылетела из тесной капсулы. Точно так же из соседних появлялись другие пилоты, и широкий проём вскоре заполнился массой народа.

Все получили ту ж самую инструкцию, и ребята дружно направились в сторону белой стены. Там поджидал майор Шульц. Лида обратила внимание, что отсеки напротив открыты. Значит, солдаты, занимавшие ячейки, проснулись и отбыли раньше.

-Шеф, привет, - возник рядом Борис.

-Лида, как спалось? – с другой стороны объявился Терри. Последние дни в учебке ребята всегда находились рядом, и Лида успела к ним привыкнуть.

-Всё отлично, - усмехнулась она. - Просто не верится, что проспала целый месяц.

-Точно, - отозвался Терри, и начал рассказывать какой-то то ли сон, то ли явь, после пробуждения стоявший у него перед глазами.

Паря в невесомости, Лида шевелила руками и ногами. Всё в порядке. Тут же вспомнилось, как точно так же прибыла когда-то к Арктуру. И там тоже не ощущала каких-то неудобств. Технология межзвёздных перелётов отлажена до совершенства, и каждый этап продуман до мелочей, чтобы не представлял угрозы для жизни и обеспечивал комфортное состояние.

Лишь одно вносило в душу небольшое смятение – осознание, что мир без тебя прожил целый месяц. Какие события произошли за это время? Что с семьёй? С Галактикой? Теперь предстоит по-новому вживаться в реальность и навёрстывать упущенное.

Молодые пилоты оставили учебную часть в парадных костюмах, в которых принимали присягу. И в них же прибыли на Пандору. Таковы правила Легиона. В каждом боевом подразделении, в зависимости от рода войск, пилотам выдадут соответствующие комбинезоны. Ребята ещё не знали, куда именно попадут. Всё решается на Пандоре, в штабе Космического Легиона. Затем сюда и прилетели.

-Сержанты, ко мне, - скомандовал Шульц. И Лида устремилась вперёд. Майор разбил пилотов на четыре группы по двадцать человек, поставив сержантов во главе каждой. А затем через отдельные выходы подразделения направились для посадки в шаттлы. Несколько шлюзовых перегородок, и пилоты оказались в салоне с креслами. Значит, уже на шаттле. Корабли имеют одинаковый дизайн, и полное отсутствие иллюминаторов. Так что переход с одного корабля на другой остался практически незаметен.

 

Лида встретилась с Пандорой в жаркий полдень. Серо-голубое небо, два солнца над головой и необычный запах, кстати, довольно неприятный. Лида поморщилась.

-Да, пахнет здесь не очень, - поддержал Йоми Сунави. – Всё дело в ваксиях.

-Откуда ты знаешь? – удивился Терри.

-Читал. Нам не показали в ознакомительном ролике хозяйства ящеров. Дело в том, что ваксии заболачивают местность. Представляешь, целые континенты болот. Отсюда и «волшебный» аромат.

Космодром на Пандоре - сплошной бурый камень, идеально отшлифованный, вероятно, постоянно дующими ветрами. Нигде и намёка на растительность. С одной стороны далёкий горный хребет, скрывающий макушки под облаками, а с другой на горизонте синева океана. Вокруг множество кораблей разных конструкций. В большинстве незнакомых. А так же многоэтажные штабеля контейнеров с вышками кранов. Около них, будто муравьи, снуют люди. Пространство наполнено техникой. К звездолётам подлетают вертолёты и шаттлы, вероятно, подвозя грузы. И создаётся впечатление, что видишь сюрреалистический город с оригинальной футуристической архитектурой.

Покинув шаттлы, пилоты выстроились по группам, назначенным Шульцем ещё на орбите. Во главе каждой сержант.

-Пилоты, - обратился майор через громкоговоритель. Из-за сильного ветра Шульц придерживал берет рукой. Впрочем, как и остальные.

-Пилоты, сейчас мы направимся в главный штаб Космического Легиона, где вы получите назначение в боевые подразделения. Соблюдайте дисциплину и субординацию. Как вы увидели из обзорного ролика, на Пандоре сейчас кризис. Ваксии хотят отобрать у нас планету, и предпринимают различные действия, направленные на ослабление влияния Земли. Поэтому советую не поддаваться на провокации, и не забывать, что жители Пандоры весьма коварны и изобретательны. А сейчас на-пра-во. Сержанты, занимайте каждый свой транспорт.

Ветер, казалось, усиливается с каждой секундой. И пилоты, сгибаясь от порывов, бегом направились к ожидающим на посадочном поле аэробусам. Такие же Легион использует и на Земле. Но там техника новее и чище. Значит, на планете дела обстоят действительно не лучшим образом.

Лида оказалась старшей по званию в аэробусе, и внимательно следила за курсантами, занимающими места. И когда последний, двадцатый, вошёл в салон, дала пилоту разрешение на взлёт.

Аэробус быстро промчался над горным хребтом, заросшим непривычной серой растительностью, и направился к небольшому городку, раскинувшемуся на берегу озера. Лида с интересом рассматривала Пандору. Всегда интересно увидеть новое. Потому люди и отправляются в путешествия. А тут неведомый загадочный мир, так непохожий на Землю.

Каждая планета имеет нечто своё особенное и неповторимое. Как помнила Лида, Арктур III совсем другой, чем, к примеру, Земля. И Пандора так же сильно отличается от других миров. Вроде бы везде есть горы, и леса, и реки. Но рельефы планеты Лидия никогда не спутаешь с земными, или пандорскими. Очертания, цвет, некие неуловимые особенности накладывают свои оригинальные черты. А ещё облака и дымка в воздухе.

-Столица Пандоры город Кентаврбург, - сообщил пилот аэробуса, заходя на посадку. – Самый большой город на планете. Население примерно триста тысяч человек. Здесь проживают в основном служащие штаба Космического Легиона вместе с семьями. Местное население предпочитает селиться отдельными хуторами.

Неширокие улочки небольшого горного городка причудливо извиваются в соответствии с рельефом. Две реки несут воды с гор к небольшому озеру, вокруг которого расположилась столица планеты.

-Здесь очень сильные ветра, - сказал Йоми Сунави, занимавший соседнее кресло. Лиде нравился смышлёный эрудированный парень, и они частенько беседовали обо всём на свете. – Поэтому столицу и построили в затишном ущелье. Знаешь, на каждой планете особые условия проживания. И от них в большой степени зависит и количество жителей, и характер расселения.

-И какие же условия влияют на эту планету? – поинтересовался сидевший на заднем сидении Терри. Ещё в учебке ребята звена привыкли держаться вместе. А лидерство Лиды воспринималось как должное.

-Существует много разных причин, - ответил Йоми. - К примеру, на Пандору огромное влияние оказывает вторая звезда парной системы αЦетавра А, называемая Ригель. А так же тусклый красный карлик Проксима Центавра, или Толиман, расположенный гораздо дальше. Примерно раз в восемьдесят лет Пандора оказывается между Ригелем и своим солнцем Бунгула. В эти годы планета воистину превращается в ад, когда происходят сильнейшие землетрясения, океаны выходят из берегов, и стремятся всё уничтожить. А ещё иногда происходят выбросы энергии с Толимана. А так же приближение к Бунгулу. И тогда целые годы Пандора трясётся и штормит.

-Да, здесь не райский сад, - выдохнула Лида.

-Главное - здесь можно жить. Ну, и полезных ископаемых на Пандоре немало.

Вскоре аэробус приземлился на небольшой площади, размером с плац учебки. Но из-за особенностей рельефа для Кентаврбурга та казалась огромной. Ребята покинули аэробус, в предвкушении встречи с новым миром. Здесь тихо, не то, что на космодроме. И даже запах более приятный. Или успели привыкнуть к местным ароматам.

Сойдя на землю, Лида осмотрелась. Честно говоря, Пандора на космодроме как-то не приглянулась. Слишком какая-то суровая и неприветливая. Да и здесь первое впечатление не очень. А душу охватила непонятная тревога.

Здания Кентаврбурга имеют четыре-пять этажей без каких-либо декоров и украшений. Кажется, жители не любят свой город. Всё серое, долгое время простоявшее без ремонта. Пыль гуляет по улицам и чувствует себя настоящей хозяйкой. Деревья чахлые, почти без листвы, газоны вытоптаны, на полностью закрытых окнах глухие жалюзи. Улицы пустые. Не бегают дети, не гуляют мамы с колясками. Даже животных нет. Где жизнь? Кажется, вся осталась за пределами искусственной среды города в окружающих лесах.

Выстроившись, пилоты направились за майором. На выходе с площади строй окружили десантники в боевых костюмах с оружием в руках. Таких Лида видела лишь на картинках. Закованные в чёрную броню и превышающие человека примерно в два раза, десантники выглядят как настоящие роботы. А каждый шаг отдаётся лёгкой вибрацией. Для чего здесь броня? – удивилась Лида, но вслух не спешила высказываться. В Легионе просто так ничего не делается. И, если закованные в броню вооружённые десантники охраняют группу вновь прибывших, значит, на то есть причины. И вскоре всё прояснилось.

-Солдаты Земли, убирайтесь с нашей планеты! – неожиданно раздалось из боковой улицы, и оттуда вывалила орава мужчин в масках. На первый взгляд, не менее пятидесяти человек, одетых в чёрную кожу. В руках местные жители держат биты и угрожающе размахивают ими. – Оставьте Пандору в покое. Выметайтесь отсюда.

-Граждане, не приближайтесь к солдатам, - раздался из громкоговорителя властный голос, видимо, старшего группы десантников. - Вы являетесь нарушителями общественного порядка, и к вам, в случае неповиновения, применят силу. Против нападающих будет открыт огонь на поражение.

Спокойный властный тон заявления, похоже, оказался неожиданным, и подействовал отрезвляюще на горячие мужские головы. Те остановились, но продолжали выкрикивать лозунги:

-Мы мирные люди. Нам армия ни к чему. Убирайтесь, откуда прилетели. Дайте нам жить спокойно, - орали мужчины.

Лида удивлённо смотрела на происходящее. Впрочем, как и остальные ребята. Курсанты учились в Космическом Легионе защищать Федерацию от чужих. А здесь такой приём от сородичей. И уж мирными этих людей точно не назовёшь. Палка в умелых руках весьма грозное оружие. Видимо, из-за таких молодчиков столица и имеет неприглядный вид.

Солдаты неспешно прошли мимо разъярённых мужчин, выразительно покачивающих биты и орущих лозунги. На бронированный десант местные бойцы не решились нападать. Но и расходиться не собирались.

Лида рассматривала пандорцев в промежутках между десантниками. И увидела в глазах столько ненависти и жажды убийства, словно то не люди, а голодные дикие звери, алкающие растерзать жертву и вонзить зубы в горячую плоть. Что могло так озлобить пандорцев? И тут же подумала, что мужчины ведут себя не совсем адекватно. Да и глаза у них не разумных людей, а одурманенных наркоманов.

Когда эскорт миновал бойцов, те двинулись следом. Что-то назревает, - решила Лида, оглядываясь назад. И не ошиблась. Через несколько кварталов из-за изгиба улицы показалась новая группа местных жителей. Но здесь шли женщины с детьми. Тоже не менее пятидесяти человек. На всех не то серые платья, не то рясы. В руках плакаты. «Мы хотим жить мирно» - написано на транспарантах. «Нам не нужна армия». «Планета Пандора оплот мира и добра». «Чужаки убирайтесь отсюда».

Лида заметила, что впереди толпы шествуют две женщины в чёрных одеяниях. Видны лишь глаза да нос. Похожи на монашек. Помнится, в обзорном ролике упоминалось о роли религии в местной политике. Видимо, не зря. И, похоже, именно монашки ведут за собой остальных.

Процессии сближаются. Что же будет? – гадала Лида, предчувствуя надвигающуюся беду. Не ожидала нечто подобное увидеть возле главного штаба Легиона, отвечающего за безопасность освоенного человечеством космоса. Понимают ли эти люди по-настоящему, что затевают в самом центре обороны Федерации? За сколько миллиардов человеческих жизней несут ответственность высшие офицеры Космического Легиона? Почему вообще здесь такое происходят?

Ребята занервничали. Пилоты не готовились воевать с согражданами. Да и чем? Выданные бластеры не боевое оружие, а средство обороны.

Процессия женщин перегородила улицу, и солдаты оказались в западне. По краям высокие стены зданий, а впереди и сзади пандорцы, не дающие пройти. Лида видела, что некоторые женщины пришли с детьми. Мамаши держат на руках грудничков, но полны решимости изгнать с планеты солдат Федерации.

-Рота, стоять, - гаркнул Шульц. Пилоты и сопровождавший десант выполнили команду, и две группы людей замерли напротив друг друга. Сзади раздавались крики вооружённых мужчин. Напряжение постепенно нарастало. И Лида начала ощущать на себе буквально физическое воздействия усиливающегося негатива, переходящего в страх. Ребята тоже проявляли нервозность, и даже признаки лёгкой паники. Что происходит?

-Солдаты, не поддавайтесь провокациям, - напомнил майор в громкоговоритель. Затем сделал два шага вперёд и обратился к женщинам.

-Жители Пандоры, вы мешаете воинскому контингенту выполнять свои обязанности. Разойдитесь и дайте нам пройти.

-Солдаты, убирайтесь с Пандоры! – закричали в ответ женщины. – Мы не хотим воевать. Нам не нужны войска. Дайте нам жить спокойно. Мы хотим растить наших детей в мире и галактической любви. Солдаты, убирайтесь с Пандоры. Наша планета мирная и свободная.

Десантники, шедшие параллельно молодым пилотам, разделились. Часть прошла вперёд и сомкнула бронированные костюмы так, что между ними не пролезет ни один человек. Оставшиеся тоже самое проделали сзади. Пилоты оказались защищены с двух сторон. А по бокам стены пятиэтажных зданий с наглухо закрытыми окнами. Лида вглядывалась в них, надеясь увидеть хоть одно лицо. Но дома производят впечатление мёртвых. Словно здесь давно никто не живёт.

Лида ощущала нарастающий страх. Будто кто-то умышленно насылает волны негатива. Ребята держались, но глаза стекленели, дыхание учащалось, конечности непроизвольно подёргивались. Явно какая-то психическая атака.

Видимо, на пандорских женщин так же оказывалось некое воздействие, поскольку те неожиданно сорвались с места и бросились на солдат. Лида наблюдала за ними сквозь редкие щели в броне. Врезавшись в десантников, поток разъярённых фурий словно напоролся на каменную стену. Тоже самое происходит и сзади. Мужчины с битами так же обрушились на солдат.

Теперь стало понятно, для чего десантники одели бронированные костюмы, управляемые встроенными двигателями. Кто-то из вышестоящего начальства, видимо, предчувствовал, чем может всё обернуться, и подготовился к худшему. Такие костюмы десантников применяются на враждебных планетах, где местная фауна весьма агрессивна. А так же для боевых действий в мирах, лишённых атмосферы. На истребителях даже имеются специальные крепления для таких скафандров, чтобы перебрасывать бойцов через открытое космическое пространство. Закованный в броню десантник не очень поворотлив, но устоит, даже если в него врежется грузовик.

Наскакивая на солдат, женщины истерично визжали. Лида неожиданно увидела поразительную вещь. Оказывается, у протестующих в руках не груднички, а завёрнутые в одеяла биты и палки. Отшвырнув ткань, женщины принялись избивать ими солдат. Но это всё равно, что пытаться соломинкой убить бегемота. Страшно подумать, что случилось бы, если б не бронированные костюмы. Молодых неподготовленных ребят, едва закончивших учебку, просто убили бы. Да и десантников без брони напирающая толпа смяла бы. Нападающие явно не домохозяйки робкого десятка.

Лида чувствовала, что скоро не выдержит, и сама бросится в атаку. Психологическое воздействие всё усиливалось. Нападающие теперь не скандировали, а просто визжали.

С трудом превозмогая всё усиливающуюся головную боль, Лида подошла к майору.

-Нужно что-то делать, - проскрежетала, едва выговаривая слова.

-Видела? - указал Шульц вверх. Лида подняла голову и открыла рот. В небе завис с десяток летающих аппаратов. – Там камеры. Акция тщательно подготовлена и спланирована. И любое наше действие увидит весь мир. Тупик. Если мы отступим, нас будут гнать и бить. Если применим силу, то вся Галактика обвинит Легион в геноциде и уничтожении собственного мирного населения. Очень грязная политика.

-Раньше такое случалось?

-Нет, сегодня впервые. Обычно пандорцы устраивали сидячие забастовки.

-Но откуда исходит психическое воздействие?

-Что вы имеете в виду?

-Страх. Кто насылает на нас ужас, и пытается вызвать панику?

-Я ничего не чувствую, - удивился майор. – Ну, волнение есть.

-Посмотрите на солдат. Ребята напуганы. Как преподаватель, я изучала психологию, и по всем признакам наблюдаю сейчас нарастающую панику. Через несколько минут вся эта орава молодёжи начнёт метаться, выпучив глаза. А то ещё и перестреляют друг друга.

-Вы правы, - кивнул майор, и скомандовал в громкоговоритель. – Внимание, пилоты, спрятать личное оружие в кобуры. Сержанты, проследить за рядовыми.

Лида отвлеклась, чтобы выполнить поставленную задачу. Хорошо рядом есть ребята звена. Они привыкли доверять Лиде, и всегда помогали. К тому же Терри по окончании учебки получил капрала.

К Шульцу подошёл закованный в броню десантник, и Лида тут же оказалась рядом. В своём костюме тот возвышался на целых два корпуса. Откинув с лица щиток, воин наклонился и посмотрел в глаза майору.

-Капитан Генри Миллер, спецвойска Легиона. Майор, как старший по званию и отвечающий за доставку пилотов в генштаб, вы обязаны принять решение. Что нам делать? В броне мы простоим хоть два дня. Единственное неудобство – тела затекают от обездвиженности. Но вы столько не выдержите.

-Нужно уводить людей, - озабоченно кивнул майор.

-И вот что ещё вы должны увидеть, - сказал капитан, бросив суровый взгляд на стоявшего рядом сержанта. Миллер извлёк планшет из бронированного сейфа, расположенного на ноге, и протянул майору.

-Экран настроен на инфракрасный диапазон, - сказал капитан. – Посмотрите на второй этаж.

Лида из-за плеча майора всмотрелась в экран и тоже увидела. Там, где указал капитан, на втором этаже здания, расположенного за рядами десантников, в открытом окне стоит чужой. Огромный ящер пристально смотрит на женщин, беснующихся возле солдат, закованных в броню. Но в реальности глаза ничего не видят. Там просто закупоренное окно.

-Ящер каким-то образом гипнотизирует людей, - сказала Лида.

-Похоже, - кивнул майор, и затем обратился к десантнику. – Капитан, нужно ликвидировать чужака. Посмотрим, что будет дальше. И просканируйте улицу позади мужчин. Возможно, и там стоит такой же красавчик. Тогда желательно ваксий убрать одновременно.

-Всё понял. Сделаем, - кивнул десантник и, закрыв шлем, направился к солдатам, охранявшим тыл.

-Что происходит? – допытывалась Лида, сжимая виски руками. Боль всё усиливается.

-Мирный захват планеты, - ответил майор, пристально вглядываясь в толпу. Похоже, тот вообще не чувствует психологического воздействия. – Я полагаю, ваксии берут людей под контроль, и так расчищают себе территорию. Жалко, раньше мы не заметили. Тогда развитие здесь пошло бы в ином направлении. И Пандора осталась бы у нашей расы.

Лида вспомнила остекленевшие глаза мужчин пандорцев. И в голове начала выстраиваться стройная картина происходящего. Людей опаивают каким-то наркотиком, чтобы подавить волю, и затем ваксии с помощью гипноза управляют послушными человеческими массами.

-Капитан Миллер, вы сообщили в штаб о происходящем? – спросил майор через оставленный планшет.

-Так точно, - пришёл ответ. – Сразу же. Из штаба в нашу сторону направляются два отряда с обеих сторон. Нужно подождать. Десантники заблокируют мятежников.

-Боюсь, у нас нет времени. Солдаты начали паниковать.

Лида обернулась, и увидела, что многие ребята, схватившись за головы, присели на корточки. А иные принялись метаться от одной стены к другой. На каждого человека психическое воздействие сказывается по разному. А ведь ребята ничем не опоены. Хотя, возможно, неустоявшаяся психика молодых людей так же легко поддаётся внушению. А ещё пилоты едва вышли из месячного анабиоза.

Звено Лиды, с кем летала ещё на Луне, собралось за спиной. Но ребята едва держатся.

-Капитан, вы можете убрать камеры, что висят над нашими головами? – спросил майор.

-Камеры отключены, - сказал капитан. – Мы блокировали всю электронику в районе. Камеры подвешены на тросах, потому и не падают. Сигнал оттуда не поступает. Но некоторые парят довольно высоко и недоступны нашим контрмерам. Майор, мы действительно обнаружили ваксию, контролирующего мужчин.

-Убрать обоих, - скомандовал Шульц. И буквально в следующий миг Лида увидела чудо. Из наглухо закрытого окна выпало тело огромного ящера. Ваксия словно возник из пустоты. Но иллюзия закрытого окна не прошла. Видимо, там используется ещё какая-то техника.

Выпавший ящер упал на женщин и, наверное, придавил несколько. В тот же миг психическое воздействие исчезло, и Лида почувствовала облегчение. Голова ещё болела, но уже ничто не давит. И ребята начали приходить в себя.

Лида обернулась. К сожалению, в тылу сквозь ряды десантников ничего не видно. Мужчины продолжали кричать и молотить палками по броне, но шума стало заметно меньше. Да и в рядах женщин поубавилось криков.

-Дайте громкоговоритель, - протянула Лида руку.

-Что вы хотите? – поинтересовался Шульц.

-Поговорить с женщинами.

-Держите, - майор тут же протянул маленькое устройство размером с карманный фонарик.

Лида подошла к выстроившимся в ряд десантникам. Сквозь щели между бронированными костюмами мелькали руки с палками и сжатыми кулаками, пялились озлобленные глаза и в крике раззевались рты. Но среди общего шума ничего не слышно. Что кричат? Чего хотят? За что борются?

-Женщины! – разнёсся усиленный аппаратурой голос. Лида привыкла выступать перед студентами, и не боялась стоять перед аудиторией. Но сейчас голос прозвучал неожиданно громко. Казалось, речь звучит прямо из стен.

-Женщины Пандоры! Я люблю вас. Я желаю вам мира, и спокойствия, и счастья. Я хочу, чтобы ваши дети были здоровые и радостные. Я желаю, чтобы вас любили мужья, а родители помогали мудрыми советами. Мир и покой нужен всем нам. Каждая из нас мечтает о счастье возле любимого и о детях. Мы должны быть сильны и мудры, и оберегать наши дома и семьи. Где ваши дома, женщины Пандоры? Где ваши дети? Где ваши любимые? Вспомните о них. Идите сейчас к ним. Обнимите детей, скажите, как вы любите их. Отдайте им то, в чём мы сами так нуждаемся – любовь. И она возвратится к вам сторицей.

Лида говорила воодушевлённо, и настолько прониклась эмоциями, что на глазах заблестели слёзы, а голос вибрировал на грани срыва. Но продолжала, ибо уловила, что настал переломный момент. Нужно мирно завершить выступления граждан, и не доводить до кровопролития. Хотя десантник и сказал, что камеры отключили, но Лида видела до сих пор работающее устройство, имитирующее закрытое окно. А значит, не всё оборудование блокировано.

Рядом чиркнуло по покрытию. Лида не придала тому значения, но в следующий миг оказалась на бетоне, придавленная кем-то тяжёлым.

-Лежи, - рявкнул майор, прикрыв собой. – Лежи, в тебя стреляют. Я ещё удивляюсь, как снайпер мог промахнуться.

-В меня стреляют? – удивилась Лида, пытаясь высвободиться. Но под тяжёлым мужчиной не могла даже пошевельнуться, да и перевести дыхание.

-Ты молодец, сержант, - продолжил Шульц. – Нашла правильные слова, и женщины словно очнулись и начали расходиться. Крики заметно утихли. Потому и выстрелили в тебя.

И тут Лида ощутила, как тело начало трясти. Видимо, накопившееся эмоциональное напряжение всё же прорвалось наружу. Очень тяжело быть сильной. А я маленькая слабая женщина. Слёзы покатились из глаз, и Лида заревела.

Вокруг потемнело. Лида решила, что нашла туча. Но, подняв глаза, увидела, что её тесно обступили пилоты звена. Ребята закрыли собой командира. И майор отпустил Лиду.

А потом накатила тишина. Крики вмиг стихли.

-Пришли десантники, - произнёс Шульц, и тут же вскрикнул: - Ой.

Лида поднялась, и увидела, что по ноге майора течёт кровь.

-Вас ранило.

-А, пустяки, - отмахнулся Шульц. – Не впервой.

И тут же зашатался. А в следующее мгновение, побледнев и осунувшись, рухнул без сознания. Но ведь пандорцы мирные люди и не имеют оружия – пронеслось в голове. Кто же тогда стрелял? Да какое имеет значение.

Однажды Лида с одноклассниками находилась в походе по горам. Ничто не предвещало беду. Но, как оказалось, тот год выдался слишком жарким, пересохли водоёмы, и змеи начали активно охотиться. На одном из привалов измождённые уставшие путники разбрелись в разные стороны. И путешествующего по высокой траве мальчика неожиданно ужалила змея. Нога тут же начала распухать. Парню наложили жгут, и лишь так спасли. Но конечность пришлось ампутировать. И тот давний случай по какой-то странной ассоциации выплыл из памяти.

-Терри, быстро жгут на ногу, - распорядилась Лида, едва тело Шульца коснулось покрытия. – Выше раны, да посильнее. Майору попали в ногу и, видимо, там какой-то яд.

Глаза заметили планшет. И, пока тянулась к прибору, наблюдала, как Терри сорвал с майора ремень. А затем вдвоём с Борисом изо-всех сил перетянули Шульцу раненную ногу.

-Капитан! - закричала Лида в устройство.

-Слушаю, - тут же отозвался десантник.

-Майора Шульца ранило. Ему требуется срочная помощь. Есть подозрения, что пуля отравлена. И осмотрите периметр. Нужно ликвидировать снайпера, открывшего по нам огонь. Меня тоже едва не задело.

-Кто говорит? – поинтересовался капитан.

-Сержант Пратт.

-Слушай меня, сержант, - раздался командирский голос. – Отступите от майора. Я сейчас его подберу. Теперь, как старший по званию, беру командование на себя. Вы сейчас не солдаты, а люди, попавшие в окружение. Сержант, всех к стенам и занять положение сидя. Так меньше вероятность попадания снайпера. Мы занимаемся поиском стрелка.

Лида встала и постаралась выполнить распоряжения капитана. Но остальные сержанты, ещё не оправившиеся от психологической атаки, не понимали, чего от них хотят. И тогда Лида снова включила громкоговоритель.

-Внимание, пилоты! Всем построиться вдоль стен и занять положение сидя.

Усиленный голос возымел действие, и ребята бросились к зданиям. Лида не отставала, и вскоре посреди улицы остался только майор.

Закованный в броню десантник подошёл к нему и осторожно взял на руки.

-Сержант Пратт, не предпринимайте никаких действий, - распорядился капитан. – Снайпер ликвидирован. Два прибывших взвода десантников полностью взяли под контроль периметр, и скоро вас доставят в штаб. Здесь идти недалеко. Примерно километр.

А потом капитан с раненным майором на руках неожиданно подпрыгнул метров на пять вверх и, оказавшись по другую сторону десантников, умчался к штабу.

-Ого! - выдохнул Терри. – Если б своими глазами не увидел возможностей бронированного костюма, ни за что не поверил бы.

Лида прислонилась к камню и расслабилась. А что оставалось делать? Молодые пилоты сидели вдоль стен и растеряно глазели по сторонам. Десантники всё так же перекрывали улицу. И вокруг царит божественная тишина.

Лида вспомнила выступление Шульца перед отбытием с Земли. Он тогда говорил: наслаждайтесь мирной тишиной. Когда начинается боевой шум, заверяю, мало интересного. У каждого мысль одна – спастись бы. И точно. После орущих мятежников, выстрелов снайпера и зашкаливающего напряжения так приятно слушать тишину, и знать, что ты в безопасности.

-Женщины ушли, - произнёс сидящий рядом Борис. – А мужчин, похоже, арестуют.

-Что женщин отпустили, правильно, - кивнула Лида. – А мужчин нужно допросить, и разобраться, кто стоит за всем этим.

-Почему ты считаешь правильным, что женщин отпустили? – поинтересовался Терри, сидевший с другой стороны. – Они ведь тоже мятежники.

-Политика, - ответила Лида.

-Сержант Пратт, - раздался голос капитана Миллера из планшета.

-Слушаю, - тут же отозвалась Лида.

-Опасность миновала. Постройте солдат в колоны для марша. Когда закончите, десантники разойдутся, и вы проследуете к Штабу. Вас будут сопровождать.

-Всё поняла. Выполняю, - ответила Лида и встала.

-Сержанты, ко мне, - скомандовала громко.

Три сержанта тут же подошли.

-Капитан десантников отдал распоряжение. Вы должны построить людей в колоны. Мы выдвигаемся к штабу. Опасность миновала.

Никто не оспаривал распоряжения сержанта. И вскоре пилоты вновь стояли в походной колоне. Лида так же построила своё подразделение и, когда закончила, оказалось, что десантники разошлись и путь к штабу свободен.

-Рота, вперёд марш, - скомандовала Лида, и первой двинулась по улице.

День всё же не обошёлся без жертв мирного населения. Когда десантники разошлись, открылась улица с лежащими на ней телами женщин. Труппы отодвинули к стенам. Когда Лида проходила мимо, то увидела жуткое зрелище. Пять женщин затоптала толпа, видимо, когда процессия кинулась на солдат Федерации. Лучше не смотреть. Удручающее зрелище. Но, кто ответит за эти жертвы? Найдутся ли виновные, направившие мирных людей на штурм десантников?

Немного поодаль лежит тело ваксии, раза в два превышавшего рост человека. Пол головы чудовища снесено прямым выстрелом лазера. Как объяснить присутствие ящера, как не участием в акции, направленной против солдат Федерации? Пусть о них думают те, кому положено, - решила Лида. – Это не моя война, и не мои проблемы.

Напротив лежащего ваксии ступенями уходит небольшая улочка. По ней удалились женщины, принимавшие участие в беспорядках. Немного поодаль вторая шеренга облачённых в броню десантников. Когда пилоты сравнялись с ними, солдаты двинулись параллельно колонам.

До военного городка оказалось действительно недалеко - пять минут хода. Огороженная металлическим забором территория притягивает взгляд пышной яркой зеленью. Там словно начинается совсем иной мир. Лида заметила матерей с колясками. Дети постарше играют в свои игры. И душа сразу же потянулась туда. Вот за что должны сражаться воины Легиона со всеми другими расами галактики. За этот великолепный пейзаж, за безопасность и тишину, за мир, где можно растить здоровых детей. И такие истины начинаешь понимать, лишь осознав, что всего этого может не быть.

 

Офицеры встретили молодых пилотов. Лиду сразу вызвали в штаб, а остальных солдат повели в спальные корпуса.

И потянулись томительные дни разбирательств. Лида по нескольку раз в день рассказывала свою историю. То высшим чинам, то психологам, то разведке. Изучались записи видеокамер, анализировались поступки офицеров. Дотошно, до мелочей, просчитывалась адекватность отдаваемых приказов. Словно Лида в тот момент имела перед собой готовый сценарий, и не могла ни на шаг отступить от него. Лишь потом дошло, что вычислялись слабые места, где местные политики могли бы обвинить Легион. К счастью, таких не оказалось.

Кентаврбург после инцидента полностью заблокировали. Местные жители не признают главенство Федерации, а привыкшим жить в сельской местности пандорцам столица ни к чему. Семьи офицеров вздохнули спокойнее, и мамаши с детьми всё меньше стали приходить гулять в военный городок. Лиду поселили отдельно от солдат в офицерском отеле, и каждый день, проходя по территории штаба, видела происходящие изменения.

Майор впал в кому. Лиде сказали, что благодаря своевременным правильным действиям на месте Шульца удалось спасти. В пуле действительно содержался яд. И небольшая доза, попав в кровоток организма, парализовала многие органы. Но жгут не дал большего притока токсина, и сердце с мозгом выдержали. Теперь майору предстоит долгий путь реабилитации.

Лида со страхом думала, что то же самое могло случиться и с ней. Ведь снайпер вначале стрелял в женщину, взявшую в руки громкоговоритель. И чудом промахнулся. А майору досталась вторая пуля. И то, скорее всего, снайпер целился снова в неё, а Шульц оказался на пути. Сообразил бы тогда кто-нибудь сразу же наложить жгут? Может, и нет. И путешествие Лиды на Арктур могло закончиться, так и не начавшись. Вот так судьба может связать жизни двух совершенно разных людей. И теперь Лида чувствовала себя в долгу перед Карлом Шульцем. Создавалось впечатление, что в некой игре, где ставка жизнь, майор решил пулю забрать себе. А третьего варианта, где никто не пострадал, просто не существовало.

Неделя в генеральном штабе пролетела как один день. И сегодня подозрительно тихо. Вчера поздно вечером, когда закончился очередной раунд перетирания событий дня инцидента, как теперь условно называли дату прибытия молодых пилотов, Лида получила распоряжение с утра явиться в приёмную командующего аналитической службой Легиона, а попросту разведки. И вот, представившись дежурному лейтенанту, теперь откровенно скучала. До сих пор никто не вышел к ней. Может, и к лучшему. До чёртиков надоело переливать из пустого в порожнее, высмактывая из пальца различные «может быть» и «а если бы».

Лида села в пол оборота к дежурному и через прозрачную стену залюбовалась великолепным видом окружающих гор. Живописные контуры вершин заставляют душу трепетать и наполняют чем-то приятным. Раньше Лида не понимала людей, коллекционирующих пейзажи разных планет. Но теперь и сама присоединилась бы к ним. Величайший архитектор мира – природа, за века создаёт воистину гениальные шедевры, так восхищающие открытые к прекрасному души. И эта волшебная игра света на полотне склонов гор навсегда останется в памяти, как нечто замечательное и неповторимое.

Вдоволь налюбовавшись живописным пейзажем, Лида повернулась к дежурному офицеру. Просторный вестибюль штаба, заставленный множеством растений, привезённых с Земли, выглядит довольно уютно. Словно здесь и не военное заведение, а великолепный тропический сад. Монстеры, филодендроны, сциндапсусы, пальмы, диффенбахии, аглоанемы, маранты – пышные и ухоженные, заполняют помещение, образуя необыкновенную гармонию и наполняя душу радостью. Лишь офицер за стойкой в дальнем конце холла напоминает, где находишься.

За спиной дежурного огромный, примерно два на три метра информационный экран. По нему постоянно бегут строки новостей, стекающихся из всех точек Федерации, и Лида от скуки начала проглядывать сводки.

 

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

 

На орбите планеты Эола (звезда Процион А) произошло столкновение крейсеров 3-го флота Космического Легиона с двумя боевыми кораблями расы ойнисов. Разрушены четыре орбитальные платформы. Погибло сорок человек. Атака отбита. Один звездолёт нападавших выведен из строя. Выжившие сдались. Второй корабль скрылся.

Возле звезды Вольф 359 (CN Льва) произошло нападение двадцати пяти боевых кораблей расы ибрисов на 143-й космический флот Легиона. Возможные действия нападавших - разведка боем. Ибрисы потеряли два корабля. Остальные покинули космическое пространство Федерации. Со стороны Легиона потерь нет.

На планете Сефия (звезда Альтаир) вторжение реглусов. Два купола оказались захвачены агрессором. Погибло девять тысяч семьдесят два шахтёра. Подоспевший 14-ый флот Легиона уничтожил шесть кораблей реглусов. Во время космического сражения в захваченные купола попали торпеды. Разрушение тридцать процентов. Требуется восстановление.

Боевые действия на планете Корона (звезда Тау Кита) продолжаются. Люди отвоёвывают у касий захваченные территории. Линия фронта сместилась на двести километров. Захватчики несут потери. 4-ый и 110-ый флота космического Легиона полностью блокировали звёздную систему.

Своевременное прибытие 9-го флота Легиона в звёздную систему Барнарда пресекло вторжение расы…

 

Лида читала сводку новостей с широко открытыми глазами. И буквально испытывала шок. Даже в учебке курсантам не давали подобной информации. А ведь прочитала новости буквально последних минут. И на экран постоянно выводятся новые сообщения.

Гражданам Федерации, как правило, не доводится информация о военных конфликтах на других колониях, и у землян, как, вероятно, и у пандорцев, складывается впечатление, что космос мирный и дружелюбный. В Галактике живут ангелы с крыльями, постоянно заботящиеся лишь о том, чтобы всем стало хорошо. И лишь человечество погрязло в грехах.

На самом же деле космос населён существами, только и мечтающими, как бы поживиться за чужой счёт, и присвоить то, что другие не могут отстоять и защитить. Хоть та же Пандора. Ваксии, под самым носом у космического Легиона, не один год проводят хитроумную политику мирной экспансии и постепенно отвоёвывают у одурманенных религией людей всё новые территории. И разве местные жители задумываются о происходящем? Как бы не так. Догма превыше всего. И если пандорцам скажут вешаться в угоду своим вымышленным богам, а на деле скрывающимся под этим удобным символом ваксий, так и сделают. Человечество вымрет, а новые хозяева заселят все континенты и будут продолжать свою экспансию и дальше, перекинувшись на другие планеты Федерации.

Лида отвлеклась на свои мысли, и тут взгляд привлекло знакомое слово – Арктур. Так, что там про него пишут? Ведь моя конечная цель именно эта планета.

 

-Воспользовавшись отсутствием вооружённых сил Легиона в системе звезды Арктур, Лигама ввела туда войска, фактически оккупировав планету Лидия. И хотя Федерация объявила галактическому сообществу о своих правах на эту систему, гурулы полностью игнорировали все международные законы.

 

Шок. Лида так расстроилась, что едва не разрыдалась. Неужели всё закончилось? Но ведь там мой ребёнок. Что же теперь делать? Я перевернула свою жизнь, столько выстрадала, пошла наперекор всему. И вот новое препятствие. Кажется, всё против моей встречи с сыном. В процессе борьбы за свою мечту получила лишь новое препятствие. Тупик.

Лида видела гурулов лишь на картинках. Нечто среднее между обезьяной и пауком. Тела, напоминающие гуманоидные, покрыты чешуёй, вместо рук клешни, а на голове рогоподобные отростки. Вторая пара рук, снабжённых перепонками, как у лягушек, расположена немного сзади. Видимо, конечности используются для плавания, ведь гурулы амфибии, имеющие помимо лёгких ещё и жабры, и способны жить под водой. Пальцы двух ног так же снабжены перепонками. В случае опасности гурулы могут оплести врага клейким секретом, выделяемым из желез на отростках, напоминающих пальцы второй пары рук. В общем, уродливые твари.

Звонок киберфона вывел из ступора. Лида проглотила слёзы и, стараясь придать голосу твёрдость, произнесла:

-Слушаю, Терри.

-Мы отбываем, - невесело сказал тот. – А ты как? Мы ведь не виделись с дня прибытия.

-Терри, спасибо, что позвонил. Сама вспоминала вас, ребята.

-Где ты сейчас? Пропал что-то наш командир.

-Да разборки во всех инстанциях.

-Нас тоже расспрашивали – что да как. Где стояли, кто что видел, какие получали команды. И так далее. Всё оказалось настолько серьёзно. А тут ещё и ты пропала. Мы решили, что тебя арестовали из-за той речи перед местными жителями. Знаешь, честно говоря, и меня самого тогда проняло.

-Спасибо, Терри, за добрые слова.

Слышу, чем-то расстроена.

-Да нет. Просто устала. Хочется поскорее убраться отсюда.

-В общем, все наши ребята отбывают в 4-ый флот Легиона.

-Планета Корона у звезды Тау Кита.

-Ты всё знаешь? Откуда?

-На планете Корона сейчас война с расой касий. Будете там блокировать космическое пространство. Но пока не слишком распространяйся на эту тему.

-Понял, - озабочено выдохнул Терри. – Ну, а ты с нами?

-Ещё не знаю, - произнесла Лида и едва не разрыдалась. А ведь действительно, что теперь делать? Как попасть на оккупированную Лидию? Вряд ли гурулы пропустят туда человека.

-Лида, ты, в общем, пиши. У тебя есть номера киберфонов ребят. Как нам рассказали, по ним можно отправлять письма через почтовый сервер Легиона.

-Хорошо. И вы тоже пишите. Всем ребятам привет.

-Честно говоря, мы думали, что будем служить вместе. Как-то привыкли друг к другу. И командир из тебя хороший. Никто из всей учебки не имел таких результатов, как наше звено. И по балам и по общему тестированию.

-Может, ещё сведёт нас судьба. Всё, Терри, счастливого пути. Меня зовут.

-И тебе счастливого пути, - с грустью ответил тот и отключился.

Лиду действительно вызывали. Дежурный из-за стойки призывно махнул рукой.

-Сержант, - произнёс лейтенант, когда Лида подошла. – Вас ожидают в кабинете номер 32е на четвёртом этаже.

-Ясно, - кивнула Лида и направилась к лифту. Вчера целый день провела там.

 

-Входите, сержант, - разрешил знакомый голос полковника Яна Треви.

Лида толкнула дверь и замерла. Вокруг стола места оказались заняты. Тут собрались все, с кем по отдельности беседовала в предыдущие дни. В общей сложности девять человек. А во главе стола не кто иной, как сам директор разведслужбы Космического Легиона генерал Цветов Юрий Петрович. Высокий, плечистый мужчина. Так и тянет сказать – могучий. Настоящий богатырь с сединой на висках. И никакой фальши, как у адмирала Васило Креза в виде накрашенных ресниц. От всей личности генерала исходит такая властность, что от одного сурового взгляда можно свалиться замертво.

-Ну, что застыла? – усмехнулся генерал. – А я думал, ты ничего не боишься.

Лида вошла, и дверь автоматически закрылась.

-Даже и не знаю, как себя вести в столь почтенной компании, - отшутилась Лида.

-А вот это по-нашему, - кивнул генерал. – Люблю умных людей. В особенности женщин.

-Благодарю, - выдохнула Лида.

-Ну, тянуть не буду, - густым басом продолжил Юрий Петрович и встал. - Сержант Пратт, объявляю вам благодарность за находчивость в сложных условиях и за проявленную смелость, и вручаю медаль «За отвагу». Подойдите ко мне.

Лида на ватных ногах приблизилась к главному разведчику Легиона, на пол корпуса возвышающемуся над ней. Вот уж не ожидала такого развития событий. Юрий Петрович улыбнулся и, протянув руку, вручил женщине коробочку с медалью и электронный чип с подтверждающим документом.

-Служу Федерации, - по-уставному произнесла Лида, отвечая на пожатие генерала.

-Молодец, девочка, так держать, - произнёс Цветов, пока Лида возвращалась на своё место у двери.

-Лидия Викторовна, - чуть позже сказал Юрий Петрович, - как вы сами видели, мы со всех сторон изучили произошедший инцидент, и пришли к выводу, что вы действовали самым наилучшим образом. И теперь я понимаю майора Шульца, закрывшего вас собой. Таких солдат нужно беречь.

Лида тяжело вздохнула.

-Благодаря, опять-таки, вашим своевременным действиям, майор будет жить, - пробасил генерал. - Медики сделают ему новое тело. К счастью, мозг и сердце не пострадали, а остальное можно исправить.

Юрий Петрович сделал паузу, и Лида опять мысленно поблагодарила Шульца за проявленный героизм. Если бы не майор, не стояла бы сейчас здесь и не получала медаль.

-Ну, а теперь о главном, - генерал сменил тон на деловой. - Сегодня молодые пилоты отбывают в подразделения. Генеральный штаб не может долго возиться с одним инцидентом. Сержант, вы направляетесь для службы в 101-ый космический флот Легиона. Не скрою, у меня возникал соблазн оставить вас для службы в генеральном штабе. Вы очень понравились местным жителям, и они хотели бы видеть именно вас в качестве представителя Федерации на Пандоре.

У Лиды даже глаза округлились от удивления.

-Но другие местные силы рекомендуют убрать вас отсюда, - продолжил генерал. - Никто ведь из пандорцев не взял на себя ответственность за те выстрелы. А личность стрелка так и не установлена. Да и ваксии никак не проявили отношение к инциденту, словно ничего и не случилось, и не погибли сородичи. Так что неизвестная сторона может попытаться довести начатое до логичного конца. Вы понимаете, о чём я, сержант?

-Так точно, - ответила Лида.

-Ну, и молодец. Вы умная женщина, Лидия Викторовна. А по вашему досье можно написать целый роман. Но одно у меня не выходит из головы, как вы смогли отклонить пулю? Ведь стрелял профессионал. И не мог промахнуться.

-Вероятно, случай, - ответила Лида.

-И на Арктуре вам помог счастливый случай, и на лунной орбите. Не верю я в такие совпадения. Ну, да ладно. Нам нужны такие, умеющие выживать в любых обстоятельствах, бойцы. Так что, сержант, желаю вам дальнейших успехов в нелёгком ратном деле.

-Благодарю.

-И кое-что в довершение. Лидия Викторовна, я понимаю, что одной моей благодарности и медали всё-таки мало, чтобы отметить ваши заслуги. Но нам нужно, чтобы вы оказались в войсках в звании сержанта. Так что не думайте, что мы не можем достойно отблагодарить человека, проявившего мужество и хладнокровие в опасной ситуации и, возможно, спасшего множество жизней ничем не повинных людей…

Наверное, имеет в виду тех женщин, кого я попросила уйти, - подумала Лида. – Но если бы не их одурманенные наркотиком мозги, вряд ли моя речь имела такой успех.

-… а так же своей речью заявившей о гуманной политике Федерации. Думаю, пандорцы никак не ожидали услышать «я вас люблю» от солдата с Земли.

Офицеры заулыбались.

-Лидия Викторовна, мы отблагодарим вас предусмотренной в таких ситуациях премией. В ваше личное дело внесена соответствующая отметка. И когда настанет время, прежние заслуги будут учтены, и вы получите надлежащее повышение по службе.

-Благодарю. Служу Федерации, - произнесла без особого энтузиазма. Финансовая сторона всегда мало заботила Лиду. Да и не за званиями пришла в Легион.

-Всё, Лидия Викторовна, свободны. Дежурный лейтенант направит вас.

-Служу Федерации, - вытянулась в положенной стойке и, повернувшись, толкнула дверь. Честно говоря, испытала облегчение. Ведь не только сама, но и ребята думали, что арестуют. А тут наградили.

Интересно, что за 101-ый флот, куда меня направляют? Ребят то откомандировали в 4-ый. Почему меня отделили? Конечно, не хочется лететь на Тау Кита. Но и на Арктур не попадёшь.

Лида ощущала, что в жизни наступает переломный момент. Да, я сделала определённый выбор, решившись поступить на службу и приняв присягу. Но раньше, до инцидента на Пандоре, война как-то меня не сильно тревожила, и вообще казалась чем-то далёким. По-настоящему Лида жила мыслями о ребёнке, о предстоящей встрече с ним, а всё остальное воспринимала лишь как вынужденную необходимость, как трудности пути к намеченной цели. Но теперь, коснувшись жестокой реальности, неожиданно проснулась.

Лунный инцидент, конечно, потрепал нервы, но тогда Лида восприняла случившееся как неприятный эпизод. Ну, подумаешь, отсиделась в кабине до прибытия спасателей. А вот отравленная пуля, выпущенная в неё, но доставшаяся майору - настолько серьёзно, что заставляет по-новому взглянуть на свои поступки.

И неожиданно в голове пронеслась новая мысль – ХВАТИТ. Больше не хочу и не могу. Я не военный человек. Не желаю и дальше терпеть издевательства над собой. Я хочу вернуться назад, на Землю, в свою прежнюю жизнь. Вот придумала же себе приключение на голову. Если бы не та профессор из Центра искусственного оплодотворения, я ни за что не пошла бы в Легион и не полетела бы снова в космос. А может, ошиблась именно она? Все же говорили тогда, что делаю глупость. Захотелось, видишь ли, найти ребёнка. Всё ищешь лёгких путей. Роди себе ребёнка, и не ищи, чего, возможно, и нет, в космосе.

В Легион то пришла с одной целью – попасть на Арктур, а не делать военную карьеру. Мне хватало признаний и в университете. Но если в настоящее время планета Лидия находится под оккупацией гурулов, то вряд ли туда скоро полетят корабли Федерации. А значит, мне больше нечего делать в армии. Пора домой.

С такими мыслями Лида и подошла к стойке дежурного. Вот сейчас попрошу бланк на увольнение, и отправлюсь на Землю. Хватит авантюр. Если б снайпер не промахнулся, то служба и так закончилась бы. Так зачем искать новые приключения?

-Сержант, рекомендую поторопиться, - едва увидев Лиду, воскликнул дежурный лейтенант. – Вас ожидает подполковник Гэйл. Вы отбываете прямо сейчас. Вот принесли вашу дорожную сумку. Можете забрать и счастливого пути.

-Лейтенант, я хочу…, - начала Лида но, видать, не судьба.

-Сержант, следуйте за мной, - из лифта появился высокий энергичный офицер в звании подполковника и направился к выходу. И хотя Лида не успела рассмотреть мужчину, но сразу поняла - Гэйл. От личности незнакомца исходит такой мощный заряд неукротимой энергии, что ему невозможно противостоять. А тут ещё вызвали лейтенанта по киберфону, и Лида не смогла попросить бланк.

-Сержант, мы опаздываем, - поторопил голос мужчины, покидающего вестибюль.

Лида тяжело вздохнула, повернулась и, подхватив дорожную сумку, направилась к выходу. А что остаётся делать? Расстаться с армией я могу и позже. Всё равно нужно как-то улететь с Пандоры. Не оставаться же здесь. Генерал Цветов не просто так говорил о возможности повторного нападения. И хотя снайпера убили, но наверняка у таинственных заговорщиков имеются другие.

 

Пока шли по военному городку, затем по улицам столицы и даже в аэробусе, подполковник всё время разговаривал по киберфону. Лида не прислушивалась, да и мало что поняла бы из военного жаргона, изобилующего специальными терминами. Именно так разговаривают профессионалы.

Лида просто молча шла сзади, и по-новому открывала для себя Кентаврбург. И ловила себя на мысли, что попала в совсем иной город. Прямо разительные перемены по сравнению с тем, что видела неделей раньше.

Из домов исчезли глухие жалюзи, и теперь окна расцветились шторами и украсились горшочками с растениями. Улицы вымели и даже вымыли от многодневной пыли, и теперь здесь приятно гулять. Магазины раскрасились вывесками и рекламами, приглашая зайти внутрь. Цветники вскопали и даже засеяли быстрорастущими травами, начавшими всходить и радовавшими глаз зеленью. По улицам гуляют женщины с колясками. Дети и животные носятся в догонялки, и наполняют город радостными голосами. Вот жизнь, а не жалкое подобие, когда мрачные типы с дубинками грозят из-за угла.

Какие ни миролюбивые и правильные жители Пандоры со своей религией и устоями, но Лида выбирала эту жизнь. Здесь есть продолжение, в отличие от той мрачной перспективы, когда женщин заставляют якобы из благих намерений завёртывать в одеяла вместо младенцев биты и палки.

Когда аэробус взлетел, даже с воздуха чувствовалось - жизнь вернулась сюда. Лида тоже приложила руку, чтобы Кентаврбург очнулся от паралича, и радовалась этому.

-Ну что, Лидия Викторовна, пора в путь? - сказал подполковник, когда аэробус совершил посадку на поле космодрома. И лишь теперь Лида смогла рассмотреть, что Гэйлу где-то под пятьдесят. Но лицо выглядит молодо, совсем без морщин, серые глаза смотрят властно, и в то же время с юмором. А спортивная фигура так и бугрится мышцами, даже под кителем. Обворожительный мужчина.

На космодроме ничего не изменилось – ветер, бурый камень и многочисленные корабли со снующими возле них людишками-мурашами. На один из этих шаттлов сейчас грузятся ребята из учебки - с тоской подумала Лида.

Не отвечая подполковнику, встала и направилась к выходу. Мужчина внимательно посмотрел на неё и пошёл следом.

-А вы знаете, что уныние грех? – спросил подполковник, едва вышли из аэробуса. Лида не могла придумать, что ответить. Но тут на помощь явился ветер. Неожиданно резкий порыв заставил сдержать дыхание и схватиться рукой за берет всё той же неизменной парадки.

-Вперёд, - подтолкнул Гэйл в спину, и устремился к стоящему неподалёку шаттлу. Лида бежала следом, раздумывая, когда обратиться с просьбой об увольнении. Желание всё бросить и вернуться в прежнюю жизнь крепло с каждой минутой.

Вход на шаттл оказался с подветренной стороны, и по ступенькам трапа поднимались уже не спеша. Лида после бега успокоила дыхание, и мечтала сейчас лишь о душе. На Пандоре невыносимо жарко и, казалось, вся пропахла потом.

Встречающий у шлюза солдат в синем комбинезоне отдал подполковнику честь и посторонился.

-Код 777, - входя, сказал Гэйл. – С нами больше никого. Взлетаем сразу.

-Всё понял, - ответил рядовой и нажал кнопку. Толстая дверь тут же опустилась, и Пандора осталась в прошлом.

 

Глава 3. КОСМИЧЕСКИЙ БЕГУН.

 

Лида направилась в пассажирский салон и там заняла место у стены в ряду из четырёх кресел. На таком шаттле одновременно в космос может подняться тридцать человек. Эти небольшие корабли используются для перевозки людей и грузов на огромные звездолёты, парящие на орбите.

Сейчас в салоне лишь десять человек – офицеры в парадных костюмах. Пятеро из них прилетели на том же аэробусе, что и Лида, но чуть раньше добежали к шаттлу. Гэйл присоединился к ним, и между офицерами завязалась непринуждённая беседа.

Лида чувствовала себя лишней в мужском коллективе, и предпочла уединение. И всерьёз начала раздумывать, что вряд ли теперь возьмут на прежнюю должность старшего преподавателя в университете. Но у Лиды хорошие взаимоотношения как в коллективе, так и со студентами, да и научную работу никто не сделает за неё. Так что, можно попытаться всё исправить. Тем более, сейчас пора летних каникул. Можно представить, что Лидия Пратт взяла отпуск без содержания на несколько месяцев по семейным обстоятельствам, и теперь готова снова приступить к работе.

Старт немного вдавил в кресло. Иллюминаторов в салоне нет, так что приходилось слушать тело. А опытный пилот сразу определит, на какой высоте летит. И Лида ощущала нарастание перегрузки, когда шаттл проходил слои атмосферы. Столько раз сама управляла кораблями и на Земле, и на Луне. Да и на Арктуре III. Так что тело знает, что происходит снаружи.

На таких шаттлах используется антигравитация, буквально отталкивающая корабль от планеты. И потому при взлёте большой перегрузки не ощущается. А когда вышли на орбиту, состояние невесомости знакомо окрылило.

-Есть стыковка, - вскоре объявил голос, по-видимому, капитана шаттла. – Можете переходить на борт «Космического бегуна». Счастливого пути.

Не прошло и получаса. А ведь когда-то выход на орбиту считался целым событием. Но технологии продвинулись, и ныне вылететь в космос стало быстрее, чем перелететь из одного города в другой.

-Сержант, не отставайте, - раздался голос пролетающего мимо подполковника. – Вы теперь в моей команде, так что держитесь рядом.

Лида отстегнула ремни кресла и направилась следом. Офицеры летели сзади, и она успела подумать, что с такого ракурса парящая женщина должна смотреться несколько эротично. Но вот ноги притянуло к полу. Значит, на «Космическом бегуне» есть искусственная гравитация, впрочем, составляющая лишь какую-то часть от стандартной земной. Отсюда следует, что это большой звездолёт - крейсер или линкор.

В сторону отъехала панель шлюза, и за ней открылся просторный терминал.

-«Космический бегун» к взлёту готов, - доложил встречающий у входа майор в серебряном лётном комбинезоне. Лет сорока. Такой же стройный и подтянутый, как подполковник, и даже чем-то неуловимо похож на него.

-Отлично, - кивнул Гэйл. – Тогда старт. Как всегда тревожный вылет.

Затем подполковник обернулся к столпившимся за спиной офицерам и нашёл глазами Лиду.

-Старпом, разместите сержанта на двенадцатой палубе. Сопроводительные документы здесь, - протянул электронный чип. – Удачи, сержант. И не унывать.

-Есть не унывать, - попыталась улыбнуться Лида. Но настроение не то.

-Сержант, не отставайте, - сказал майор, облапив глазами женскую фигурку. Лида привыкла, и не обращала внимание на откровенные взгляды. В армии мужики всегда голодные до женского пола.

Офицеры, так же прилетевшие на шаттле, похоже, здесь не впервой. Едва подполковник двинулся вглубь корабля, те направились к стоявшему возле майора старшему лейтенанту в видеоочках. Каждый вновь прибывший давал электронный чип и тут же получал направление.

А для Лиды открылся новый мир, поскольку ничего подобного ещё не видела. Звездолёт словно из будущего технологического века. Приборов вообще не видно. А стены хоть и светло-голубого цвета, принятого в Легионе, но архитектура явно не космофлотская. Скорее можно предположить, что находишься на пассажирском лайнере, а не на военный корабль.

-Нравится? – усмехнулся майор, уловив взгляд подопечной.

-Красиво, - согласилась Лида.

-«Космический бегун» - звездолёт экспериментальной серии нового поколения. Чтобы летать на таком, нужно пройти дополнительно к общефлотской подготовке ещё годичное обучение. Но туда берут по особому конкурсу.

Завернув за угол, Лида увидела несколько человек, транспортировавших прибывшие на шаттле тележки с грузом. Все в серебристых комбинезонах, а на головах огромные очки, полностью скрывающие глаза и переходящие в наушники. Довольно непривычно, будто перед тобой не человек, а робот. При общении обычно смотришь в глаза, но если не видишь зрачков, то собеседник как-то обезличивается.

Майор надел такие же. Лида не стала задавать вопросы. Очевидно, старпом с удовольствием ответил бы, чтобы поболтать с женщиной. Но не флиртовать же с ним. Лида теперь думала о возвращении на Землю. А мечту о встрече с ребёнком постаралась засунуть поглубже, чтобы та не скребла душу.

Прозрачный лифт устремился вверх, открывая по ходу ярусы других палуб. И Лида подумала, что с удовольствием пожила бы на таком корабле. Уровни отличаются дизайном и расположением коридоров, видимо, чтобы отвечать потребностям той или иной службы. В Легионе старались максимально удовлетворить нужды специалистов. Ведь зачастую военные звездолёты удаляются от обитаемых миров на огромные расстояния и проводят в космосе целые годы. А там нужно иметь всё необходимое под рукой, ведь от этого могут зависеть жизни людей.

-Лидия Викторовна, разрешите представиться, Олег Юрьевич Дымков.

-Приятно познакомиться, - улыбнулась Лида, стараясь не смотреть на него. Видеоочки как-то обезличивают и отдаляют собеседника.

-Я так понимаю, Лидия Викторовна, вы направлены в 101-ый флот.

-Ознакомились с документами?

-Конечно, - улыбнулся мужчина. – Всегда интересно побольше узнать об очаровательной собеседнице. Знаете ли, к нам не часто заглядывают женщины. Да ещё такие красивые.

-Знаю, - кивнула Лида, не принимая комплименты. – А где приписан 101-ый?

-В космосе, - усмехнулся майор. – Знаете ли, Лидия Викторовна, в Легионе не принято спрашивать, где приписан флот. Обычно уточняют, на каких рубежах, либо в каком секторе. Хоть чему-то же должны были вас научить в учебке. Так вот, 101-ый флот в настоящее время направляется в сектор Волопаса. Мы как раз летим в ту сторону, и, видимо, потому капитан взялся подвезти вас.

У Лиды неожиданно поднялось настроение. А некий тонкий голосок внутри словно пропел - ведь это же в сторону Арктура. Может, ещё не всё потеряно? Но тут же осадила себя – там гурулы.

-Так подполковник Гэйл капитан «Космического бегуна»? – уточнила Лида.

-Так точно. Замечу, один из лучших капитанов. И очень хороший человек.

-А к какому флоту относится «Космический бегун»?

-Вы хоть и красивая женщина, Лидия Викторовна, но на некоторые вопросы в военной среде не принято отвечать.

-Ясно. Значит, спецподразделения.

-Не повезло вам, сержант, - заметил майор, уходя от предыдущей темы.

-Почему?

-Не является большим секретом, что Лигама вторглась в систему Арктура, официально заявленную, как территория Федерации. Там назревает война. Люди не отдадут пригодный для жизни мир. Тем более такой, как Лидия, где можно жить без длительного периода адаптации, а также без масок и куполов.

-Точно, - кивнула Лида. – А когда начнётся война?

-Кто же знает. Но то, что будет, гарантирую. Сейчас туда стягиваются большие силы Федерации. Дело в том, что гурулы, как саранча, не удовлетворяются малым, а хотят ухватить побольше. И в 101-ом вы попадёте в самую мясорубку. Ведь пилот истребителя самая востребованная, но и рисковая профессия. Я не первый год летаю, вот, дослужился до старпома, так что много чего повидал.

Лифт остановился, и прозрачная дверь скользнула вверх.

-Приехали, - выдохнул майор.

Вскоре Лида разместилась в индивидуальной каюте размером едва не с оставленную на Земле квартиру. Есть даже индивидуальный санузел и робот-повар.

-Нравится? – усмехнулся майор.

-Здорово, - улыбнулась Лида. – Но такие огромные апартаменты на военном корабле, не слишком ли большая роскошь? Тем более для простого сержанта.

-Это корабль-трансформер, - пояснил майор. – При необходимости все помещения можно переделать под любую конфигурацию. И эта называется «гостиная для почётных гостей». Для единственной женщины, впервые попавшей к нам на борт, сам капитан распорядился выделить лучшие апартаменты. Так что размещайтесь и чувствуйте себя как дома. Поверьте, в 101-ом условия не такие.

-А где анабиозная камера?

-На «Космическом бегуне» не требуется засыпать на месяцы.

-Неужели вы летаете на таких скоростях, что полёт укладывается в дни, а не месяцы? – удивилась Лида.

-Мы не летаем, - усмехнулся майор, - а перемещаемся. Всё. Мне пора. Вызывают. Я рал нашему знакомству, Лидия Викторовна. Может, ещё увидимся.

-От старпома, уверена, никуда не скроешься.

-Точно. Ну, тогда до встречи.

 

-Сержант Пратт, - раздалось откуда-то из стены, безжалостно вырывая из сладостных объятий Морфея.

-Слушаю, - тут же подскочила на кровати.

Расставшись с майором, Лида приняла настоящий душ. Роскошь по всем армейским понятиям. Затем переоделась в чистое бельё, лежавшее в маленьком шкафчике у кабинки (интересно, кто подобрал нужный, к тому же женский, размер?) и, позволив себе расслабиться, завалилась спать. Предыдущая неделя на Пандоре выдалась довольно напряжённой.

Лида вспомнила, как жаловались курсанты на тягости обучения. Бесспорно, учиться тяжело, да ещё по ускоренному курсу. Но в штабе Легиона с тоской вспоминалась учебка. Там на самом деле всё было просто и понятно. А вот когда тебя наизнанку выворачивают разные специалисты высоких рангов, выискивая, в чём можно обвинить и, в случае возникновения неприятностей, подставить, дабы не очернить священное имя Космического Легиона и Федерации, начинаешь понимать, что значит нагрузка. И так и хочется завопить – я хочу сражаться с чужими. Дайте мне истребитель, и я убью всех, до кого смогу добраться, но не терзайте.

-Сержант, вам нужно срочно явиться на тридцатую палубу в командный отсек, - по громкоговорителю объявил незнакомый мужской голос.

-Иду, - буркнула Лида, потягиваясь и стараясь отогнать сон. Проклятие, так и не дали выспаться по-настоящему. Взглянув на киберфон, увидела, что отдыхала всего шесть часов. Для женщины маловато, чтобы выспаться. Но по армейским меркам столько времени отдать сну настоящая роскошь.

Лида думала одеть парадный костюм. Но тот действительно несколько пропах, так что решила пойти в комбинезоне, висевшем в том же шкафчике, где и нижнее бельё. Переживала лишь, придётся ли в пору, что для женщины весьма актуально. Но комбинезон, как и всё остальное на «Космическом бегуне», оказался высокотехнологичным. Тонкий серебристый материал тут же обтянул фигуру, и Лида понравилась себе в зеркале – подтянутая, стройная и в женских местах довольно соблазнительная.

Лифт сразу у двери отсека. И вот скользнула вверх створка на тридцатой палубе. Здесь оказалось довольно многолюдно. В коридорах и отсеках множество офицеров в видеоочках. И сразу же возникло ощущение, что находишься среди роботов. Интересно, как у них получается так ловко обходить друг друга? И все что-то бормочут. Лида прислушалась, но ничего не поняла. Мужчины сыпали разными специфическими терминами. И тут вспомнились слова майора Дымкова, что для службы на таком корабле нужно дополнительно обучаться ещё год. Видимо, здесь используются новейшие технологии.

-Сержант, пройдите в отсек Д, - услышала Лида по громкоговорителю, и тут же уловила, как в её сторону обернулось несколько офицеров. Интересно, чего так пялятся?

Отсек Д оказался самым большим. Но и здесь, как и на всём корабле, стены голые. Множество людей сидит в креслах, разбросанных по всему помещению.

К Лиде сразу подошёл мужчина с эмблемами лейтенанта на комбинезоне.

-Оденьте прибор, - велел тот, протягивая видеоочки.

Лида покрутила в руках неизвестное устройство. На первый взгляд тяжеловатое. Но когда надела, то больше не ощущала вес. Очки словно прилипли к коже. А мир вокруг исчез за тёмным занавесом.

-Теперь коснитесь правого уха, - на грани слышимости различила голос лейтенанта. Оказывается, наушники хорошо глушат посторонние звуки. – Появилась картинка?

-Да, - ответила Лида, рассматривая салон. Вроде ничего не изменилось. Но звук улучшился, и даже усилился, так что начала различать дыхание окружающих.

-Теперь коснитесь левого уха, - казалось, лейтенант орёт в громкоговоритель. - Произойдёт настройка прибора, и тогда вы будете готовы приступить к работе. А пока вы свободны, прикрепите сержантские нашивки на груди и рукавах. А я помогу со спиной.

-Что делает прибор? – спросила Лида. Едва коснулась левого наушника, звук сразу уменьшился и стал вполне приемлем.

-Нейроэкран обеспечивает интерактивную связь мозга с процессором корабля, - ответил лейтенант, слегка прихлопнув по спине нашивкой. – А вообще это главное устройство на линкоре. Когда закончится настройка с ассоциативным контуром мозга, вы получите доступ к киберпространству. Но сразу предупреждаю, не спешите что-либо делать. Есть киберучитель, который проведёт вас по основным узлам, чтобы вы немного сориентировались. И затем он будет помогать в работе.

-Дополнительный год обучения для службы на таком корабле из-за этих приборов? – уточнила Лида.

-Да. Без нейроэкрана здесь нечего делать. Но чтобы научиться профессионально работать с ним, требуется время. А теперь сядьте в кресло и пройдите начальный курс. После с вами свяжется руководство.

Лейтенант отошёл, и Лида села в указанное кресло, всё ещё не понимая, чего ожидать. По отсеку ходили офицеры с нейроэкранами, занятые какими-то делами. Лишь негромкое бормотание мужчин нарушало тишину, и Лида постепенно расслабилась.

Спустя какое-то время зазвучала приятная лёгкая мелодия, и Лида начала крутить головой, пытаясь определить источник звука. Что за странные развлечения в штабе линкора? Вскоре перед глазами стала проявляться картинка, и лишь тогда уяснила - заработал нейроэкран. Постепенно окружающий салон растворился, и перед глазами возникли живописные горы, прозрачное озеро со слегка голубоватой водой, сквозь которую просматриваются камешки и маленькие юркие рыбёшки. На берегу мелкий жёлтый песочек. Казалось, подул лёгкий ветерок, и вскоре Лида воочию оказалась в идиллии своей мечты. Полный эффект присутствия. Журчит вода, в небо поднялись два журавля. На противоположном берегу, по-видимому, находится кафе, и оттуда льётся приятная мелодия. Наверное, там танцуют ребята с девушками. И вскоре действительно разглядела веселящийся народ.

Заработала фантазия, и Лида поместила на небе закат и два спутника планеты, серпами проглядывающие сквозь лёгкую облачность. А потом из-за окружающих деревьев вышел мужчина – повзрослевший Лёша, тот парень, с кем встречалась ещё в школе. Короткие тёмные волосы, загорелая кожа, маленькие усики. Лида одела на него голубые шорты и яркую полосатую футболку. Красавчик.

-Прогуляемся? – спросил незнакомец.

-Давай. А тебя я буду называть Лёша.

-Я не против, - усмехнулся мужчина. – Ты немного разобралась, как работает интерактивный модуль. И теперь нужно понять, как здесь всё устроено, чтобы выполнить хоть какую-то работу. Не возражаешь?

-Похоже, ты киберучитель.

-Да. Ты создала меня, а я помогу тебе не заблудиться в киберпространстве. Мне поручили быстро ввести тебя в курс дела. Но можешь не переживать, я всегда буду рядом и, если что-то забудешь, тут же помогу.

-Отлично, - усмехнулась Лида. С каждой секундой ей всё больше нравилось здесь.

-Давай сразу разберёмся с окружающей обстановкой. В настоящее время мы летим на линкоре «Космический бегун». Эта модель прошла фазу экспериментальной, и теперь планируется в серийное производство для постепенной замены устаревших кораблей.

Лида неожиданно переместилась в открытый космос, так что слегка закружилась голова, и снаружи облетела линкор. И не могла сдержать восхищения. «Космический бегун» казался совершенным. Каждая линия, узлы и агрегаты, боевые турели, взлётные тоннели, обслуживающие роботы, наружные коммуникации - всё на своём месте и словно из будущего века.

-«Космический бегун» имеет сорок три палубы. Тридцать девять основных и четыре вспомогательные. На вводном курсе технические подробности опускаются. Линкор полностью автономен. Может находиться в полёте с полным экипажем в течение двух лет. Здесь имеется два бассейна. На каждом уровне сад с плодовыми деревьями, выведенными специально для таких кораблей, и дающими урожай три раза в год. Полное медицинское обслуживание на третьей палубе. Можно так же обратиться к киберврачу за советом.

-А как здесь можно коммуницировать с людьми и с тобой?

-Чтобы общаться с кибермозгом необязательно запоминать команды. Достаточно знать, куда хочешь попасть, и киберпроводник поможет оказаться в нужном месте. Каждый солдат линкора имеет персональный код допуска к системам корабля и, в зависимости от занимаемой должности, свой интерфейс. Остальные заблокированы. Такое распределение помогает наиболее эффективно использовать интеллектуальные ресурсы.

Лида подумала, что неплохо бы прогуляться по линкору, и тут же полетела между этажами. Внешние уровни отданы под склады и арсеналы. С каждой стороны корабля имеются доки с истребителями. Штабной уровень и медицинский выделены отдельно, а остальные предназначены для проживания экипажа и десанта. Имеются так же научные лаборатории по разным отраслям, и даже мини завод. На каждой палубе красивый сад, куда можно попасть из жилых отсеков. А бассейны так и тянут окунуться в свою прохладу.

-В настоящее время «Космический бегун» укомплектован на шестьдесят процентов и направляется для выполнения боевого задания, - окончил киберЛёша обзорную экскурсию.

-Здесь великолепно, - Лида не могла сдержать эмоций. – Но у меня возник вопрос. Я так понимаю, на линкоре установлены новые двигатели. На каком принципе работает силовая установка?

-Лида, у вас нет допуска к такой информации. Так что сожалею, но не смогу ответить.

-Ну, хотя бы в общих чертах. При выполнении работы я же должна знать, чем мы располагаем.

-Хорошо, - после небольшой паузы ответил киберЛёша. – В рамках данного задания вам разрешено получить самое общее представление. Итак, есть такое понятие, как субатомные частицы нейтрино. Они двигаются намного быстрее скорости света, и имеют определённые вибрации. Если окружающее корабль поле, существующее само по себе, заставить вибрировать на таких частотах, причём заметьте, не собирая нейтрино, а всего лишь уподобляясь им, то вы можете и перемещаться в пространстве на тех же скоростях. Остаётся лишь придумать, как заставить корабль двигаться в нужном направлении. Здесь большую роль играет так называемый звёздный ветер. Со стороны центра галактики исходит более сильный поток, что используется в виде константы. Варьируя полярность корпуса, ставим звёздный ветер себе на службу.

-То есть, изменяя вибрации и полярность, можно заставить корабль двигаться в межзвёздном пространстве куда угодно с выбранной скоростью. Но для запуска подобного механизма требуется колоссальная энергия.

-Здесь есть ядерная установка, как и на любом звездолёте. Существует более важная проблема – обеспечение безопасности экипажа от различных излучений. Эта проблема так же решаема с применением энергетических полей и особых композитных материалов. Но в рамках твоего допуска я не могу дать более подробную информацию.

-Спасибо и на том.

-Хочешь позавтракать? – перешёл киберЛёша на дружескую речь. - Прошло два часа, как ты проснулась.

-Да, можно, - согласилась Лида, про себя удивляясь осведомлённости нового друга. – Веди меня.

-Тебе лучше всего подняться в персональный отсек. Там имеется киберповар. Что желаешь на завтрак?

Изображение корабля истаяло, и вновь Лида оказалась в отсеке Д. А народа здесь поубавилось.

-Лёша, на завтрак я люблю питательный бульон с корочкой фруктового хлеба, и витаминизированный коктейль номер три.

-Заказ принят, и к вашему прибытию будет готов.

-Нейроэкран снять?

-Не обязательно. Теперь ты имеешь личного помощника на «Космическом бегуне». Нужно привыкнуть к нейроэкрану, чтобы потом во время работы не отвлекаться на возможные неудобства. А в персональном отсеке…

-Лёша, давай назовём просто дом.

-Хорошо. Дома ты снимешь нейроэкран и обработаешь лицо специальным кремом, чтобы избежать повреждения кожи. Давай получим тюбик на втором уровне вместе с прочими необходимыми в быту предметами.

Вот так Лида получила личного помощника и заботливого друга. С ним комфортно и удобно. И хотя ещё не приступила к работе, но исчезло ощущение изолированности и одиночества.

После завтрака Лида нанесла крем на лицо и, едва снова надела нейроэкран, тут же поступил вызов.

-Слушаю, - ответила, присаживаясь на стул.

-Здравствуйте, Лидия Викторовна, - улыбнулся Гэйл, а снизу возникла надпись – подполковник Космического Легиона 3-го ранга, капитан линкора «Космический бегун» Виталий Николаевич Гэйл. Фигура в стандартном военном комбинезоне и окружающая обстановка кабинета воспринимались естественно.

-Здравствуйте, - ответила Лида. Уверена, что подполковник сейчас в штабном отсеке с нейроэкраном на глазах. Но эффект реального присутствия в традиционном кабинете полный. Солнце за окном перевалило к вечеру. У стен кабинета выстроились шкафы с документами. Возле псевдо окна солидный рабочий стол с креслом. И даже входная дверь на месте.

-Ну, как, освоилась? Тебе понравилось у нас? – поинтересовался Гэйл, непринуждённо облокотившись о шкаф.

-Осваиваюсь, - вздохнула Лида. – И у меня есть вопрос.

-Слушаю.

Лида замялась, подбирая слова.

-В общем, я не знаю, как правильно выразиться, но я хотела бы уволиться из Легиона.

-Вот как? – изумился Гэйл. – Да. Умеете вы озадачить, Лидия Викторовна. Логику кибермозга легче понять, чем женскую. И чем вызвано такое желание? Надеюсь, в том не моя вина?

-Нет, что вы, Виталий Николаевич. Я с вами практически не знакома, а «Космический бегун» кажется верхом совершенства. Даже не подозревала о таком уровне технологий и комфорта. Но изменились кое-какие обстоятельства.

-Понятно, - возникла небольшая пауза, когда Лида наблюдала на лице подполковника целую гамму эмоций. Но не сожаления. Женщина умеет очень хорошо читать лица мужчин. Тем более преподаватель, отработавший со студентами не один год. Хотя через нейроэкран может наблюдаться и не истинная реакция, а всего лишь запрограммированная мимика. Но Лида воспринимала подполковника вполне реально.

Вскоре Гэйл принял решение.

-Лидия Викторовна, вы должны понимать, что сейчас находитесь на военном корабле, выполняющем боевое задание.

-Конечно.

-И в данный момент я физически не могу предоставить вам увольнение. К тому же, вы приняли присягу в предвоенное время. Что тоже нельзя отбрасывать. Вы взяли на себя некие обязательства.

-Понимаю.

-А потому, как сержанта Космического Легиона, я прошу вас принять участие в намечающейся военной операции. По окончании, когда приблизимся к любой населённой планете, я устрою вам увольнение. Договорились?

-Не возражаю.

-Отлично. Итак, приступаем к работе. Сейчас киберпроводник покажет вам запись принятой на Пандоре трансляции. Затем вы получите доступ к оперативной работе штаба и будете обладать всей доступной информацией в отношении операции «Трудяга».

-Разрешите вопрос?

-Слушаю.

-Зачем вам неопытный сержант для боевой операции в глубоком космосе?

-Логичный и умный вопрос. Думаю, Лидия, вам нужно посмотреть файл. И тогда я отвечу на вопросы, если появятся.

-Всё ясно. К работе готова.

Лицо подполковника исчезло, и Лида расслабилась. Но сразу появилась новая картинка.

-Вызывает грузовой корабль «Трудяга», - раздался усталый хриплый голос, и тут же появилось двумерное видео, транслируемое с большими искажениями. А ниже возникла надпись «изображение откорректировано и частично восстановлено программой «Визио XBSON».

Лида увидела женщину лет пятидесяти с измождённым морщинистым лицом и незнакомым шлемом на голове. В погасших глазах страх, уголки губ опущены. Сразу за спиной утыканная приборами стена. Можно предположить, что женщина находится в командном отсеке звездолёта.

-Вызывает грузовой корабль «Трудяга», - как автомат повторяла женщина. - Если кто слышит, ответьте. Мы просим о помощи. Внимание, грузовой корабль «Трудяга» вызывает на связь всех, кто способен принять сигнал. Мы беженцы с планеты Бункер звезды Муфрид. На борту сорок три ребёнка, - Лида ощутила укол в сердце, а на глаза набежала слеза.

-Мы последние жители Бункера. На планету напали гурулы и всех убили. Мы едва успели бежать. Сопровождавшие нас корабли уничтожены гурулами. Если кто слышит, ответьте. Мы просим о помощи. У нас не осталось топлива и еда на исходе. Вызывает грузовой корабль «Трудяга»…

Запись постоянно мигала и в конце оборвалась. И Лида поняла, что не может не участвовать в операции. Ведь там дети. И неважно, чьи. Это дети, нуждающиеся в помощи.

-Лёша, свяжи меня с капитаном, - скомандовала Лида. И в следующий миг оказалась среди озабоченных незнакомых мужчин в отсеке Д. Все в серебристых комбинезонах с офицерскими эмблемами.

-Ну как, Лидия Викторовна, вы с нами? – поинтересовался Гэйл, и вокруг снова возникла обстановка знакомого кабинета.

-Да.

-Ввожу в курс дела. В настоящее время мы находимся примерно в том секторе космического пространства, куда, по вычисленному курсу, должен прибыть корабль «Трудяга». Предполагаем обнаружение беглецов в любое время. Наши сенсоры имеют дальность чуть больше половины светового года, но пока на таком удалении никого не обнаружено. Вы поняли, зачем я попросил вас участвовать?

-Дети.

-Приятно иметь дело с умной женщиной, - кивнул Гэйл. – Теперь вам доступны все материалы по операции «Трудяга». Можете изучать. Вся новая информация сразу же поступит на ваш кибер. Вопросы есть?

-Пока нет.

-Тогда до связи, - кивнул Гэйл, и кабинет растворился.

-Лида, ты должна придумать место, куда будешь возвращаться после работы, - подсказал киберЛёша, возникнув на пляже знакомого озера. – Можешь, конечно, оставаться возле чудесного водоёма. Но не всегда это удобно. Здесь скорее место для расслабления и медитации.

-Да, ты прав, - согласилась Лида. – Тогда давай создадим настоящий дом.

Следующие несколько минут ушло на воспоминания и постепенно, по крохам, Лида воссоздала в киберпространстве свою трёхмерную квартиру. И едва не расплакалась. Как же приятно снова вернуться домой, в привычную безопасную обстановку. Эмоции и воспоминания оживали, и постепенно душа обрела некую внутреннюю целостность.

-Установить время? Или здесь всегда день? – поинтересовался киберЛёша.

-Пусть будет естественный двадцати четырёх часовой цикл. Я хочу, чтобы мой дом жил.

-А цветы есть в доме?

-Да. Бегонии, - Лида создала в мыслях горшочек и поместила на подоконник. На подставке в углу герань. А на балконе лимон с ярко-жёлтыми плодами. И теперь квартира действительно ожила. Хозяйка несколько раз прошлась по комнате и осталась довольна.

-А теперь, Лёша, давай работать. Нужна информация по звезде Муфрид и планете Бункер.

Тут же появилась карта звёздного неба созвездия Волопаса.

-Как тебе удобнее - читать или получать аудио информацию?

-Я привыкла читать.

И сразу же поверх карты звёздного неба побежали строчки.

Волопас (лат. Boötes от греч. Βοώτης, «пахарь (на волах)»; Boo) — созвездие северного полушария неба планеты Земля. Альтернативное название в Древней Греции — Арктофилакс или «Страж медведицы» (имеется в виду созвездие Большая Медведица). Созвездие формируется большим астеризмом, определяющим его визуальный облик. Встречаются различные названия астеризма — Эскимо, Воздушный Змей или Парашют. Астеризм включает звёзды α (Арктур), ε (Ицар), δ, β, γ и ρ. Звёзды μ², β, γ и δ формируют четырёхугольник неправильной формы - так называемый Трапециевидный астеризм, частично совпадающий с астеризмом Эскимо.

Названия звёзд созвездия: α - Арктур; β - Неккар; γ - Сегин или Харис; δ – Принцепс; ε - Ицар, Изар или Пульхеррима (реже — Мирак); η - Муфрид; κ - Асселюс Терциус; μ - Алькалюропс; 38 – Мерга.

Ближайшие созвездия: Гончие Псы, Волосы Вероники, Северная Корона, Дракон, Геркулес, Змея, Дева, Большая Медведица.

-Достаточно, - скомандовала Лида. – Теперь подробнее о звезде Муфрид.

Сменилась карта неба, изображение приблизилось, и снова потекли строки информации.

Эта Волопаса (η Волопаса, η Boo, Eta Boötis) — звезда в созвездии Волопаса. Традиционное название - Муфрид (от арабского Аль-Муфрид-аль-Рамих — «удалённая звезда от человека с пикой» (имеется в виду Волопас)). Хотя относится к классу G0, имеет температуру поверхности (6100 К) и цвет сходный с Солнцем, Муфрид является субгигантом. Звезда находится на пути превращения в красный гигант.

Эта Волопаса содержит большое количество химических элементов, превосходящих водород по массе. Соотношение железо/водород достигает верхнего предела для звёзд-карликов. Муфрид является спектрально-двойной звездой с периодом 494 дня.

На звёздном небе η Волопаса расположена вблизи Арктура (α Волопаса) являющегося ближайшим звёздным соседом Муфрида. Обе звезды находятся практически на одном расстоянии от Солнца (приблизительно 37 световых лет). Дистанция между звёздами составляет 3,24 световых года.

Компаньон звезды η Волопаса - Муфрид Б, красный карлик главной последовательности, спектральный класс M7.

-А теперь расскажи о планете Бункер, - попросила Лида.

Возникла схема звёздной системы.

В звёздной системе Муфрид семь планет. Из них лишь Бункер, (изображение приблизилось) пятая планета от звезды, представляет интерес для человечества. Остальные либо слишком близко расположены к звезде, и имеют большую температуру на поверхности (как Меркурий в Солнечной системе), что не даёт возможности использовать планеты для добычи полезных ископаемых и размещения поселений, либо имеют газовую структуру (как Юпитер в Солнечной системе). Название Бункер возникло из-за построенных там шести куполов. Ввиду большой удалённости от звезды, на поверхности температура близка к абсолютному нулю −220°C.

Масса Бункера в 1,2 раза, а диаметр экватора в 1,9 раза больше таковых у Земли. Имеется слабое магнитное поле. Период обращения вокруг звезды составляет четыре земных года. Атмосфера Бункера, подобно атмосфере Юпитера и Сатурна, состоит в основном из водорода и гелия, наряду со следами углеводородов и азота, однако содержит в себе более высокую пропорцию льдов: водного и аммиачного. Давление у поверхности в 160 раз меньше земного.

У Бункера три спутника. Два небольшие, радиусом в 300км (Обломок) и 852км (Красавец). И один большой – Невеста, радиусом в 1052км.

Планета богата такими металлами, как бериллий, золото, платина, тантал и ниобий, представленные в чистом виде.

Ввиду отсутствия планет земной группы, на которых возможна жизнь, звёздная система Муфрида не заявлена Федерацией, как представляющая интересы для человечества. Поэтому в системе нет консульства и флота Космического Легиона. В виду экономической нецелесообразности и дороговизны эксплуатации куполов на планете Бункер, Федерация ушла из звёздной системы. Оставленные города колонизировали последователи религии Мауба, самого закрытого ответвления, пропагандирующего мир во Вселенной и неприятие оружия в любой форме.

По данным на прошлый год приблизительная численность населения Бункера оценивается в десять тысяч человек, поскольку купола не вмещают большего количества жителей, а новых на планете не строили. Колонисты живут в основном добычей полезных ископаемых и торговлей ими с другими расами Галактики.

Получив общие представления, Лида отключилась. Информации много, и требуется время для осмысления. По крайней мере, стало ясно, с кем предстоит иметь дело.

И тут поймала себя на мысли, что опять встречается с религией, не приемлющей войну и оружие. Ведь пандорцы вроде бы придерживаются тех же взглядов, что и колонисты Бункера, и по идее отвергают любую борьбу. Но их действия никак не назовёшь мирными. И нельзя сбрасывать со счетов, что за миролюбивыми пандорцами стоят хитроумные ваксии, натравливающие людей друг на друга. Неизвестно ещё, что там со скандальной религией Мауба, по информации из разных источников, разрушающей семьи пропагандируемой непримиримостью к инакомыслящим. Недаром же запретили на планетах Федерации. И потому сторонники великого Мауба отдалились на малопригодные для жизни миры.

Себя Лида считала миролюбивым человеком, но хорошо понимала, что за своё место в мире нужно бороться.

-Лёша, а теперь расскажи обо всём, что предпринималось командованием в отношении данной операции.

-Вы имеете полный доступ к информации по операции «Трудяга», - отозвался кибер. – С чего начать?

-С начала.

Оказалось, что трансляция с «Трудяги» получена три дня назад. Ввиду назревающего конфликта с Лигамой, командование Легиона приняло решение откликнуться на призыв о помощи, и заодно произвести разведку в данном секторе, близко граничащим с захваченным гурулами Арктуром.

Лида просмотрела расчёты киберразума о возможном местоположении корабля «Трудяга» к настоящему времени. Затем попробовала ввести кое-какие поправки и получила результаты, нуждающиеся в осмыслении. Ведь если допустить, что в момент трансляции на «Трудяге» совсем не осталось горючего, то до него лететь ещё долго. Капитан Гэйл проложил курс исходя из самых оптимистических прогнозов, чтобы затем двигаться в сторону Муфрида.

Получение и осмысление информации заняло много времени. И когда Лида ощутила необходимость отвлечься, киберЛёша вернул в земную квартиру.

-Давай отдохнём и поедим.

-Ты прямо читаешь мысли, - усмехнулась Лида, внутренне расслабляясь в привычной обстановке.

-Так и есть.

-Не поняла. Ты что, действительно можешь читать мысли человека?

-Мысли нет. Но я слежу за процессами в твоём организме, и по температуре, электропроводности кожи и прочим характеристикам, могу достаточно точно определить, что ты устала, и желаешь отдохнуть и поесть.

-Тогда давай обедать. А можешь организовать еду прямо в мою квартиру?

-Без проблем. Единственно с чем тебе придётся смириться, что кибер-повар находится на стене. Кстати, офицеры часто просят организовать трапезу в каком-нибудь ресторане. Выбирай, и окажешься на любой планете Галактики.

-Здорово, - восхитилась Лида. – Но всё же хочу поесть в своей квартире. Я так давно рассталась с ней.

 

Оставшийся день Лида провела в работе, изучая всё, что имелось в архивах линкора об операции «Трудяга». Внутренняя дисциплина, ответственность и аналитический ум учёного требовали серьёзно отнестись к делу спасения детей. А ещё и материнский инстинкт не позволял отвлечься.

На следующий день, проснувшись рано утром, Лида провела час в спортзале, разминаясь на тренажёрах. Ещё в учебке втянулась в спортивный ритм, и не желала останавливаться. Так приятно ощущать тело сильным, гибким и полным энергии.

А потом решила поплавать. На «Космическом бегуне» два бассейна, выбирай любой. Особо не раздумывая, Лида направилась к ближайшему. КиберЛёша так же подсказал, что на пятнадцатом уровне, по негласному правилу, бассейн для офицеров, а на пятом для десанта. И в настоящее время на пятнадцатом никого. То, что надо, дабы не глазели вечно голодные мужики.

Плавание интересный процесс в условиях пониженной гравитации. Ты не плывёшь, а словно паришь в водной среде. Незабываемое впечатление. Но почему-то открытый водоём будит в подсознании необъяснимый страх, и потому Лида не получила долгожданного удовольствия от купания.

И тут пришёл вызов.

-Слушаю, - произнесла, одев нейроэкран. Лида сразу оказалась в знакомом кабинете подполковника. Тот, как всегда, одет безукоризненно.

-Здравствуй, Лида, - улыбнулся Гэйл. Затем обвёл взглядом фигуру, и сказал. – В приборе есть функция, позволяющая выглядеть как одетым, так и раздетым. Поэтому рекомендую активировать, чтобы вас собеседник видел в том виде, как желаете.

-Спасибо, - выдохнула Лида и усмехнулась про себя, вспоминая, как вчера на неё пялились офицеры в штабе. Видать, нейроэкраны мужчин раздели женщину догола.

-Итак, вы изучили все материалы по операции «Трудяга». И какие сделали выводы?

-Я так понимаю, корабль до сих пор не обнаружен?

-Нет. Иначе мы уже помогали бы несчастным детишкам.

-Я провела вычисления с разными допусками вероятностей о возможном месте пребывания «Трудяги», и пришла к выводу, что ваш оптимистический сценарий наиболее верен. Так мы по ходу можем отработать все версии, и не пропустить затерявшегося беглеца.

Но меня смущает вот что. Сигнал беженцев вполне могли перехватить и гурулы, находившиеся гораздо ближе к «Трудяге». Я полагаю, не в интересах захватчиков позволить беженцам распространять информацию о захвате планеты. Так что «Космический бегун» может с одной стороны вообще не найти «Трудягу», а с другой, большая вероятность, что мы попадём в ловушку.

-Молодец, Лида, - кивнул подполковник. – О том же рассуждал и я, получив в штабе информацию о сигнале. Но у меня не имелось другого выхода, и потому я остановился на, как вы назвали, оптимистическом сценарии. Ведь, судя по всему, сигнал бедствия пришёл издалека, и послан около шести дней назад. За прошедший немалый срок в космосе могло произойти что угодно. И где сейчас искать «Трудягу», не скажет никто. Потому я и остановился на таком варианте. К счастью, «Космический бегун» перемещается довольно быстро, так что мы должны в недельный срок покрыть расстояние к Бункеру.

-Вы перемещаетесь со скоростью пять световых лет в сутки? – удивилась Лида.

-Можем и немного быстрее. Но в данной операции нельзя увеличивать скорость, чтобы не пропустить искомый объект.

-Виктор Николаевич, а вы не боитесь встретиться с флотом гурулов?

-В случае чего у нас есть чем защищаться. Но я не собираюсь воевать с флотами. По нашим данным, у Лигамы нет кораблей, летающих с такими скоростями, как «Космический бегун». Так что мы убежим.

-И у меня возник ещё один вопрос, - сказала Лида, раздумывая, как лучше мысль облечь в слова.

-Давай, - тут же кивнул Гэйл.

-Я вот думаю, а есть ли дети на самом деле?

-Что вас наводит на эту мысль?

-Сегодня утром я узнала, что пришла ещё одна трансляция, фактически слово в слово повторяющая более раннюю. Но изображение гораздо лучшего качества.

-Да, - кивнул Гэйл. – И что?

-Как вы объясняете изменения?

-Мы предположили, что вторая трансляция отражённый сигнал.

-И лучшего качества, чем оригинал?

-Тут можно гадать и строить разные версии. Как вам такая - мы приближаемся к источнику, вот и получаем лучшую картинку. Но в чём суть вопроса?

-Вы обратили внимание на шлем женщины?

-Нет. А что в нём?

-Я попросила киборга идентифицировать шлем. Как оказалось, ни в одном роде войск таких нет. Да и в шахтёрском обмундировании тоже.

-И что отсюда следует?

-Я подозреваю, что шлем просто бутафорский.

-Мы проработаем данный вопрос, - озабочено кивнул Гэйл. – Честно говоря, я и не обратил на него внимание. И что вас наводит на мысль, что детей нет?

-Шлем бутафорский, детей мы не видели. Трансляция по мере приближения к Бункеру не меняется, но качество картинки улучшается. На какие наводит мысли?

-Подстроенная ловушка. Возможно. Но если гурулы захватили Бункер, то какой им смысл посылать такие сообщения?

-А может, гурулы больше не скрывают вторжения на Бункер, поскольку захватили так же и звёздную систему Арктура. А в космос посылают ложный сигнал, чтобы захватывать корабли, вылетевшие на помощь. Думаю, у Бункера разместился большой флот, способный захватить прилетевшие на помощь корабли Федерации.

-Лидия Викторовна, не слишком ли много гипотез, построенных на базе неопознанного шлема?

-Я высказала свои мысли, как вы того и хотели. А там сами решайте, - выдохнула Лида.

-Я понял вас. Да, задали вы мне информации к размышлению.

Когда подполковник отключился, Лида одела комбинезон и направилась к себе.

 

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

 

Боевые действия на планете Корона (звезда Тау Кита) продолжаются. Касии несут огромные потери. К настоящему времени под контролем агрессора остался лишь горный хребет Северный. Ввиду чрезвычайно неблагоприятных погодных условий наступление 6-го десантного полка остановлено. После того, как 4-ый и 110-ый флота космического Легиона полностью блокировали звёздную систему, захватчики потеряли боевую инициативу. На подходах к системе Тау Кита в результате космического боя уничтожено три звездолёта касий. Потери Федерации - два звена истребителей.

У звезды Кеплер растёт напряжённость. Три сотни боевых кораблей государства Ссуйт взяли систему в кольцо. В результате две заселённые людьми планеты и 124-ый флот Легиона оказались в изоляции от остального мира. Боевых действий пока не велось. В срочном порядке туда направляются 19-ый и 28-ой флота Легиона, что уравновесит силы. Требований к Федерации пока не предъявлено, но наличие у рубежей системы чужого военного флота вызывает подозрение в агрессивных намерениях Ссуйта.

Разведчиками Легиона обнаружена экзопланета у звезды Альбирео А. По своим характеристикам подобна Земле и имеет кислородную атмосферу. На планете есть местная флора и фауна. Ввиду того, что в Галактике никто не предъявил на неё претензий, Федерация заявила о своих интересах. Туда направляются 1-ый и 13-ый флота Легиона.

Подтверждена информация о захвате гурулами планеты Бункер у звезды Муфрид. Информации о жертвах нет. Официально Федерация отказалась от прав на эту звёздную систему, но поскольку под куполами Бункера по-прежнему живут представители человеческой расы, Легион направил туда 46-ой флот для защиты мирного населения.

После захвата планеты Лидия в звёздной системе Арктур, гурулы, собрав огромные силы, продвигаются вглубь территории Федерации. Для предотвращения интервенции, навстречу вооружённым силам Лигама Космический Легион выдвигает группировку из нескольких флотов. По поступившим сведениям, гурулы намерены вести широкомасштабное наступление с целью захвата пригодных для жизни миров, и к настоящему времени оккупировали уже две планеты. На территории Федерации объявлено чрезвычайное положение.

 

Завтракая, Лида размышляла, насколько шире стала мыслить после вступления в Легион. Если раньше круг интересов преподавателя университета ограничивался лишь собственным мирком в пределах учебных корпусов и личной жизнью, то ныне больше начала волновать обстановка во всей Федерации. Словно открылись глаза на происходящие в мире процессы, и Лида воочию стала видеть, насколько уязвимо человечество в масштабах Галактики.

Кстати, расы, с кем Федерация вступала в конфликты в последнее время - небольшие народы, занимающие примерно ту же нишу в развитии, что и люди. По-настоящему крупные расы, контролирующие соблюдение галактических законов, и близко не появлялись. А они-то стоят гораздо выше цивилизаций, применяющих в своих интересах пространственные коридоры и порталы.

Сигнал тревоги прошил линкор насквозь. Звук исходил не только от нейроэкранов, но разносился и по отсекам.

-Внимание! – раздался голос капитана Гэйла, а в нейроэкране возникло изображение в серебристой военной форме. – Мы засекли в космосе неопознанные корабли. Всем занять боевые расчёты. Пилоты истребителей, приготовиться к вылету.

Лиду не приписали ни к какому боевому подразделению. И здесь в качестве пассажира. Так что никуда бежать не требовалось. А потому осталась в своём отсеке, чтобы не путаться под ногами. И отсюда наблюдала, как буквально ожил звездолёт, казавшийся пустым. Бог войны зашевелился. Солдаты и офицеры поспешно разбегались по боевым постам, орудия готовились к стрельбе, пилоты занимали места в кабинах. И в течение положенной минуты линкор приготовился к сражению.

Лида запросила информацию о чужих кораблях. И тут же кибер вывел изображение с приборов дальнего радиуса обнаружения. Пока лишь три светящиеся точки. Но постепенно объекты приближаются, и на дальномере высвечивается обратный отсчёт расстояния до кораблей.

-Есть предположение, кто летит навстречу?

-По данным Легиона в данной точке космоса должна находиться заброшенная база космофлота, - ответил киберЛёша. – Семьдесят три года назад состыковали несколько старых кораблей, и шестьдесят лет там размещалось подразделение для наблюдения за космосом. По документам Легиона базу покинули около десяти лет назад, когда Федерация отказалась от Бункера. Установлено, что периодический сигнал бедствия исходит оттуда узким лучом, направленным в сторону Земли. Вывод - там кто-то есть. На позывные космофлота не отзываются. Значит, там либо включён автомат, либо засада.

-Либо неумелые люди, плохо разбирающиеся, как работать с аппаратурой, - добавила Лида.

-Возможно.

-Сержант Пратт, - на экране возник старпом. – Вам предписано явиться на палубу два в док номер двадцать три. Вы поступаете в распоряжение лейтенанта Смирнова.

-Есть, - тут же откликнулась Лида. Значит и мне нашлась работа.

Майор исчез, и Лида тут же обратилась к киберЛёше.

-Веди меня на палубу два. Я так понимаю, там базируются истребители.

-Док номер двадцать три отведён под поисково-спасательные катера.

-Никогда не летала на таких кораблях. Расскажи о них в общих чертах.

По пути, когда Лида вошла в лифт, кибер показал модель катера и основные узлы.

-Поисково-спасательный катер - корабль многоцелевого назначения. В первую очередь предназначен, как вытекает из самого названия, для поиска в космосе пострадавших и оказания медицинской помощи. Управление стандартное. В экипаже шесть человек: капитан, пилот и четыре врача-универсала.

-Короче, скорая космическая помощь, - резюмировала Лида.

Меньше чем за минуту лифт домчал на второй уровень. Персонал линкора уже занял боевые посты, и коридоры зияли пустотой. Док номер двадцать три оказался в самом конце палубы, и туда пришлось бежать около километра.

И вот последняя дверь. Лида вошла в огромный ангар и широко открыла глаза. Ощущение, что оказалась на футбольном поле, настолько огромно помещение. Да, на «Космическом бегуне» всё удивительно. До потолка здесь примерно метров пятнадцать. На одинаковом расстоянии друг от друга расположились десять кораблей одинаковых моделей - поисково-спасательные катера. Это не маленький истребитель, а настоящий звездолёт размерами тридцать семь метров на шесть, и на девять с половиной в высоту. Корабль сверкает чистотой и новизной.

Кибер привёл к шлюзу, расположенному в передней части. У входа поджидал офицер в космическом скафандре с лейтенантскими нашивками и, что удивительно, без нейроэкрана. Прямо настоящий богатырь, на голову выше Лиды. Из открытого шлема видны лишь чёрные глаза да нос. А на электронном паспорте, выдаваемом кибером, возникло славянское лицо симпатичного мужчины с короткими чёрными волосами и широкими скулами. Под изображением личные данные: лейтенант Смирнов Николай Алексеевич.

-Сержант Пратт явилась в ваше распоряжение.

-Молодец, уложилась в срок, - похвалил лейтенант. – Ну, проходи.

-Какие у меня обязанности? Я пилот, только из учебки, и никогда не летала на таких кораблях.

-Будете помогать врачам, - ответил лейтенант.

-Но я не медик, - возразила Лида, - и ничего не понимаю…

-Сержант, здесь все универсалы, - резко оборвал лейтенант. – Врачи знают, что делать. Вы будете им помогать. Всё ясно?

-Так точно, - выдохнула Лида.

-Вас сюда направил сам капитан. А начальству виднее, куда поставить солдата.

-Так точно, - выдохнула Лида.

-Сержант Вито, - позвал лейтенант. - В ваше распоряжение поступил сержант Пратт. Обеспечьте стандартным комбинезоном спасателя и проведите вводный инструктаж.

-Есть, - раздался молодцеватый голос. И тут же из соседнего отсека появился молодой человек, так же облачённый в скафандр. Как поняла Лида, катер находится в полной боевой готовности и может стартовать в любую минуту.

На электронном паспорте нейроэкрана возникло худощавое лицо молодого человека с итальянскими чертами и кучерявыми волосами. Что-то есть плутоватое в глазах парня, но приятное. Снизу под изображением подписано: сержант Габби Вито.

Молодой человек подмигнул женщине и посторонился.

-Добро пожаловать в наши апартаменты.

Лида прошла мимо Вито и оказалась в самой настоящей хирургической операционной. Посреди отсека большой стол с различными приспособлениями, на стенах медицинское оборудование. Всё сверкает чистотой и новизной.

-Вот тут мы и служим, - улыбнулся Вито. – На лейтенанта не серчайте. Николай сейчас немного взвинчен из-за тревоги. А вообще замечательный человек.

-Понятно, - улыбнулась Лида.

-Ну, а теперь придётся снять нейроэкран, чтобы облачиться в скафандр. И советую поторопиться. Стартовать можем в любую секунду.

Последующие несколько минут Лида выслушивала сбивчивые инструкции Вито и облачалась в скафандр поверх комбинезона. Теперь и у неё остались видны лишь глаза да нос. Скафандр спасателя на удивление лёгкий и подвижный. Лида практически не ощущала дополнительный вес, хотя вся оказалась увешана множеством различных приспособлений. Чего только не предусмотрено в трудной работе спасателя. И мини лебёдка, и какие-то пистолеты, и медицинская аптечка. Да и всего остального так много, что Лида не стала разбираться. Если что понадобится, окружающие подскажут, чем пользоваться.

В отсек по очереди заходили другие члены экипажа, и скоро Лида перезнакомилась со всеми. Ребята молодые, до тридцати лет, дружные и в звании сержантов. Зато все дипломированные специалисты. Лишь пилота не увидела Лида. Но тот, понятное дело, за пультом.

-Внимание! – раздался голос лейтенанта, когда Лида заканчивала облачение. – Всем занять стартовые кресла. Нулевая готовность.

Вито опустил прикрепленное к стене кресло и, усевшись, пристегнул ремни. Лида, глядя на сержанта, проделала то же самое на другом краю отсека. В кресле оказалось довольно удобно.

-Теперь можешь опустить нейроэкран шлема, и снова окажешься в киберпространстве, - посоветовал Габби. – Кибер тебя опознает, и ты получишь все допуски. Ну, а захочешь поговорить со мной, или ещё с кем, просто скажи имя, и окажешься в контакте.

-Спасибо, - кивнула Лида. – Я только осваиваюсь с этим волшебным устройством, и любой совет принимаю с радостью.

Едва опустила переднюю часть шлема, сразу же возник киберЛёша.

-Тебе поступила инструкция от капитана.

-Давай.

Лида тут же оказалась в знакомом кабинете подполковника, и тот сразу начал говорить.

-Лидия Викторовна, ваш корабль должен принять на борт пострадавших, как и положено спасательному катеру. Но поскольку мы имеем дело с детьми, то вы первыми высадитесь на корабль, сразу за десантной группой.

Лидия Викторовна, вам поручается особая миссия. Члены религии Мауба очень нетерпимы к любым иноверцам, и могут не согласиться принять нашу помощь. На втором спасательном катере находится психолог. Но он мужчина. Поэтому на вас, как на единственную женщину на линкоре, может лечь ответственность за переговоры. Может, ваши опасения на счёт ловушки и оправданы, тогда мы должны как можно скорее забрать детей и покинуть корабль. Я рассчитываю на ваше понимание и содействие в данном непростом деле.

Капитан отключился, и кибер вернул Лиду на катер.

-Ну как, осваиваешься? – улыбнулся Габби, уловив взгляд женщины даже через нейроэкран. Оказывается кибер обеспечивает эффект полного присутствия.

-Всё нормально, - улыбнулась Лида в ответ. В свободную минуту в киберпространстве создала личный кабинет для встреч, напоминающий преподавательский уголок в универе. И там любой посетитель мог видеть сержанта Пратт в идеально подогнанной стандартной форме.

-Скоро взлетаем, - заметил Габби. – Так что приготовься.

-Лёша, - обратилась Лида к киберу, - я хочу видеть приближающиеся корабли.

Перед глазами возник экран дальномера. «Космический бегун» фактически находится возле заброшенной космической базы, километрах в двухстах, и на втором экране появилась схема, построенная кибером. Судя по изображению, три крейсера старых эллипсоидных конфигураций объединили между собой в форме трилистника, состыковав задними частями. Энергетическая схема показала, что корабли мертвы. Лишь в местах, где располагались ядерные двигатели, тлеют остаточные излучения.

«Космический бегун» приближался к базе и, когда осталось чуть меньше десяти километров, остановился. Тут же вылетело три звена истребителей нового поколения, состоящие из шести кораблей. Таких Лида ещё не видела. Обтекаемые корпуса слишком отличались от старых угловатых моделей.

Истребители облетели базу и передали картинку. Возле одного из крейсеров со стороны звезды Муфрид обнаружили на приколе небольшой грузовой корабль с работающим двигателем. На позывные истребителя пришёл ответ, что это и есть «Трудяга» - шахтёрский катер, предназначенный для работы на астероидах, находящийся в собственности церкви Мауба и приписанный к колонии Бункер.

-Лёша, покажи инфракрасный диапазон, - попросила Лида. И тут же обнаружила, что на «Трудяге» находится три десятка человек. На развёртке отчётливо видно, что все занимают горизонтальное положение. И лишь один человек передвигается по старому крейсеру в направлении шахтёрского катера.

Лида сразу нарисовала в голове картинку. Дети лежат на «Трудяге», а женщина, посылавшая сигнал помощи, возвращается туда после очередного сеанса.

-Внимание! – пришёл сигнал на нейроэкран, перебивая все прежние инсталляции. – Дальномеры зафиксировали на предельной дистанции приближающуюся группу из десяти кораблей, следующих от звезды Муфрид. Ещё нет возможности судить о принадлежности флота, поэтому незнакомцы пока считаются представителями государства Лигама. Ожидается прибытие кораблей в жанный сектор в течение двадцати часов.

Значит, имеется фора во времени, чтобы спасти беженцев.

-Десантные корабли вперёд, - пришла команда Гэйла. Лида переключилась на наружные камеры линкора, и увидела, как стартовали два корабля размерами превышающие спасательные.

Кибер показал десантника вблизи. С первого же взгляда корабль производит впечатление хищника – мощного и агрессивного. Оголённые пушки и пулемёты, многочисленные шлюзы по корпусу для высадки десанта. Вдоль днища прикреплены мини двигатели с крыльями для ведения боевых действий как в атмосфере, так и в открытом космосе. Экипаж корабля состоит из трёх специалистов. А в десантном отделении размещается двадцать человек в полном боевом обмундировании. Именно в таких бронированных костюмах десантники защищали молодых пилотов на Пандоре.

-Спасатели, вперёд, - новое распоряжение капитана, и Лида тут же почувствовала, как содрогнулся катер. А наружные камеры линкора показали вылет четырёх кораблей. Началось.

Лида ощутила волнение. В подобных операциях принимать участие ещё не доводилось. Но все переживания и вопросы типа «а оно мне надо?» меркнут перед необходимостью оказать помощь детям. И Лида начала подозревать, что неспроста оказалась на «Космическом бегуне». И тому подтверждение инструкция капитана. Значит, ещё на Пандоре намечалось участие сержанта Пратт в данной операции как женщины, способной принимать быстрые решения.

-Лидия, - нейроэкран показал лейтенанта Смирнова. - Ты пойдёшь вместе с сержантом Вито сразу после стыковки.

-Поняла.

-Возможна засада. Следи за десантниками. Парни в бронированных костюмах и, в случае чего, можно спрятаться за ними.

-Ясно.

Лейтенант отключился, и Лида принялась наблюдать за разворачивающейся операцией. Истребители заняли позицию со стороны звезды Муфрид. Десантные транспорты приблизились к «Трудяге» и произвели стыковку с шахтёрским катером, а также с одним из крейсеров. Ровно через минуту спасатели так же подошли туда. Но стыковаться пришлось к десантному модулю, и потом через него пробираться к «Трудяге».

Сержант Вито направился к шлюзу, и Лида, следуя полученной инструкции, не отставала. За ними спешили остальные врачи.

Быстро миновали сверкающий новизной десантный модуль, а затем словно попали на помойку. Контраст разительный. Шахтёрский катер настолько стар, что пол, казалось, прогибается под ногами. Стены местами проржавели насквозь, множество приборов бездействует. Хорошо ещё работает освещение. Но не везде. И по всем стенам толстенная плесень - один из главных признаков, что системы жизнеобеспечения корабля давно функционируют не в полную силу.

Десантники в облегчённых бронированных костюмах с оружием в руках стояли в каждом помещении. Лида, пока шла через катер, насчитала семь крохотных отсеков. Дети и единственная взрослая женщина в горизонтальном положении находились в последнем, самом большом, и почему-то с чёрными стенами.

На шахтёрском катере нет гравитации, но магниты на подошвах скафандра позволяют удерживаться на месте в вертикальном положении. И при каждом шаге громкое цоканье, кажется, разносится по всему кораблю. Войдя в последний самый большой отсек «Трудяги», Лида сразу обратила внимание, что детишки, чтобы не разлетались, привязаны к стенам.

Признаки недоедания и полного истощения повергали в шок. Лида едва не разрыдалась, увидев запавшие детские глазёнки на измождённых личиках, с испугом таращившиеся на незнакомых людей. Наверное, если б могли, убежали бы. Но у детишек нет сил даже пошевелиться, и от страха и бессилия по впалым щекам лишь текут слёзы.

За Лидой вошёл ещё один солдат в серебристом комбинезоне. На шлеме горит фонарь, а на груди знак старшего лейтенанта. Остановившись в двух шагах впереди Лиды, мужчина осмотрел присутствующих, и затем сказал через громкоговоритель:

-Здравствуйте. Мы пришли по вашему зову, чтобы оказать помощь. Сейчас мы перенесём всех на наш корабль, и…

-Вы неверные! – перебила женщина в знакомом бутафорском шлеме. И Лида узнала её. Вот кто передавал сигнал бедствия. – Мы никуда с вами не полетим. Мы не продаём души железным призракам. Убирайтесь назад, в свой ад.

-Уважаемая, - снова заговорил старший лейтенант, - мы представители Федерации...

-Уйдите все отсюда! - повышая голос, истерически закричала женщина, и дети тут же зарыдали в голос.

-Но мы пришли вам помочь, - не отступал мужчина.

-Прочь! – завопила женщина. – Если вы сейчас не уйдёте, то я открою шахту, и мы все отправимся к нашим родителям, но души свои не продадим никому. Убирайтесь прочь, железяки бездушные.

-Разрешите мне поговорить, Ренуар, - попросила Лида у старшего лейтенанта по внутренней связи. КиберЛёша показал данные психолога Ренуара Ферзье.

-Думаете, сержант, женщина будет вас слушать?

-Не знаю. Но стоит попробовать.

-Ренуар, слушайте Лидию, - раздался голос капитана.

-Хорошо, - выдохнул психолог.

-Я попрошу вас уйти отсюда и забрать с собой десантника, - сказала Лида. - Но не уходите далеко, и принесите воду. Я вижу, дети сильно истощены.

Старший лейтенант тяжело вздохнул, но не стал перечить и вышел. А вслед за ним покинули бункер сержант Вито и десантник, неплотно прикрыв дверь шлюза. Правильно.

Дети из-за слабости не могли долго кричать. И, едва увидев, что солдаты уходят, тут же замолчали.

-И ты уходи, призрак бездушный, - крикнула женщина Лиде. – Не то наложу на тебя проклятие. Мы не продадим наши души никому. Это единственное, что у нас осталось, и мы пожертвуем собой ради нашей чистоты.

-Преподобная Марта, - прошептала девчушка лет пяти, теребя рукав настоятельницы. Едва оказавшись на «Трудяге», Лида по какому-то наитию включила громкость на максимум, и теперь могла всё слышать, даже урчание голодных животиков детишек.

-Преподобная Марта, - не сдавалась девчушка, - прочтите молитву, чтобы демоны и призраки ушли. Мы очень устали и хотим спать.

-Агнесса, дитя моё, - прошептала женщина, гладя ребёнка. – Давай вместе читать молитвы, что ты учила с родителями. И тогда слова возымеют настоящую силу. Помнишь святой гимн уходящим в мир иной?

-Да. Но гимн читают лишь те, кто идёт в святой огонь, как мама. А здесь нет огня.

-Дитя моё, вместо огня у нас будет великая космическая бездна, где навсегда упокоятся наши чистые души. Сейчас призрак уйдёт, и мы улетим все к нашим родным. И там ты встретишь маму и папу.

-Ой, я так хочу к ним.

То, что готовилась совершить женщина, повергло Лиду в ужас. Как же так? Самоубийство - грех во всех религиях. Но из-за глупых идей обречь на смерть и детей, вообще не укладывается в голове. Нужно срочно что-то делать, иначе будет поздно.

Решение пришло само. Лида сняла шлем, и тут же едва не задохнулась. И только сейчас поняла, где оказалась. В этом бункере шахтёры перевозили руду, Здесь сам метал сильно провонял за долгие годы эксплуатации. А к тяжёлому запаху породы добавился ещё и удушливый человеческих экскрементов.

Единственная лампочка оказалась над головой, и хорошо осветила Лиду. Волосы немного отрасли после учебки, и теперь закрывают уши. Так что дети опознают в ней женщину.

-Ты кто? – опешила девчушка.

-Я Лида.

-Ты призрак бездушный, насылающий нам безобразное наваждение, - прошипела Марта. – Изыди отсюда, пока я тебя не прокляла на веки.

-Знаешь, Марта, я пришла к тебе с просьбой, - выдохнула Лида, пытаясь справиться с головокружением. Как же бедные детишки выживают в таком холоде и смраде?

-Призрак не может ничего просить. Изыди, не то начну читать молитву, и тебя разметает по вселенной.

-Ну, хорошо, Марта, а советом ты можешь помочь страждущей душе? – спросила Лида, садясь прямо на пол.

-Страждущей душе я всегда помогаю, - устало ответила Марта. – Но не пытайся меня заговорить. Изыди, призрак, и мы отправимся к нашим предкам.

-Марта, у меня был ребёнок, - выдохнула Лида, и почувствовала слезу в глазах. – Но… так получилось… На меня напало чудовище, и едва не убило. А потом меня спасли, и отправили далеко с той планеты, где осталось моё дитя. Я хочу найти моего ребёночка. Прошу, дай совет, что мне делать? Я лечу к нему через космос, но гурулы захватили планету, где осталось моё дитя. И я в растерянности. Мне сдаться и всё бросить, или продолжить поиски сына? Прошу, дай совет, преподобная. Я в растерянности, и нет мне покоя от этих мыслей.

-Прости, страждущая душа, но я не могу тебе помочь. Я слышу правду и искренность в твоих устах, и не сомневаюсь в твоих чистых помыслах. Но ты должна знать, что испытания ниспосланы нам, чтобы закалить душу. И если всевышнему угодно, чтобы твой ребёнок нашёлся, то так и будет.

-А ты не можешь сказать, моё дитя живо, или нет? Если бы я знала, что сын жив, я всё преодолела бы, чтобы встретиться с ним.

-Страждущая душа, сейчас я ничего не могу, - обессиленно прошептала Марта. – Я не ела несколько дней и очень устала.

-Преподобная Марта, помоги ей, - попросила Агнесса. – Ты разве не видишь голубой свет за её спиной?

-Что? О да, я вижу, дитя моё. Ты помогла мне увидеть истину, Агнесса. И я даже не знаю, что мне делать.

-Марта, прошу, дай мне ответ, - попросила Лида.

-Я не знаю, кто ты, но ты не призрак, - устало выдохнула Марта. – Ты окружена аурой голубого света. Я никогда не видела такого мощного сияния. Настоящий свет небесной чистоты. Значит ты ангел, ниспосланный нам свыше. Помоги нам, если ты действительно посланник высших сил. Не дай погубить наши души. Мы всегда сохраняли в себе чистоту, и наши помыслы никогда не осквернялись греховными мыслями.

-Я не ангел, - выдохнула Лида. – Я страждущая душа, отправившаяся на поиски своего ребёнка. И я ищу везде и прошу совета или помощи.

-Если ты не ангел, - едва шептала Марта, - но тебя окружает голубой ореол небесной чистоты, значит, ты на верном пути, и найдёшь своё. Тебя ведут. Иначе окружающий свет давно померк бы, как и вокруг наших святых, отправившихся за исцелением в священный огонь.

Марта замолчала, и по слабому дыханию Лида уловила, что та заснула. Девочка так же прикорнула возле неё.

Лида надела шлем, стараясь не издавать лишних звуков, чтобы не потревожить сон несчастных людей.

-Сюда, в бункер, заходите очень тихо, - сказала Лида. – Марта заснула, и не будет кричать. Детей нужно освободить от ремней.

-Всё поняли, - тут же откликнулся капитан Гэйл. – Лида, вы молодец. Сейчас к вам начнут заходить медики. Ребята знают, что делать в таких случаях. Постарайтесь успокоить Марту, если та снова начнёт паниковать. Гурулские корабли приближаются, и у нас не осталось времени на переговоры.

-Всё поняла, - ответила Лида и опять сняла шлем. Пару секунд привыкала к запаху бункера, а затем постаралась как можно тише приблизиться к Марте.

-Ты кто? Что тебе нужно? – спросила женщина, едва Лида присела рядом.

-Спи. Я буду сторожить твой сон, - ответила Лида, закрывая собой шлюз. – Ты слаба, и тебе нужно больше спать.

Марта закрыла глаза и снова отключилась. А Лида, сидя к шлюзу спиной, лишь по движению воздуха да по теням определила, что в бункер кто-то зашёл. Но боялась даже пошевелиться, чтобы не разбудить Марту. Иначе та может запаниковать, и не даст спасти детей.

Солдаты двигались почти бесшумно, и Лида поняла, что те парят в невесомости. Время тянулось, как резина. Лишь бы всё прошло хорошо, - молила Лида про себя. Каждая жизнь священна, тем более ребёнка, ещё ничего не видевшего и не сделавшего выбор. И нужно сделать всё возможное, чтобы у него появилась возможность сделать такой выбор.

-Что происходит? Кто ты? – вновь очнулась Марта.

-Спи, - вновь повторила Лида.

-Нет. Я больше не буду спать, - возразила Марта. – Я ответственна за своих детей.

-Расскажи мне о них, - попросила Лида. – Чьи это дети?

-Здесь дети разных семей, - прошептала Марта. - Гурулы напали на Бункер и расстреляли купола. Там, наверное, все погибли. Мы находились на Красавце. Пришёл Лешо и сказал, чтобы я спасала детей. И мы стартовали. С нами ещё летели корабли, но гурулы устроили погоню, и уничтожили сопровождение. Не знаю, как нам самим удалось долететь сюда.

Марта снова отключилась. Видимо, от истощения держится из последних сил. Но тут проснулась Агнесса. Широко открыв глаза, девчушка какое-то время смотрела на происходящее за спиной Лиды.

-Кто это? – спросила Агнесса.

-Ангелы, - прошептала Лида.

-А что они делают?

-Спасают детей.

-Но ведь они призраки бездушные.

-Нет. Люди. Только в скафандрах. Ты же видела, как я сняла шлем.

-Что происходит? – внезапно завопила Марта. – Дай посмотреть. Я хочу увидеть детей.

-Успокойся, Марта, - попыталась успокоить Лида. – Ты слаба. Тебе нужно спать.

-Уйди, проклятый обманщик, - заверещала Марта. - Ты морок наслал на меня. Я тебя прокляну. Я не отдам тебе души бедных детишек. Мы уйдём в лучший мир, а ты будешь проклята и погибнешь в космической бездне.

И тут Лида услышала шипение. А в следующий миг заметила, что под ногами начинают раздвигаться плиты, и с ужасом осознала, что Марта включила механизм открытия бункера.

-Да что же ты за женщина такая! - со злостью воскликнула Лида, натягивая на себя шлем. – Прекрати сейчас же. Кто ты такая, чтобы отбирать жизнь у этих, ни в чём не повинных детей? Люди за миллиарды километров прилетели сюда на твой зов, чтобы спасти вас, а ты убиваешь всех. Да ты сама исчадие ада.

Неожиданно Лида ощутила, как ноги подгибаются, и покидает сознание. Что происходит? Где я? Но тёмная пелена отгородила от мира.

 

-Лида, можешь просыпаться, - раздался знакомый голос. Чей? Не помню.

Лида открыла глаза. В полутьме отсека увидела над собой лицо склонившегося человека. Кажется, Габби Вито. Да, точно. Но почему я лежу?

-Где дети? Что происходит? – выдала первое, что пришло на ум.

-Всё хорошо. Операция завершилась. Ты снова на «Космическом бегуне», - ответил сержант, увеличивая яркость света.

-А дети? Что произошло? Как я тут очутилась?

-Ты заснула и проснулась, - улыбнулся сержант. – Детей удалось всех спасти. Но Марта умерла.

-Я помню, бункер начал открываться.

-Да. Но механизм заел. Видимо, сломался от времени. В общем, в бункер пустили усыпляющий газ. Ты сняла шлем, и потому тоже заснула.

-Ясно, - с облегчением вздохнула Лида и улыбнулась. Главное, что спасли детей. А Марта сама определила свою судьбу.

Лида села и огляделась. Вокруг знакомые стены. И тут дошло, что находится в отсеке спасательного катера.

-Теперь ты свободна, и можешь вернуться к себе.

-А где дети?

-Всех перенесли на третью медицинскую палубу. Детишки сильно истощены, и сейчас лежат в капсулах.

Лида встала. Чувствовала себя хорошо. Лишь слегка кругом идёт голова.

-Спасибо, Габби, что помог.

-Тебе спасибо, Лида. Жалко, что ты не служишь с нами.

-Ещё увидимся, - сказала женщина и направилась к выходу.

-Не забудь снять скафандр, - напомнил Вито. – А нейроэкран лежит в шкафчике у шлюза.

-Спасибо, Габби, - повторила Лида. – Я, наверное, ещё не проснулась.

 

Покинув спасательный катер, Лида направилась на третий уровень. И у входа на медицинскую палубу встретила старпома Олега Юрьевича Дымкова.

-Здравствуйте, красавица. Вы тоже к детишкам?

-Да, - кивнула Лида.

-Вы молодец. Помогли нам. Марта не дала бы спасти детей.

-Я рада, что всё закончилось благополучно.

-А вот и наш главный медик, - указал майор. – Здравствуй, Клаус. Ну, рассказывай, что с детьми.

Майор Клаус Гюнтер пожал руку старпому. Высокий сухощавый мужчина производит впечатление настоящего учёного. Маленькая бородка, седые короткие волосы, крючковатый немецкий нос. В электронном паспорте указан возраст сорок восемь лет.

-Здравствуйте, Лидия, - Клаус сухо кивнул женщине. И затем повёл гостей по уровню.

-Все дети сильно истощены, - на ходу рассказывал майор. – Увидите сами. Думаю, мы всех поставим на ноги. Но, знаете, этим детям требуется полная реабилитация и, я бы сказал, новые тела. Остаётся удивляться, как эти крохотные создания вообще остались живы. Полное отсутствие нормальных условий жизни и питания. Думаю, этих детишек сызмальства заставляли тяжело работать. В результате полное нарушение работы внутренних органов.

Вскоре троица подошла к прозрачной стене карантинной зоны. Сквозь неё можно видеть медицинские капсулы. В каждой сейчас лежит ребёнок в особом фиолетовом растворе. И то, что Лида увидела, прошибло слезу.

-Все дети инвалиды, - продолжал Клаус Гюнтер. – Хроническое недоедание, обезвоживание, генетические мутации, тяжёлая работа, пониженная гравитация, в которой дети находились с рождения. Данные факторы привели к деформации скелета, и вызвали неправильное развитие многих внутренних органов.

Лида видела торчащие кости голых детских тел. У кого-то отсутствовали конечности, уши, даже носы. Тяжёлое впечатление. И Лида подумала о своём оставленном на Арктуре ребёнке. Что с ним? Какой он? Здоров или нет? Как рос без заботы и любви матери на далёкой чужой планете?

-Считаю, для детей лучше, если в таком виде попадут на Землю, - резюмировал Гюнтер в конце мини экскурсии. – Мы сейчас проводим всем поддерживающую терапию. Как видите, детей погрузили в специальный раствор, чтобы обновить кожу и убрать различные гнойниковые и грибковые образования. По прибытию на Землю врачи из центра реабилитации назначат для каждого ребёнка индивидуальное лечение.

-Ясно, - кивнул старпом. – Я пришёл убедиться, что помощь командования не требуется, и мы в целости доставим наших пациентов на Землю. Тогда я пойду, Клаус, и больше не буду вам мешать. А вы, Лидия Викторовна? Останетесь?

-Если можно, то я ещё побуду здесь, - посмотрела Лида на Гюнтера.

-Да, конечно, - кивнул доктор. – Вас что-то беспокоит?

-Знаете, после снотворного немного кружится голова.

-Ну, я пошёл, - сказал Олег Юрьевич и направился к выходу.

-Лидия Викторовна, хочу предложить бы вам лечь в диагностическое кресло. Я видел, что в бункере вы снимали шлем. А значит, вполне могли подхватить какую-нибудь инфекцию. Ведь эти дети прилетели из другого мира, а там развивались незнакомые микроорганизмы, против каких у вас нет антител. Возможно, скрытая инфекция и даёт побочный эффект в виде головокружения.

-Уговорили, - кивнула Лида и направилась вслед за майором.

 

В каюту Лида попала лишь на следующий день. Клаус Гюнтер оказался прав. В организм действительно попали вирусы чуждой флоры, и целую ночь Лиде вводили специальные антидоты и вентилировали лёгкие. К счастью, лечение провели своевременно, и болезнь не перешла в активную фазу. На прощание майор ввёл в персонального робота новый рецепт витаминизированного коктейля для ускоренного выздоровления.

Лида пребывала в странном двояком состоянии. Операция по спасению детей задела некие материнские струнки. А вид несчастных детей не отпускал ни на минуту. Лида спрашивала себя, что должна теперь делать. Ведь просила у капитана отставки, и вскоре, по прибытию на Землю, вполне может исполниться данное желание. Но действительно ли именно этого мне хочется? Сама не знаю.

Слабость давала о себе знать. Организму требуется время, чтобы полностью восстановиться. А значит, лучше всего сон.

Лида улеглась на кровать. Но спать не хотелось. Поворочавшись, заскучала, и решила одеть нейроэкран.

-Привет, - воскликнул киберЛёша с берега озера.

-Привет, - отозвалась Лида. Знакомый приятный вид побережья сразу настроил на позитив, и мысли о слабости ушли сами. Как всё же здесь хорошо.

-Что будем делать?

-Расскажи, как закончилась операция «Трудяга»

-Ну, ты ведь и так всё знаешь. Детей спасли и уложили в медицинские капсулы.

-А как погибла Марта?

-Несчастный случай.

-Расскажи подробнее. А лучше покажи запись.

Кибер сменил экспозицию, и Лида снова оказалась в бункере «Трудяги». Но теперь наблюдала за происходящим со стороны. Изображение воссоздано с камер, прикреплённых к шлемам врачей и десантников.

Лида увидела себя возле Марты. Агнесса лежит, положив голову на ногу женщины. А за спиной Лиды парят в невесомости врачи в серебристых комбинезонах. Сразу видно, работают профессионалы. Оказавшись возле ребёнка, чёткими отработанными движениями разрезают канаты и тросы, и, подхватив на руки маленькое тело, перемещают на носилки. Обессиленные детишки почти все спят. И лишь некоторые, открыв испуганные глазёнки, таращатся на существ, переносящих их. Всё же дети живут в эпоху космических полётов, и знают, что такое скафандр. Но без прозрачных щитков, когда не видно лица, космонавты действительно похожи на бездушных роботов.

Из бункера вынесли девятнадцать ребятишек. Осталось ещё тринадцать, и тут Марта закричала измученным голосом:

-Уйди, проклятый обманщик! Ты морок наслал на меня. Я тебя прокляну. Я не отдам тебе души бедных детишек. Мы уйдём в лучший мир, а ты будешь проклята и погибнешь в космической бездне.

Затем раздалось шипение, и створки бункера начали шевелиться. Марта нажала кнопку выброса породы. Но, едва стронувшись с места, стены тут же остановились. Создавалось впечатление, что действительно механизм заело. К счастью, герметичность не нарушилась, и никто не погиб. И лишь сейчас, на записи, Лида заметила удивительную вещь. По линии соединения створок бункера словно змейка пробежала голубая энергия. Может дефект записи?

А потом десантник швырнул маленький цилиндр, и оттуда начал выходить белый усыпляющий газ.

-Да что же ты за женщина такая! - закричала Лида, пытаясь надеть шлем. – Прекрати сейчас же. Кто ты такая, чтобы отбирать жизнь у ни в чём не повинных детей? Люди за миллиарды километров прилетели сюда на твой зов, чтобы спасти вас, а ты убиваешь всех. Да ты сама исчадие ада.

А потом Лида раскинула в стороны руки и замолчала. Уснула. Врачи продолжили работу и вынесли оставшихся детей. Когда Лиду удалили из бункера, осталась Марта. Что произошло дальше, непонятно. Возле женщины начали суетиться врачи, пытаясь разрезать трос, каким та привязала себя. Но стены бункера неожиданно раздвинулись, и оставшиеся два врача с Мартой вывалились в открытый космос. Ребята в скафандрах не пострадали. А вот Марта тут же погибла.

Лида просила кибера несколько раз прокрутить запись в обратном порядке. И всё-таки кое-что заметила. Сразу, как её вынесли из бункера, голубая энергия исчезла, и тогда створки разошлись. Что же за сила не дала убить детей? Лида ощутила, как в груди тревожно забилось сердце. Пришло волнующее ощущение сопричастности к некой тайне.

Стук в дверь застал врасплох. Задумавшись, Лида полностью отвлеклась от реальности, и неожиданное вторжение убило нарождающуюся догадку. Кто там?

-Входите, - разрешила Лида, снимая нейроэкран. И, когда дверь распахнулась, удивилась визитёру.

-Здравствуйте, Лидия Викторовна, - входя, приветствовал Гэйл. Кстати, тоже без нейроэкрана. – Мне сказали, вас отпустили из лазарета, и я решил убедиться, что всё хорошо.

-Спасибо, конечно, за внимание, - улыбнулась Лида. – Но из-за простого сержанта не стоило капитану покидать ответственный пост.

-Вы себя недооцениваете, Лидия Викторовна, - усмехнулся Гэйл, присаживаясь в кресло. – Вы не простой сержант. Я читал ваше личное дело. У вас в графе звание уже стоит лейтенант. А в разделе награды благодарность от командира учебного полка и медаль «За отвагу» генерального штаба Космического Легиона. Каждая из этих наград много чего стоит.

-Не знала о лейтенанте, - удивилась Лида.

-Да, так бывает. Выходит, я нарушил какой-то закон и непреднамеренно выдал тайну Легиона, - усмехнулся мужчина. – Но мы же беседуем с глазу на глаз, так что никто не узнает. Собственно, Лидия Викторовна, я и пришёл к вам, чтобы обсудить кое-какие вопросы, так сказать, не для протокола.

-Я так и поняла.

Гэйл помолчал, рассматривая женщину.

-Не представляю, как у вас всё получается. Наверное, я так не смог бы.

-Что вы имеет в виду?

-Ваше умение находить правильные слова в критической ситуации.

-Есть древняя мудрость: оставайся собой, и не стремись подражать кому-то, - вспомнила Лида. – У каждого человека имеются свои сильные стороны. Но то, о чём вы говорите, я не считаю некой уникальной личной заслугой.

-Не скромничайте. Члены религии Мауба вообще не разговаривают с иноверцами. А вы смогли провести с Мартой беседу. И даже каким-то образом успокоили, что позволило начать эвакуацию детей.

-Есть такое понятие, как интеллект взаимоотношений. Простите, я, наверное, говорю как преподаватель. Сила привычки. Но если постараться разобраться, то многих ошибок можно избежать, а так же стать более успешным в жизни.

-Очень интересно. А что такое интеллект взаимоотношений? Никогда не слышал о нём. Про умственные способности человека знаю. Но вы имеете в виду нечто иное.

-Есть так же эмоциональный интеллект и финансовый. А интеллект взаимоотношений - умение налаживать искренние отношения с людьми.

-Понятно. Обязательно уделю время данному вопросу. У вас есть чему поучиться, Лидия Викторовна. И, честно скажу, хотя и мало знаю вас, но мне нравится, что в моей команде есть такой человек. Когда на Пандоре Юрий Петрович Цветов предложил взять на операцию «Трудяга» сержанта Пратт, я удивился, но не стал перечить. И теперь вижу мудрость генерала. Без вас, Лидия Викторовна, мы вряд ли спасли бы детей. Кстати, а о чём вы говорили с Мартой?

-А вы разве не слышали?

-К сожалению, нет. Бункер хорошо экранирует все сигналы.

-Но я же общалась с вами через нейроэкран.

-Лишь потому, что одели устройство, и имелась прямая видимость с людьми, находящимися за дверью.

Лида задумалась. Что ответить? С одной стороны и хорошо, что никто не слышал, как Лида старалась по душам поговорить с Мартой. Не хотелось посвящать мало знакомых людей в личные дела.

-Я спросила, что произошло на Бункере, и Марта ответила, что гурулы прилетели и расстреляли купола. Наверное, там все погибли. Марта с детьми находилась на луне Красавец. Какой-то Лешо велел им улетать, и так они спаслись.

-А что это за дети, Марта не говорила?

-Нет.

-Лидия Викторовна, думаю, вы обратили внимание, что у детей на телах разные татуировки?

-Да. Впрочем, в тёмном бункере на «Трудяге» не видела. А когда оказалась на третьей палубе, то подумала, что дети помечены, словно товар на полке.

-А что обозначают татуировки, вы знаете?

-Нет.

-Каждая из них указывает, к какой именно семье принадлежит ребёнок. У нас есть специалист, занимающийся религией. И он поведал, что у спасённых детей татуировки главных семей церкви Мауба.

-Значит, если на Бункере гурулы убили всех, то с церковью Мауба покончено?

-Нет. Эта организация имеет колонии ещё на нескольких планетах. Но Клаус Гюнтер рассказал мне ещё кое-что. Вы обратили внимание, что все дети инвалиды?

-Да. Помню, и майор говорил, что дети имеют дефекты в строении тел. А многие внутренние органы деформированы из-за неправильного питания, невесомости и тяжёлого физического труда.

-А так же из-за генетических опытов.

-Что? Но ведь такие опыты запрещены.

-В цивилизованном мире да. Но и религия Мауба официально запрещена. Её последователи удалились от центра на периферию. И теперь мы имеем живое подтверждение экспериментов над людьми.

-Неужели человека можно скрестить с гурулом?

-Кстати сказать, Клаус Гюнтер не обнаружил в крови детей ничего гурулского. Но присутствующие компоненты более соответствуют расам касий или ваксий. Так что ещё неизвестно, кто именно стоит за экспериментами.

И тут Лида прозрела.

-Вот почему Марта хотела уничтожить детей. Чтобы те не попали в чужие руки. Но зачем же посылала сигнал о помощи?

-Марта звала на помощь. Но не Федерацию, а своих братьев по вере. И те прилетели. Но мы немного опередили. «Космический бегун» довольно быстроходен. Так что мы успели забрать детей и скрыться. И лишь потом к старой базе прибыли гурулы и корабль Мауба. Но мы взорвали крейсеры вместе с теми, кто туда прилетел. Десантники заложили бомбы, пока вы спасали детей.

-Не пойму, зачем вы мне рассказываете такие подробности.

-Лидия Викторовна, от вас я хочу взаимной откровенности. Вы должны вспомнить, желательно дословно, о чём говорили с Мартой. Даже малая зацепка может дать специалистам много информации. Тем более в виду назревающей войны с гурулами.

Лида задумалась. Гэйл прав. Любая информация может оказаться полезной в борьбе с чужими. Но, что можно добавить к сказанному, не касаясь личной истории? Ведь разговор то собственно и завязался, когда Лида попросила совета в поисках ребёнка. Иначе Марта ни за что не стала бы с ней говорить. Есть некие струнки в любой женской душе, отзывающиеся на тему детей. Конечно, Лида не рассчитывала действительно получить некую помощь. Но так хочется поговорить с кем-то о том, что тревожит, и о чём все думы.

-Виталий Николаевич, я постараюсь дословно записать беседу. Но мне нужно время.

-Хорошо. У вас есть пару дней до нашего возвращения на Землю. Но рассчитываю получить беседу целиком.

-Виталий Николаевич, мне вот пришла мысль. Если гурулы сотрудничали с религиозными деятелями Мауба, то зачем расстреляли купола?

-Думаю, гурулы поняли, что эксперимент зашёл в тупик, и решили избавиться от улик.

-Есть сведения, что эксперимент не удался? – удивилась Лида.

-Клаус Гюнтер ночью провёл исследования крови и тканей детей. И утром мне всё рассказал. Подумайте, Лидия Викторовна, если б эксперимент развивался успешно, вряд ли мы спасали бы детей, поскольку в таких случаях объекты охраняют весьма тщательно. Да и выглядели б детишки более здоровыми. Так ведь? А отсюда логично предположить, что данное исследование зашло в тупик и, возможно, потому гурулы и постарались уничтожить все улики. Но у нас мало информации, чтобы делать окончательные выводы. Какие цели преследовались религией Мауба, и чего те пытались добиться на самом деле, я не знаю. Кстати, мы определили, что за шлем накрывал голову Марты. Если вам интересно.

-Да, конечно.

-Наш специалист по религиям поведал, что такие митры носят святые Мауба. Потому вы и не могли найти информацию о шлеме в базе данных.

-Неверный запрос поисковой системе.

-Да. А одна из обязанностей этих так называемых святых, держать паству в повиновении. И не одни словом.

-Значит, Марта была телохранителем детей.

-И могла бы стать убийцей, если потребует религия. Но, чтобы разобраться во всём, нужно иметь больше информации. А мы не специалисты в таких областях. «Космический бегун» выполнил свою миссию, и теперь нас ожидает следующая. Я вот подумал, Лидия Викторовна, а может, и вы присоединитесь к нам? Я ценю умных людей, и вполне могу устроить ваш перевод на линкор.

-Спасибо, Виталий Николаевич, - вздохнула Лида. – Знаете, если бы мечтала о карьере в Легионе, то с радостью приняла бы ваше предложение. Мне очень нравится здесь. Но у каждого в жизни свой путь.

-Значит, всё же решили уволиться?

Лида задумчиво посмотрела на свои руки. Там на запястьях, прикрытые материалом комбинезона, просматриваются утолщения браслетов. С ними Лида никогда не расставалась. В глубине души шевельнулось некое воспоминание и два слова – дар любви. Чем ещё могут являться эти браслеты? И ты хочешь предать и любовь, и сына, и трусливо вернуться на Землю? – пронеслось в голове.

-Нет! - воскликнула Лида, отвечая своим мыслям. Ничего не понимающий капитан даже вздрогнул от неожиданности, и озадаченно посмотрел на женщину.

-Виталий Николаевич, я пересмотрела свою позицию, и хочу попасть в 101-ый флот, куда меня и направил генеральный штаб.

-Вы ищете смерть на войне?

-Нет. Я ищу жизнь. Но должна пройти через войну.

 

Глава 4. ЛИНКОР «БРАТСТВО МИРОВ».

 

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

 

Боевые действия на планете Корона (звезда Тау Кита) продолжаются. Не смотря на ужасные погодные условия – двухмесячный зимний ураган на горном хребте Северный - десантники продолжают теснить касий. В настоящее время под контролем агрессора осталось несколько ущелий. Там ведутся жестокие бои. Но командование Легиона уверено, что в ближайшие недели оккупанты либо сдадутся, либо будут полностью уничтожены. После блокады звёздной системы Тау Кита 4-ым и 110-ым флотами, захватчики практически обречены. В космосе боевых действий не проводится и, похоже, касии потеряли всякий интерес к данному региону.

На планете Литавия звезды 61 Лебедя продолжаются столкновения между шахтёрами и борцами за свободную Литавию. Конфликт назревал давно, но политические методы ни к чему не привели. Контролирующий систему 63-ий флот Легиона не вмешивается в местные противостояния и, не смотря на ультиматумы противоборствующих сторон, придерживается нейтральной позиции. Армия Федерации служит для защиты населения от внешних врагов, а не для выполнения полицейских функций.

У звезды Кеплер напряжённость не спадает после того, как боевые корабли государства Ссуйт взяли систему в кольцо. Напоминаем, что две заселённые людьми планеты и 124-ый флот Космического Легиона оказались в изоляции от остального мира. Прибывшие в систему 19-ый и 28-ой флота, похоже, остудили ссуйтцев. И теперь, оказавшись зажатыми между кораблями Федерации, те пытаются найти выход из трудного положения.

46-ой флот космического Легиона, направленный для защиты мирного населения планеты Бункер у звезды Муфрид, не смог выполнить задачу, поскольку всё население планеты уничтожено кораблями Лигама, взорвавшими купола. После столкновения с кораблями гурулов, 46-ой флот отступил и в настоящее время находится в открытом космосе, преграждая агрессору путь к Земле. В помощь ему направлены 53-ий и 94-ый флота.

Продолжаем тему обострения ситуации в секторе Волопаса. Экспансия гурулов набирает обороты. Вооружённые силы Лигама, после захвата планеты Лидия в звёздной системе Арктур, приостановили движение вглубь территории Федерации. Командование Легиона полагает, что гурулы решили перегруппироваться и укрупниться перед столкновением с армией Федерации. Для предотвращения военной интервенции Лигама, Космическим Легионом выдвинута группировка из 6-ти флотов. В настоящее время Федерация так же продолжает наращивать силы в секторе Волопаса. Если гурулы всё-таки решатся на военные действия, то предвидятся катастрофические потери с обеих сторон. Звёздные войны всегда сопряжены с многочисленными жертвами…

 

Чтение новостей на миниатюрном экране спального места прервало объявление, что крейсер «Чёрный мститель» прибыл к месту дислоцирования группировки Космического Легиона в секторе Волопаса, и отбывающим рекомендуется спуститься для пересадки на первый уровень. Лида спрыгнула со спальной полки и, подхватив дорожную сумку, направилась к выходу.

Часто в жизни случаются непредвиденные повороты. На следующий день после разговора с подполковником Гэйлом «Космический бегун» пересёкся с крейсером «Чёрный мститель», следующим от Земли. Лида по памяти восстановила и записала разговор с Мартой. Так что больше ничто здесь не удерживало. Виталий Николаевич ещё раз предложил место на «Космическом бегуне». Но у неё своя цель в жизни, и они расстались друзьями.

Лида с большой неохотой распрощалась так же с киберЛёшей и, облачившись в отутюженную парадную форму, по стыковочному рукаву перешла на крейсер. И словно попала из века будущего в прошлый. «Чёрный мститель» хотя и имеет гордое название но, по всем меркам старичок. И не только физически, но и морально. Свежеокрашенные панели не скроют отслужившие своё агрегаты и системы.

В стандартном кубрике двенадцать спальников по кругу (по три на каждой стене), и загороженный санузел. В одном из таких отсеков на седьмой палубе, где обычно размещается десант, Лиде и выделили спальное место в виде полки со стальными жалюзи. И там целую неделю, пока летели к месту дислокации, сержант Пратт оставалась предоставлена себе. Такие «персональные покои», как шутят солдаты, используются так же для анабиоза при перелётах на дальние расстояния. Но рейс подходил к концу, и Лиду не погружали в глубокий сон.

Как оказалось, «Чёрный мститель» перевозил солдат. Группировка флотов Космического Легиона доукомплектовывалась до необходимого боевого максимума, и крейсер оказался переполнен. Лида с тоской вспоминала «гостиную для почётных гостей» «Космического бегуна» и нейроэкран. Но часто для достижения цели нужно выйти из зоны комфорта, а не оставаться её пленником. Иначе ничего в жизни не добьёшься.

Перелёт оказался страшно утомительным. Народа битком. Здесь летели вместе и десантники, и пилоты, и техники. Ввиду отсутствия спальных мест немало солдат располагалось прямо на полу кубриков, и даже в коридорах. Невероятная перегрузка корабля.

В первый же день Лида решила позаниматься в спортзале, чтобы не прерывать тренировки. В условиях пониженной гравитации телу необходима дополнительная нагрузка, чтобы мышцы не теряли эластичность и не висели, как тряпки. Но и там оказалось переполнено. Мужчины спали даже на станках. Так что о спорте пришлось на время забыть.

Изредка офицеры, сопровождавшие личный состав, наведывались в кубрики к подчинённым и вели беседы с патриотическим уклоном, а так же давали немного информации о ситуации в Космическом Легионе. В такие моменты Лида поднимала жалюзи и тоже слушала. В остальное же время приходилось занимать себя выдуманными занятиями либо просто спать. Здесь женщин нет, выпивка запрещена, а за драку грозит изгнание из Легиона. Так что солдаты выдумывали себе различные игры.

А у Лиды появилось много времени для размышлений. Можно сказать впервые после того, как покинула Землю. Человеку для комфортного самочувствия требуется ощущение, что всё делаешь правильно. А значит, должно быть согласие души и разума. Но с этим начались проблемы. Душа Лиды по-прежнему рвалась найти ребёнка. Но разум находил всё новые и новые причины, чтобы отказаться от полёта к Арктуру.

Теперь Лида начала корить себя, что поддалась новому порыву и не вернулась на Землю к прежней жизни. Сама не могла понять себя, почему так поступила. Конечно, браслеты поддерживали в ней дух искателя. Пожалуй, если б не они, то, возможно, бросила бы всё ещё после лунного инцидента.

Но не отпускали так же и воспоминания о детях с «Трудяги». Исстрадавшиеся глазёнки на худых личиках преследовали даже во сне. И Лида начала видеть своего ребёнка. Хотя как могла? Богатое женское воображение рисовало всевозможные напасти, что могли приключиться с сыном на далёком Арктуре, и Лида не находила себе места. Что же я за мать такая, бросившая свою кроху? Прости меня, дорогой сынуля, что оказалась такой никудышной мамой, и не смогла позаботиться о тебе. Как ты там? Что с тобой происходит? Жив ли ты? Не страдаешь ли от голода, боли и издевательств? Слёзы застилали глаза от таких мыслей, и Лида днями рыдала за стальными жалюзи.

А ещё здесь же на полке отметила свой день рождения. Тридцать семь тот возраст, когда человеку нужно подводить определённые итоги. Всё-таки половина жизни. С одной стороны у Лиды вроде как всё сложилось хорошо. Окончила университет с красным дипломом, почти сразу командировка на Арктур. Затем возвращение. После реанимации нашла силы вернуться к работе в университете. Поднялась до старшего преподавателя и написала докторскую. Кто-то скажет – жизнь удалась.

Но каждый день Лида ощущала внутри какую-то неудовлетворённость. Постоянно казалось, что занимается не своим делом. А неспокойная душа звала куда-то в путь. Лида долго не понимала себя, полагая, что полученная на Арктуре III травма сбила некую жизненную программу, и потому лишилась внутреннего равновесия. А отсюда и неустроенность в личной жизни, одиночество и пустота. А ещё какая-то нелогичная озлобленность на мир. Потому и направилась тогда в центр искусственного оплодотворения, решив, что женская душа нуждается в том, о ком можно заботиться.

И вот неожиданное известие, что уже рожала. А значит, где-то есть мой ребёнок. И душа тут же отозвалась на эту новость, и восприняла, как естественное положение. И так зажглась, что даже не возникало сомнений в необходимости полёта на Арктур. Но начали возникать такие препоны, что просто ставили в тупик. Лишь каким-то чудом находился выход, и почти сразу новые препятствия. И Лида чувствовала, что может не выдержать таких испытаний, и впадала в депрессию. А затем приходили слёзы.

Вот так и прошёл рейс.

 

Лида спустилась в лифте на первый уровень крейсера. Здесь оказалось довольно многолюдно. Солдаты и офицеры столпились у терминала в ожидании посадки на шаттл. Но Лида заметила в углу ещё одну очередь.

-Что там? – поинтересовалась у солдата, пришедшего оттуда.

-Монитор распределения, - ответил тот. – Вставляешь личный чип, и на экране высвечивается корабль приписки, и на какой шаттл идти.

-Понятно, - вздохнула Лида. Значит, и ей нужно туда. Не хотелось толкаться в очереди, но офицеры так же стоят там. И Лида направилась в конец живой змеи.

«Линкор «Братство миров». Шаттл номер четыре» - возникла надпись, когда Лида, наконец, вставила чип. Пока добралась до монитора, оказалась едва не самой последней в огромном помещении. Следовало поторопиться. Обернувшись, быстро нашла табло с горящей четвёркой и устремилась туда.

Едва прошла шлюз, тут же закрыли проход, и шаттл стартовал. В салоне все места оказались заняты, так что пришлось с ещё тремя солдатами парить в невесомости у входа. Явное нарушение правил. Корабли рассчитываются на определённое количество мест и, соответственно, массу полезного груза. А превышение чревато аварийным выходом из строя всего оборудования. В учебке курсантам эту истину вдалбливали любыми имеющимися способами. Экипаж шаттла не мог не знать инструкций, значит, умышленно игнорировал. Лида вспомнила мудрость – не лезь в чужой монастырь со своим уставом.

Вспомнилось, как на таком же шаттле отбывала с Пандоры. Но тогда сопровождал подполковник Гэйл – капитан линкора. Большая честь для простого сержанта. А теперь Лидия Пратт стала обыкновенным солдатом, растворившись в многотысячном контингенте Легиона. И никто не обращает внимания на единственную женщину в салоне.

-Видать, действительно мировые галактические империи начали распадаться, и некому стало контролировать законы. Вот небольшие расы и вознамерились урвать от чужого пирога, - услышала Лида голос сидящего возле неё майора в светло сером комбинезоне. Такие носят в разведке.

-И галактика запылала войнами, - отозвался другой офицер в звании капитана. Так же разведчик. - Фактически начался очередной передел мира. Что и прослеживается по всему известному космосу. Ведь раньше не наблюдалось такой активизации боевых действий в галактических масштабах. Вот и нам досталось. Люди, не относящиеся к ведущим мировым расам, видимо, показались гурулам именно тем народом, кто легко поделится своими территориями.

-Ха, не на тех напали.

-Я так понимаю, Лигама провела несколько разведок боем. И, хотя и получила отпор, видимо, сочла не особо страшным.

-Естественно, ведь мы пока отступаем. Фактически без боя отдали две планеты. Ну, ничего. Мы тоже готовились к войне. И я уверен, Космический Легион удержит рубежи, а когда развернётся в полную силу, то гурулам мало не покажется. Мы не дадим врагу посеять хаос на своих планетах. Иначе это будет лебединая песнь человечества. Как на Бункере.

-Да, я читал новости, - произнёс капитан. - Там отсутствовал флот, чтобы отразить захватчиков, и вот чем всё обернулось.

-С Бункером не всё чисто. Федерация ведь не просто так ушла из системы Муфрид. Значит, кто-то принудил отступить. Или велись некие политические игры.

-На Бункере, как я слышал, после ухода Федерации поселились члены религии Мауба. А за ними тянется длинный шлейф контактов с представителями чужих рас и какие-то тёмные делишки. Может, именно они и послужили атаке гурулов?

-Всё может быть, - задумчиво протянул майор. – Но я считаю, что Лигама в эти мутные времена вознамерилась расширить своё государство и отвоевать себе новые планеты. И гурулы не остановятся на Бункере и Лидии. Так что, учитывая, какие Лигама собрала силы, не жди лёгкой победы. Но у нас есть кое-какие преимущества. Так что, попомни мои слова - мы вышибем амфибий и с Бункера и с Лидии.

От этих слов у Лиды поднялось настроение. Больше всего ей хотелось именно такого развития событий. Ведь там, на далёкой Лидии должна найти своего ребёнка. Ради него и пошла на все эти испытания.

Перелёт длился недолго, и вскоре шаттл содрогнулся, пристыковываясь к линкору. Народ тут же засуетился. Лида первая направилась к шлюзу, гадая, что увидит на «Братстве миров». Впрочем, особых иллюзий не питала. «Космический бегун» считался экспериментальной моделью, и вряд ли в действующих войсках в настоящее время имеется нечто похожее.

И не ошиблась. Линкор оказался усовершенствованной моделью «Чёрного мстителя». Никаких тебе нейроэкранов и прочих высокотехнологичных прибамбасов. Зато полно снующего и толкающегося народа. Лида сразу ощутила накалённую атмосферу. Окрики, нервные голоса, напряжение. Люди ожидали начала боевых действий, и одновременно боялись, стараясь замаскировать страх лихой бравадой.

-Сержант Лидия Пратт явилась к месту несения службы, - доложилась майору, встречавшему шаттл.

-Пройдите на палубу номер двенадцать, - скользнул офицер взглядом по предъявленному документу, и отвернулся.

Вот так и началась служба в профессиональных войсках.

На двенадцатой палубе дежурный лейтенант принял документы и, сопроводив в кубрик, представил коллегам. Молодые ребята обрадовались пополнению и, с вожделением созерцая женские формы, не стеснялись отпускать фривольные шуточки. Здесь месяцами, а то и годами мужчины не видят женщин, а природа требует своё.

Лида успела привыкнуть к армейским пошлостям, и не реагировала даже на откровенные предложения. А желающие протягивать руки получили в нос. По совету бывалого прапорщика в учебке Лида пару недель колотила по боксёрской груше, вспоминая приёмы. И теперь маленькие дамские кулачки мигом ставили на место недалёких ловеласов.

К счастью, здесь есть, где уединиться. Спальное место, как и на крейсере, отгораживается стальной жалюзи. Тут, на полке, Лида могла отдохнуть и прийти в себя после горячих разборок с голодными мужчинами.

 

По нормативам Легиона на истребитель положено три специалиста - два пилота и техник. Сержанта Пратт определили на место второго пилота. Что вполне устраивало Лиду. Но между ней и лейтенантом Майком Дюбуа отношения не сложились с первого же дня.

-Послушай, тёлка, - резко заявил Майк, едва Лида приблизилась к истребителю, - это боевая машина, а не хрень какая. Так что я тебя и близко не подпущу к ней.

-Обожаю женоненавистников, - в тон ему заявила Лида. Работа преподавателя научила общению с молодыми ребятами.

-Чего? – не понял лейтенант.

-Не пристают к порядочным женщинам, - ответила Лида в глаза Дюбуа. - Что-то вроде голубых.

Вся палуба взорвалась смехом, а Майк сконфужено ретировался. Над ним потом долго посмеивались техники, да и пилотская братия частенько прохаживалась на счёт возможных половых увлечений Дюбуа. Мол, женщине виднее, как у мужчины с этим. Но отныне первый и второй пилоты встречались лишь на общих построениях. Майк не мог простить женщине унижения. А Лида заявила о себе как о личности, с кем лучше не связываться - нарвёшься.

Истребители в действующих войсках - совсем другие машины, чем в учебке. Принципы пилотирования, конечно, те же, но обустройство и начинка отличаются заметно. Военные технологии постоянно усовершенствуются, и Лиде пришлось затратить время на переучивание. Новым оказалось оружие, защита, да и двигательные установки. Практически всё. Но, тем не менее, эти корабли не сравнятся с теми, что Лида видела на «Космическом бегуне». Ведь там истребители отличались даже корпусом, не говоря о внутренностях. Жалко, не вышло приблизиться к ним. А киберЛёша наотрез отказывался показывать внутренности истребителей. Нет допуска.

 

С первого же дня сержанта Пратт определили на боевое дежурство. Раз в профессиональных войсках, значит, должна нести службу, как и остальные пилоты. Впрочем, обязанности сильно не напрягали. В основном патрулирование.

Как второй пилот, Лида вылетала в космос с разными звеньями, где по какой-то причине не хватало состава. Памятуя наставления майора Шульца, старалась как можно лучше узнать космолёт, и почти всё личное время отдавала учёбе. Возвращаясь из рейда в док, снова вносила фамилию в список запасников, и так в день набегало по два-три вылета. Зато отточила навыки при работе с новой техникой и перезнакомилась со многими ребятами. Так постепенно и втянулась в коллектив. А так же подтянула мастерство как специалиста. Профессионалы, служившие в Легионе, не скупились дать совет, если видели, что человек действительно серьёзно относится к делу. И усердие в обучении помогло Лиде отстоять звание сержанта на тестах, проводимых для вновь прибывших солдат.

Лигама не спешила атаковать, но присутствие агрессора ощущалось по многим признакам. Сканеры фиксировали в космосе огромное скопление металла. Часто небольшие корабли амфибий появлялись то тут, то там, нанося торпедные удары, и тем провоцируя людей на ответные действия. Пилоты иногда сбивали чересчур наглых разведчиков, далеко проникших на чужую территорию, но не преследовали, на что рассчитывали гурулы.

Неожиданно для себя Лида обнаружила любовь к полётам, долгому пребыванию в огромной чёрной пустоте, когда лишь приборы говорят с тобой, рассказывая по секрету такие эксклюзивные данные как, например, где сейчас находишься. А ещё изредка в наушниках раздаются команды и приказы. Всё оставшееся время покой и тишина, когда так приятно помечтать о грядущей встрече с сыном.

У Лиды неожиданно объявился редкий дар - особым чутьём угадывать изменения в космосе, всевозможные трансформации капризных и непредсказуемых полей и излучений. Что немаловажно для пилота. Даже не глядя на приборы, определяла, где пролегает граница, куда лучше не соваться, ведь огромный космос таит множество опасностей. Словно кто заботливо нашептывал, когда лучше свернуть. И лишь позже датчики фиксировали аномалии пространства.

Коллеги, вылетавшие с Лидой на патрулирование незнакомого космоса, оценили по достоинству способности новичка, и сержант Пратт стала пользоваться авторитетом.

 

На четвёртый день по прибытии в войска Лида получила видео письмо от Терри и Бориса. Прямо на киберфон пришёл сигнал, и в свободную минуту просмотрела видео. За те несколько недель, как расстались, парни не изменились. Лишь поменяли форму. Теперь у ребят, впрочем, как и у неё, голубые пилотские комбинезоны.

-Здравствуй Лида, - приветствовал Терри. И в кадре тут же появился Борис: – Привет, шеф.

-В общем, мы прибыли на место в звёздную систему Тау Кита, - продолжил Терри. – Две недели летели в анабиозе. Здесь практически все ребята из учебки. Нас разбросали между 4-ым и 110-ым флотами на должности вторых пилотов. Боевые действия на планете Корона фактически завершились, и теперь мы патрулируем систему. Йоми Сунави так же с нами в кубрике. Остальные ребята из звена на нашем линкоре «Неустрашимый», но в другом крыле. В общем, мы здесь привыкаем, осваиваемся. Как у тебя дела? Куда занесла судьба? У нас тут ходят слухи о начале войны с гурулами. Надеюсь, тебя не отправили в военную группировку в системе Волопаса. Там скоро будет очень жарко. Ждём от тебя письма.

-Терри совсем тут извёлся от одиночества, - перехватил камеру Борис. – Так что не задерживай с ответом. Ну, пока новостей больше нет. Пиши, шеф. От наших ребят тебе привет.

Короткая весточка из прошлой жизни, но как много значит для солдата, оторванного от друзей и знакомых. Армейские будни довольно однообразны, а такое письмо расширяет кругозор и говорит о самом главном, что ты не один, и по-прежнему кому-то нужен.

Лиду насторожило предупреждение Бориса о Терри. Вроде не давала ему намёков на возможность каких-то отношений между ними. И всё же женскому сердцу особо приятны такие знаки внимания. Лида начала вспоминать, как Терри смотрел на неё, как и о чём говорил. А после лунного инцидента так вообще стал едва не заместителем командира звена, и никому не давал и рта открыть, если кто пытался задеть. На Пандоре с ребятами закрывал собой от снайпера. А перед отбытием именно Терри позвонил, и поинтересовался судьбой. Ведь больше никто из ребят не вспомнил. И о чём парень думает? Я же на десять лет старше. Впрочем, как говорится, любви все возрасты покорны. А Терри всегда казался намного старше ровесников.

Лида вздохнула. Будь сама моложе лет на десять и, если б не ребёнок, возможно, и постаралась бы притянуть Терри к себе. Лиде нравится подобный тип мужчин, на кого можно положиться в трудную минуту. А влюблённые глаза молодого человека растопили бы лёд в любой женской душе. Но… Но… Но… Лучше не впускать в душу такие мысли.

-Привет, ребята, - сказала Лида в камеру, настроив формат ответного видео письма. – Рада получить весточку от вас. Кажется, виделись лишь вчера, но уже разбросало нас по космосу в разные стороны. Я попала в 101-ый флот в секторе Волопаса на линкор «Братство миров». Как и вы, стала вторым пилотом. Боевых действий пока нет, но настроение у всех предвоенное. Вылетаем на патрулирование, осваиваемся с новой техникой. Что ещё рассказать? Даже не знаю. Рада получить от вас письмо. Больше пока никто не откликался, что и понятно. Ребята осваиваются на местах. Привет Йоми Сунави и остальным ребятам. Жду ответа. Лида.

Немного подумав, решила отправить письмо на киберфон Бориса. Терри должен понять намёк.

 

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

 

У звезды Кеплер, где три сотни боевых кораблей государства Ссуйт взяли систему в кольцо, начались переговоры. 19-ый и 28-ой флота Легиона, прибывшие к звезде, вынудили ссуйтцев просить о свободном выходе из системы.

На планете Литавия звезды 61 Лебедя продолжаются отдельные столкновения между шахтёрами и борцами за свободную Литавию. В конфликте принимают участие до шестидесяти тысяч человек с обеих сторон. Главные требования экономические. Перехвачены обращения борцов за свободную Литавию к представителям иных рас с просьбой оказания помощи, что может создать новый очаг напряжённости международного масштаба. Контролирующий систему 63-ий флот Легиона в местный конфликт не вмешивается, но блокирует все сигналы, исходящие с планеты. Всем гражданским кораблям вход в систему закрыт.

В секторе Волопаса растёт напряжённость. Военные группировки государства Лигама и Федерации продолжают наращивать вооружённые силы. 46-ой, 53-ий и 94-ый флота, объединившись, создали надёжный заслон Федерации в направлении звезды Муфрид. Но главный удар Лигамы ожидается со стороны звёздной системы Арктур. Здесь Федерация продолжает наращивать военный контингент, добавляя новые корабли.

Боевые действия на планете Корона (звезда Тау Кита) завершились. Понеся огромные потери, оставшиеся в живых раненные касии сдались в количестве сорока бойцов. По предварительным данным в ходе конфликта погибло 110 тысяч касий и 45 тысяч человек. 4-ый и 110-ый флота космического Легиона продолжают патрулировать систему. Но по информации, полученной от сдавшихся в плен касий, больше не предвидится каких-то боевых действий с их стороны.

 

-И здесь не обошлось без ваксий, - произнёс кто-то слева. Лида обернулась, подняла голову и увидела молодого лейтенанта. Выше двух метров роста, короткие чёрные волосы, густые брови, перебитый нос и смешные, навыкате, глаза.

-Ваксии? – переспросила Лида.

-Касии – младшая ветвь семьи ваксий, - пояснил лейтенант.

-Не знала, - хмыкнула Лида.

-Разрешите представиться, Руслан Бикеев.

-Очень приятно. Я…

-Лидия Пратт, - усмехнулся Руслан. – Единственную женщину пилота 101-го флота знает, наверное, весь Легион.

-Вот как? – искренне удивилась Лида. - Не думала, что настолько популярна.

-А знаешь, кто старшая ветвь семьи ваксий? – улыбнулся молодой человек.

-Просвети.

-Хм. Говорят, лучше увидеть своими глазами, чем услышать.

В два шага лейтенант оказался у пульта, немного поколдовал над ним, и на большом экране отсека для отдыха замелькали кадры.

 

-Если проследить эволюцию скелета ваксий от касий, - начал вещать диктор, - то следующая и наиболее вероятная ступень - вымершие тысячелетия назад земные динозавры. Да-да, не удивляйтесь. И сейчас мы с вами увидим.

На экране возник скелет касий, очень похожий на гуманоидный. Те же руки и ноги, прямая спина. Но тело покрывает твёрдая чешуя, поскольку касии, как и гурулы, относятся к классу амфибий. Постепенно на экране кости удлинялись, причём, не добавлялось ни единой лишней и, в результате, появился ваксия.

-Как видите, - продолжил диктор, – единственное отличие, у ваксий есть большой хвост. У касий тоже имеется маленький хвостик. Но представители данного вида считают неприличным выставлять эту часть тела на обозрение. Так что его фактически и не видно под одеждой.

Часто указывают на ещё одно бросающееся в глаза отличие. Касии имеют вид почти как у человека, то есть прямая спина, пропорциональные конечности и голова. Вы можете увидеть на рисунке, что рост у них примерно такой же, как и у людей. У ваксий же немного непропорциональное строение тела – массивные нижние конечности, длинные тонкие руки и характерный наклон корпуса вперёд. Но дело в том, что если и на человека навесить сзади большой хвост, как у ваксий, он тоже наклонится, чтобы сбалансировать тело.

Есть теория, что касии – результат инволюции расы ваксий на планетах с повышенной силой тяжести. Хотя с той же вероятностью можно предположить и другой сценарий, что ваксии произошли из касий, переселившись на планеты с меньшей силой тяжести, что позволило им развить свои тела. Прямого ответа на данный вопрос нет. Ваксии, как и касии считают недопустимым обсуждать с представителями иных рас такие вещи, относя к разряду неэтичных. И, тем не менее, родство не отрицают.

А теперь давайте посмотрим, что получится, если мы ещё увеличим ваксию.

На экране снова появился скелет ящера. Постепенно кости увеличивались, хвост отрастал, голова удлинялась, и образовался самый настоящий динозавр.

-Как видите, снова не добавлено ни единой лишней кости, - вещал диктор. – Такая эволюция ваксии в динозавра вполне допустима и не противоречит законам природы. Есть теория, что сотни тысяч лет назад сила тяжести на Земле была намного меньше, чем сейчас, а объём кислорода в атмосфере превышал в разы. И в тех условиях вполне мог существовать вид ваксий размером с динозавров. Но что мы знаем о древних рептилиях Земли? Практически ничего. До нас дошли лишь кости, позволяющие воссоздать облик динозавров. И ещё найдены камни, где изображены люди вместе с рептилиями. Из всего сказанного можно сделать вывод, что ваксии когда-то жили на Земле.

 

-И снова хотят завоевать, - добавил Руслан.

-Почему так решил? – поинтересовалась Лида. Документальная программа закончилась, и на экране началась развлекательная передача, заказанная кем-то из солдат.

-Я не политик, а просто люблю смотреть новости. И часто вижу, что ваксии оказываются причастны к человеческим конфликтам. Отсюда и напрашивается вывод, что ящеры хотят отобрать у нас планеты, где, возможно, когда-то жили.

-Хм. Интересная теория. А почему же ваксии ушли с этих планет?

-Неизвестно, - вздохнул Руслан. – История Галактики полна тумана. Я учился на историческом факультете в университете Санкт-Петербурга, и знаю, что другие расы не дают свободного доступа к своей древней истории. Но всё же многие из дошедших до нас документов содержат информацию, что в Галактике когда-то шла грандиозная война. Именно тогда великие расы установили мировой порядок. А на Земле имеются доказательства, что жизнь неоднократно уничтожалась на планете, и затем возрождалась. Может, в какой-то из этих периодов и исчезли динозавры-ваксии из нашего мира. Но теперь, уверен, вновь хотят вернуться.

Лида вспомнила, что не раз встречалась с упоминаниями о ваксиях в различных конфликтах Федерации. У самой есть именной бластер, подаренный майором Трезубовым, из которого его бабушка убила несколько ящеров на планете Эола. Затем участие ваксий в протестах на Пандоре. Капитан Гэйл упоминал о присутствии в крови детей с Бункера неких компонентов ящеров. Что наводит на размышления о сотрудничестве ваксий и гурулов. А если сюда приплюсовать ещё и вторжение касий на планету Корона, то картина всё больше начинает проясняться. Впрочем, о многих конфликтах Лида и не знала, чтобы судить глобально. Но и имеющиеся факты достаточно красноречивы.

-Значит, ваксии плетут заговор против человечества с целью завоевания планет Федерации?

-Совершенно верно, - кивнул Руслан. – Ящеры считают людей примитивными. Но всё же у нас имеются военные технологии, позволяющие защитить миры Федерации от захватчиков. А ещё есть и высшие цивилизации, контролирующие порядок в галактике. Так что, думаю, человечество даст отпор ваксиям.

-Спасибо, Руслан, что просветил. Честно говоря, не задумывалась над этим. Но теперь начинаю видеть связи.

-Кстати, ваксии не раз пытались завоевать и Землю. На рубеже девятнадцатого-двадцатого веков, контролируя англо-саксонцев и уводя науку в ложном направлении, ящеры пытались сделать переворот и подчинить себе планету. Но, к счастью, им не удалось, и теперь Земля полностью принадлежит человечеству.

-Знаешь, Руслан, не совсем укладывается в моей голове связь между ваксиями и динозаврами.

-Над тобой довлеют архетипы, воспитанные с детства. Ведь динозавров чаще всего представляют в виде огромных бестолковых рептилий. Ну а как на счёт драконов? Тот же динозавр, но умный, разговаривает человеческим языком, сторожит сокровища и питается девственницами.

-Точно, - улыбнулась Лида.

-И ещё один след в земной истории. У индусов в древних текстах описаны наги. Тоже умные рептилии. Так что примеров хватает о присутствии ваксий на Земле. И ящеры не успокоились, и снова пытаются отобрать у людей пригодные для жизни планеты.

-Считаешь, ящеры так и не отказались от Земли?

-Вряд ли. Ваксии довольно умны и терпеливы. Понимая, что невозможно сразу завоевать целую планету, ящеры тщательно создают определённые условия в каждом мире, чтобы в подходящий момент нанести удар. А уж применяемым ими методам нет предела. Сама понимаешь, невозможно во всех мирах использовать один и тот же сценарий. Где-то ящеры постепенно заболачивают планету, в других местах ведут агитационную работу, внедряя в сознания общества ложные идеи. Взять ту же религию или политику, где осуществляется воздействие на широкие слои населения. Вот там и начинают ящеры работу, потихоньку, шаг за шагом, склоняя жителей в нужную им сторону. Постепенно вызревает ситуация, когда ваксии начинают контролировать планету. И тогда остальным расам не остаётся места в оккупированном ими мире.

-Ты рассказываешь жуткие вещи, - заметила Лида. – А у тебя есть какие-то достоверные факты, подтверждающие эту теорию?

-Как-нибудь я расскажу тебе о них.

 

Через две недели по прибытии Лиды к месту службы, гурулы развязали войну. Рассредоточив звездолёты широким фронтом, амфибии пошли в атаку.

Личный состав космического Легиона поднялся по тревоге. Солдаты, вышколенные бесчисленными тренировками, быстро заняли боевые посты. И огромная военная машина заработала.

Лида по натуре спокойный миролюбивый человек, и вовсе не горела желанием воевать. Не для того забралась так далеко в космос. Но жизнь зачастую готовит такие испытания, что заставляет полностью измениться. И если решила пойти в солдаты, то принимай свой первый бой.

Когда объявили тревогу, страх и даже ужас сковали душу стальными когтями. С трудом удалось справиться с эмоциями. Лида не паниковала. Но из глубины души поднялась волна протеста и взорвалась негодованием.

Так вышло, что перед самой тревогой главный пилот истребителя лейтенант Дюбуа попал в лазарет. Получил глубокую рану, помогая технику Кириллу отлаживать двигатель. И место в кабине пришлось занять второму пилоту. Иначе новичка не выпустили бы в первый же бой. Но Лида умела брать на себя ответственность, и не боялась трудностей. После объявления тревоги сразу же бросилась в док и, не обнаружив у корабля главного пилота, взяла штурвал в руки.

Сержанту Пратт, как новичку, определили место пятого в середине боевого звена из семи истребителей.

-Главное держись строя, - напутствовал командир звена лейтенант Амир Гулиев. – И не лезь на рожон. Успеешь навоеваться.

-Есть, первый, держаться строя, - тут же ответила Лида. С четвёртым звеном вылетала много раз, и хорошо знала этих ребят.

-Старт! – взревел лейтенант, едва загорелся красный сигнал, и корабли устремились к пусковому коридору.

И вот, первый настоящий бой. Отовсюду несутся снаряды. Лишь успевай маневрировать. Конечно, пилотов на симуляторах готовили к реальному сражению. Но, когда всё происходит вживую, совсем иное восприятие. К такому не подготовишься. Ведь снаряды летят настоящие, и убивают насмерть. Здесь психика работает иначе. А жизнь так устроена, что ко всему нужно привыкать. Тем более к особым условиям, когда буквально ходишь по краю.

Оказавшись под обстрелом, Лида пыталась держать строй, как учили в учебке. Но гурулы устроили такую плотность огня, что мигом разметали силы защитников, разбив боевые порядки и несколько больших кораблей-носителей.

В первые же минуты боя четвёртое звено оказалось уничтожено. Почти одновременно вспыхнули факелы взрывов, и Лида осталась в одиночестве. Видимо, спасло, что летела в середине звена, построенного треугольником, и удар приняли окружающие корабли.

Малые космолёты предназначены для борьбы с себе подобными машинами. Но когда большие корабли стреляют мощными энергетическими пушками, истребители бесполезны.

Лишившись боевого звена, Лида не паниковала, а попыталась связаться с базой. Но, вероятно, из-за созданных помех, в эфире стоял лишь шум. К тому же без трансляции с базы видимость на поле космического боя почти нулевая. Ведь в свете далёких звёзд почти ничего не видно, и сражения в основном ведутся по приборам. Значит, оставалось выжидать. И, пока гурулы стреляли потоками энергии, Лида, прикрывшись осколками разбитых машин, ушла в тыл линкора.

Космический Легион готовился именно к такому развитию событий, отрабатывая на учениях соответствующую тактику. И теперь, незаметно для агрессора, занятого наступательными манёврами, линкоры и крейсеры Федерации, находившиеся в глубоком тылу, зашли с четырёх флангов, и одновременно нанесли мощнейшие удары. Приём рассчитан на внезапность, и увенчался успехом, заставив гурулов запаниковать и перейти от атаки к вынужденной обороне. Что сразу же изменило ход боевых действий.

Агрессору потребовалось срочно перестраивать боевые порядки. Но люди не дали амфибиям времени. Началась вторая фаза отражения. Сразу после мощного залпа подтянувшихся из тыла флотов, малые истребители, фрегаты и эсминцы набросились на врага. И мясорубка завертелась.

Наконец, связавшись с базой и получив команду примкнуть восьмой к тринадцатому звену, Лида снова вступила в бой. И опять маневрировала на предельных скоростях, уходила от снарядов, уворачивалась от вражеских кораблей, изредка сама наносила удары.

Со вторым звеном удалось повоевать чуть дольше. Примерно двенадцать минут. Фактически не существовало какого-то плана. Корабли беспорядочно метались по космосу, уворачиваясь от торпед, стараясь выжить и одновременно уничтожить побольше истребителей Лигамы. Но гурулы бросали на прорыв всё новые силы, и постепенно, один за другим, погибли и новые коллеги. Лида вновь чудом осталась жива. Казалось, будто кто направляет корабль, заботливо выбирая безопасные маршруты.

Лида не рвалась убивать, но война есть война, и иногда приходилось стрелять во врага, иначе самой грозила смерть. Что удивительно, страха не испытывала. Наоборот, была собрана, и хладнокровно расстреливала вражеские корабли, всё равно как на симуляторах. В самом первом настоящем сражении всё оказалось впервые - реальные боевые действия, потеря товарищей, немыслимые разрушения и убийственный хаос. Но, главное, встретившись лицом к лицу со смертью, Лида училась выживать.

После семи часов боя гурулы остановились. Потери Лигама оказались гораздо больше, чем у людей. Три десятка огромных линкоров амфибий погибли вместе со своими экипажами. Но силы агрессора ещё огромны. И напряжение после первой крупной битвы лишь накалилось.

Потеряв второе звено и расстреляв боекомплект, Лида возвращалась на базу и чувствовала себя до крайности обозлённой. Долго искала тому причину, но всё же докопалась до истины - очень не хотелось находиться здесь и играть в жестокие мужские игры. Не затем добиралась сюда за десятки парсек. Но до желанной цели ещё далеко.

Оранжевый Арктур всё так же подмигивает издали, словно маня к себе. Но до него ещё около шести световых лет. Маленький истребитель не пролетит столько. Лишь огромные линкоры да крейсеры способны преодолеть такое расстояние. Конечно, Лида сейчас оказалась ближе к желанной цели, чем если бы осталась на Земле, но всё ещё очень далеко.

 

Едва в доке откинула фонарь, истребитель тут же окружили техники и буквально вытащили из кабины. Мужчины радостно приветствовали, обнимали и поздравляли с боевым крещением. И оставили в покое, лишь когда в док влетел следующий истребитель.

И тогда к Лиде сумел пробиться техник - Кирилл Сигаев. Как и коллеги, облачён в чёрный комбинезон. Парню двадцать пять, на службе четыре года. Невысокого роста, с мускулистым торсом и коротко остриженными русыми волосами. Лиду привлекало худощавое и даже несколько интеллигентное лицо Кирилла. Лейтенант Дюбуа, помешанный на боевой технике, высоко ценит Сигаева, как специалиста.

-Потери катастрофические, - печально сообщил Кирилл. - Мы следили за боем по радио переговорам. В общем, девяносто процентов истребителей уничтожено. Потому так и обрадовались ребята, когда хоть кто-то вернулся в док. Потери по флоту - пятнадцать линкоров и семь крейсеров. А об истребителях и говорить нечего.

-Да, там настоящий хаос, - устало выдохнула Лида, окидывая док печальным взглядом. Здесь базируется двадцать один истребитель, и только два вернулось из боя. Второго уцелевшего пилота из третьего звена Лида знала лишь в лицо.

-Из-за больших потерь линкор фактически опустел, - продолжил Кирилл. – Ведь то же самое творится и в остальных доках. По распоряжению командования всех свободных пилотов в срочном порядке отправили в тыл. Лейтенант Дюбуа так же полетел за новым истребителем. И теперь, сержант, корабль полностью ваш.

-Спасибо, Кирилл, за информацию.

-Теперь вы главный пилот. Какие будут распоряжения?

-Готовь корабль к новому вылету. И, кстати, я расстреляла весь боекомплект. Так что нужно пополнить арсенал.

-Будет сделано, - кивнул техник. И затем по-дружески добавил: – Лидия Викторовна, я рад, что вы вернулись.

-Я тоже. Всё будет хорошо, Кирюша. Мы ещё повоюем.

-Да, - улыбнулся техник.

-Вот так-то лучше. Надейся парень на удачу, и она прилетит к тебе.

 

В сугубо мужском военном коллективе Лида держалась особняком. Слишком чужие для неё люди, избравшие профессией армейскую службу. Шутки чересчур пошлые, а общий интеллектуальный уровень для учёного, получившего докторскую степень, довольно низок. К тому же Лида привыкла к одиночеству, и шумной компании предпочитала уединение.

Вот и сейчас, после своего первого боя, искала покоя и тишины на пустой смотровой площадке двадцатой палубы. Когда поднимали внешние бронированные щиты, отсюда открывался прекрасный вид космоса.

-Сержант, любуетесь звёздами или изучаете позицию врага? – подходя сзади, в шутку спросил командир эскадрильи. С ним Лида виделась лишь на общих построениях.

Майор Элдар Бранд высокий, мускулистый, сухопарый мужчина с маленькими усиками, густой волнистой шевелюрой и квадратным лицом. Могучий торс обтягивает голубой комбинезон с нашивками. Одним словом - настоящий вояка.

-Жду конца войны, - в тон ему ответила Лида, и перевела взгляд на обзорный экран. По привычке осмотрела себя, как в зеркале. Невысокого роста, худощавая, стройная, в обтягивающем комбинезоне голубого цвета, придающем молодцеватый вид. Чёрные короткие волосы, слегка полноватые губы, ямочки на щеках, серые глаза. Вроде ничего особенного.

А для мужчин единственная женщина на корабле настоящая красавица, и вниманием Лиду не обделяли. Кто только не пытался ухаживать. Но Лида держалась отстранённо и холодно, за что и получила титул «Снежная королева». Впрочем, прозвище ей даже импонировало.

-С такими мыслями не служат в Легионе, - заметил майор. - Война для солдата основное занятие.

Лида перевела взгляд на начальника и, будто окатив того холодной водой, спросила:

-Товарищ майор, а сколько гробов отправится сегодня к ближайшей звезде? И сколько похоронок вручат матерям?

-Но это война.

-Да, - печально согласилась Лида. – Но лучше пусть скорее закончится.

Бранд стоял рядом, очень близко, и женщина чувствовала - командир хочет поговорить. Невысказанные вопросы создавали особое эмоциональное напряжение, но Лида не хотела помогать. Они не настолько знакомы, чтобы испытывать дружеские чувства. Для неё майор просто один из командиров, в силу воинского звания, обитающий в заоблачных для солдата высотах.

Молчание затянулось, пока Бранд, наконец, не решился.

-Странная вы женщина, Лидия Пратт. Тридцать семь лет, доброволец, не замужем, нет детей… - слова кольнули женское сердце.

-Что вы делаете здесь, в космическом Легионе?

-Воюю, - ответила Лида, переведя взгляд на космос.

-Все мы воюем. Но почему-то именно к вашей особе у начальства возник повышенный интерес. И мне не нравится тако поворот. Знаете, есть древняя солдатская мудрость – держись подальше от начальства и поближе к кухне. А с вашим появлением у меня прибавилось забот, каких раньше просто не существовало.

-Наверно потому, что я единственная женщина в Легионе.

-В нашем полку единственная. Но не…. Ладно, оставим. Кстати, сегодня я наблюдал за вами в сражении. Хвалю. Вы отличный пилот, а ведь совсем не имеете боевого опыта. Даже более того - вы боец. Пять сбитых истребителей врага и ни одной царапины на фюзеляже. Один из четырёх выживших пилотов, вылетевших в первом потоке. Да и вообще из всего полка. Не многие могут похвастать такими результатами. Вы прямо счастливчик. Но, согласитесь, Лидия Викторовна, здесь, среди юнцов вы не на своём месте.

-А вам то что? – холодно спросила Лида. – Досье моё у вас есть. Всю подноготную сержанта Пратт, уверена, изучили. Мне нечего скрывать. Вот я, как есть, вся перед вами.

-И это тоже, - будто невпопад кивнул майор. – Холодная и твёрдая, словно камень, расчётливая и умная. Прямо ледяная крепость. Знаете, Лидия, я таких женщин ещё не встречал не только в Легионе, но и в жизни. Что же вы ищите здесь, сержант Пратт? Какова ваша миссия? Неспроста же разведка проявляет к вам столько внимания.

-Я не спецагент.

-Я знаю, - кивнул майор. - Но не зря же вся эта суматоха около вас. Так кто же вы, Лидия Пратт? И что делаете в моей эскадрилье?

Лида почувствовала себя неловко, и сложила на груди руки, будто стремясь защитить то хрупкое и ранимое, что называется душой. И молчала, не зная, что ответить. Да и должна ли.

-Женщина ваших лет на войне явление довольно редкое. Потому и в нашем полку вы единственная особа женского пола. Знаете, сперва я думал, вы ищите смерти. Но бой показал иное. У вас солидный наградной список. Даже медаль имеется. Да и повышенный интерес начальства кое-что значит. Мне кажется, Лидия, вы не простой наёмник. Женщина ваших лет должна иметь определённую причину, чтобы прийти в Легион. Здесь не все мужчины выдерживают. К тому же вы не профессиональный военный. Для вас армия лишь способ достижения собственной цели. Интересно, какой?

-Думаете, встретившись в приватной беседе, сразу же познаете, что у человека на душе?

-Тут, Лидия, вы правы, человека сразу не узнаешь. Но я должен знать, кто находится под моим началом. И, честно говоря, ваша особа заинтриговала меня. Вы равнодушны к мужчинам, одиноки, независимы, умны. Можно сказать – отличный воин. Но вы женщина. Начинать карьеру поздно, забавы с мужчинами вам чужды. Желание выйти замуж за офицера? Нелепый путь. На Земле военных полно.

Женщина тяжело вздохнула, но снова промолчала.

-Буду откровенен. Лидия, в будущем, по окончании войны, я вас в Легионе не вижу. А так же не нахожу резона, почему вы здесь в настоящем. И тогда обращаюсь к прошлому. Не там ли кроется причина вашего присутствия в армии? И что же вижу? Обыкновенное детство, университет с красным дипломом. Значит, умница. Затем космическая экспедиция на Арктур.

Кстати, звезду хорошо видно и отсюда. До Арктура пять с лишком световых лет. Самая яркая звезда в созвездии Волопаса. Оранжевый гигант спектрального класса K1.5. По-арабски Харис-ас-сама - Хранитель небес, по-гавайски Хокулеа, что значит Звезда счастья, по-китайски ТА КИО - Великий Рог.

-Вы неплохо разбираетесь в астрономии, - заметила Лида, желая перевести разговор на другую тему. Но Бранд пришёл, видимо, с определённой целью.

-Далее в вашем досье читаю, - продолжил майор. - Пропала на планете названной Лидией, быть может, даже в вашу честь. Найдена второй экспедицией три года спустя в ужасном состоянии. Затем лечение и работа. Семьи нет, детей тоже. И вот, Лидия Викторовна, вы здесь. Почему?

Майор сделал паузу, и женщина почувствовала, как бешено колотится сердце. Но всё ещё не появилось желания вступить в диалог с незнакомым мужчиной.

-Лидия, - мягко произнёс Бранд. - Знаете, почти у каждого здесь своя трагедия. В Легион приходят люди не просто так. Но вы, я вижу, хороший человек, может, просто заблудившийся в жизни. Не гоняетесь ли вы за химерами прошлого, не замечая настоящего? Подумайте. Ведь играете собственной жизнью, лишь однажды данной. А битва, как рулетка – сегодня выиграл, завтра проиграл.

И тут Лида почувствовала, что может разреветься. В точку попал майор. Неужели я действительно гоняюсь за химерами прошлого? Но ведь следы от родов остались на теле. А ещё три года на Арктуре III. Разве это совсем ничего не значит?

И тут злость взяла на себя и майора. Да, возможно, со стороны, всё кажется химерой из прошлого. Но, в конце концов, это моя жизнь, и мой ребёнок остался где-то там, на далёкой планете. Что бы ни говорил майор, но сердце и душа тянутся именно туда. Я должна попасть на Лидию, иначе никогда не успокоюсь, и не прощу себе, что не нашла своё дитя.

Вновь в голове всплыла картина, где детские ручонки в мольбе тянутся к небесам. И данный образ побеждал логику и все доводы рассудительного майора. «Я должна попасть туда» – про себя, как молитву, повторяла Лида.

-Вы можете ничего не говорить, если не хотите, - вздохнул Бранд. - Но, почему-то мне кажется, я близок к истине. Совет вам, Лидия Викторовна – живите настоящим. Уже пора, ведь жизнь уходит. А, впрочем, вы не девочка, что я вас учу.

Майор устало вздохнул. Лида видела - мужчина колеблется. Что-то ещё вертелось у него на языке, но Бранд не спешил выкладывать.

Боевые действия в космосе между тем продолжались. Отсюда, со смотровой площадки, хорошо просматривается зона противостояния двух флотов. Тьму постоянно вспарывают яркие вспышки от взрывов снарядов и энергетических потоков. Бои ведутся на огромной площади. Космос буквально светится многочисленными фейерверками. Кажется, весь мир вступил в сражение.

Линкор «Братство миров», входивший в первую линию обороны, сейчас отступил в тыл на доукомплектование. Требовалось срочно восполнить потери в личном составе, истребителях и снарядах, иначе звездолёт не сможет продолжать битву.

-Если удачно сложится боевая обстановка и мы погоним врага, - погодя заметил майор, - то скоро будем возле Арктура.

Но Лида по-прежнему молчала, пытаясь взять в узду разбушевавшиеся эмоции. Да и о чём говорить? Не открывать же душу первому встречному.

Так и не дождавшись ответной реакции, майор повернулся и направился к выходу. Чувствовалось, Бранд раздражён и недоволен, что беседы не получилась.

Лида молча смотрела на удаляющегося командира. Майор для неё просто один из начальников, но то, о чём говорил, стало настоящим откровением, и какая-то струнка всё же дрогнула внутри.

-Спасибо, - произнесла в спину мужчины.

Остановившись у выхода, Бранд обернулся, и посмотрел на женщину долгим взглядом. Но так ничего и не сказал. И вскоре покинул смотровую площадку. А спустя пару дней лёгкий крейсер Бранда взорвался в ожесточённом сражении.

Лида часто вспоминала майора. Единственного человека, сумевшего заглянуть ей в душу, и, возможно, увидевшего то, что сама не хотела или боялась открыть. Какая-то затаённая грусть и душевность, не свойственная военным, ощущались в нём. И Лида потом жалела, что при той единственной беседе держалась так холодно. Бранд приходил с открытым сердцем, желая добра, а я, по обыкновению, просто отшила. И вот майор ушёл из жизни, и навсегда унёс свою тайну.

Провожая гроб с погибшим солдатом, легионеры говорят: лучше гореть в звезде, чем в аду. И Лида того же пожелала Бранду, чей крейсер взорвался прямо у неё на глазах. Она не плакала, но на душе стало печально.

 

Страх накатил перед следующим вылетом. Такой, что зубы выбивали чечётку. Когда сигнал тревоги вырвал из сна, Лида запаниковала. Сердце едва не выпрыгивало из груди. Нужно бежать к кораблю, вылетать, сражаться. Но не могла заставить себя подняться. Что же делать? Я не хочу воевать, стрелять, убивать.

-Вау! Вау! – заливалась сирена.

Я сойду с ума. Боже, какая же я дура. Зачем прилетела на войну? Чего мне не хватало дома, на Земле? Почему не послушала голоса рассудка и близких? Ведь буквально все отговаривали от просто безумного шага. Я не хочу воевать.

-Сержант, вы идёте? – постучал по жалюзи лейтенант Нойс.

-Да, - выдохнула Лида через стучащие зубы.

-Тогда шевелитесь. Или у вас женские фокусы начались? Может, помочь вам поменять там что-нибудь?

Наверное, именно эти слова могли заставить женщину забыть о страхе. Зарычав от гнева, Лида откинула жалюзи и, стиснув зубы, спрыгнула на пол. Нойсу повезло, что убрался, иначе женские кулачки расквасили бы наглую лейтенантскую физиономию. Вот так Лида и справилась с внутренними проблемами. И когда на истребителе покинула взлётный тоннель, всю ярость обрушила на гурулов.

 

Вернувшись в док после битвы, Лида чувствовала себя опустошённой. На поле боя смерть собирает обильную жатву. И снова приходят на память мудрые слова майора Шульца - пилоты фактически смертники, ибо ходят по острию. Лишь пережив настоящий бой, начинаешь понимать истинность этих слов.

В первом сражении Лида, конечно, испытывала страх, но тогда не имелось негативного опыта. А сейчас всё происходящее вызывало самую настоящую панику. И лишь одна мысль пульсировала в мозгу – что я здесь делаю? Но снаряды не разбираются, кто ты, а разят всех подряд. И Лида продолжала жуткие танцы со смертью, пытаясь выжить в хаосе битвы.

И вот тишина дока. Переполненная впечатлениями, словно робот, выбралась из фонаря истребителя. Что-то говорил Кирилл, но иссякли силы отвечать. И на вопросы лишь бестолково кивала. Видимо, техник понял, что лучше пилота сейчас не трогать, и отстал.

А Лида, ничего не замечая, наслаждалась тишиной и покоем. Сейчас не нужно рисковать, уходить от атакующего врага, избегать торпед и трястись от страха перед бездушной смертью. Лида проигнорировала даже лифт, предпочитая ногами ощущать под собой твердь ступеней. Не беда, что подниматься на двенадцать этажей. Главное - можно привычно контролировать ситуацию.

Движение излечивает от многих внутренних проблем. И, когда, наконец, перед глазами возникла цифра 12, Лида немного запыхалась, но уже вполне адекватно воспринимала окружение. Лишь сейчас она вернулась из сражения.

Толкнув дверь, оказалась в отсеке для отдыха. Здесь сейчас многолюдно - пилоты расслабляются после боя. Что-то мурлычит инфо-панель, ребята обсуждают какие-то проблемы, всё мирно и привычно. Лида уселась в кресло и впустила в себя обычный гам многолюдного помещения. И испытала даже некий восторг. Хорошо-то как. Не летят гурулы, не стреляют энергопушки, нет суеты и страха, что упустила нечто важное. Здесь такая мирная обстановка, словно и вовсе нет войны.

И тут поймала себя на мысли, что никогда не испытывала потребности находиться в обществе. Даже в университете многолюдные компании обычно тяготили. Но сейчас почему-то испытывала настоящую потребность быть среди людей. И вовсе не тянуло уединиться на личном спальном месте.

Лида слушала голоса, не вникая в суть разговоров. А потом, закрыв глаза, возможно, даже заснула, как вдруг ощутила, что рядом кто-то сел на диван.

-Расслабилась? – спросил лейтенант Бикеев, заметив, что женщина открыла глаза.

-Привет, Руслан, - улыбнулась Лида. – Конечно, расслабилась. После боя здесь так спокойно.

-Да, - кивнул тот. – Я тебя понимаю. Сам только вернулся. Из звена выжило трое. Жалко ребят.

-Да, в Легионе огромные потери, - тяжело вздохнула Лида. – Я воевала в трёх звеньях и, думаю, в следующий раз полечу с новым. У нас сегодня не вернулось четверо. Но двое раненых.

-У каждого своя судьба, - произнёс Руслан. – Может, и я не вернусь из следующего боя.

-Только не нужно жалеть себя и плакать, - отрезала Лида, и перевела разговор на другую тему. - Слушай, помнится, ты в прошлый раз столько рассказывал про ваксий. Откуда к ним такой интерес?

-Помню, обещал тебе рассказать о кое-каких фактах. Так вот, мои бабушка и дедушка погибли в войне с ваксиями у звезды Бета Южной Гидры на планете Рубеж. У них имелись настоящие боевые награды. Папа и мама всегда говорили о своих родителях, как о героях. Потому я и начал изучать ваксий, чтобы разобраться, почему началась та война.

-Расскажи мне, - попросила Лида.

-А почему ты заинтересовалась ваксиями? Или спросила просто для поддержания разговора?

-Знаешь, Руслан, я несколько раз натыкалась на упоминания о ваксиях, причём, всегда ящеры выступали против людей. А в нашу прошлую беседу ты словно немного приоткрыл занавес. И я подумала, что совсем ничего не знаю об этой расе.

-О ваксиях на самом деле так мало официальных сведений, что информацию приходится собирать буквально по крохам. А тот фрагмент, что я показал в прошлый раз - попытка учёных обобщить разрозненные факты. Похоже, ваксии специально замалчивают информацию о себе и своей истории.

-Но ведь люди давно контактируют с ними, и даже воюют. Должно же быть хоть что-то за эти годы.

-Что-то и есть, - кивнул Руслан. – В общем, насколько известно, ваксии в настоящее время заселяют двадцать три планеты. Но если сюда добавить ещё и планеты касий, находящихся с ними в родстве и ведущих такую же политику, то выходит пятьдесят семь миров.

-Ого. Даже в Федерации столько нет.

-Да. Государство ваксий огромно. И вполне можно допустить, что планет у них ещё больше. Но у ваксий, как и у касий, нет официальной столицы, какой-то общепринятой денежной единицы и общего управляющего центра.

-То есть всего того, что определяет цивилизацию.

-Да. У многих других рас есть подобные атрибуты, но не у ваксий. Или просто до нас не дошло подобных сведений.

-Но ведь как-то же ваксии осуществляют международную деятельность.

-А вот интересный момент. Ваксии открывают посольства лишь на планетах, находящихся в совместном пользовании с другими расами. Через них и осуществляется контакт. Но есть одна закономерность, подмеченная у ящеров. Если на какой-то планете ваксии открыли посольство, значит, та входит в сферу их интересов. И через какое-то время мир переходит под контроль ящеров.

Именно так и случилось на планете Рубеж, где погибли бабушка с дедушкой. Они были колонистами в новом едва открытом мире. Дедушка Василий Бикеев работал архитектором и построил на планете настоящий замок, куда переселилась вся община. Там и родились мои родители. Я видел голограммы замка. Такой величественный и красивый. Настоящий шедевр. Может, покажу тебе как-нибудь.

-Покажи, - кивнула Лида.

-Но Рубеж оказался заражён ваксиями, - продолжил Руслан. - Ящеры последовательно заболачивали местность, и тем самым постепенно оттесняли иные расы.

-То же происходит сейчас и на Пандоре, - заметила Лида.

-Даже на Пандоре? – удивился Руслан. – Значит, и эта планета для человечества потеряна.

-Даже не смотря на то, что там находится штаб космического Легиона?

-Для ваксий это не препятствие. Ведь для ящеров мы чужие, и отношение к нам соответствующее. А разве мы считаемся с потребностями других наций, рас, народов? Любая популяция воюет за собственное место в мире, или за ареал обитания.

-Неужели с ящерами нельзя бороться?

-Можно. Но, понимаешь, ваксии научились мастерски управлять процессами в биосфере планет и перестраивать условия обитания под себя. И с такими знаниями ящеры чувствуют себя властителями мира. Когда на планете Рубеж люди разобрались, что за соседи живут с ними, стало поздно что-то предпринимать. Ваксии чувствовали себя там полными хозяевами, и не считались с мнениями других рас. Ящеры начали заболачивать территорию, обрабатываемую колонистами Федерации. Люди пытались вести переговоры, строили кордоны, старались мирными путями наладить добрососедские взаимоотношения. Но на них обращали внимания не больше, чем на гавкающую собаку. И когда болота начали подступать к территориям, где проживали колонисты с Земли, люди не выдержали, и взялись за оружие.

-Я не слышала о боевых действиях на планете Рубеж, - заметила Лида.

-Ничего удивительного. Во-первых, столкновение произошло относительно давно, около шестидесяти лет назад. А во-вторых, Федерация не спешит придавать огласке такие события. Государство пытается создать у населения иллюзию, что всё хорошо, человечество успешно развивается в мирном освоении космоса вместе с остальными расами.

-Точно, - кивнула Лида. – Знаешь, когда сама начала читать новости Легиона, то испытала настоящий шок.

-Ну, а я знаю о событиях на Рубеже лишь потому, что мои родители имели отношение к той планете. В любой семье есть своя история. Знаешь, Лида, папа и мама у меня уникальные люди, поскольку рождённых на Рубеже остались единицы. Когда ваксии прижали колонистов, и люди оказались вынуждены бежать, то в первую очередь с планеты эвакуировали детей. Но к тому времени папа и мама остались сиротами. Десять лет родители провели в анабиозе и прибыли на планету Эола. Вот такая история.

-А сколько людей спаслось тогда?

-Есть сведения, что с Рубежа стартовало сорок три звездолёта. Но по официальным данным я нашёл, что вернулось лишь семь. Два обнаружили с мёртвыми экипажами. А остальные где-то затерялись. Либо погибли при старте, либо корабли догоняли в космосе и добивали. Так что спаслось из колонии около тридцати пяти тысяч человек.

-А в каком возрасте тебя родили папа и мама?

-Им исполнилось по двадцать пять. Но я не рассказал ещё одну интересную деталь. Ваксии не воевали на Рубеже с людьми. Ящеры вообще не берут в лапы оружие, видимо, считая ниже собственного достоинства. Вместо них с людьми сражались гурулы. Удивлена?

-Честно говоря, да, - выдохнула Лида. – Но почему?

-Насколько я слышал от родителей, гурулы часто нанимаются на службу к разным расам. И на Рубеже именно они сражались с остатками колонистов, освобождая территорию для ваксий.

-Руслан, я слышала, что ящеры отбирают планеты у людей. Но впервые узнаю, что наёмники воюют за них.

-На каждой планете складываются свои условия. И ваксии применяют разные методы. Но пока людям удалось изгнать ящеров лишь с одной планеты. Я говорю об Эоле.

-Я знаю о том конфликте, - кивнула Лида. – Там ваксиям не удалось закрепиться.

-Вернее сказать, не удалось заболотить местность. Дело в том, что Эола молодая планета. Там преобладает горный рельеф, и фактически нет почвы. А для болот нужны соответствующие условия и большие равнинные участки.

-Ясно, - кивнула Лида. – Слушай, Руслан, мы с тобой много говорим о ваксиях. Но воюем то с гурулами. Что ты слышал о Лигаме, кроме названия?

-Государство Лигама занимает девять планет. Гурулы амфибии, и поскольку большую часть жизни проводят в водной среде, им требуются океаны. Столица Лигамы расположена на планете Шесть в созвездии Змеи. Гурулов нанимают разные народы для выполнения охраны либо ведения боевых действий. Но впервые Лигама выступила на войну с таким огромным флотом против другого государства. Видимо, гурулов действительно прижало.

-А что у тебя с глазом? – поинтересовалась Лида, когда Руслан повернулся лицом. Раньше видела только левую сторону.

-Да так, пустяки.

Лида внимательно посмотрела на Руслана.

-Ты что, подрался с кем-то? Что за синяк?

-Говорю же, пустяки.

-Не нравится мне твой синяк. Ты на вторую палубу ходил?

-Что я буду за воин, если из-за каждого синяка по врачам бегать стану?

-Руслан, ты с глазами не шути. Я вижу, что синяк свежий, и растёт.

-Да ладно тебе.

-Слышь, ты, чего не понял? – раздался сзади злобный голос. – Дама тебе сказала, отвали.

Лида обернулась. Три здоровых парня стояли в вызывающей позе. Все в голубых комбинезонах и с лейтенантскими нашивками. Лида впервые увидела эти лица. Наверно, из пополнения.

Руслан вышел перед ними, тоже стал в позу и вызывающе произнёс:

-Я сказал, что никто мне не указ. И я сам решаю, что мне делать, и с кем общаться.

Вокруг начал собираться народ.

-Тебе видать мало досталось. Сказали же, отвали, - продолжил стоящий впереди лейтенант всё тем же злобным голосом.

-Вернёшься из первого боя, тогда будешь корчить из себя человека, - заявил Руслан.

-Ой, какой синячок под глазиком, - начал кривляться тот, что слева, женским голоском. – Срочно к доктору сходи. Ты с этим не шути.

Руслан бросился на парней, но Лида резко оттолкнула его, и тут же верзиле, собиравшемуся вступить в драку, ногой засадила в живот. Отработанный приём эффективен даже спустя годы. Лида сразу разобралась, что к чему. В универе насмотрелась на молодых задир.

-Внимание, мужчины! - грозно рявкнула Лида. – Все бои из-за дамы прекращаются. Сейчас перед вами не молодая слезливая особа, а фригидная сука. И мне начхать на желания маленьких мальчиков. А если кто не понял, то засажу меж глаз, мало не покажется. Уяснили? Или, может, ещё кому наглядно продемонстрировать?

-Слышь ты, сука, - процедил сквозь зубы тот, что кривлялся.

-Хочешь с женщиной сразиться? – сощурила Лида глаза. – Давай сейчас. А то скоро будешь драпать от гурулов, не успеешь.

Собравшийся народ молча наблюдал за происходящим. Руслан подошёл и стал возле Лиды. Забияка, получивший ногой в живот, с трудом переводил дыхание на полу.

-С женщинами не дерусь, - отвернулся лейтенант и пошёл к выходу.

-Извините, товарищ лейтенант, если оскорбила вас, - бросила Лида пострадавшему и, развернувшись, направилась к себе. Да что же за день такой? В космосе с гурулами воевала, а здесь приходится с мужчинами. Нигде нет покоя. Да, тяжело быть единственной женщиной на корабле. Лучше держаться в стороне, чтобы не провоцировать голодных самцов.

 

Постепенно Легион втянулся в боевой ритм. Отныне время отсчитывалось не днями, а боевыми вылетами. Зачастую за сутки приходилось делать три-четыре. Больше люди не выдерживали, и из пятого фактически никто не возвращался. Слишком большое напряжение на нервную систему, и человеческий мозг отказывал.

Первые дни войны оказались наиболее тяжёлыми. Гурулы рвались любой ценой смять оборону защитников и посеять хаос. Пилоты выбивались из сил, не давая врагу занять лидирующее положение. Что хотя с трудом, но удавалось, не смотря на стремление Лигамы прорвать оборону и обратить людей в бегство. Но в Легионе воюют профессионалы, сумевшие разгадать стратегию врага. И потому амфибии остановились на подходах к Федерации.

Считается, что космические сражения должны протекать быстро ввиду используемого высокотехнологичного оружия. Но ведь помимо наступательных средств, инженеры разрабатывают и оборонительные. И когда сталкиваются два флота цивилизаций, находящихся примерно на одном уровне, тут играют роль все факторы. И противостояние затягивается.

Эффективное время сражения космического линкора три часа. Крейсера – два. Если звездолёты не сбили, те успевают выпустить большую часть торпед. Истребители делают вылет и, расстреляв боекомплект, возвращаются в док. И потом корабли нуждаются в доукомплектации арсенала и личного состава.

Чтобы сдерживать врага, отвоевавшие звездолёты требуется отвести в тыл, а вместо них поставить свежие. Именно такую ротацию использовал Легион с самого начала конфликта, что заметно уменьшило потери. Один флот отходит, и тут же заступает следующий. Погибшие корабли не дают возможностей для манёвра, и потому линия фронта постоянно немного сдвигалась. Но главное, не вглубь территории Федерации.

Космические сражения не ведутся в одном каком-то месте, а распределены в пространстве в разных плоскостях. Легион наполнил освоенный сектор Волопаса множеством флотов, и гурулы, прорывавшиеся через линию противостояния, неизменно сталкивались с защитниками. В результате удалось локализовать зону военных действий на основном направлении.

101-ый флот воевал на самом пике линии противостояния. Неделю продолжались ожесточённые схватки с врагом на участке космического пространства, определяемом лишь галактическими координатами. Силы у обеих сторон постепенно таяли. Злые и усталые, пилоты едва успевали передохнуть, как враг снова шёл в атаку. Похоже, Лигама собралась взять защитников Федерации на измор.

Вылетать каждый раз с новым звеном вошло в привычку. В первые дни сражений Лида даже не успевала запоминать имена пилотов, с кем шла в бой, как те погибали. К тому же три-четыре боевых рейда в день изматывают до изнеможения. И преобладало единственное желание – отдохнуть и выспаться.

Из-за огромного числа погибших, руководство постоянно занималось комплектацией новых звеньев из вновь прибывших солдат. Теперь в бой идут даже молодые ребята, прибывшие сразу из учебки. Как говорится - необходимость военного времени. В результате, из-за недостаточной подготовки и отсутствия боевого опыта, пилоты массово гибнут, но всё же каким-то чудом сдерживают гурулов. Ведь решающую роль в сражении играют всё же не космолёты, а большие звездолёты, имеющие мощное энергетическое оружие. А истребители зачищают территорию, и служат для сопровождения и защиты кораблей-носителей.

Но у тех пилотов, кто выдержал несколько дней сражений и не погиб, стал накапливаться боевой опыт. Лида так же выработала для себя определённую тактику, помогавшую выживать до возвращения в док. На линии противостояния больших кораблей, стреляющих энергетическими потоками, космолёт сразу гибнет. Поэтому основное место сражения истребителя на периферии. И желательно на определённом расстоянии от линкора или крейсера, поскольку гурулы сосредотачивают потоки энергии на больших кораблях.

Истребители врага так же направляются в эти зоны, чтобы сбросить ядерные заряды. Космолёты Федерации не уступали кораблям Лигама по своим характеристикам, но и не превосходили. У людей в начале конфликта недоставало боевого опыта, и в первые дни сражений амфибии преобладали в космосе. Но защитники быстро разобрались со стратегиями врага, и вскоре начали менять расстановку сил.

У Федерации с самого начала имелось существенное преимущество в количестве звездолётов, позволявшее менять флоты и давать отдых солдатам. В отличие от Космического Легиона, гурульские корабли воевали до конца, пока не погибал весь экипаж. И лишь тогда в бой вступали новые звездолёты. Такая стратегия позже сработала против армии Лигамы. Отдохнувшие и получившие боевой опыт пилоты Федерации стали теснить гурулов, ещё не принимавших участия в сражении.

Постепенно изменилась и тактика ведения боевых действий. Сперва космолёты занимались лишь обороной корабля-носителя. Но, переняв опыт гурулов, истребители так же начали совершать вылеты на вражескую территорию против больших звездолётов. Тем самым внося собственную лепту в разгром агрессора, и уничтожая большие корабли Лигама. Теперь звенья космолётов делились пополам - на атакующие и защитные. У каждой группы так же имелась собственная наработанная тактика, и потому их не меняли.

Лида с самого начала воевала в группе защиты. Требовалось не допустить корабли гурулов на позиции, откуда те могут запускать ядерные ракеты. И вот тут разворачивались настоящие дуэли между истребителями Федерации и Лигамы. Амфибии стремились любым способом подобраться к большому кораблю защитников и выпустить ракеты. Но у них имелся лишь узкий коридор для пролёта вне зоны энергетических потоков. И тут на пути ожидали космолёты защитников.

-Первый, разреши предложить схему атаки, - передала Лида по внутренней связи, вылетев с очередным новым двадцать вторым звеном. В данном рейде лишь сержант Пратт имеет боевой опыт.

-Третий, когда станешь первым, будешь сам вести звено, - отрезал первый. И в голосе явно улавливались гневные нотки.

Лида вздохнула, но промолчала. Всё ясно. Ещё один умник – лейтенант, едва закончивший военное училище, и не успевший сделать ни единого боевого вылета. Зато амбиций через край, а так же снисходительно-пренебрежительное отношение к низшим чинам. За неделю сражений Лида навидалась разных командиров. Но, где теперь все те кичившиеся званием герои?

Двадцать второе звено вышло на так называемый рубеж охраны, удалившись от линкора «Братство миров» на пол километра. Так предписывают инструкции. Космолёты летят в сцепке. В данном рейде Лида пока ведомая, и от скуки принялась рассматривать на экране связи лица остальных пилотов. Военное училище закончил лишь командир звена лейтенант Ото Энгельман. У него суровое, замкнутое, сосредоточенное, угловатое лицо. Интересно, - подумала Лида, разглядывая лейтенанта, - ты хоть представляешь, что сейчас произойдёт?

Второй пилот в звене так же сержант по имени Владислав Иванин. А четвёртый, пятый, шестой и седьмой рядовые, закончившие такие же учебные курсы, как и Лида. У ребят настороженные и даже напуганные лица. Не удивительно – первый боевой вылет. Сколько из вас сегодня вернётся на базу?

-Звено, слушай задачу на рейд, - нарушил тишину эфира командирский голос лейтенанта. – Наша задача не дать истребителям гурулов приблизиться к линкору и выпустить ракеты. Построение широким клином номер два. Снимаю блок. Начать перегруппировку.

Лида покачала головой, но не стала перечить ведущему. Такое построение означает расположение кораблей под широким углом в сто пятьдесят градусов. В центре первый. Широкий клин номер два предназначен для лобовой атаки, и обеспечивает максимальное использование всех орудий космолёта.

Но, пройдя через множество боёв, Лида заметила, что на истребители Лигамы нельзя идти в лобовую. У гурулов всё оружие и сенсоры наблюдения расположены впереди. Зато хвостовое отделение и брюхо, хотя и укреплены бронёй, но полностью слепы. Залетай в тыл, и делай с ними, что хочешь. Но, зная собственные недостатки, гурулы не летают поодиночке, а всегда держатся группами по три-четыре корабля, чтобы прикрыть друг друга. В отличие от них, у людей имеется круговой обзор на триста шестьдесят градусов, благодаря системе камер, установленных по всему кораблю. А защиту обеспечивают пулемёты, вращающиеся по кругу. В результате космолёт имеет большую степень выживаемости и способен выполнять самостоятельные задания.

Расстояние между большими кораблями в бою – один-два километра. И на долю истребителей выпадает участок до километра. Ближе нельзя подлетать к линкору или крейсеру, ведущим бой. Можно напороться как на вражеский энергетический поток, так и выпущенный из своего корабля.

-Вижу гурулов, - заявил первый, едва космолёты закончили перестроение в клин. – Приготовиться к атаке.

-Первый, нельзя на гурулов идти в лобовую, - сказала Лида. И тут же получила ожидаемый грубый ответ:

-Третий, вам поставлена задача. Выполняйте.

Такие командиры лишь гробят подчинённых, и сами гибнут. Потому Лида и вылетает каждый раз с новым звеном.

Гурулы так же знают о коридоре между большими звездолётами. Сенсоры запеленговали сто двенадцать кучно летящих истребителя врага. Им противостоит двадцать два звена, что в сумме даёт сто пятьдесят четыре космолёта. Предстоит жаркое сражение. Но можно так же и подстраховаться.

-База, говорит третий синий. Прошу один энергетический залп на два часа, - вышла Лида на прямую связь с линкором. Остальные командиры звеньев, видимо, тоже новички, ещё не принимавшие участия в обороне линкора. А потому и не знают такой приём.

-Третий, что ты себе позволяешь?! – вызверился Энгельман. – Объявляю тебе выговор за нарушение субординации.

-Запрос на выстрел приняли, - ответил диспетчер линкора. – Приготовьтесь к энергетическому залпу.

-База, третий синий запросил выстрел без согласования с командиром, - заявил лейтенант.

-Первый синий, почему вы не дали запрос? – раздался голос подполковника Рыбалова, командующего «Братством миром».

-Но в руководстве нет таких правил ведения боевых действий, - буквально заскулил Энгельман, отвечая подполковнику.

По курсу звена полыхнул энергетический поток, сразу вдвое уменьшив количество истребителей врага. Лида с удовольствием отметила, что на экране высветилась цифра пятьдесят семь кораблей Лигамы.

-Мы не экзамены сдаём, парень, а участвуем в боевых действиях, - ответил подполковник. – Запрос от третьего поступил разумный, и мы вам облегчили жизнь. Добейте остальных лазутчиков. Удачи вам.

Ото Энгельман бросил злобный взгляд на Лиду, и скомандовал:

-Звено, в атаку!

Энергетический выстрел, проредивший корабли врага, заставил гурулов запаниковать, и те сразу разделились на группки по три-четыре машины. Как и всегда, - про себя усмехнулась Лида. Возможно, в Лигаме считают такую стратегию наиболее верной. Но люди научились эффективно сражаться с ними.

Гурулы начали выходить на дистанцию, когда могут запустить ракеты. Для них главное дать залп. А затем, пилоты, как камикадзе, набрасывались на истребители Федерации, и даже шли на столкновение, лишь бы побольше убить защитников.

Звенья космолётов атаковали гурулов, и в космосе завязалась настоящая битва. Самое опасное время в сражении. Ни человеческий глаз, ни сенсоры корабля не в состоянии уследить за всеми выпущенными снарядами. И, в результате, множество космолётов гибнут именно в этот момент.

Разлетающиеся гурулы распределились в пространстве, и Энгельман направил звено в лобовую атаку на ближайшую группу кораблей врага. И нарвался на жестокий огонь. Первый и седьмой погибли буквально в первые же секунды. Вот и закончил бравый лейтенант жизненный путь.

-Звено, следуйте за мной, - скомандовала Лида, уводя космолёт с линии огня.

-Должен командовать второй, - заявил четвёртый.

-Наша задача убивать гурулов, а не спорить, - отрезала Лида. – Кто хочет уничтожить врага и вернуться на базу, следуйте за мной.

В следующий миг взорвался пятый, и оставшиеся три корабля звена устремились за Лидой. Времени для разговоров не осталось. Пора действовать.

Постепенно количество гурулов уменьшалось. Но гибли и космолёты Федерации. Несколько кораблей Лигамы успели дать залп ракет в сторону линкора. Заметив вспышки, Лида устремилась на перехват.

-Внимание, звено, наша цель ракеты. Нельзя позволить им взорвать линкор, - скомандовала Лида.

-Мы уходим из сражения, - возразил сержант Иванин.

-Наша главная цель спасти линкор, - ответила Лида, словив на прицел ракету. На экране та светится жёлтым. И тут же нажала кнопку активации пушки. – Второй, ты заметил хоть один космолёт, уничтожающий ракеты?

-Лишь твой.

-Значит, одна я и спасаю линкор. А остальные развлекаются, играя в задорные мальчишеские игры.

-Понял, третий, атакую ракеты.

Сенсоры отметили запуск ещё двух ядерных снарядов, и двадцать второе звено пустилось в охоту за ними. А гурулы устремились за космолётами, не давая тем уничтожить ракеты.

-Второй и шестой, продолжайте охоту, - скомандовала Лида, бросая космолёт в штопор. – Не дайте ракетам взорвать линкор. Я вас прикрою.

Гурулы не обратили внимания на упавший космолёт, возможно, посчитав уничтоженным, и пронеслись мимо. Пилоты Лигамы вообще не воспринимают один корабль Федерации за врага. Наверно, в их понимании – слишком маленькая и ничтожная цель. Ну что может один кораблик? Но, как оказалось, слишком ошибаются.

Пропустив истребители гурулов, Лида получила то, чего и добивалась – зашла в тыл врагу. И тут же принялась сзади расстреливать истребители Лигамы. Главное – попасть в фонарь, не имеющий брони. Гурулы поздно спохватились, и не успели среагировать. К тому же на кораблях Лигамы нет пушек сзади. А разворачиваться некогда. И эту дуэль – один против трёх, выиграл человек.

Лида бросила взгляд на экран. С каждой секундой табло потерь уменьшало цифры в обеих колонках, высчитывая количество сражающихся кораблей. Но космолёты Федерации явно преобладают. Часы показали, что прошло тридцать две минуты боя. Ещё рано возвращаться на базу.

-Третий синий, - раздался голос шестого Игната Рудковского. – Похоже, мы ликвидировали все ракеты.

-Молодцы, ребята, - похвалила Лида. – Теперь возвращаемся к остальным. Я вижу, нам ещё осталось несколько гурулов.

Три корабля двадцать второго звена направились к сражающимся кораблям. Гоняясь за ракетами, удалились от остальных космолётов на сто тридцать километров, и теперь нужно догонять.

Лида возглавила звено, а второй и шестой расположились сзади.

-Третий, вижу новую волну приближающихся гурулов, - доложил Иванин.

Лида бросила взгляд на стратегический экран. Точно. Ещё сто двенадцать гурлов. И довольно близко к сражающимся кораблям. Но, видимо, кто-то из пилотов запросил помощь базы, и в сторону истребителей Лигамы полыхнул энергетический поток. Сенсоры тут же убрали с табло восемьдесят кораблей врага. И на душе стало веселей. Космолётов Федерации, согласно табло, девяносто семь. Так что шестьдесят два гурулских как-то одолеют.

 

По возвращении в док Лиду встретил расстроенный Кирилл. Понятно, здесь и так все озабочены. Но сегодня парень явно не в своей тарелке.

-Что случилось? – поинтересовалась Лида, наблюдая за техником. Кирилл неловко, словно в первый раз, цеплял стальной трос, чтобы отбуксировать корабль к месту отстоя.

-Всё нормально, - буркнул тот.

-Давай, парень, колись, - не сдавалась Лида. – Так что случилось?

-Погиб Майк Дюбуа, - выдохнул Кирилл, едва удерживая слёзы. – Простите, Лида Викторовна, Майк не мой пилот. Но мы прослужили вместе три года.

-Майк был хорошим пилотом, - кивнула Лида. – Жалко парня. Можно сказать, только начинал жить.

-Спасибо, Лидия Викторовна. И простите.

-Всё нормально, Кирилл. Эмоции отличают нас от животных, так что нечего стесняться. И мне жалко Майка. Но я не ревную тебя, если ты об этом. Все мы люди. И когда-то, может, и я тоже не вернусь.

-Я не за то просил у вас прощение, - вздохнул Кирилл и, активировав буксирующую лебёдку, продолжил. – Среди техников не принято говорить пилотам о гибели коллег. Считается дурной приметой. И нехорошо вспоминать о своих бывших пилотах. Ведь, как правило, техник расстаётся с ним, когда тот погибает. А я хочу, чтобы вы жили. Вы у меня второй пилот. А у Барта пятый.

-Знаешь, Кирилл, у каждого своя судьба. Но лучше не притягивать к себе негатив и думать о хорошем. Так что, молодой человек, мы ещё повоюем.

-Да, - выдохнул Кирилл.

-Вот так-то лучше, - улыбнулась Лида. – Пообещай, если не вернусь, не будешь плакать.

-Хорошо, - кивнул парень. – Но лучше возвращайтесь.

 

Гурулы предпринимали отчаянные шаги в надежде сломить оборону защитников, и буквально все силы бросали в бой. Первые дни войны сражения фактически не прекращались. Да и позже легче не становилось. Дважды за вторую неделю конфликта Лида меняла корабли, настолько велики оказались потери. И один раз даже базу.

Первый истребитель сержант Пратт оставила на следующий день после гибели лейтенанта Дюбуа. Может и правы техники, доверяющие приметам. Ведь буквально накануне состоялся тот разговор с Кириллом.

От мощного выстрела гурулской энергетической пушки истребитель Лиды попал в турбулентный поток, и вся начинка просто сплавилась. А без неё корабль - бесполезная жестяная банка. Кстати, Лиде ещё и повезло, так как летела последней в новом двадцать втором звене. Остальные космолёты погибли вместе с пилотами.

Не паникуя, с большим трудом, Лида вручную открыла заклинивший фонарь и вылетела в космос. В баллонах аварийного ранца запаса воздуха должно хватить на три часа. На них то и приходилось рассчитывать. Тут же включила аварийный маяк, иначе никто пилота не найдёт среди обломков разбитой техники.

Воистину говорят – пути судьбы неисповедимы. Благодаря стечению обстоятельств сегодня удалось выжить. Битва откатилась, и Лиду вскоре подобрали истребители крейсера "Великая галактика", возвращающиеся на базу. Один из кораблей выпустил трос, и Лида закрепила карабин на специальном крючке скафандра. Так и прибыла на крейсер, привязанной к брюху истребителя.

А спустя буквально пару часов гурулы уничтожили линкор "Братство миров", бросив на таран два корабля аналогичного класса. После мощнейшего взрыва трёх ядерных реакторов там не выжил никто.

Лида с грустью вспоминала лейтенанта Руслана Бикеева, много рассказавшего о ваксиях. И особо техника Кирилла - талантливого молодого человека, едва начавшего жить, но пожертвовавшего собой ради других. Как говорится: смерть одного – трагедия, гибель многих – статистика. А сколько таких молодых и талантливых уносят конфликты по всему миру.

 

Глава 5. ПЛАНЕТОИД.

 

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

 

На планете Литавия звезды 61 Лебедя не утихают столкновения между шахтёрами и борцами за свободную Литавию. Усугубляет ситуацию прибывший в систему флот ваксий из двадцати кораблей. Замечено, что ящеры подозрительно быстро явились на просьбу борцов за свободную Литавию. 63-ий флот Легиона по-прежнему блокирует систему и все сигналы, исходящие с планеты, и не позволяет ваксиям совершать посадку. К звезде стартовали 2-ой и 39-ый флота Легиона.

На планете Лига звезды Фомальгаут произошла смена правительства. Вооружённая группировка «Люди галактики» воспользовалась отбытием для ротации 15-го флота и совершила переворот. Члены правительства колонии по приговору военного трибунала казнены вместе с семьями. Для наведения порядка в систему направлены 203-ий и 204-ый флота.

На планете Эвола звезды HR7722 начался конфликт между государством Гжонда, населяемом лугалями и Урилазой, страной груниров. Государство Рония, заселённое представителями человеческой расы, сохраняет нейтралитет. 37-ой флот Легиона, базирующийся в системе, является гарантом безопасности людей. Но космические армии Гжонды и Урилазы перенесли военные действия в космос, что может представлять угрозу для населения, проживающего на планете. Ввиду нестабильной ситуации в системе, командование Легиона решило к Эволе направить 64-ый флот.

В секторе Волопаса продолжается военный конфликт. Группировки флотов Лигама и Федерации ведут жестокие бои. Огромные потери в живой силе и кораблях с обеих сторон. Но линия фронта практически не смещается. Воины Легиона мужественно выдерживают все атаки врага и не пропускают вглубь территории Федерации.

 

Жизнь сделала поворот, и Лида поменяла базу. Крейсер во многом похож на линкор. Даже расположение основных узлов то же. Но практически в два раза меньше по габаритам и в три по личному составу. Если на линкоре тридцать две палубы, то на крейсере всего девятнадцать. И первое, что бросилось в глаза - меньше кнопок в лифте.

Крейсер "Великая галактика" того же класса, что и «Чёрный мститель», доставивший Лиду в сектор Волопаса. Такие не выпускают уже лет десять. Линкор "Братство миров" был новее и комфортабельней. Но у боевых звездолётов, как и у людей, своя судьба.

В военном флоте всё унифицировано, вплоть до светло-голубой расцветки коридоров и синих указателей. Так что новичку, впервые попавшему на любой из звездолётов Легиона, не составит труда сориентироваться и добраться, куда нужно.

Кстати, пилотский уровень на крейсере, как и на любом другом корабле, так же приходится на двенадцатый. Так повелось ещё с тех времён, когда первые боевые звездолёты не имели более двенадцати этажей, и пилоты тогда размещались непосредственно возле истребителей.

Не исключение и царящая на крейсере атмосфера. Едва оказавшись в новом кубрике, Лида словно заново просмотрела серию под названием – женщина среди голодных мужчин. Те же шуточки, заигрывания и приставания. Но три разбитых носа снова всё расставили по местам, и сержант Пратт уединилась за жалюзи. Мужчины, конечно, озлобились. Но нечего распускать свои руки.

На следующий день Лида приняла новый корабль - модернизированный челнок с двумя пушками разных калибров. И обслуживающего техника - капрала Стаса Рубанова, переоборудовавшего аппарат. Парень очень напоминал Кирилла, погибшего на линкоре. Впрочем, техники, обслуживающие истребители, подбираются, видимо, примерно одной комплекции и в чёрных спецовках выглядят одинаково, как братья.

После миниатюрного истребителя челнок казался огромным. И каким-то неуклюжим. Лида подозревала, что никто из пилотов крейсера не захотел выходить в бой на таком корыте, вот и подсунули новичку. Принцип управления одинаков на всех космолётах, но габариты в два раза больше чем у истребителя, поскольку челнок предназначен для транспортировки грузов. Сейчас катастрофически не хватало боевой техники, и для борьбы с врагом использовалось всё, что может летать.

К счастью, или нет, но так и не удалось повоевать на челноке. Корабль моментально сбили, едва тот покинул стартовый коридор "Великой галактики". Истребители гурулов шли в отчаянную атаку, и открыли настолько плотный огонь, что ни один корабль не смог покинуть базу. К тому же челнок не имел брони, а увеличенные габариты словно притягивали снаряды. Пилот не успел даже активировать оружие, как всего изрешетило.

Вылетев из расколовшегося фонаря и манипулируя струями воздуха из аварийных баллонов, Лида между обломками долетела до шлюза крейсера, расположенного с обратной стороны. По радио попросила впустить. Оторопевшие солдаты восприняли происходящее за чудо. Ведь женщин в Легионе практически нет. А тут сама явилась прямо из космоса.

Техник Стас очень расстроился из-за гибели челнока, поскольку работал над ним почти неделю. А возвращение Лиды воспринял за добрый знак, и пожелал и дальше работать с ней в одной команде. Везунчиков любят, и всегда стремятся приблизиться к ним.

На следующий день Лида получила отремонтированный истребитель. Обычно историю кораблей от пилотов утаивают, поскольку эта братия так же довольно суеверна. Но и так ясно, что предыдущий хозяин не вернулся из боя. Выбирать не приходилось, и пришлось вылететь на том, что есть.

Возможно, Стас поколдовал над кораблём, поскольку Лида в бою не получила ни царапины. А может, сработала так называемая везучесть, снивелировавшая каким-то образом проклятие корабля, и даже усилившая некие эзотерические характеристики. Возвращаясь из боя с пустым арсеналом, Лида соединила между собой тросами и привела в док четыре расстрелянные истребителя. К счастью, пилоты остались живы.

 

Закончив сражение, крейсер "Великая галактика" в составе 101-го флота отбыл в тыл на доукомплектацию. В последние дни сильно потрепало защитников, и из шестидесяти больших кораблей подразделения осталось лишь двадцать семь. Из них двадцать два линкора и пять крейсеров. Истребителей на каждом носителе не более тридцати процентов от положенного количества. Фактически 101-ый флот как боевая единица почти утратил боеспособность.

Получив день передышки, Лида привыкала к новой базе и обживалась. На взорвавшемся линкоре остались все личные вещи. Не велика беда. Едва начальство выделило спальное место на двенадцатой палубе, на складе вместе с формой получила необходимые в быту предметы. Единая база данных Легиона содержит все сведения о каждом солдате, включая медицинские данные и награды. Так что, едва стало известно о гибели линкора "Братство миров", сержанта Пратт сразу внесли в списки личного состава крейсера "Великая галактика" и определили в третье звено.

Единственно, о чём сожалела Лида - о киберфоне, оставленном перед вылетом на спальной полке. После лунных событий, когда вся аппаратура буквально сплавилась, Лида никогда не брала с собой кибер. На складе, конечно, выдали новый, более навороченный. Но в старом осталось всё самое ценное – фото, видео и контакты. Лида иногда просматривала записи, вспоминая универ, студентов, подругу Лену, отца. На «Космическом бегуне» киберЛёша помог воссоздать московскую квартиру, и Лида словно побывала в отпуске. Но теперь не осталось вообще ничего.

А ещё со старым кибером потерялись номера ребят из учебки, и теперь нет возможности просмотреть сообщения. Терри прислал три. Да и Йоми Сунави вспомнил. И Лида решила отыскать ребят в базе данных Легиона. Может так удастся отправить им данные нового кибера. Чем и занялась в свободное время.

На следующий день после отбытия в тыл состоялось общее построение офицеров и пилотского состава. Чтобы вместить четыре тысячи человек, несущих службу на "Великой галактике", не хватило бы самого большого ангара. И потому для десантников и обслуживающего состава крейсера проводилось отдельное построение.

Капитан "Великой галактики" полковник Игнат Давыдович Рукопашный представил новых офицеров высшего состава, прибывших на службу вместо погибших. И Лида поразилась, как много новых лиц. Командование обычно не оглашает количество погибших. Но замена большей половины штаба говорит сама за себя. Полковник так же объявил, что крейсер доукомплектовывается молодыми пилотами, и при формировании новых боевых звеньев на командные должности назначаются пилоты, имеющие реальный боевой опыт, и зарекомендовавшие себя.

-Сержант Пратт, - неожиданно услышала Лида.

-Я, - тут же вышла из строя.

-За проявленное мужество и мастерство во время сражения с врагом, вам присваивается звание лейтенант. И вы назначаетесь командиром пятого боевого звена.

Лиде вспомнился адмирал Васило Крез, в учебке обозвавший пушечным мясом. Что бы сейчас тот сказал лейтенанту, получившему заслуженное повышение?

-Служу Федерации! – гаркнула Лида. Вот и догнало звание, присвоенное, по словам подполковника Гэйла, ещё на Пандоре. В военном карьерном росте такое повышение много значит, но душу не греет. Ведь не о том мечтала, отправляясь в далёкий космос. И всё же чувствовала, что теперь сможет потянуть такой груз.

По окончании построения Лида явилась в штаб за лейтенантскими нашивками и списком личного состава пятого звена. Здесь командир эскадрильи майор Борис Сергеевич Герасимов ещё раз поздравил с повышением, назначением и обрадовал - ввиду получения офицерского звания необходимо проходить дополнительный курс обучения. Занятия он будет проводить лично каждый день, невзирая на боевые вылеты. Лиде так и хотелось взмолиться – а может не надо мне лейтенанта. Отпустите с миром.

В пятом звене оказались ребята с разных кораблей 101-го флота, погибших в боях с гурулами. А когда Лида увидела пилотов в лицо, то не поверила глазам. Оказывается здесь все те, кого вчера спасала, притащив истребители на сцепке. Кстати, тут обстрелянные бывалые пилоты, что немаловажно для звена. И лишь двое новички, едва не с учебки. Согласно боевому расписанию вторым пилотом старший сержант Ганс Вернон. Третий – капрал Виталий Бровкин. Четвёртый – сержант Муслим Вещаев. Пятый – сержант Вадим Троев. И едва прибывшие во флот: шестой – рядовой Мишель Лесье, и седьмой – капрал Аятала Халини.

В тот же день Лида оказалась на занятии, проводимом майором Герасимовым. Тут увидела всех командиров 22-ух звеньев "Великой галактики". Большинство молодые лейтенанты. Многие, едва прибыв из других воинских подразделений, ещё не участвовали в боях. Кто-то в погоне за карьерой пошёл на повышение, ведь во время боевых действий звания растут день ото дня. Несколько человек перевели из тыловых частей. Там тоже идёт ротация. Лида смотрела на молодые серьёзные лица и думала лишь об одном – скольких увидит завтра. Пути судьбы неисповедимы, а на войне люди гибнут каждый день.

Майор провёл занятие по офицерской этике. Лида заметила, что многие лейтенанты не понимают, о чём речь, поскольку, как говорится, не нюхали порох. Но для себя извлекла много полезного, ведь уже доводилось командовать звеном. Пусть в учебке, но управление людьми везде одинаково.

По корабельным часам настал вечер, когда майор распустил лейтенантов. Время ужина. Озабоченная и немного уставшая, Лида направилась на третью палубу в кафе. И тут у входа заметила своё звено. Ребята стояли группой и, едва увидев командира, тут же повернулись. Какие все разные, отметила Лида про себя, но в то же время нечто общее есть в лицах. Что? Наверно, оценивающие глаза, а ещё какая-то неуверенность.

-Здравия желаем, - едва не хором произнесли ребята.

-Привет-привет, - улыбнулась Лида. Армейскую казёнщину терпеть не могла, и всегда старалась использовать простые слова. – Ну, вы поужинали?

-Ждём командира, - ответил Ганс Вернон.

-Ну, если дождались, то пойдём, не оставаться же голодными.

Рядом с молодёжью Лида снова ощутила себя в роли преподавателя. Но сейчас роль несколько иная. Ведь завтра поведёт ребят в бой. А там убивают.

В кафе самообслуживание. Каждый подходит с личным кулоном к роботу-повару и получает в окне выдачи персональное меню. Ребята заняли один стол, и завязалась беседа обо всём и ни о чём.

-Пилоты, - сказала Лида, когда все расселись. – Я рада, что у нас с самого начала складываются дружеские отношения. Кто воевал, тот знает, насколько важно поддерживать друг друга. И я хочу, чтобы вы не забывали об этом, когда вокруг начнут взрываться снаряды. Кстати, чья идея дождаться меня?

-Общая, - произнёс Вернон.

-Ганса, - одновременно с ним сказал Муслим Вещаев. И ребята озадаченно переглянулись.

-Не важно, - тут же отмахнулась Лида. – Давайте отпразднуем начало сотрудничества. Постепенно мы узнаем друг друга лучше, и тогда наше звено станет настоящим коллективом друзей и единомышленников.

Ребята поддержали командира, и символически чокнулись пакетами с соком. А затем Лида попросила каждого немного рассказать о себе. Конечно, с послужными карточками пилотов командир звена ознакомилась. Но важно услышать, как личность подаёт себя. Для каждого человека самым важным является он сам. Но есть маленький нюанс. Когда личность рассказывает о себе, это сближает с тем, кто слушает.

К концу ужина ребята по очереди кратко поведали свою историю, и теперь Лида видела не пилотов, а людей, объединённых в команду.

-Я ещё вчера знал, что вы будете лейтенантом, - сказал Ганс, когда ребята ушли после ужина. Командир звена и второй пилот задержались, чтобы обсудить необходимые вопросы. Предстояло создать новое боевое подразделение из людей, прибывших из разных мест и не имеющих ничего общего между собой.

-Откуда? – удивилась Лида.

-Как говорил, я служил на линкоре «Великая Земля». Однажды, в самом начале конфликта, старший сержант Пухет Вираджи совершил то же, что и вы. Ситуация, конечно, сложилась тогда несколько иная. Во время боя Пухет остался единственным на целом истребителе, а машина командира звена взорвалась самой первой. Сержант тоже соединил корабли и привёл на линкор. На следующий день ему присвоили звание лейтенанта и поставили во главе звена.

-Понятно, - кивнула Лида. – А я то думала, за что такая честь простому сержанту.

-Ну, и чтобы окончательно расставить все точки, - продолжил Ганс, - я сразу же попросился в ваше звено. А за мной и остальные ребята. Я говорю не потому, что хочу каким-то образом прогнуться. Вы, Лидия Викторовна, настоящий лидер, имеющий опыт, и знающий, что нужно делать и как общаться с людьми. Слушая вчера в космосе ваши команды, и зная, что вы женщина, я пытался найти хоть одно лишнее или неправильное слово. Но вы профессионально чётко организовали работу, и все пилоты, выполнив инструкции, вернулись на базу. Я хочу служить с таким командиром.

-Спасибо, Ганс, за откровенность, - задумчиво произнесла Лида. Если б ты знал, как я вчера переживала, и думала лишь об одном – скорее бы убраться с поля боя. Но бросить людей не могла. Ведь сама когда-то так же летала в космосе в ожидании помощи.

-Ну, а сам-то как оказался в Легионе? Ты ничего не рассказывал.

-Как и вы, Лидия Викторовна.

-Слушай, хватит величать меня. Обращаясь к тебе, я же не вспоминаю всю твою семью. Итак?

-У каждого свои причины, толкнувшие в Легион, - задумчиво произнёс Ганс. – Но я не могу так вот рассказать всё. А если кратко. В семь лет я остался сиротой, и дедушка с бабушкой заменили мне папу и маму. Родителей убили гренланы во время налёта. Вот тогда ещё в детстве и решил, что стану военным и отомщу чужим. Эта мысль вела меня и, когда пришло время сделать выбор, то альтернативы Легиону не оказалось.

-Ясно, - кивнула Лида, осознав, что замолчавший Ганс всё сказал. Фактически парень иными словами пересказал, что записано в послужной карточке пилота. И ничего не добавил. Но женщина чувствовала - рассказана не вся история. Просто ещё не пришло время для откровенностей.

-Ладно, давай вернёмся к нашему звену, - сказала Лида, не желая, чтобы второй пилот к ней самой обратился с вопросом о причинах нахождения в Легионе. Обманывать не хотелось, но и не могла открыть всей правды по тем же основаниям, что и у Ганса.

 

Загадочный планетоид тёмным пятном выделялся на фоне космоса, и будил в душе тревогу. Два крейсера 101-го флота подкрадывались к нему с противоположных сторон.

Разведчики Легиона случайно наткнулись на данное незарегистрированное космическое тело размером с Плутон. Таких объектов, затерявшихся в космическом пространстве, немало к галактике. Когда гибнут звёзды, осколки систем продолжают самостоятельную жизнь, дрейфуя по необъятному космосу и представляя серьёзную угрозу космонавигации. Благодаря единому реестру Галактики многие такие скитальцы отмечаются на картах и учитываются при расчёте курса звездолёта. Но данное космическое тело оказалось неучтённым ввиду того, что регион лишь осваивается Федерацией. А другие расы то ли не предоставили информацию, то ли не знали о нём.

И вот на следующий день после вхождения в новую роль командира звена, Лида вела корабли навстречу неизвестности. По данным тех же разведчиков, обнаруживших планетоид, истребители Легиона обстреляли из него плазменным оружием, в результате чего одна машина взорвалась, а остальные с трудом унесли ноги. Каждому понятно, насколько опасно иметь в тылу неизвестное тело, стреляющее в корабли Федерации. Здесь вполне могли обосноваться и гурулы. И командование решило отправить для выяснения обстоятельств два крейсера. Всё же планетоид немалых размеров.

Вместе с пятым звеном в рейд вышли ещё два – второе, летевшее по левому флангу, и седьмое, по правому. Как поняла Лида, руководство выбрало для миссии самых опытных и обстрелянных командиров, воевавших с самого начала конфликта. К числу таковых относили и лейтенанта Пратт, имевшую едва не самый большой список уничтоженных вражеских кораблей.

-Первый, - раздался голос Вернона.

-Слушаю.

-Вижу стартующий от планетоида корабль. Судя по размерам крейсер.

-База, вы фиксируете неизвестный звездолёт? – спросила Лида.

-Да, - пришёл ответ с "Великой галактики". - Судя по характеристикам, крейсер расы ойнисов. Вероятно, пиратский.

Лида пыталась вспомнить, что знает об ойнисах. И честно призналась себе - не много. Они вроде цыган на Земле - не имеют государства, промышляют, кто чем по всей Галактике. К тому же частенько замечались в пиратских налётах. По виду ойнис нечто среднее между гуманоидом и шакалом. Покрытое короткой серой шерстью тело имеет четыре конечности, способные одинаково ловко манипулировать короткими пальцами. Голова слегка вытянута как в теменной части, так и спереди. Кроме того, ойнисы раза в два выше человека и обладают большой физической силой. Вот практически и всё.

-Пятое звено, будьте начеку, - продолжал меж тем диспетчер. - В случае атаки сразу возвращайтесь на базу. С такими кораблями воюют крейсеры, а не истребители. Между собой рекомендую сохранять радиомолчание. А с приближающимся кораблём попробуйте вступить в переговоры.

-Всё понял, - ответила Лида и, отклоняясь от траектории неизвестного корабля, повела звено к верхней точке планетоида.

Но пират, видимо, не собирался подпускать истребители к своей базе, и тоже сменил курс на перехват.

-Незнакомый корабль, ответьте, - произнесла Лида в переговорное устройство, направляя трансляционный луч на крейсер. – Мы представляем Федерацию.

-Летите и воюйте с гурулами. Здесь нечего делать федератам, - ответил подозрительно знакомый металлический голос. Но Лида почему-то не могла вспомнить, где слышала.

-Вы находитесь на территории, контролируемой Федерацией, - возразила Лида. – Поэтому вы должны либо сотрудничать с представителями власти, либо покинуть наш космос.

-Никому мы ничего не должны, - пришёл ответ. – Мы здесь давно живём, и это вы незаконно являетесь сюда. Так что убирайтесь, и никогда не возвращайтесь. Иначе мы убьём любого, кто приблизится к нашей планете.

-Назовитесь, кто вы, - продолжила Лида.

-Мы не намерены вступать в разговор с мясом, - надменно заявил металлический голос.

-Вы ставите себя вне закона.

-Наш закон при нас. А ваш - подчиняться.

Лида внимательно следила за манёврами приближающегося крейсера. Незнакомец поднялся над плоскостью экватора планетоида, чтобы не мешали астероиды. Каждое большое космическое тело, как правило, сопровождает немалое количество мелких. По той же причине и корабли Легиона приближались к планетоиду с верхней позиции.

-Идентифицируйте себя, - послала Лида запрос. Каждое судно, бороздящее межзвёздные просторы, по международным правилам должно иметь опознавательный электронный паспорт. Но приближающийся крейсер не отвечал.

-Вообще никакого излучения, словно летит не звездолёт, а камень, - заметил ведущий седьмого звена лейтенант Игорь Волкодав.

Какие-то знакомые ассоциации. Казалось, Лида сталкивалась с подобным. И тут подсознание выдало ответ - Луна. Вот где слышала такой же тембр голоса и наблюдала корабли, не отвечающие на позывные. Тут же вспомнила, как летела тогда на мёртвом истребителе и ничего не могла сделать - ни спастись, ни помочь ребятам. И, похоже, сценарий повторяется. Но я дважды не наступаю на те же грабли.

Повинуясь скорее интуиции, чем здравому смыслу, Лида заложила крутой вираж, ложась на обратный курс. Вражеский корабль близко и, похоже, времени для манёвров почти не осталось. У Луны пираты заблокировали истребители на десятикилометровом удалении. А сейчас осталось пятнадцать, и крейсер набирает скорость, быстро уменьшая дистанцию.

-Первый, что ты делаешь? – озабоченно спросил Ганс. Лида бросила взгляд на экран связи. Корабли звена летят в сцепке. И сейчас пилоты дружно отклонились влево, подчиняясь воздействию центробежной силы.

-Внимание, манёвр отхода, - скомандовала Лида по общему каналу.

-Пятое звено, не понимаю ваших действий, - заявил командир второго лейтенант Рик Фостер.

А потом всё происходило настолько быстро, что Лида не успевала ответить. Неожиданно эфир стих. Значит, повторяется лунный сценарий. К сожалению, здесь нет НЛО, чтобы помочь, а потому следует рассчитывать лишь на себя. Тревожный взгляд на экран связи. Все ребята на местах. Значит, оружие пиратов не работает на расстояниях, превышающих десять километров. Лида увеличила скорость до максимума. По данным приборов, до крейсера пиратов одиннадцать километров, но тот не приближается.

-Второе звено отзовитесь. Лейтенант Рик Фостер, где вы? - звала Лида. Но ответов не получила. Значит, пираты заблокировали истребители, оказавшиеся поблизости.

-Седьмое звено, ответьте, - послала Лида новый запрос. Но и те промолчали. Ещё одна потеря. Значит, вовремя сориентировалась, - похвалила себя Лида.

-Почему вы драпаете, представители Федерации? – раздался надменный металлический голос. – Вы пришли к нам предъявлять свои права. Так давайте разберёмся, чей закон работает в этой системе. Или вы струсили и боитесь принять бой?

-У нас хватает благоразумия, не приближаться к пиратам, - ответила Лида.

-Правильно, - одобрил голос. – Нечего Федерации здесь делать. Но почему вы убегаете, оставив своих? А где ваш патриотизм? Где ваша помощь товарищам, попавшим в беду? Примите бой, трусы.

-Первый, что вы делаете? – не выдержал Муслим Вещаев. – Вы струсили?

Лида видела, как заходили желваки на лице четвёртого. Вот что значит новое звено, где нет взаимопонимания и доверия к командиру.

-Молчи, - хладнокровно отрезала Лида. – Я тебя спасаю.

-Меня не надо спасать. Я хочу сражаться. Немедленно разблокируй сцепку.

-Задай себе вопрос, - ледяным тоном произнесла Лида, - почему не отвечают второе и седьмое звенья.

-Ничего не понимаю…, - заорал четвёртый, выходя из себя.

-Заткнись, и слушай первого, - отрезал Ганс.

Расстояние между крейсером и звеном истребителей начало постепенно сокращаться. У большого корабля намного больше преимуществ и в мощности, и в скорости. Но Лида ещё надеялась на благоприятный исход.

-Первый, ты должен послушать разумный совет четвёртого, - снова раздался металлический голос. – Развернись и прими бой, как настоящий мужчина. Неужели ты не отомстишь за своих товарищей? Как ты будешь смотреть в глаза остальным? Ты струсил и предал всех. Значит, ты недостоин быть командиром. Развернись и вступи со мной в бой. Будь мужчиной.

Не хочу я быть мужчиной. Лучше оставаться мудрой женщиной. Вот ты удивился бы, узнав, кто ведёт звено.

Лида решила не отвечать, сразу догадавшись, какую игру ведёт пират, но тот, видимо, неплохо разбираясь в человеческой психологии, не унимался.

-Второй, расстреляй своего командира, - вещал металлический голос. – Первый не достоин тобой командовать. Он предатель и трус. Второй, прими командование на себя и прими бой. Здесь есть хоть один настоящий мужчина?

Лида бросила тревожный взгляд на Ганса. Тот держался спокойно, никак не реагируя на вызов пирата. Значит, есть голова на плечах, и может контролировать себя.

К сожалению, нет возможности прибавить скорость. Двигатели и так работают на максимуме, а цифры на дальномере продолжают уменьшаться. Но осталось ещё немного. Только бы успеть.

-Третий, а ты достоин называть себя мужчиной? – не сдавался пират, так и не дождавшись от второго ни единого слова в ответ. - Или вы все трусы, не способные вступить в серьёзный бой?

Лида посмотрела на Виталия Бровкина. Казалось, тот отрешён, и вообще ничего не слышит. Какое серьёзное испытание выпало на долю нашего звена, - подумала Лида. - Именно так и проявляется нутро человека. А ведь мы фактически ещё и не боевое звено, а просто люди, выполняющие одинаковую работу. В сцепке командир звена контролирует лишь перемещение ведомых истребителей, но не оружие. Так что любой пилот может развернуть пушки в сторону ведущего. Интересно, откуда пират осведомлён о таких нюансах?

-Третий, расстреляй первого и второго, - не унимался металлический голос. - Ты же видишь, что они никуда не годные командиры. Воин должен сражаться, а не драпать. Но что я вижу? Да вы и не мужчины вовсе. И до конца дней вы будете мучиться из-за своего предательства и трусости…

Пират ещё прибавил ход, и цифры на табло дальномера стремительно полетели на убыль. Десять тысяч пятьсот метров… четыреста пятьдесят… четыреста сорок… четыреста тридцать…

Интересно, почему ойнисы не расстреливают нас? – пронеслось в голове. – Как-то нелогично. Зачем гоняться, если можно послать ракету или энергетический поток? Какую игру ведёт с нами пират, и чего хочет?

-Первый, сейчас же выключи сцепку! - заорал четвёртый, когда ойнис дошёл и до него.

Лида видела на экране, что Вещаев разъярён. Лицо побагровело, скулы дёргаются, а ноздри раздуваются при каждом вдохе, прямо как у жеребца. Муслим взрывался на любой вызов. Ещё вчера на ужине Лида обратила внимание на горячего парня южных кровей. В личном деле сержанта отмечено несколько выговоров за неуставное поведение, что значит – рукоприкладство. А так же понижение в звании с младшего лейтенанта. В мирное время с подобной характеристикой Вещаев давно вылетел бы из Легиона. Но в военное как раз и требуются такие боевые натуры.

-Четвёртый, ты настоящий мужчина, - вещал пират. – Я сразу понял, что ты достойный воин. А сейчас разверни пушки и расстреляй трусов. И затем мы сразимся с тобой, как два воина. Настоящий боец никого не слушает. Он сам себе голова. Давай, четвёртый, стреляй. Или я и тебя назову трусом. Разве ты хочешь, чтобы тебя обзывали предателем и червем?

-Первый, сейчас же отключи сцепку! - заорал Муслим.

Но Лида больше никого не слушала. Пора.

-База, красный, огонь, - заорала условный код. И в следующий миг две энергетические пушки ударили в пиратский крейсер.

Планетоид, видимо, действительно являлся осколком некогда существовавшей звёздной системы. Вместе с ним по космосу летело множество плотных каменных тел, но гораздо меньшего размера. За одним из них и затаился крейсер "Великая галактика".

Энергетические потоки, скрестившись, усилили мощность друг друга. А против такого не устоит даже защита линкора. И пират, видимо, не подозревавший о засаде, взорвался ровно через три секунды.

-Пятое звено, - раздался голос диспетчера "Великой галактики", - вы отлично справились с поставленной задачей. Возвращайтесь в док. У планетоида больше движения не наблюдается.

-Мы вернёмся, - заявила Лида. - Нужно притащить на базу второе и седьмое звенья. У них сплавилось всё оборудование, и ребятам требуется помощь.

-Мы потеряли с ними контакт, и полагаем, что все погибли.

-Нет. Ребята живы.

-Откуда вы знаете?

-Сталкивался с подобным на орбите Луны, - ответила Лида. – Перегружая аппаратуру истребителя, пираты каким-то образом блокируют все системы. Но люди остаются живы.

-Хорошо, пятое звено, выполняйте, - разрешил диспетчер через несколько секунд. – На инфракрасных датчиках регистрируются признаки жизни. Но при первой же опасности немедленно возвращайтесь.

-Понял, база, - откликнулась Лида, разворачивая звено.

И снова планетоид маячит по курсу. А на приборах хорошо видно дрейфующие звенья. Видимо, пират хотел сперва заблокировать все корабли, а потом или собрать, или уничтожить. Скорее первое. Лиду поразило, с каким хладнокровием и знанием дела ойнис разговаривал с людьми, бросая вызов. Если б, к примеру, Муслим вёл звено, то корабли тоже попались бы в лапы пиратов. Но зачем ойнисам пилоты Федерации? Вопрос.

-Ребята, сейчас мы приблизимся к кораблям второго звена, - начала Лида давать инструкции. – Каждый выбирает себе истребитель в соответствии со своим номером. Ваша задача вытравить трос лебёдки на корме и, уровняв скорости машин, дать время магнитному наконечнику заблокироваться в замке выбранного корабля. Всё произойдёт автоматически. Загоревшийся символ на экране покажет, что сцепка есть, и тогда ваша задача отбуксировать истребитель к крейсеру. И помните, что пилоты второго звена вам не помогут. У них полностью сплавилась вся электроника, и нет даже связи.

-Но такого не может быть, - воскликнул пятый - Вадим Троев.

-Я тоже думал так, пока однажды не завис в мёртвом корабле, - ответила Лида.

Получив чёткие инструкции, ребята приступили к операции спасения. Лида разблокировала сцепку звена возле парализованных кораблей, и направилась к первому номеру. Сквозь прозрачные фонари хорошо видно, как обрадовались пилоты второго звена. Лейтенант Рик Фостер, едва Лида оказалась рядом, показал большой палец. Счастливый. Такое пережить нелегко, и довелось не многим.

-База, пилоты живы, - доложила Лида. – Приступаем к захвату кораблей.

-Рады слышать, - пришёл ответ. – Ждём вас.

Выполняя несложные манипуляции с кораблём, Лида наблюдала за действиями звена. Вопросов не поступало, значит, всё идёт, как задумано. И даже новички справлялись с поставленной задачей. Муслим Вещаев помалкивал. То ли затаил обиду, то ли дошло, что пираты разводили. Но поскольку никто из ребят больше не поддержал сержанта, то сам должен сделать выводы.

"Великая галактика" вышла из засады и направилась к планетоиду. Но второй крейсер, принимавший участие в операции, не появлялся. И Лида одобряла предосторожность командования. Неизвестно, что можно ожидать от таинственного планетоида. Если там база пиратов, те должны надёжно охранять свою территорию и приготовить массу сюрпризов.

-Первый, готов следовать к базе, - доложил Ганс. За ним так же отрапортовали и остальные пилоты.

-Молодцы, ребята, - похвалила Лида, получив сигнал о полной сцепке на собственном мониторе. – Все отлично справились. Возвращаемся.

Обратный перелёт напряжённо молчали. Сегодня выпал трудный день. Боевая операция всегда серьёзно. К тому же, ребята лишь привыкают друг к другу. Определённое количество человек ещё не коллектив, способный выполнять сложную задачу. Должно срастись множество различных факторов, чтобы люди начали действовать заодно.

С буксируемым космолётом не влетишь во взлётно-посадочный тоннель. Там несколько тесновато для подобных манёвров, и в условиях повышающейся гравитации можно устроить такую аварию, что придётся ремонтировать сам крейсер. Для таких случаев придуман иной сценарий.

-База, пятое звено у цели, - доложила Лида, выравнивая скорость с крейсером. - Можно выпускать сети.

-Разрешаю отключить сцепку с транспортируемым кораблём, - ответил диспетчер.

-Пилоты, что делать знаете? – уточнила Лида.

-Так точно, - пришли ответы.

-Тогда соблюдаем очерёдность по своим номерам.

Лида первая направила истребитель к нижней части крейсера, где заметила натянутую сеть. Приблизившись на необходимое расстояние, уменьшила скорость до минимальной. Затем нажала кнопку, отключая напряжение троса и одновременно вслух комментируя свои действия, тем самым напоминая ребятам последовательность операций. Ведь как бывший преподаватель, хороша знала, насколько краткосрочной бывает у людей память. И часто лучше ещё раз напомнить азбучную истину, чем потом кусать локти из-за досадной забывчивости.

Обесточенный трос отцепился от буксируемого истребителя, и тот полетел дальше прямо в металлическую сеть, растянутую для захвата. Лида тем временем развернулась и полетела обратно. Захваченный корабль быстро затянули в крейсер, и тут же выпустили новую сеть.

Второй пилот успешно выполнил те же манёвры. А за ним и остальные. Лишь новенький – капрал Аятала Халини немного запоздал, и сам едва не влетел в сеть. Лиде даже показалось, что тот чиркнул по металлу крылом, но успел вывернуть и вскоре присоединился к звену.

-Все корабли успешно захвачены, - сказал диспетчер.

-Отправляемся за седьмым звеном, - доложила Лида, когда истребители выстроились сзади.

-Удачи, - пожелал диспетчер, и пятое звено снова направилось в сторону планетоида.

Лида осталась довольна ребятами. Даже новички действуют спокойно и неторопливо, не совершая досадных оплошностей. А слаженная работа и её плоды всегда радуют и вдохновляют. А так же сплачивают коллектив.

-Первый, вижу какую-то активность, - доложил второй, едва звено удалилось от крейсера.

-Где? – удивилась Лида, ничего не обнаружив на экране.

-Наблюдаю в ультрафиолетовом диапазоне. На планетоиде заметна концентрация энергии.

Лида переключила экран, и тоже увидела восходящие потоки. Энергия бьёт из планетоида. Если соединить между собой источники, то на проекции образуются правильные шестиугольники. Кажется, всё космическое тело покрыто настоящей сетью. Значит, какая-то оборонная система.

-База, вы наблюдаете планетоид в ультрафиолетовом диапазоне? – спросила Лида.

-Да. Мы тоже видим концентрацию энергии. Советуем ускорить операцию.

Лида сама видела, что планетоид готовится атаковать или защищаться. Но в любом случае истребитель не устоит перед таким оружием.

-Первый, - неожиданно раздался металлический голос. – Ты заманил нашего товарища в ловушку, и будешь наказан.

Надо же! – изумилась Лида. - Завела личного врага среди пиратов. И тут же, прибавляя скорость истребителя, храбро заявила:

-Вам лучше сдаться, тогда все останетесь живы.

-Ха-ха-ха. Не людям диктовать нам условия, - пришёл ответ. – Пища не имеет права голоса.

О чём это? – удивилась Лида.

До седьмого звена осталось несколько десятков километров, но корабли довольно близко подлетели к планетоиду, что весьма опасно. Энергетические потоки набрали немалую мощность, начиная проявляться и в видимом глазом диапазоне. Теперь огромное космическое тело не казалось мёртвым. Планетоид буквально ожил под мерцающей накидкой. Завораживающе красиво, но и смертельно опасно.

-Ребята, нужно ускориться до максимума, - распорядилась Лида. – Все слышали угрозу?

-Да, - отозвались пилоты.

-Значит, готовим лебёдки заранее, и сразу же активируем. Достаточно пяти секунд для захвата корабля, и на максимальной скорости на базу. Никого не ждём. Действуем самостоятельно.

-Это наша добыча, первый, - заявил пират. – И ты тоже пополнишь наш рацион.

Значит, тут живут людоеды, - заключила Лида, поскольку разговоры ойнисов снова переходили на поварскую тематику.

До седьмого звена осталось два километра. Ребята начали готовить тралы, отматывая тросы с лебёдок. Напряжение подстёгивал адреналин. И тут планетоид выстрелил в сторону кораблей Федерации. Выпущенная энергия собралась в огромный раскалённый шар, и устремилась в космос.

-Пятое звено немедленно возвращайтесь, - скомандовал диспетчер.

Лида увидела летящий навстречу плазмоид, и ощутила, как по спине потёк холодный пот. В боях с гурулами не раз наблюдала, что делает такое оружие с истребителями. И сейчас, похоже, настал черёд пятого звена испытать на себе убийственный поток.

Глаза устремились к экрану дальномера. До седьмого звена около километра. Лиде казалось, что своими глазами начинает различать пилотов, сидящих под прозрачными фонарями, и ощущает страх ребят. Но если продолжить операцию по спасению, то и пятое звено окажется в условиях смертельной опасности. А вот седьмое вряд ли удастся вытащить. Катастрофически не хватает времени. Плазмоид фактически рядом. Что делать? Какой трудный выбор.

Пока в голове мелькали противоречивые мысли и эмоции, руки и ноги действовали автоматически. Казалось, время застыло, и все необходимые операции активировались в необходимой последовательности. Лида снова включила сцепку кораблей и, по предельно возможному радиусу заложила крутой вираж, стремясь развернуть звено. Но расстояние слишком мало. Мы погибли.

-Что за дрянь такая? – завопил Муслим.

-Мы не спасёмся от шара, - вторил ему капрал Халини.

Но остальные пилоты молчали. Лида видела напряжённые лица ребят. Все сейчас на взводе. Но настоящие мужчины проявляют выдержку.

-Летим на базу, - рявкнула сквозь зубы. Как же тяжело давалось решение. Жалко, конечно, седьмое звено. Там Лида знала несколько человек. Но имеет ли право командир рисковать своими людьми, за кого взял на себя ответственность? Нужно самим постараться спастись, а потом думать о других. Сейчас не тот случай, когда можно проявлять личный безбашенный героизм.

Звено развернулось, и на максимальной скорости устремилось прочь от планетоида. Но сгусток энергии, выпущенный пиратами, устремился в погоню. И, похоже, набирает ускорение.

Снова Лида до максимума выжимала из корабля. Нервы, казалось, вибрируют от напряжения, а сердце гулко бухает в груди, каждым ударом отдаваясь в голову. В такие мгновения секунды превращаются в годы. И в голове лишь одна мысль – хочу жить.

Яркая вспышка заставила прикрыть глаза. Тут же правая рука коснулась шлема для настройки светофильтра. Получив обзор, Лида поняла, что случилось. Плазмоид достиг седьмого звена буквально через тридцать секунд после разворота пятого, и взорвался. Ребята погибли, и Лида едва не разрыдалась. Когда пилоты умирают в бою, воспринимается иначе. А сейчас чувствовала себя виновной в смерти людей, кого не успела спасти.

-Пятое звено, возвращайтесь на базу, - раздался голос диспетчера. – Вы сделали всё, что могли. Для спасения не хватало времени. После взрыва астероиды разметало в стороны, и некоторые догоняют вас. А на планетоиде готовится новый заряд.

-Есть, база, - сквозь зубы процедила Лида, стараясь, чтобы голос звучал твёрдо. Никто не узнает, что происходит в душе у командира звена. Руководство и подчинённые должны видеть тебя сильным лидером, и тогда смогут доверять. А если сейчас разреветься, конечно, все с пониманием отнесутся к женским эмоциям, но тогда ты не будешь восприниматься как личность, на кого можно положиться. Меньше всего Лиде хотелось, чтобы к ней относились, как к смазливой красотке с глазами на мокром месте.

-Первый, спасибо, - поблагодарил Ганс, видимо, заметивший игру эмоций на лице командира. – Если бы не твоё решение, мы взорвались бы с седьмым звеном.

-Спасибо, - поддержали и остальные пилоты.

И этих слов Лиде хватило, чтобы вновь почувствовать себя значимой и нужной. Я всё сделала правильно и сохранила жизнь ребятам. Вот за что меня благодарят.

-Мы должны жить, - ответила Лида, собирая волю в кулак. – И вам, ребята, спасибо. Мы теперь стали настоящим звеном, способным выполнять сложные боевые задачи. И хочу добавить ещё кое-что. Трусом может обозвать тебя любой. Но смелось - это готовность воспринимать жизнь такой, как есть, без эмоциональных прикрас. В любом конфликте лишь спокойный и хладнокровный человек одерживает верх.

-Первый, ты сам придумал? – спросил второй.

-Нет. Где-то прочитал. И на себе убедился в справедливости данной истины. Когда смотришь на мир поверх эмоций, он неожиданно предстаёт совсем иным.

-А что делать со страхом? – поинтересовался Троев.

-Все мы боимся, - выдохнула Лида. - Но страх в первую очередь недостаток знаний. Так не лучше ли попытаться отыскать новые факты, чтобы разобраться в ситуации, чем запугивать себя или бездумно лезть на рожон. Ведь большинство ловушек в мире построено именно на этом. Страх и любопытство - две сильнейшие эмоции, погубившие множество существ.

-Но без эмоций мы превратимся в роботов, - заметил Бровкин. – Как и без любопытства.

-Думаю, слышал поговорку - кошку сгубило любопытство. Известно, что личность имеет множество различных проявлений. А эмоции всего лишь одно из них. Правильно используй данное тебе многообразие возможностей, и получишь ожидаемый результат.

Беседа помогла отвлечься, и мысли переключились на реальность. Оплакивать погибших будем по окончании войны. Ребятам седьмого звена откровенно не повезло. Лида сперва выбрала для спасения второе, поскольку до него расстояние оказалось меньше. Думала, быстро отбуксирует звено, и вернётся за седьмым. Но вмешалась судьба. Из погибших Лида знала лишь Игоря Волкодава. Остальные ребята новенькие. Не успели повоевать, и сразу же встретились со смертью. Видать, судьба. И всё равно чувствовать себя причастным к смерти других людей из-за сделанного тобой выбора, очень тяжело.

Боевая операция между тем продолжалась. И пока лейтенант Пратт направляла звено в док, проявил себя крейсер «Неугомонный», так же участвовавший в операции. Укрывшись за малыми космическими телами, тот отслеживал происходящие события. И когда планетоид выстрелил в направлении кораблей Федерации, тем самым проявив агрессию, «Неугомонный» так же атаковал. Но избрал тактику астероидной войны.

Против целого планетоида даже два крейсера бесполезны. Видимо, потому ойнисы и чувствовали себя в безопасности. Но к любой крепости имеется свой отпирающий ключ. «Неугомонный» взорвал несколько ядерных торпед, разместив те на поверхности крупных астероидов диаметром до сотен метров. И эти космические тела, получив ускорение и направление, полетели в сторону планетоида.

Крейсеры Федерации на максимальной скорости удалились из данного сектора, и с дальних расстояний отслеживали развитие ситуации. В астероидной войне любое крупное тело обречено. Конечно, ойнисы пытались энергетическим оружием защищаться от каменных глыб, и первые три сгорели, не достигнув поверхности. Но специалисты «Неугомонного» всё рассчитали верно, и направленные астероиды пробили защиту пиратов.

Чтобы накопить заряд достаточной мощности, установкам ойнисов требуется определённое время. С одним-двумя астероидами, приблизившимися к планетоиду, энергетические пушки справились бы запросто. Видимо, для защиты от подобных случаев и создавалась энергетическая сеть. Но «Неугомонный» взорвал до десяти зарядов, просчитав траектории и места падения. И на планетоид с разных сторон обрушилось множество каменных тел. Против такого вала не выстояла бы ни одна защита. Что и наблюдалось. Расстреляв три астероида, установки планетоида больше не обнаруживали признаков жизни, видимо, отключившись на перезарядку. И следующие глыбы беспрепятственно вспороли поверхность, всё разрушая на своём пути.

Вернувшись в док, Лида тут же поспешила к техникам в подсобку. Именно там обслуживающий персонал на огромном экране отслеживает боевые действия. За командиром подтянулись и остальные ребята звена, и вместе наблюдали, как врезаются в планетоид огромные глыбы.

Ни с чем несравнимое грандиозное зрелище. Непостижимое торжество хаоса над мирозданием. Часть астероидов врезалась под прямым углом, поднимая тучи пыли, множество ударялось по касательной, срезая на пути целые горные массивы. Одна из самых больших глыб насквозь протаранила массивный планетоид в районе верхнего полюса, и осколки вылетели с другой стороны, увлекая за собой в космос внутренности огромного тела.

Наблюдавшие катастрофу мужчины, не сдерживаясь, выражали эмоции. Подобное увидеть в жизни удаётся немногим. И каждый удар астероида вызывал многочисленные возгласы.

-Они сами выбрали свой путь, - услышала Лида голос слева и, повернувшись, увидела одного из техников. У парня в глазах блестели слёзы.

-Ты что, жалеешь пиратов? – спросил другой техник.

-Они тоже живые существа. А мы пришли к ним в дом и разорили.

-Пираты начали первые, - возразил Ганс. – Лейтенант Пратт бралась вести с ними переговоры, но те послали в нас энергетический плазмоид и уничтожили седьмое звено. Если бы мы не ответили, то нас просто уничтожили бы.

Картинка замигала, но потом снова возобновилась. Изображение на экран подавалось с оставленных возле планетоида камер. Многие из них разрушились от попадания астероидов. Но оставшиеся передавали ужасные подробности трагедии. Несколько кораблей пиратов стартовали с поверхности разрушающегося планетоида, и тут же крейсеры пошли на перехват.

-Лида, Ганс, Виталий, - донеслось из дока, и тут же в подсобку вбежали пилоты второго звена.

-Ребята, огромная вам благодарность за спасение, - воскликнул лейтенант Рик Фостер, и горячо обнял Лиду. Затем так же прижал к себе Ганса, и остальных ребят пятого звена. – Мы перед вами в долгу.

Остальные ребята второго звена так же обнимали и благодарили за спасение. И у Лиды на глаза проступили слёзы. Ведь точно так же здесь могли стоять и благодарить и ребята седьмого звена.

Сигнал тревоги вспорол пространство.

-Внимание! – раздался голос старпома подполковника Олега Комарова. – Всем пилотам занять истребители и приготовиться к старту. Техники, прикрепить к кораблям ракеты «Вердикт». Нельзя позволить ойнисам скрыться. Во всём мире приняты суровые законы, пресекающие деятельность пиратов вплоть до уничтожения, и Федерация всегда следовала этим международным правилам. Так что начинаем охоту на пиратов.

Ого! – подумала Лида, устремляясь к истребителю. - «Вердикт» это серьёзно. Такие ракеты с ядерными боеголовками способны уничтожить даже линкор.

Пустовавший док вмиг ожил. Техники бросились к истребителям навешивать ракеты, пилоты запрыгивали в кабины и закрывали фонари. За месяц конфликта Лида успела привыкнуть к таким зрелищам, и думала сейчас лишь о предстоящем сражении. Нечто пыталось достучаться из подсознания, но пока лишь на грани некоего предчувствия.

-Ребята, война продолжается, - сказала Лида звену, когда все заняли места.

-Уничтожим всех гадов! – запальчиво воскликнул Муслим Вещаев.

-Отомстим пиратам за седьмое звено! – вторил ему Халини.

-Первый, не включай сцепку, - попросил Муслим.

-Обещаю, не буду, - усмехнулась Лида. - Вы же слышали, что объявлена война на пиратов. Так что, ребята, сражайтесь, как умеете. Главное, чтобы ни один пират не ушёл от расплаты.

-Какие будут инструкции? – спросил второй.

-Вспоминайте, как правильно активировать ракеты, - ответила Лида, наблюдая за техниками, привешивающими на крылья по два больших снаряда. – Запуск ещё не гарантирует результат. «Вердикт» очень серьёзное оружие, и требуется снять все уровни защиты, прежде чем оно уничтожит врага.

-Первый, ты уж стрелял такими ракетами? – поинтересовался Бровкин.

-Ещё нет, - призналась Лида, кусая губы. Всё же неприятно сознаваться, что ты чего-то не делал. – На симуляторах в учебке я несколько раз взрывала линкоры «Вердиктами». Кстати, учтите, что масса истребителей сейчас заметно увеличится, и вы не сможете, как раньше, набирать ускорение.

Красная сигнальная лампочка разрешила старт, и корабли устремились к взлётно-посадочному тоннелю. Док почти опустел. Но Лида не спешила. Во-первых, техники не закончили обслуживание, ведь звено едва вернулось из предыдущего рейда. Истребители нужно ещё дозаправить. А, во-вторых, снова что-то начало пробиваться из подсознания. Глаза упрямо смотрели на ракеты, и мысли вращались так же вокруг них.

Техник Стас махнул рукой, показывая, что обслуживание закончил. Лида нетерпеливо скосила глаза на остальные истребители. Что же так долго? Время то поджимает. Остальные звенья давно покинули док и отправились на охоту.

Техники по очереди выстраивались у дальней стены, показывая, что корабль к вылету готов. Лида насчитала шесть человек. Где же седьмой? Когда ожидаешь, кажется, время тянется невыносимо медленно.

Лида махнула Стасу, показывая на запаздывающего техника седьмого истребителя. Парень только перешёл в действующее подразделение и, похоже, не совсем разбирается, что к чему. Стас понимающе кивнул, и бросился на помощь коллеге.

И тут Лиду словно прошибло. То, что стремилось выйти из подсознания, наконец, вызрело.

-Диспетчер, - обратилась Лида по радио.

-Пятое звено, почему запаздываете? – нетерпеливо воскликнул тот.

-Заканчиваем обслуживание, - сдержано ответила Лида. – И я хочу высказать одну мысль. Нужно, чтобы пилоты не приближались к ойнисам ближе, чем на десять километров, иначе те заблокируют двигатели. Что и произошло со вторым и седьмым звеньями.

-Понятно. Сейчас передам, - ответил диспетчер.

-И ещё одна мысль, - продолжила Лида. – Нужно активировать «Вердикты» заранее, пока те не вошли в десятикилометровую зону. Иначе пираты так же могут уничтожить всю электронику, и ракета не взорвётся.

-Спасибо, первый, - неожиданно ответил командир "Великой галактики" полковник Рукопашный. – Ценная информация. Диспетчер начал передавать всем звеньям. Удачи вам.

-Благодарю. И вам того же.

-Первый, обслуживание закончили, - доложил Стас.

-Что там случилось? – уточнила Лида.

-Седьмой зацепил крылом сетку, когда доставлял корабль второго звена. В результате отвалились датчики ориентирования в пространстве. Мы поставили новые.

Лида вспомнила тот эпизод. Значит, тогда действительно заметила столкновение. Переведя взгляд на экран связи, увидела, как у Аяталы нервно заходили желваки. Видимо, переживает, что повредил новенький корабль. А, кроме того, любая царапина фюзеляжа в космосе, по приметам, к беде. Это знает каждый пилот. Хочешь, верь или нет, но ведь так и не спасли ребят седьмого звена.

-А так же поломка в хвостовом, - продолжил Стас. – Видимо, догнал какой-то маленький камушек. Пришлось заменить элерон.

-Старт! - воскликнула Лида, заметив, что техники покинули опасную зону. И тут же истребители рванули к взлётному тоннелю.

Оказавшись снаружи, Лида в первую очередь бросила взгляд на экран, чтобы оценить сложившуюся обстановку. Тактическая схема, транслируемая с крейсера, показывала опасную зону вокруг разрушенного космического тела, и расположение кораблей в пространстве.

Возле планетоида настоящий хаос. К нему теперь и близко не приблизиться, по меньшей мере, в течение месяца, а то и больше. Куски породы, оторвавшись от поверхности, беспорядочно кувыркаясь и сталкиваясь, образовали такую мешанину, что ни один корабль не рискнёт сунуться туда. А от самого огромного тела осталась фактически половина.

Двенадцать пиратских крейсеров успели стартовать с планетоида, и теперь летят в разных направлениях, стремясь покинуть систему. Им наперехват устремились два крейсера Федерации и сорок два звена истребителей. Кажется, превосходящие силы. Но ведь и пираты не лыком шиты. Крейсеры ойнисов хотя и не несут истребители, но обладают большим количеством довольно эффективных орудий разных рас от ракетного, до энергетического.

Лида наблюдала, как истребители пытаются догнать разгоняющиеся крейсеры врага. Но получалось не очень. Пиратские корабли имеют ядерные двигатели, и легко убегают от маломощных истребителей. Лишь крейсеры Федерации способны развить такую скорость.

-Наша цель? – спросил второй.

-Следуйте за мной, - скомандовала Лида. – Попытаемся устроить ловушку.

-Но пираты разлетелись, - не сдержался Муслим. – Слишком долго мы проторчали в доке.

-Не паникуй, - ответила Лида, направляя звено в сторону от, казалось бы, верного направления, куда устремились остальные истребители.

-У тебя есть план? – уточнил Ганс.

-Да. Если посмотреть на схему, то видно, что вокруг множество астероидов. А планетоид словно летит в огромном потоке. Думаю, если б космос вокруг был свободным, то пираты к настоящему времени уже разогнались бы до межзвёздных скоростей, и убрались из системы. Но ойнисы почему-то не торопятся, и летят так, чтобы слегка отстать от истребителей. Значит, хорошо зная местный космос, пираты не хотят рисковать, и направляются туда, где можно разогнаться. И я считаю, нужно вернуться в точку входа в эту систему «Великой галактики».

-Разумно, - отозвался Вадим Троев. – Но если всё действительно так, почему никто другой не догадался?

-Кто знает, - отозвалась Лида, продолжая наблюдать тактическую схему. – Помню, слышала, что на охоте есть загонщики, и те, кто сидит в засаде.

-По крайней мере, в том направлении действительно почти нет астероидов, - заметил Ганс. – И пираты явно направляются туда.

Ребята принялись обсуждать идею командира, а Лида напряжённо следила за развитием событий. А если ошиблась, и всё сказанное окажется фикцией? И пираты улетят в совсем ином направлении. Тогда окажется, что командир звена Лидия Пратт – мечтатель, оторвавшийся от реальности. Как тогда управлять людьми? Кто же захочет подчиняться неудачнику? Идея пришла неожиданно, словно кто заранее составил план, и Лида сама не понимала, как смогла так быстро разобраться в ситуации. Но если решилась, то отступать не собиралась. Лидер должен иметь позицию, и внутреннюю силу отстаивать собственное решение.

На тактической схеме хорошо просматривалось, что пираты действительно не собираются разлетаться в стороны, а постепенно заворачивают корабли в одном направлении, и именно туда Лида направила звено.

Кое-где завязались бои. И схема показала, что семнадцатое звено погибло. Ребята, не смотря на предупреждение, слишком приблизились к пиратам. Или те применили какой-то хитрый манёвр.

Два корабля ойнисов удалось уничтожить крейсерам Федерации. Защита пиратов не выдерживает спаренные энергетические потоки.

И вот монитор показал выход из системы астероидов. Именно отсюда «Великая галактика» прокрадывалась к планетоиду.

-Дальше лететь нельзя, - сказала Лида. – Мы должны укрыться за астероидами и соблюдать радиомолчание. «Вердикт» эффективно поражает цели на расстоянии двести километров. Учитывая скорость корабля пирата, думаю, нужно подпустить ойнисов на расстояние не более ста километров, и тогда выводить ракету.

-Почему сто, а не сто пятьдесят? – поинтересовался Мишель Лесье.

-Нельзя рано обнаруживать себя, чтобы ойнисы не сбили «Вердикт», - ответила Лида. – А ещё нам требуется время, чтобы успеть активировать ракету, и самим не попасть под взрыв. Так что, думаю, сто километров достаточно.

-Согласен, - отозвался второй. – Но, мне кажется, на отдалении пирата в сто пятьдесят километров, можно начинать готовить ракету к запуску.

-Не возражаю. Итак, каждый выбирайте себе по астероиду, - подвела Лида итог и закончила шуткой. – Чур, не драться за место. Камней здесь хватает.

Корабли разлетелись на заранее оговоренные позиции. Лида выбрала астероид раз в десять больше истребителя. Каменная глыба имеет неправильную вытянуто-изогнутую форму. За годы путешествия по космосу острые грани скруглились, и теперь казались отполированными. Но центральная часть астероида словно покрыта неровной ржавчиной. Проанализировав состав глыбы, Лида обнаружила большое количество металла. Тоже неплохо. Пираты вряд ли тут засекут истребитель.

Корабли перешли в режим полного радиомолчания, так что могли лишь принимать информацию, но не транслировать. В результате исчезла картинка на экране связи, и Лида не могла видеть лица ребят. Зато и враг не заметит ни один корабль по излучаемым радиосигналам.

Вдали от звёзд, дающих хоть немного света, здесь царит настоящая тьма. Далёкие светила и галактики не способны разогнать мрак на таком расстоянии. А когда потухли все приборы, то в сознание неожиданно прорвались мысли о смерти. Ни звука не раздаётся вокруг, и эфир молчит, а душу охватывает мистический страх. Ведь не видно ничего, и даже окружающие астероиды кажутся не реально существующими, а плодом воображения.

Лида отринула мысли о смерти. Пройденный этап. Уже лежала в реанимации, где фактически вернулась с того света. Так что теперь нужно думать о будущем. Бездействие порождает скуку, значит, необходимо сделать что-то полезное.

Рассмотрев во всех подробностях, Лида отметила все достоинства астероида. А затем подключила монитор, поскольку тот не даёт излучения, и принялась отслеживать события на тактическом экране. «Великая галактика» транслирует для пилотов схему на всех диапазонах, поскольку лишь по ней можно отследить в пространстве ход битвы. И некоторые сигналы пробивались даже сквозь заслон металлических глыб.

Разворачивающееся преследование ойнисов напоминает разлетающиеся в стороны кометы. Пираты, обозначенные синими кружочками, двигаются перед шлейфом белых точек истребителей. На экране цифры показывают по три-четыре звена, устремившихся за каждым крейсером. Истребители пытались сразить пиратов ракетами. Но пилоты сразу уяснили, насколько опасно расстреливать убегающие крейсеры, поскольку сами угодили в очаг взрыва, и четыре космолёта погибло. И всё же три крейсера ойнисов догнали грозные «Вердикты». А остальные лишь прибавили скорость, чтобы оторваться от назойливых преследователей.

Со временем стало заметно, что и у пиратов сдают нервы, и ойнисы так же принялись отстреливаться. В результате истребители начали массово гибнуть, и тактический экран вскоре покрылся красными крестиками уничтоженных кораблей. Осталось семь пиратов против двух крейсеров Федерации и уцелевших истребителей. И пока счёт не в нашу пользу.

Отслеживая разворачивающиеся события, Лиде неожиданно пришла к мысли, что, устроив тут засаду, приняла не совсем верное решение. Корабли пиратов действительно летят в одном направлении, но не совсем туда, где ожидает пятое звено. А если ойнисы улетят в другую сторону, то командование может обвинить лейтенанта Пратт в трусости и недальновидности. И тогда адмирал Крез окажется прав, утверждая, что женщинам нечего делать в армии. И хотя Лида не жаждала военной карьеры, но у каждого есть гордость.

Ещё раз проанализировав ход развития событий и карту астероидного потока, пришла к мнению, что план засады нужно откорректировать.

-Звено, мы должны разделиться, - нарушила Лида радиомолчание. – На схеме астероидного потока я заметил ещё одно возможное место выхода из системы. И, похоже, четверо ойнисов направляются именно туда.

-Что ты предлагаешь? – спросил второй, тут же появившись на экране связи. Лида начала замечать, что Ганс не спорит, но внимательно анализирует все команды. В принципе, так и должно быть.

-Здесь останется второй, пятый и шестой. Третий, четвёртый и седьмой вместе со мной передислоцируются в следующую точку.

-Ты оставляешь нас в меньшинстве? – удивился Троев, проявившись на экране связи.

-Не совсем. Если проследишь движение «Великой галактики», то поймёшь, что крейсер смещается к выходу из системы, и гонит сюда три пирата. Так что, скоро все окажутся здесь. А мы спрячемся на пути оставшихся четырёх ойнисов. По кораблю на пирата. Туда же сейчас летят остальные истребители и «Неугомонный». Второй, остаёшься за старшего. И соблюдайте радиомолчание, чтобы не выдать себя заранее.

-Всё понял, - отозвался Ганс.

-Третий, четвёртый и седьмой, не отставайте, - скомандовала Лида, покидая засаду.

«Великая галактика» сбила ещё один крейсер ойнисов, и теперь у пиратов осталось шесть кораблей. Лида прибавила скорость, чтобы успеть до подхода врага устроить западню. Вряд ли теперь удастся остаться незамеченными. Но и ойнисам некуда больше деваться. Отчётливо просматривается направление движения оставшихся пиратов.

Интересно, - размышляла Лида, - почему ойнисы не решились принять бой и не развернулись против кораблей Федерации? Сами же обвиняли людей в трусости, когда чувствовали за собой силу. Но в данной ситуации при явном превосходстве в больших кораблях, предпочли бегство. А ведь крейсеры ойнисов довольно мощные, и имеют на борту высокотехнологичное оружие разных рас галактики. Значит, срабатывают некие внутренние факторы, заставляющие пиратов бежать, а не принимать бой.

По мере приближения к следующему выходу из системы планетоида, эфир наполнился голосами. В глыбах астероидного потока слишком много железа, которое глушит радиосигналы. Но в зоне прямой видимости и на относительно небольшом расстоянии ничто не мешает общаться. Лида слышала, как напряжённо говорят между собой пилоты. И в интонациях многих улавливается страх. Ведь для большинства из них сегодня первый день сражения. «Великая галактика», как и крейсер «Неугомонный», лишь накануне доукомплектовались до полного состава, и сразу же отправились на задание.

Лида успела вовремя. Ещё минут десять осталось в запасе, прежде чем пираты объявятся здесь. И такая фора на руку. Ойнисы, ничего не подозревая, на всей скорости несутся прямо на пятое звено. Сзади наседают истребители и крейсер «Неугомонный». Видимо, после расстрела планетоида ойнисы запаниковали. А когда система заполнилась истребителями Федерации, пираты решили бежать.

Пятое звено сохраняло радиомолчание. По пути Лида напомнила инструкции, и теперь пилоты застыли в напряжённом ожидании. Лишь дальномеры отсчитывают расстояния, оставшиеся до ближайших пиратов. Нервы пошаливают. Пальцы давно лежат на кнопках, и огромного труда стоит удержаться от действия. В засаде, как правило, человек накручивает себя больше, чем когда сам гонится за кем-то. Во время движения некогда много раздумывать.

Лида ощутила, как пересохло горло, когда до ближайшего пирата осталось полторы тысячи километров. Враг объявился у начала растянутой засады, и теперь всё зависит лишь от способности пилотов следовать полученным инструкциям.

На двухстах километрах Муслим не выдержал. На экране связи возникло раскрасневшееся от напряжения лицо сержанта, а затем Лида засекла на приборе активацию запуска ракеты. «Вердикт» устремился вперёд. Но пират словно ожидал ловушки именно здесь, и тут же открыл огонь. Ракету уничтожил сразу же, а так же дал залп по астероиду, укрывшему истребитель.

-Сволочи! – заорал Муслим, и тут же навсегда умолк. Экран связи потух, и Лида ощутила, как на глазах выступили слёзы. Погиб человек её первого боевого звена, что намного больнее, чем когда теряешь просто коллег.

Остальные пилоты звена никак не проявили себя. Если ойнисы и предполагали наличие других кораблей в засаде, то из-за большого количества железа в астероидах, не обнаружили другие истребители, и не дали залп в ту сторону. Впрочем, есть и ещё одна причина, из-за чего пираты не могли стрелять. Коридор здесь довольно узок, и если взорвать большое количество астероидов, то разлетающиеся глыбы перекроют выход, и тогда сам крейсер не сможет покинуть систему.

И вот, пират оказался на расстоянии ста километров от второго истребителя, поджидавшего в засаде. Лида заранее распределила, кто за кем атакует, чтобы не выдавать сразу все корабли. И теперь очередь Бровкина. Лида ни за что не доверила бы Вещаеву первый выстрел. Но тот очень просил. И понимая, что горячий Муслим не удержится, по душевной доброте, разрешила. А теперь остаётся лишь оплакивать парня.

Виталий Бровкин стрелянный боец. Прослужил три недели во время конфликта. Но, в отличие от Вещаева, сдержан и хладнокровен. Едва на табло дальномера высветилось сто двадцать километров, Виталий активировал ракету и появился на экране связи. Лицо спокойно и сосредоточено. Лида сомневалась, что пират мог заранее уследить процесс запуска, поскольку истребитель закрывает астероид. И, когда до вражеского крейсера осталось восемьдесят километров, истребитель Бровкина выглянул из-за астероида и запустил «Вердикт».

Пират не успевал среагировать, даже если бы и засёк пуск заранее. Тут сложилось множество факторов - и скорость, и эмоции, и астероиды. Так что ракета прошла незамеченной, и мощный взрыв разметал пирата по космосу.

Как заранее оговаривалось, запустив «Вердикт», Бровкин сразу же на максимальной скорости устремился прочь от места пуска. И манёвр спас ему жизнь, поскольку разлетающиеся обломки пирата буквально изрешетили ближайшие астероиды. Истребитель не уцелел бы в такой мешанине.

Лида ощутила радость и даже испытала гордость оттого, что засада сработала, и первый корабль ойнисов уничтожен. Виталий точно выполнил инструкции и, в результате, победа. И теперь командир звена могла больше не переживать из-за того, что не последовала за остальными, а устроила засаду. Побеждает ум, а не слепое подражание остальным.

Летевшие сзади пираты начали менять курс. Но ближайший корабль не успел вовремя свернуть, и огромный астероид, резко изменивший траекторию после взрыва, протаранил корпус. Так что Бровкин одним выстрелом уничтожил два крейсера. Не многие пилоты могут похвастать такими подвигами.

Третий корабль ойнисов сумел уйти от разлетающихся обломков и, взяв далеко вправо, проскочил опасную зону. Перед ним открывался чистый космос, и появилась возможность набрать скорость.

Настала очередь Аяталы Халини. Лида очень переживала за новичка - справится ли парень с непростой задачей. Халини притаился за астероидом на расстоянии пятисот километров от Бровкина. Парень хранил радиомолчание, никак не выказывая обуревающие эмоции. Лида знала, что у Аяталы горячая кровь, как и у погибшего Муслима. Но всё же Халини всегда демонстрировал сдержанность. И теперь лишь от выдержки зависит успех засады, что и показал Бровкин.

Пират набирал ускорение. Даже отсюда корабль может перейти на межзвёздные скорости, чем ойнисы и намеревались воспользоваться. Лида напряжённо следила, как цифры на дальномере ускорились и начали стремительно уменьшаться. Значит, нужно увеличить дистанцию для активирования ракеты, и действовать с небольшим упреждением.

Видимо, Аятале пришли те же мысли, и парень начал запускать «Вердикт», когда до пирата осталось сто восемьдесят километров. На экране связи тут же возникло лицо кпрала. И хотя тот выглядит серьёзным, но от Лиды не ускользнуло, что парень сильно нервничает. И неудивительно, ведь у него фактически первый настоящий бой. Губы подёргиваются, глаза часто моргают, щёки раскраснелись, а дышит так, словно бежит кросс.

К сожалению, Лида не могла контролировать вводимые Халини команды. Хоть бы не забыл последовательность кода активации, - взмолилась командир звена. Эмоциональное напряжение Аяталы через монитор передалось и ей.

На табло дальномера высветилось сто двадцать километров. Пора. Халини словно услышал мысли Лиды, и высунулся из-за астероида. Смышлёный парнишка. Аятала тут же запустил «Вердикт», и начал ускоряться. Но что-то явно пошло не так. Лида сперва не поняла, что случилось. Вроде парень всё сделал верно. Но почему по щекам потекли слёзы? Губы начали шептать слова, очень похожие на молитву. Неожиданно парень затрясся, а потом исчез с экрана. Спустя несколько секунд приборы зафиксировали взрыв. Что случилось? Кто взорвался? Почему исчез Аятала с экрана связи?

Кусая губы и с трудом удерживая слёзы, Лида напряжённо рассматривала тактическую схему. Видимо, из-за большого количества металла в астероидах, информация немного запаздывала. И лишь спустя пять секунд, показавшихся вечностью, с крейсера пришли обновления. Корабль ойнисов взорвался, но и истребитель Халини так же показан красным крестиком. Аятала погиб.

Лида поняла, что произошло и, не сдерживаясь, разрыдалась. Халини запустил «Вердикт» но, видимо, неправильно ввёл код активации, и тот, скорее всего, просто завис. Ведь на тактической схеме так и не высветился взрыв ракеты. А тем временем пират стремительно приближается. Молодой человек запаниковал, что и отразилось на лице.

Перед вылетом с базы звено немного задержалось с вылетом из-за истребителя Аяталы. Лида видела, как парень нервничал. И вот снова допустил какие-то ошибки, и подставил звено. Видимо, кровь взыграла, и Халини принял решение идти до конца, но не подводить остальных. Вот откуда слёзы на лице. Аятала прощался с жизнью и шептал какую-то молитву. А потом направил корабль на пирата. Даже не требовалось взрывать ракеты. Крейсер ойнисов к тому времени набрал такую скорость, что любое столкновение привело бы к смертельному исходу. И ценой собственной жизни молодой пилот уничтожил пирата.

Всё, засада выполнила свою роль и исчерпала себя. Выход из системы заблокирован. Взорвавшийся крейсер разметал астероиды, и началась цепная реакция – ударяясь друг о друга, глыбы нарушили гармонию потока, и перекрыли свободную зону.

Со слезами на глазах Лида развернула истребитель и устремилась к выходу из системы. Больше здесь делать нечего. Последний корабль ойнисов, пытавшийся развернуться к другому выходу из системы, подбил «Неугомонный». Пока Лида ожидала в засаде, «Великая галактика» уничтожил ещё два крейсера пиратов, а третий взорвался от ракеты, выпущенной из засады, устроенной пятым звеном. Можно отмечать победу. Задание выполнено – пиратская база ликвидирована.

Но какая же горькая цена победы. Сколько ребят не вернулось из операции. На пути к крейсеру Лида буквально казнила себя. Она командир звена, где погибло два пилота. Может ли лейтенант Пратт и дальше командовать людьми, если не смогла правильно организовать работу и допустила гибель людей?

С опухшими от слёз глазами Лида вылезла из фонаря, и командира тут же подхватили ребята звена и начали подкидывать, выкрикивая поздравления. Жизнь продолжается.

 

Ещё сутки крейсер «Великая галактика» дежурил на выходе из системы. К планетоиду вылетели спасатели. Может, кому-то из пилотов истребителей ещё нужна помощь, ведь судьба каждого человека исключение из всех правил. И часто спасатели находили и вытягивали людей из таких обломков, что оставалось лишь дивиться, как смерть не забрала парней. А кроме живых собирали и мёртвых. Ведь близкие дома ждут вестей о своих детях и мужьях.

На следующий день после операции командование объявило построение. Несмотря на потери, у всех настроение приподнятое. Ведь победили. Взявший слово полковник Рукопашный поблагодарил всех за профессионализм и самоотверженность в тяжёлом ратном труде. Но потом озвучил неутешительные потери. В столкновениях с ойнисами погибло шестьдесят три пилота. В память о погибших капитан «Великой галактики» объявил минуту молчания.

-Воины, не смотря на потери, мы можем с честью отрапортовать командованию о наших заслугах, - взревел над строем зычный голос Рукопашного. Полковник никогда не брал в руки громкоговоритель, поскольку его и так хорошо слышали. – И сегодня я с гордостью награждаю лучших из лучших, чьи усилия помогли нам одержать победу. Лейтенант Пратт, выйти из строя.

Удивившись такому вниманию к собственной персоне, Лида сделала три положенных шага и замерла перед неполным звеном. Чувствовала себя и выглядела неважно. Не в силах унять разыгравшиеся эмоции из-за гибели ребят, проревела пол ночи, и теперь стояла с немного припухшим лицом.

-Когда эта женщина впервые появилась на моём корабле, я почему-то решил – быть беде, - сказал полковник. – Видимо, то отголоски каких-то старинных предрассудков. Но потом на этой самой палубе за доблестную службу я присвоил Лидии Пратт звание лейтенанта и назначил командиром звена. И, как оказалось, не зря. Сегодня я опять с радостью награждаю лейтенанта Пратт. И не постесняюсь заявить, что мы смогли одержать безоговорочную победу благодаря находчивости и смелости командира пятого звена.

Лида почувствовала, что снова напрашиваются слёзы. Но сейчас из-за признательности.

-Я знаю, - продолжил Рукопашный, - в самом начале операции все напряжённо следили за поединком корабля ойнисов и пятого звена. В результате мы уничтожили пирата. Затем Лидия по собственной инициативе вернулась к планетоиду, и со своими пилотами спасла второе звено. Уже за это можно наградить лейтенанта. Но на боевом счету пятого звена ещё пять уничтоженных пиратов. Когда истребители в таких количествах уничтожали крейсеры? Самый настоящий рекорд.

Честно скажу, я сперва не поверил глазам, когда увидел, что после задержки вылета по тревоге, пятое звено бежит с поля боя в сторону выхода из системы. Но не стал вмешиваться, считая, что каждый сам себе судья. А потом, отвлёкшись на другие события, я потерял звено из виду. А что оказалось на самом деле. После изучения тактической схемы Лидия сделала определённые выводы и устроила засаду на выходе из системы. В результате пятое звено уничтожило ещё четыре корабля ойнисов, что явилось завершением операции. Да, у них есть потери. Но результаты потрясающие. За проявленное мужество и умение вести боевые действия, лейтенант Пратт награждается медалью «За отвагу».

Лида промаршировала к командиру «Великой галактики», и полковник вручил награду.

-Служу Федерации! – гаркнула во всё горло, принимая коробочку с медалью.

-Вы заставляете мужчин чувствовать себя пацанами рядом с вами, - сказал Рукопашный, пожимая руку. – Для многих вы настоящий пример мужественности, но и женского очарования.

-Благодарю, - улыбнулась Лида.

-Так держать, лейтенант, - отпустил полковник.

-Разрешите сказать, - попросила Лида.

-Конечно.

Взяв со стола громкоговоритель, Лида обвела взглядом мужчин и, собравшись духом, произнесла:

-Я благодарна руководству за медаль. Но на самом деле это не моя личная заслуга. Без слаженной работы всего звена ничего не получилось бы. И я хочу сказать, ребята, что в первую очередь это ваша награда. Я благодарю вас, что поверили в меня, как в командира, хотя я всего лишь женщина. И я буду стараться и впредь не подводить вас.

Закончив краткую речь, Лида промаршировала назад к звену под бурные аплодисменты воинов. Эмоции переполняли, но глаза ребят, светящиеся радостью, дали поддержку.

-А теперь я вынужден снова вернуться к печальным итогам операции, - возвестил полковник. - За проявленный героизм посмертно награждается «Звездой героя» капрал Аятала Халини. (Лида снова едва не разрыдалась). Не сумев активировать ракету, пилот решил пожертвовать жизнью, но выполнить задание. В результате крейсер ойнисов взорвался. Честь и слава таким героям!

Дальше шли награждения званиями и благодарностями. Постепенно Лида внутри оттаяла. Всеобщее радостное настроение напитало живительной энергией, и под конец от души хлопала награждённым.

Построение завершилось, и пилоты направились в кафе обмывать награды. За сбитые крейсеры Виталий Бровкин и Ганс Вернон получили повышения в звании. Так что теперь в звене Лиды появился ещё один лейтенант. А Бровкину присвоили сержанта.

Оставив ребят, Лида отошла к роботу-повару, и тут к ней подошёл сержант с кучерявыми волосами, чем-то смахивающий на девушку.

-Разрешите обратиться, товарищ лейтенант.

-Слушаю, - кивнула Лида, прикладывая кулон к окошку повара.

-Хочу поздравить вас с медалью, - произнёс сержант с лёгким приятным акцентом.

Лида скользнула взглядом по симпатичному лицу незнакомца.

-Спасибо за поздравление, сержант. Но сразу предупреждаю, если клеишься, ничего не выйдет. Без обид.

-Нет-нет, лейтенант. Я поздравляю от чистого сердца. Но решил подойти к вам в определённой целью. Вы не могли бы уделить мне пару минут?

Лида всмотрелась в глаза сержанта. Настоящий симпатяга и, вероятно, разбил немало женских сердец. Но из этих глаз проглядывала тоска. И Лида ощутила тревогу молодого человека.

-Вообще-то ты выбрал не лучшее время, - улыбнулась Лида. – Меня ждут ребята. Ну, ладно, для начала хоть имя своё назови.

-Пьер Гриншо.

-И что ты хочешь, Пьер? - спросила Лида, забирая из ячейки повара небольшой пакет.

-Я хочу, чтобы вы меня верно поняли, - сказал Пьер, следуя за Лидой. – Я хочу попроситься в ваше звено. Возьмёте меня пилотом?

-Вот как? – удивилась Лида, присаживаясь за свободный столик. – Честно говоря, не ожидала такой просьбы.

-Я сейчас всё расскажу, - продолжил Гриншо. – Я служу пилотом на спасателе. Но после этой операции понял, что больше там не выдержу.

-И что так? – участливо спросила Лида. Пьер говорит искренне. Женщина умеет читать лица мужчин.

-Не думайте, что я слабак. Но увиденное теперь преследует меня даже ночью. Знаете, у каждого есть определённая степень эмоционального восприятия. Дело в том, что ойнисы на самом деле людоеды. Когда мы приблизились к планетоиду, то увидели…

-Ну? – поторопила Лида замолчавшего сержанта.

-Простите, - сказал Пьер, тарабаня пальцами. - Мы увидели клетки с людьми. Знаете, как перевозят курей?

-В решётчатых клетях.

-Да. А ойнисы в таких содержат людей. Мужчин, женщин, детей. По возрастным группам и, видимо, толщине или ещё по каким-то характеристикам. Там вокруг планетоида столько клеток с мёртвыми синими людьми, что просто жуть. Видимо, когда астероиды разбомбили поверхность, содержимое планетоида вылетело наружу. И теперь там настоящее кладбище. Я не хочу и не могу больше говорить и думать об этом. Возьмите меня к себе, Лидия Викторовна. Я хочу убивать этих тварей.

Лида вспомнила свой разговор с пиратом. Сама тогда подумала, что разговаривает с людоедами, и вот подтверждение.

-Ты воевал на истребителях? – поинтересовалась Лида. И сейчас видела перед собой не красавчика, а человека, горящего праведным гневом.

-Нет. Но пульт управления, что на спасателях, что на истребителях одинаков. Я тренировался на боевых симуляторах, и знаю, как воевать и управлять оружием.

-Хорошо, Пьер. У меня как раз есть вакансия. Но ответь, почему выбрал именно моё звено? Если из-за женщины командира, то можешь об этом сразу забыть. Я не по таким делам.

-Не скрою, я сперва заинтересовался единственной в полку женщиной пилотом истребителя. Впрочем, как и многие другие. Здесь нет такого мужчины, кто не знал бы вас, Лидия Викторовна. Но, буду честен, как женщина, вы не в моём вкусе. А пришёл к вам проситься в звено, поскольку уверен, что лучше вас никто не умеет здесь воевать. У вас больше, чем у многих, боевого опыта и уничтоженных кораблей гурулов. И хотя вчера вы не сбили ни одного крейсера ойнисов, но именно вы организовали засаду, и затем ребята лишь наносили удары.

-Но у меня вчера погибло два пилота, - опустив глаза, срывающимся голосом произнесла Лида. Я обыкновенный преподаватель космогеологии. А меня считают лучшим боевым пилотом. Вот уж не думала получить такую славу.

-Ребята погибли по своей глупости, - выпалил Пьер.

Лида бросила на Гриншно взгляд, полный гнева.

-Ты не был там…

-Посмотрите фактам в лицо, - оборвал Пьер. – В то время, как все звенья носились вдогонку за пиратами, Виталий Бровкин, следуя вашим инструкциям, сделал единственный выстрел, и уничтожил два крейсера. То же самое повторил и Ганс Вернон, взорвавший последний корабль пиратов. Вещаев рано покинул засаду, за что и поплатился. А Халини просто запутался в кодах активации…

-Откуда такая осведомлённость? – со злостью воскликнула Лида.

-Простите, но я вам лишь передал, что слышал от командования. Штаб детально проанализировал действия пилотов в засаде, и офицеры пришли к выводу, что если бы все исполнили полученные от вас инструкции, то ребята остались бы живы. Я вчера перевозил несколько раненных лейтенантов, и слышал разговоры.

Лида тяжело вздохнула. Немного помолчала, успокаивая нервы, и затем после небольшой паузы сказала:

-Пьер, ты прости меня за горячность. Это моё первое звено и, как командиру, мне больно терять своих людей. Но, безусловно, ты прав, хотя мне и тяжело принимать такую истину. Пьер, ты говорил со мной откровенно, хотя, как видел, мне не совсем и нравилось. Но ты не кривил душой. Я ценю искренность, и возьму тебя в звено. Ты подал заявление?

-Да. На перевод в пилоты. Но не уточнял, в какое именно звено. Решил сперва поговорить с вами.

-Считай, ты с нами. Пойдём знакомиться с ребятами. Да, и сегодня у нас праздник, так что вливайся в коллектив.

-Спасибо, Лидия Викторовна.

-Пьер, забудь мою родословную. Ненавижу казёнщину и всякие условности. Как слышу эту Викторовну, так сразу представляюсь себе бабушкой с клюкой.

-Понял, Лида.

-Так-то лучше, - улыбнулась она. – Ну, пошли. А то ребята заждались.

 

Глава 6. СЕКТОР ВОЛОПАСА.

 

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

 

На планете Литавия звезды 61 Лебедя продолжаются военные действия между шахтёрами и борцами за свободную Литавию. Но создаётся впечатление, что постепенно конфликт затухает. Всё меньше приходит известий о погибших. Несколько малых кораблей ваксий пытались высадиться на планету, но 63-ий флот Легиона выпустил несколько предупреждающих ракет. Жертв нет, но ваксиям дали понять, что присутствие чужих здесь нежелательно, и Федерация никого не допустит к внутренним конфликтам. В систему вошли 2-ой и 39-ый флота Легиона, что изменило расстановку сил. Ваксий попросили покинуть данный регион.

На планете Лига звезды Фомальгаут вооружённая группировка «Люди галактики», захватившая власть после отбытия 15-го флота, продолжает геноцид против местного населения. Известно о миллионах погибших людей в результате проводимых репрессий. В систему прибыли 203-ий и 204-ый флота Легиона. Им поставлена задача наведения порядка, и руководство намерено жёстко отреагировать на бесчеловечные преступления «Людей галактики».

В секторе Волопаса продолжается военный конфликт. Группировки флотов Лигама и Федерации ведут жестокие бои. Огромные потери в живой силе и боевой технике с обеих сторон. Гурулы пытались совершить прорыв на территорию Федерации со стороны звезды Муфрид, но 46-ой, 53-ий и 94-ый флота, усиленные 86-ым, 87-ым, 88-ым и 99-ым флотами сумели разгромить агрессоров, и в настоящее время держат курс на планету Бункер. Руководство Федерации решило вернуть эту систему под свою юрисдикцию.

Боевые действия в секторе Волопаса на основном направлении конфликта между Лигамой и Федерацией продолжаются. Но здесь так же намечаются перемены к лучшему. Постепенно линия фронта смещается к системе звезды Арктур. Военная группировка Легиона постоянно усиливается, что позволяет теснить врага. Руководство Федерации уверенно, что конфликт скоро завершится, поскольку наблюдается значительное уменьшение кораблей гурулов в атакующей группировке.

 

После успешно проведённой операции у планетоида, крейсеры снова вернулись в тыл на доукомплектацию. Остальные корабли 101-го флота отправились в район боевых действий. В течение суток, получив недостающие космолёты, вооружение и пополнив личный состав, «Великая галактика» и «Неугомонный» отправились догонять своих. Каждое боевое судно занимает определённое место в боевых порядках. И когда есть недостача, то страдают все.

Пятое звено пополнилось новыми ребятами. Командование не возражало, чтобы Пьер Гриншо перешёл в боевое подразделение. Засиделся парень в спасателях. К тому же, там нет роста в званиях. Лида дала в штабе согласие на кандидатуру Гриншо, и Пьер на следующий день перебазировался в кубрик пятого звена.

Второй новичок - капрал Рик Делинжер. Фактически сразу с учебки. Звание получил за успехи в учёбе, и чем-то напоминал Лиде себя: ответственный, серьёзный и целеустремлённый.

Закончив комплектование звена, Лида сразу же погнала ребят на боевые симуляторы. Не хотелось больше терять пилотов, и потому загрузила всех дополнительным обучением. А, кроме того, Гриншо и Делинжеру необходимо ещё освоиться с вооружением, да и втянуться в коллектив.

 

Возвращающийся после сражения корабль обычно в доке встречает техник. Далее следует краткий разговор о замеченных неполадках, и пилот отправляется отдыхать до следующей тревоги. А обслуживающий персонал готовит машину к вылету.

Но не в этот раз.

Сегодня гурулы устроили настоящую охоту за истребителями Федерации. Лида чудом вышла живой из сражения. А вот в звене потери. Два гурула взяли истребитель Виталия в клешни, и тот не смог выкрутиться. Бровкина расстреляли фактически в упор. Не успевшая подстраховать, Лида прилетела с опозданием, и отомстила гурулам. Те недолго радовались одержанной победе. За своих ребят Лида сражалась как львица.

Второй погибший – Мишель Лесье. Вернон, летевший с ним в паре, рассказал, что парень оказался в самом центре энергетического потока гурулской пушки, и ничего не мог сделать. Видать, такая у ребят судьба. Кто-то уходит сразу, а иные доживают до конца войны.

Полностью расстреляв боекомплект, последние секунды боя Лида фактически маневрировала на огромных скоростях, пытаясь оторваться от наседающих преследователей. Спасла близость крейсера. Стрелки заметили погоню и, желая помочь своему пилоту, дали залп по врагу. Иначе лейтенанту Пратт несдобровать.

Истребитель Лиды тоже слегка задело, ведь залп из энергетической пушки имеет широкий радиус действия. К тому же, почти у самой установки. Сразу вырубило двигатели, и корабль стал неуправляем. И всё же Лида сумела долететь к взлётному тоннелю. По радио объяснила ситуацию, и техник Стас, выстрелив сетью, будто на рыбалке, словил истребитель.

По инерции бросило вперёд, когда сеть погасила огромную скорость, и Лида расшибла лоб. Но зато осталась жива, и даже на своей машине. Хотя теперь кораблю требуется капитальный ремонт.

Истребитель подтащили к шлюзу, и вскоре пилот смог покинуть кабину.

-Стас, кого ты поймал? – весело подначивали техники. - О, да это сама лейтенант Снежная королева.

-Нет, теперь будет мороженная королева.

-А почему мороженая?

-Ну, словил же, как рыбу. А та оказалась в банке. Значит, мороженая. И если лейтенант Пратт, значит, королева. Вот и получается – мороженая королева.

Техники дружно заржали, а Лида, не обращая внимания на подковырки ребят, направилась в лазарет.

-Мама! Мама! – кто-то надрывно орал, когда Лида вошла на медицинскую палубу, расположенную уровнем выше. Мужчины равнодушно проходили мимо перебинтованного солдата, а тот не унимался.

Лида не могла бросить несчастного. Слово мама приобрело для неё какое-то особое, мистическое значение.

-Чего орёшь? – спросила, присаживаясь на стул возле раненого.

-Мама? Ты моя мама? – не унимался солдат.

-Я лейтенант Пратт.

-Где мама? Вернись, мама, - со слезами в голосе продолжал меж тем раненый, похоже, не совсем понимая, что происходит.

Лида участливо смотрела на парня, фактически обёрнутого бинтами. Лишь участок обожжённого лица красного цвета с густо наложенной мазью выделялся среди белизны повязок. И хотя Лида видела раненого впервые, но внутри защемило.

-Что тут у вас? – подошёл врач в несвежем белом комбинезоне. И, склонившись, принялся осматривать рану на лбу. Осунувшееся уставшее лицо, глубокие морщины, лоснящиеся короткие волосы неопределённого цвета. На бейджике указано капитан Измир Гран.

-Что с ним? – спросила Лида, кивнув на перебинтованного юношу.

-Контузия, - произнёс врач как-то буднично.

-Пилот?

-Нет. Стрелок, - ответил капитан, принявшись накладывать на лоб пациентки тонкий пластырь с лекарством. – Ну, вот и порядок. Можете воевать дальше. Насколько я понял, вы Лидия Пратт. Единственный пилот женского пола.

-Так точно, - кивнула Лида. – Что будет с парнем?

Врач потёр шею.

-Демобилизация. Если найдутся родственники со средствами, можно будет сделать глаза и даже пластическую операцию на лице. А так же новые руки и правую ногу. Вадим, кажется, так зовут парня, находился в стрелковой турели, когда туда попал энергетический заряд гурулов. В общем, единственный выживший. Остальных живьём зажарило.

-Мама, мама, - не прекращал надрываться Вадим. Голос немного сел от крика, и начал хрипеть.

-Да сделайте же что-нибудь, чтобы замолчал, - прорычала Лида.

-Ну, только ради вас, - кивнул врач и, обернувшись, махнул коллеге. – Глеб, принеси успокоительное.

Лида поднялась, но что-то удерживало возле молодого человека. С одной стороны вроде привыкла к смертям и раненным. Но не могла понять себя, почему Вадим стал ей небезразличен. Так случается порой, когда неожиданно проникаешься к совсем незнакомому человеку. Вспомнился майор Карл Шульц. К нему тоже с самого начала возникло некое расположение. А потом Шульц спас ей жизнь, и Лида отплатила ему тем же.

-Да, не повезло Вадиму Ратневу, - сказал Измир, пробежав глазами личное дело пострадавшего. – Боюсь, не будет у парня ни новых глаз, ни пластической операции. Вообще ничего. Круглый сирота. Попал в Легион сразу по выходу из интерната.

-Сейчас успокоишься, - произнёс вернувшийся с шприцем коллега Измира, и вколол раненому дозу лекарства.

-Мама, мама, ма…, - казалось, Вадим захлебнулся.

У Лиды сердце обливалось кровью. Ну почему жизнь так не справедлива? Кому-то даёт всё, а у кого-то нет даже семьи. Видать, и маму Вадим зовёт сейчас потому, что всегда тосковал о той, что дала жизнь, но не обогрела любовью. И вправе ли я осуждать ту женщину, если сама оставила сына на далёком Арктуре? Возможно, и мой сынуля точно так сейчас тоскует обо мне.

-Много сейчас таких, - вздохнул капитан. – И неизвестно, кому повезло больше. Тем, кто сразу погиб в бою, либо тем, кто вот так будет мучиться всю жизнь. Ведь теперь Вадим Ратнев всё равно, что овощ. Ничего не видит, не может ходить, не имеет рук. Как жить таким?

-Кто-то сказал: в жизни всё не зря. Каждая ступенька ведёт к тому, чего ты достиг, - задумчиво произнесла Лида.

-Капитан Гран, срочно явитесь в хирургическую, - раздалось в громкоговорителе.

-Меня, - выдохнул Измир. – Пора идти. Рад с вами познакомиться, Лидия. Знаете, так иногда не хватает женского общества. Удачи вам. И, хотя звучит не по-джентльменски, но постарайтесь к нам не попадать.

-Спасибо, - кивнула женщина.

Врач ушёл, а Лида всё смотрела на Вадима. Парень успокоился, и теперь ровно дышит во сне. Ну почему судьба так несправедлива к сироте? Наградила жизнью, тогда как остальные товарищи погибли. Но обрекла на муку. Чем ему помочь?

Если найдутся родственники со средствами, можно будет сделать глаза и даже пластическую операцию на лице. А так же новые руки и правую ногу. Кажется, так говорил врач. Значит, Вадиму можно помочь. И хотя нет у парня богатых родственников, но ведь мир не без добрых людей.

И Лида направилась в штаб.

 

Арктур меж тем всё приближался. И теперь светит ярче остальных звёзд. У Лиды теплело на душе и оттаивало сердце, когда смотрела в ту сторону. Но что-то ещё сдерживало и не отпускало.

Лида вовсе не переживала, что могут обозвать дезертиром или каким другим словом, если решится на побег. Каждый день солдаты гибли сотнями, а лейтенант Пратт успела внести посильный вклад в победу над врагом. В компе Легиона за ней числится пятьдесят четыре сбитых истребителя гурулов. Немалое достижение. За такое положено звание капитана и немалый финансовый бонус. Но для повышения необходимо обучение в военном училище. И потому до конца войны звание лейтенанта - максимум, на что можно рассчитывать. А ещё Лида осталась единственной выжившей из подразделения, в составе которого прибыла месяц назад в расположение войск космического Легиона. Кажется, вечность назад.

Но сейчас начал проявляться страх перед грядущим, и слова майора Бранда сыграли не последнюю роль. А если действительно то, к чему так стремилась, окажется лишь химерой прошлого?

Так порой случается, когда до исполнения желания вроде рукой подать. И тут задаёшься вопросом - а действительно именно это тебе необходимо? Ведь зачастую реальность совсем не такая, как представляется. И Лида просто не знала, что будет делать на планете, названной её именем. Где искать ребёнка? Свою тропу в прошлое? А если воспоминания не вернутся, на что так надеялась? Ведь до сих пор ничего не изменилось, и по-прежнему три года жизни будто вымараны из памяти. Что ожидает в чужом мире, так негостеприимно встретившим в прошлый раз, и круто изменившим судьбу?

 

Тропу окружают зловещие скалы. Чёрные камни нависают прямо над головой, навевая тревогу и пробуждая в глубине души скверные предчувствия. Засохшие деревья, будто раненные солдаты, выстроились в ряд и зорко следят за каждым шагом.

Лида предчувствует опасность, хотя вроде ничто не предвещает беды. Но интуиция трубит – надвигается лихо. А неумолимая судьба всё толкает и толкает вперёд.

Дыхание сбилось и катастрофически не хватает воздуха, но кошмарное видение не отпускает.

Шорох.… Справа.… Там опасность…

Не поворачивай голову. Остановись. Или лучше развернись и беги – призывает душа. - Я знаю, будет плохо.

Но Лида не может изменить сценарий и оборачивается. Вверху притаилось чудовище - огромное, покрытое длинной чёрной шерстью. Монстра окружает призрачная мерцающая дымка, отчего тот кажется созданием иного мира. А может, так и есть.

Лида рвётся убежать. Да что там, сделать хоть шаг. Но ноги, словно каменные, даже не шевелятся. Лишь душа рвётся прочь в надежде спастись.

Решение одно – не можешь бежать, сражайся. И неизвестно откуда появляется уверенность - Я готова. И сейчас так просто не дамся. Я здесь не в первый раз, и знаю, что произойдёт, если впущу страх в душу. Но сегодня я готова дать отпор.

Вот мерзкое чудовище, раззявив пасть с длиннющими клыками, напрягается, и прыгает на добычу. Лида знает - от него не сбежать. А значит, нужно действовать по-другому, как на реальной войне - сражаться. Если сильно захотеть, можно переписать сценарий жизни. Но сперва необходимо сделать выбор. Иначе ничего не изменится. Будь внутри сильным, если хочешь победить.

Сейчас нет в душе ни капли страха, хотя раньше буквально задыхалась от ужаса. Сегодня Лида полна решимости - бороться и победить. И если монстр сам не убежит, ему же хуже.

Вот окружило зловещее дыхание чудовища и пробудило в душе ярость. И решение приходит само - я сражусь.

Монстр рядом. Мощные лапы толкают в плечи, и ноги подгибаются. Но Лида стоит. Чудовище наваливается всем телом….

-Вау! Вау! – оглушительно взрывается сирена, и Лида мигом просыпается.

Впервые после кошмара нет липкого пота и страха. Значит, я победила! И в душе возникает ощущение радости.

-Лейтенат, тревога! – занимающий спальное место снизу Виталий Троев похлопал по жалюзи.

-Проснулась, - откликнулась Лида. Пора идти.

Ноги сами бегут по коридорам и переходам крейсера, а из головы не выходит сон. В последний раз видела ещё на Земле. И вот снова. Но сегодня абсолютно иное восприятие.

Лида изменилась сама, как и окружающий мир. И сценарий кошмара хоть чуточку, но стал иным. Теперь Лида не чувствует себя жертвой. А, напротив, готова к сражению. Интересно, как окончился бы сон, если б не тревога?

И Лида уверена - не смотря ни на что, сейчас победила бы монстра. Она круто изменила жизнь, обрела свою цель, и теперь ничто не собьёт с выбранного пути. И эти перемены отразились и на внутреннем мире. Если раньше жалела себя, ныла и считала жертвой, то ныне Лидия Пратт настоящий боец. И такой её сделала не армия, а собственный выбор. Легион - средство достижения цели. Но ты сам такой, каким видишь себя. А Лида ныне боролась за собственное будущее, за своего ребёнка, и ничто иное не имело для неё значения.

 

Как всегда после боевого вылета накатывает усталость. Ходить по краю непросто, когда смерть поджидает буквально каждую секунду. Но постепенно эмоции притупляются, и боевые вылеты даже входят в привычку, не смотря на то, что приходится рисковать, убегать от снарядов и торпед, и самому расстреливать корабли врага.

К тому же, пришлось ещё и осваиваться с новым истребителем, полученному взамен тому, что техник поймал сетью. На старом космолёте фактически остался цел лишь корпус, а внутренняя начинка требовала полной замены. И перед самым вылетом Лида получила новый истребитель. Но машина оказалась модернизированной и усовершенствованной. Конечно, новшества значительно улучшают боевые качества истребителя. Но к ним ещё нужно привыкнуть. А времени не осталось. И пока освоилась с новым оборудованием, едва не попала под расстрел. Тут не только разнервничаешься.

Направляясь отдыхать, Лида задержалась у монитора, транслирующего новости Федерации. В текст не вслушивалась, а привлекли красивые яркие картинки. Мы всё познаём в сравнении. И после наскучивших однообразных пейзажей космических сражений так приятно созерцать зелёные поля, голубизну океанов, жёлтые пустыни, улыбающиеся лица детей и женщин. Словно видишь совсем другой мир. И сейчас он кажется идеальным. А душа рвётся туда всеми фибрами.

Неожиданно в бегущей строке краем глаза заметила слово Пратт. Однофамилец? Интересно, кто? Дождалась повтора.

Да ведь это я в списке, кому пришли видеописьма с Земли. Кто же вспомнил обо мне?

И с поднявшимся настроением заспешила в кубрик на свою полку. Лида просто не знала, что на крейсере почта организована таким образом. А в текучке боевых действий некогда глазеть по сторонам.

Надев видео очки, тут же подключилась к серверу крейсера. Так и есть. В личной почте три послания. С какого начать? Пожалуй, лучше по дате.

Первое видеописьмо, прождавшее неделю, оказалось, как ни удивительно, из универа. Ректор Гельмут Франкович Иконников наговорил кучу приятных слов о том, как гордится жизненной позицией Лидии Пратт - лучшего преподавателя университета, оставившего мирную жизнь, чтобы защитить государство от вторжения агрессора. И, в завершение пятиминутного выступления академик сообщил, что имя Лидии будет навсегда вписано в летопись университета. И если та захочет после войны продолжить деятельность преподавателя на кафедре космической геологии, за ней останется должность и привилегии.

Конечно, получить такое послание весьма лестно. Но Лида надеялась, что больше не вернётся к прежней жизни. У неё своя цель.

Второе письмо трёхдневной давности вызвало некие двоякие чувства, поскольку оказалось от отца. После возвращения с Арктура Лида больше не впускала папу в свою жизнь. Но всё равно приятно, что единственный родной человек помнит о тебе, и даже прислал сообщение.

В формате объёмного видения на экране возник дворик, где прошли детство и юность. И по сердцу будто полоснуло чем-то острым. Кажется, за столько лет ничего не изменилось. Вон там, на третьем этаже пятнадцатиэтажки окно родной квартиры. А на той лавочке целовалась с Лёшей. Вернее он пытался, но Лида влепила звонкую пощёчину. Впрочем, то воспоминание особо дорого. Ведь больше ни с кем не возникало таких взаимоотношений. И тот поцелуй мальчика вообще единственный в жизни. Конечно, не считая Арктура. Но те события пока сокрыты.

А с того крыльца ушла в последний день перед командировкой на Арктур и больше туда не возвращалась. После смерти мамы отец продал квартиру. Может и это не могла простить ему. А Лиде, после выписки из реанимации, военные дали новую в самом центре города.

Отец вошёл через арку и остановился поодаль. В данном формате письма отправитель начнёт говорить, когда принимающий обернётся к нему. Так возникал эффект живого общения.

Лида со стороны рассматривала папу. И отметила, как тот постарел. А ведь ему за шестьдесят. Седые волосы, частые морщины вокруг глаз, сутулая спина и покатые плечи. Сейчас на папе рубашка с коротким рукавом в серую полоску и тёмно-коричневые летние брюки. На ногах сандалии. Именно таким и запомнился отец после разговора по окончании учебки Легиона. Оттаяв внутренне, Лида словно переключилась на другую волну, и теперь готова слушать.

-Лида, девочка моя, - ласково произнёс отец, когда она повернулась. - Я хочу попросить у тебя прощение. Не знаю чем, но чувствую, обидел тебя. Мы с тобой как-то пытались говорить о прошлом. Но, то ли не пришло время, или мы оба не созрели для разговора и, как ты помнишь, ничего не вышло. Но я всё равно должен высказаться, поскольку чувствую перед тобой вину.

Отец тяжело вздохнул, а Лида почувствовала, как на глазах выступили слёзы. И тут ощутила, как где-то в глубине души словно проснулась давно потерянная любовь к папе. Ведь в детстве они дружили.

-Лида, когда ты пропала на Арктуре, мы с Анжелой не знали, что делать. Ведь ты у нас единственный ребёнок. Мама не смогла родить тебе братика или сестричку, и ты значила для неё, как и для меня, очень много.

Целую неделю мы надеялись, что ты всё же найдёшься. А потом нам позвонили и сказали, что экспедиция на Арктур свёрнута из-за твоего исчезновения, и звездолёт отбывает на Землю. Анжела тогда за ночь поседела. Сразу. И я начал замечать, что мама с каждым днём всё больше увядает и худеет. Я предлагал взять отпуск, полететь куда-нибудь, отвлечься. Но Анжела со мной не разговаривала, а всё держала в себе.

А через пять дней мне позвонили на работу и сказали, что мамы больше нет, - на глазах отца блеснули слёзы. – Ты помнишь - сердечный приступ. Не буду рассказывать, что тогда пережил. Я любил Анжелу. Ты знаешь историю нашей любви. В общем, я похоронил маму.

Лида отвела взгляд, и папа замолчал. Столько лет прошло, но говорить и вспоминать такое очень тяжело. Она любила маму, и никак не могла смириться с мыслью, что её нет.

Слёзы потекли из глаз, и пришлось снять очки. Вот так и всегда, едва разговор заходил о маме, или вспоминала о ней. Почему-то Лида ощущала собственную вину, что мамы не стало. А ещё очень не хватало общения с ней. Человек живёт привычкой. И в первой счастливой половине жизни мама всегда присутствовала рядом. Но когда Лида после возвращения очнулась в реанимации, то оказалась в полном одиночестве. Ведь отец не мог заменить мать. И потому в душе поселились невыносимая тоска. Возможно, именно потому сейчас и летит через космос и войну к своему ребёнку, чтобы самой избавиться от невыносимой муки.

Когда эмоции немного улеглись, Лида снова надела очки и повернулась к папе.

-Лида, я тогда остался совсем один с полной уверенностью, что ты погибла на Арктуре, - продолжил отец. – Но жизнь продолжается, и однажды я встретил Амалию. И теперь у тебя есть два брата.

К сожалению, ты не захотела встречаться с моей новой семьёй и не приняла от меня никакой помощи. Видимо, потому я и чувствую какую-то вину перед тобой. Лида, хочу, чтобы ты знала - я не предал маму. И по-прежнему люблю тебя, хотя ты и не впускала меня к себе после возвращения.

Знаешь, когда мне однажды позвонили, и сказали, чтобы явился в больницу и опознал дочь, я не мог поверить. Ведь прошло три года, как ты пропала. Но когда увидел тебя в той белой палате реанимации, то несказанно обрадовался. Я приходил к тебе каждый день. Наверное, поселился бы там. Но Амалия напомнила, что у меня есть семья кроме тебя. Ну, а потом ты сама всё знаешь.

Папа вздохнул, провёл ладонью по лицу, словно убирая печаль, и улыбнулся. И Лида вспомнила, как всегда любила эту улыбку, обычно предвещавшую нечто приятное. Как же порой не хватает таких вот милых детских воспоминаний, чтобы вновь почувствовать счастье.

 

С папой Лида встретилась в реанимации, когда пришла в себя после возвращения с Арктура. И первый же вопрос: Где мама? Папа не ответил. Видимо, посоветовали врачи, чтобы излишне не беспокоил. Но Лида чувствовала фальшь. И когда отец снова один появился на следующий день, Лида поставила вопрос ребром.

-Мамы больше нет, - прошептал отец, и Лида ощутила такую боль, что едва сама не распрощалась с жизнью.

Снова увиделась с папой лишь через неделю, когда стала поправляться. Лида тогда лежала в специальной камере, где наращивали плоть на ноги. Папа зашёл свежий и улыбающийся. Но Лида, вновь увидев отца, почему-то испугалась, словно предчувствовала - должно произойти что-то нехорошее. Так и вышло.

Неожиданно раздался сигнал киберфона. Папа ответил, и Лида услышала беседу с какой-то женщиной. Отец говорил с ней так нежно, как с мамой. И тогда Лида узнала, что у него есть другая. И возненавидела отца. Сама не зная, почему. А когда папа рассказал, что женился второй раз, то холодно заявила, чтобы заботился о своей новой семье, и больше не являлся в больницу. Отец снова приходил, но Лида попросила врачей, чтобы к ней не впускали.

Что тогда на неё нашло? Возможно ревность, или обида за маму, или ещё что. Но следующая встреча с отцом состоялась аж через два года, когда у Лиды наросла плоть на ногах. Оказывается, папа следил за состоянием здоровья дочери, и пришёл на встречу в парк с её любимыми цветами.

Лида до сих пор вспоминала тот огромный букет. Папа буквально утонул в нём. Увидев цветы издали, Лида решила, что идёт продавец. И невольно залюбовалась тёмно-бордовыми гвоздиками. А тут цветы отклоняются, и появляется улыбающееся лицо папы. И Лида оттаяла. Но держалась на расстоянии. Нет больше между ними тех милых дружеских отношений, как в детстве. Судьба и жизненные перипетии разделили их. И дочь с папой теперь лишь изредка созванивались, поздравляя друг друга с какими-то датами.

 

Лида повернулась к отцу, и тот произнёс с любовью:

-Дорогая, я очень горжусь, что моя дочь проявила высокую гражданскую сознательность и отправилась защищать свой народ от инопланетных агрессоров. Но, родная, не могу понять, что тебя подвигло на такой шаг. Я просто в шоке. Ведь твоя жизнь складывалась удачно – отличная квартира в центре города, хорошая работа, карьера. В университете тебя любили. И неожиданно такой резкий поворот. Что случилось? Дай знать.

Лида, как говорил и перед твоим отлётом с Земли, я желаю тебе лишь добра и хочу, чтобы твоя жизнь сложилась успешно и счастливо.

Надеюсь, ты ответишь на моё письмо. Жду с нетерпением весточки от тебя и внимательно слежу за событиями на войне. Лида, чтобы не случилось, не забывай, что я очень люблю тебя. Как бы там ни было, но ты часть меня. Ну, вот и всё. До свидания, дорогая.

Папа вздохнул, отвернулся и ушёл в арку, а Лида вновь увидела кусочек детства. Как же давно оно прошло, и сколько довелось пережить с тех пор. Но всё начиналось здесь, и потому особо дорого.

Письмо заставило прослезиться. И, честно говоря, вынудило пересмотреть точку зрения на отношение к папе. Если посмотреть в глубину, видимо, в ней действительно говорила ревность дочери к отцу, и обида за предательство по отношению к маме. Но если взглянуть с иной стороны на всё, что довелось папе тогда пережить, вправе ли я обвинять? Ведь и сама теперь бегу от одиночества, как и отец в те тяжёлые дни. Годы делают нас мудрее и заставляют переоценивать собственное отношение ко всему, что в детстве казалось верным. И лишь столкнувшись с теми или иными жизненными проявлениями, начинаешь видеть события в ином свете.

Папе надо ответить. Но я пока не готова. Нужно многое переосмыслить и договориться с собой.

Итак, осталось третье письмо. Дата сегодняшняя. Два часа назад. Пришло буквально перед возвращением из боя.

Лида нажала воспроизведение.

-Привет, дорогая! - на весь экран появилось счастливое лицо подруги. Глаза Лены светятся яркими фонариками, щёки пылают. - Спешу с тобой поделиться радостной вестью. Сегодня Виктор сделал мне предложение. Ой, я такая счастливая. Просто не верится. Кажется, я сейчас не хожу, а парю над землёй.

В общем, через два месяца будет свадьба, и я очень хочу, чтобы ты присутствовала. И ничего не хочу знать о войне, службе и Арктуре. Лида, я счастлива, как никогда в жизни, и тебе желаю того же.

Кстати, у Виктора есть друг, такой же красивый и умный. Кандидат. Пишет докторскую. В общем, на свадьбе мы вас познакомим. Вот фото. Привыкай. Думаю, Борис тебе понравится.

Да, ещё одна важная новость. Я ещё никому не говорила. Ты первая. В общем, у меня будет ребёнок. Срок ещё маленький, но есть подтверждения беременности. Ой, я так счастлива. Представляешь, сбылось всё, о чём мечтала. Как в сказке. Так что, дорогая, жду тебя. До встречи на свадьбе.

Послав воздушный поцелуй, Лена отключилась.

Лида вздохнула и улыбнулась. У подруги свершилось всё, о чём мечтала. Замечательно!

А смогу ли то же самое получить и я? Не усложняю ли всё? Могла бы точно так же найти себе мужчину на Земле и родить. Зачем гоняться за химерами прошлого? Но в жизни не всё так просто, как представляется в детстве. Что именно потянуло меня в далёкий космос через войну и расстояния, пожалуй, и сама не знаю. Но и отступить не могу. Значит, так должно быть.

 

После двух особо напряжённых дней боёв сегодня царит удивительное затишье. Видимо, и агрессор выдохся. Или решил сменить тактику.

Но разведка никогда не спит. Пространство между двумя враждебными флотами, дрейфующими в зоне прямой видимости, буквально нашпиговано всевозможными спутниками-шпионами. Обе стороны внимательно наблюдают друг за другом, стараясь найти слабое место противника.

Хотя и нет активных боевых действий, но звездолёты гурулов практически беспрерывно обрушивают на людей шквалы огня, часто попадая и в своих. Кажется, у амфибий запасы снарядов безграничны. Но легионеры заметили, что малые корабли врага обшаривают собственные разбитые звездолёты в поисках боеприпасов. И потому сейчас первоочередной целью пилотов истребителей, когда не ведут бой, стала охота на этих добытчиков.

Пятое звено получило задачу осуществить патрулирование в квадранте, где пару дней назад велись боевые действия. Линия фронта в космосе постоянно смещается, причём на довольно большие расстояния, и потому невозможно держать под контролем огромные территории межзвёздного пространства. А по сведениям разведки в данном квадранте находится до десятка разбитых кораблей врага.

Прибыв к указанному месту, действительно обнаружили тринадцать разбитых гурулских линкоров и пять земных крейсеров. А также семь эсминцев и два фрегата. Об истребителях и говорить нечего. Пространство буквально усеяно разбитыми боевыми машинами обеих армий. Здесь шли ожесточённые бои.

Накануне гурулы и люди провели зачистку кораблей, собрав выживших и раненных, и теперь огромные металлические коробки дрейфуют по воле космических течений. Когда закончится война, победившая сторона использует эти останки по своему усмотрению. Часто из разбитых звездолётов устраивают базы наблюдения, поскольку транспортировка к месту переработки не дешёвое мероприятие. После небольшого ремонта и заякоривания в пространстве выходит отличная станция, не привязанная к звезде, а потому фактически не обнаружимая. На одной из таких Лида спасала детей религии Мауба. Кажется вечность назад, столько всего произошло с тех пор.

-Внимание, пилоты, - обратилась командир к звену. – Наша задача проинспектировать сектор, но близко к звездолётам не приближаться. Существует вероятность, что в разбитых корпусах остались выжившие гурулы, способные открыть огонь. Такие инциденты случались неоднократно, и уносили жизни пилотов. Отключаю сцепку. Всем удачи.

-И тебе удачи, - по заведённой традиции ответили ребята, и разлетелись в разные стороны. Но истребители находились в зоне видимости приборов. Боевых кораблей врага не ожидалось. Но на всякий случай лучше подстраховаться.

Лида направилась к гурулским линкорам. Именно с той стороны чаще всего приходят неприятности. Амфибии любят в таких местах устраивать засады. Развороченные корпуса, глубокие пробоины, рванные края от взрывов, шлейфы вываливающегося оборудования и тел мёртвых космонавтов создают гнетущее впечатление и будят воображение. И тогда зазевавшиеся пилоты теряют бдительность и становятся лёгкой добычей.

Лида пролетела вдоль мёртвых кораблей и, закончив сканирование на предмет обнаружения жизненных форм, удалилась на безопасное расстояние. Здесь больше нечего делать, так что можно расслабиться и помечтать. Давненько не выпадало таких спокойных минут, словно вернулась к тем первым дням, как прибыла на флот. Лида тогда любила вылеты на патрулирование. Но война изменила внутренний мир и душа зачерствела, так что мечтать сейчас не выходило.

-Первый, заметил излучение в разбитом корабле Федерации, - нарушил радиоэфир четвёртый, капрал Рик Делинжер. - По энергетическим меткам крейсер «Хищник».

-Какого рода излучение? - насторожилась Лида.

-Приборы фиксируют остаточное излучение ядерного реактора. Но так же имеется тепловое инфракрасное.

-Четвёртый, думаешь, там кто-то живой?

-По-видимому.

-Все слышали? - обратилась Лида к звену.

-Да, - подтвердили ребята.

-Все наблюдаем за космосом, - распорядилась Лида. - Четвёртый, разрешаю приблизиться на расстояние километр. Но будь осторожен. Вокруг разбитых кораблей обычно множество обломков.

-Всё понял. Иду на сближение.

-Докладывай, что видишь, - распорядилась Лида, направляя корабль в сторону Делинжера.

-Похоже, крейсер раскололо надвое. Словно разрезало в районе ядерного реактора. Не могу придумать, каким оружием.

-Вероятно, «Хищник» погиб одним из последних, - заметил третий, сержант Пьер Гриншо. – Я видел такие разрушения, когда несколько гурулских звездолётов концентрировали энергетические лучи в одном месте. Никакая защита не выдерживает.

-И я видел такое в первые дни войны, - отозвалась Лида. – Корпус раскалывается, а внутри создаётся разрежение, и там люди гибнут от разрыва внутренних органов. Выживают лишь находящиеся в дальних от района поражения отсеках. Но здесь вчера отработали спасательные бригады, так что не представляю, кто может остаться на корабле.

-Обломков тут немного, - заметил четвёртый. Лида посмотрела на экран, где транслировалась картинка с истребителя Делинжера.

-Что подтверждает версию о причине гибели крейсера.

-«Хищник» весь тёмный, - продолжил Делинжер. – Никаких следов космонавтов. Лишь инфракрасное излучение выдаёт присутствие жизни. Что думаешь, первый?

-Установи передатчик на полную мощность и пошли запрос спасателей. Если внутри у кого-то работает оборудование связи, должны ответить. Но я не могу понять, кто и почему находится здесь.

-Может раненые? – отозвался второй, младший лейтенант Ганс Вернон.

-Бригады спасателей никого не оставляют, - возразила Лида. – На то есть строгие инструкции.

-В жизни всяко случается, - выдохнул пятый, сержант Троев. Насколько Лида знала, однажды Вадима спасатели вытаскивали из разбитого фрегата «Ёж». Остальные члены экипажа тогда не выжили.

-Первый, никто не отвечает. Передатчик работает на полную мощность.

-Да, вижу, - откликнулась Лида. – У меня приёмник зашкаливает. Четвёртый, я рядом. Вижу тебя на три часа.

-Добро пожаловать, - едва не пропел Делинжер.

-Что думаешь? – поинтересовалась Лида, приближаясь к кораблю.

-Даже не знаю. Судя по излучению, внутри один человек. Но есть ещё что-то. Приборы не могут идентифицировать остальные сигналы. Температура слишком низкая. Возможно, какая-то остаточная радиация, скажем, от попадания снаряда. У гурулов есть ядерные торпеды. К счастью, немного, иначе разбомбили бы наш флот ещё в первые дни.

-Не похоже на остатки ядерного излучения, - заметила Лида, рассматривая экран. – Отчётливо видно свечение в районе уничтоженного реактора. Но здесь что-то иное.

-Я тоже не понимаю, что тут может быть, - отозвался Вернон, так же наблюдавший трансляцию с корабля Делинжера.

-Четвёртый, будь моим хвостом, - распорядилась Лида. – Контролируй возможные энергетические всплески оружия, чтобы меня не подбили. Я подойду на максимально возможное расстояние и осмотрю посадочные трапы.

-Первый, вы нарушаете приказ командования о недопущении приближения к разбитым кораблям, - заметил седьмой, капрал Артур Иоселиани. Пришёл в звено после гибели Мишеля Лесье. – Для оказания помощи есть спасатели. Мы обязаны лишь доложить о замеченных излучениях.

-Знаешь, седьмой, ты прав, - сказала Лида. – Спасательных операций проводить не будем. Но, с другой стороны, о чём докладывать? Нам вроде бы как что-то там показалось. Так будет выглядеть рапорт? Или, может, перефразируешь как-то?

-Я лишь напомнил инструкцию, - вздохнул Артур. Чем-то парень напоминал Бенни Шварца из учебки. Любое правило расскажет назубок, словно из книжки читает. Но представления о жизненных реалиях никакого.

-Как думаешь, четвёртый, на какую из палуб мог бы сесть подбитый истребитель? – спросила Лида, облетая огромный корпус расколовшегося корабля. «Хищник» относился к более ранней модели крейсеров, чем «Великая галактика», и имел немного меньшие размеры и другую архитектуру.

-Осмотри малую палубу в нижней части, - посоветовал шестой, сержант Александр Иглеси, заменивший погибшего Виталия Бровкина. – Я служил на крейсере «Разрушитель», того же класса, что и «Хищник». Малая палуба здесь предназначена для аварийных работ и посадок. Трап немного выдвинут, чтобы истребитель или челнок, имеющие серьёзные повреждения, могли пристыковаться.

-Ясно, - отозвалась Лида. – Да, вижу малую палубу. И, похоже, там действительно кто-то пристыковался. Подхожу ближе. Идентифицирую космолёт ИБ-603. Пристыковавшийся истребитель получил серьёзные повреждения. Корпус словно разорвало изнутри.

-Первый, судя по датчикам, оттуда исходит биоизлучение, - заметил Делинжер.

-Я тоже наблюдаю инфракрасный диапазон, - ответила Лида. – Звено, доложить обстановку.

-Ничего не замечено, - седьмой Иоселиани.

-Посторонних не наблюдаю, - третий Гриншо.

-Всё спокойно, - одновременно пятый Троев и шестой Иглеси.

-На других кораблях инфракрасное излучение не обнаружено, - доложил Вернон.

-Четвёртый, вижу, где можно пристыковаться к малой палубе, - сказала Лида. – Подозреваю, там находится раненный пилот истребителя.

-Первый, мы не должны….

-Седьмой, ты прямо у меня ходячая совесть. Хотя по всему именно мне положена эта роль. Я подозреваю, что пилоту, добравшемуся сюда на развороченном корабле, требуется срочная помощь. И хотя не ответил на позывные, но датчики показывают, что жив. Вчера здесь работали спасатели. Я просматривала журнал событий перед вылетом. Значит, пилот находится здесь не больше суток. Я не могу бросить человека. Возможно, своевременная помощь спасёт парню жизнь. Ваше мнение, звено.

-Первый, разреши мне высадиться, - предложил Вернон.

-Когда станешь первым, будешь самостоятельно принимать решения, - отрезала Лида. – Я стыкуюсь. Внимательно наблюдайте за космосом, и сразу дайте знать, если что заметите. Четвёртый, ты мой тыл. Держи на прицеле малую палубу.

-Всё понял.

Лида и сама не знала, что толкнуло на этот шаг в нарушение всех инструкций и приказов. Впрочем, разжалование, положенное в таких случаях, лейтенанта Пратт не волновало. Не за званиями пришла в Легион. А вот пилоту, искавшему здесь спасение, вероятно, действительно нужна помощь.

Крейсер, имеющий чёрный окрас, почти сливается с тьмой космоса. И выдаёт корабль лишь отсутствие звёзд, скрывшихся за корпусом. По мере того, как истребитель приближался к мёртвому «Хищнику», проявлялось всё больше деталей. Множество различных вещей указывает, что корабль жив. Вспыхивающие огоньки работающих агрегатов, бортовые указатели, обслуживающие роботы, снующие по поверхности. Но сейчас крейсер воспринимается трупом. А ведь пару дней назад здесь бурлила жизнь, и тысячи людей считали корабль своим домом. Интересно, сколько из них выжило?

У посадочного трапа отчётливо виден развороченный истребитель. Но с другой стороны двадцатиметровой палубы место свободно. Лида ещё не определила, что надлежит сделать. Проблемы решаются по мере поступления. И сейчас требуется пристыковаться к мёртвому крейсеру без помощи вспомогательных служб.

Инфракрасные экраны показывают лишь одну фигуру человека. Пилот лежит, по-видимому, сразу за шлюзовой дверью. Там должна сохраниться атмосфера. Но температура близка к абсолютному нулю. В условиях открытого космоса без дополнительного подогрева корпус остывает в течение суток. Пилот мог там выжить лишь в скафандре.

Лида уровняла скорости истребителя и крейсера. «Хищник» мёртв, но всё равно продолжает движение в пространстве. В космосе, впрочем, как и везде, нет ничего постоянного.

Следующий шаг – стыковка. Лида ещё не выполняла подобных трюков. Но всё когда-то случается впервые. К счастью, вспомнила, что манёвр осуществляется с помощью магнитной присоски. Но неизвестно, сработает ли в данных условиях. Корабль ведь мёртв.

-Первый, что происходит? – не удержался Иглеси.

-Выстрелил присоску. Та вошла в паз. Думаю, замок сработал. Теперь заякоряюсь... Вторая присоска вошла в паз. Стыковка есть. Что в космосе?

-По-прежнему тишина, - ответил Вернон.

-Первый, вы ставите себя вне закона, - не унимался Артур.

-Хочешь на моё место? – усмехнулась Лида, открывая фонарь истребителя. – Не возражаю. Можешь сразу по возращении писать рапорт на командира звена о нарушении инструкций. А сейчас не мешай.

Лида выбралась из корабля и осмотрелась.

-Первый, сними лазер с предохранителя, - напомнил Вернон.

Точно. Совсем забыла. Пилоты не привыкли работать пистолетами. Лида вернулась к истребителю и извлекла лазер из кабины. Теперь можно идти к шлюзу.

Тёмный корпус нависает зловещей громадой. Лида осмотрелась. Честно говоря, впервые так разгуливает снаружи корабля. Из фонаря истребителя совсем иной вид, да и восприятие.

По позвоночнику забегали мураши. Кажется, стоишь на балконе гигантского небоскрёба, посреди бескрайнего космоса. До ближайшей звезды несколько парсек. Одно хорошо – отсюда не страшно падать. Не разобьёшься. Зато можно навсегда затеряться в пустоте космоса. К счастью, магнитные подошвы намертво приклеивают к металлу.

Лида неспешно приближалась к шлюзу, в свете далёких звёзд осматривая пристыковавшийся слева истребитель. Фонарь открыт, указывая, что пилот сам покинул корабль. Модель стандартная. На таких летает и пятое звено. Истребитель намертво примагнитился к трапу. Значит, пилот неплохо разбирается, что и как нужно делать. Но, честно говоря, с трудом верится, что на этой разбитой посудине можно летать, да ещё и пристыковываться.

Судя по характеру разрушений, корабль подорвался на умной мине. Такими гурулы обычно защищают тылы. Подобный снаряд летает в открытом космосе и исследует окружающее пространство. Если на посланный им запрос не приходит верный ответ, мина устремляется к нарушителю контролируемых границ и подрывается.

Но как пилот смог привести такую машину к трапу и пристыковать? В голове не укладывается. Или здесь что-то другое?

Лида осмотрела часть палубы, утопающую в корпусе. Пусто. Как и положено. А вот и шлюз.

-Четвёртый, докладывай, - распорядилась Лида, остановившись у входа.

-Никаких изменений, - ответил Делинжер. – Положение человека не изменилось. Возможно, парень без сознания.

-Я думаю так же, - ответила Лида.

-Наблюдаю какую-то активность на пределе видимости дальномеров, - раздался голос Вадима Троева.

-Кто?

-Ещё непонятно. Слишком далеко. Но летят на досветовых скоростях.

-Второй, займитесь этим, - распорядилась Лида. – А я вхожу.

Шлюзы военных кораблей устроены таким образом, что открываются даже без подачи энергии. Во время боевых действий случаются попадания снарядов или энергетических потоков, и тогда оплавляется проводка. Лида так потеряла два истребителя. Но всегда должна иметься возможность пройти через шлюз, ведь от этого может зависеть жизнь.

Поворот рычага вокруг оси, и наружная дверь плавно заскользила вверх. Там есть специальная пружина. Свет внутри не зажегся. Что понятно – отсутствие энергии.

-Четвёртый, докладывай.

-Всё по-прежнему.

-Я вхожу.

-Первый, не отключай переговорник, - раздался голос Пьера Гриншо.

-Ты где? – уточнила Лида.

-Возле четвёртого.

-Внутри есть движение?

-Незаметно.

-Третий, раз ты здесь, будь готов оказать помощь, если понадобится.

-Для того и прилетел, и даже присмотрел место для стыковки.

-Молодец, ты парень смышлёный. Жди сигнала.

С сильно бьющимся сердцем, Лида сделала шаг внутрь, и наружная створка отрезала внешний мир. Во время прохода шлюза обычно помещение наполняется воздухом, и следующая дверь открывается автоматически, когда можно снять шлем. Но сейчас тишина. Никакого воздуха. Значит, нужно снова вручную отпирать замок.

Лида нащупала рычаг. Один поворот, и устройство, аналогичное наружному, открыло внутреннюю перегородку. Темнота. К счастью, на шлеме есть фонарь, обычно нечасто используемый пилотами. Но сейчас без него не обойтись. Лида включила свет, и тут же увидела космонавта, сидящего напротив шлюза. На нём грязно-белый скафандр. Теперь понятно, с кем имеешь дело. Такие носят высшие чины разведки.

-Здравствуйте, лейтенант Пратт, - сказал мужчина. Под затемнённым стеклом шлема лица совсем не видно. – Значит, нарушаем строгие приказы. Итак, зачем вы забрались в разрушенный корабль?

-Я пришла вас спасать, - пояснила Лида. – И рада, что вы в сознании. Так будет легче оказать вам...

-Лейтенант, мне не требуется помощь, - заявил мужчина. – Со мной всё в порядке. Но вы совершили весьма опрометчивый поступок. Я прослушивал ваши переговоры. Седьмой напоминал о запрете, но вы не прислушались. Конечно, я ценю вашу заботу. Но очень часто за нашу доброту нас и наказывают.

-Что вы здесь делаете? – поинтересовалась Лида, приближаясь к лежащему пилоту.

-Слушаю ваши радиопереговоры, - ответил разведчик.

-А почему вы лежите? – спросила Лида, осматривая раненного. Многие ребята после контузии несут что попало, и потому решила сама убедиться, что парню не требуется помощь. Но в свете фонаря ничего не заметила.

Слева раздался какой-то шум. Тут же повернув голову, Лида опешила. Вот от кого исходило непонятное излучение.

У дальней стены расположились три странные фигуры в зелёных скафандрах. Небольшого роста и какие-то несуразные, но почему-то внушающие страх. И тут Лида поняла, что видит нелюдей. У существ торчат из скафандров не четыре конечности, а шесть. Да это же гурулы.

-Лида-Лида. Вы делаете всё больше ошибок, - произнёс незнакомец.

-Это гурулы, - выдавила женщина, направляя лазер на врага.

-Лейтенант, повторяю, не делайте ошибок, - предостерёг мужчина. – В любом случае я быстрее вас, и буду стрелять на поражение.

-Это враги, - заявила Лида.

-Да. А ещё дети.

-Что?

-Представьте себе. Гурулы живут на кораблях семьями. Вы не знали?

-Вообще-то не задумывалась.

-Каждый звездолёт отдельная семья. И эта война для гурулов – поиск нового дома, поскольку им больше нет места в родном мире. Таковы обычаи Лигамы. Так что мы воюем с изгоями.

-Откуда здесь дети гурулов? – удивилась Лида, не доверяя разведчику. Но лазер всё же опустила.

-Лейтенат, вам не кажется, что задаёте слишком много вопросов?

-Я женщина. Мне положено. Но я ничего не понимаю.

-Тем лучше. Послушайте, Лида, у вас есть собственная миссия. Вот и занимайтесь своим делом. И не лезьте в чужие. Давайте поступим так. Вы сейчас покинете корабль и улетите. И никому ничего не будете рассказывать.

-Не поняла.

-Лида, я же не кричу на каждом углу, что у вас особая миссия, и вы должны на Арктур доставить браслеты.

-Откуда вы знаете?

-У меня такая обязанность - знать всё, что происходит в Легионе. Или вы не имеете представления, кто носит скафандры такого цвета?

-Знаю.

-Ну, вот мы и расставили всё по местам. Знаете, Лидия Викторовна, если б на вашем месте явился кто другой, я бы не стал беседовать, а просто убил нарушителя строгих приказов. Но, ввиду того, что мы с вами почти коллеги, и выполняем каждый свою ответственную миссию, давайте не будем чинить друг другу препятствий. Договорились?

-Я не совсем понимаю, что сейчас происходит, - выдавила Лида, не в силах отвести взгляда от гурулов. Нет сомнения, это дети. Взрослые особи больше человека. Но всё же как-то не укладывается в голове, что люди сражаются не с профессиональной армией, а с огромными семьями.

-Лида, а я, оказывается, вынужден поделиться с вами информацией, чтобы вы помогли мне.

-О чём вы?

-Сейчас объясню. Но времени в обрез. Так что нужно всё сделать быстро. Наш разговор никто не слышит…

-Я не отключала передатчик.

-Когда ты вошла в шлюз, я блокировал передатчик, и звено потеряло командира. Слышали бы, как ребята запаниковали. А значит, тебч ценят подчинённые, что весьма лестно для лидера.

А ведь действительно радио молчит.

-Что происходит? Как вы могли блокировать меня?

-Вы начинаете думать, Лидия Викторовна. Похвально. А если бы занялись этим процессом чуть раньше, то не оказались бы здесь в качестве заложника.

-Вы берёте меня в заложники? Но я вооружена, и здесь находится моё боевое звено.

-Послушайте, Лидия Викторовна, давайте прекратим играть и серьёзно рассмотрим ситуацию. Вы нарушили строгую инструкцию и сами поставили себя в дурацкое положение. К тому же вы фактически влезли в секретную операцию и тем обрекли себя на смерть. Повторяю, будь кто иной из вашего звена, я бы тут же, не особо задумываясь, расстрелял.

-Что вы хотите от меня? – выдавила Лида.

-Наконец-то слышу здравый вопрос. Итак, переходим к делу. Вы увидели здесь меня с детьми гурулов по одной причине. Мы договорились с ними об обмене.

-Зачем обменивать детей врага? На что? Или кого?

-Нетерпеливая любопытная женщина, - вспылил разведчик. – Ладно, слушайте. В настоящее время сюда летят истребители гурулов чтобы забрать этих детей. По готовившемуся сценарию ваше звено для правдоподобности вступает в бой с кораблями противника. Во время сражения один из гурулов должен забрать детей. Никто же не предполагал, что опытный командир звена лейтенант Пратт нарушит все запреты и приказы, и начнёт спасать якобы раненного пилота. Следуй вы правилам, всё прошло бы, как задумано. Кстати, я полагаю, ещё не всё потеряно, если вы поможете мне.

-Я слушаю. Какая у нас задача?

-Лидия Викторовна, данный обмен настолько важен, что даже трудно спрогнозировать последствия, если по какой-то причине не состоится. Перед вами дети главной семьи, управляющей Лигамой. Здесь находился, так сказать, корабль шефа для наблюдения. И попал под наши торпеды. Спасатели, опередив гурулов, вытащили детей из взрывающегося корабля. Разобравшись, что к чему, мы связались с амфибиями, и те предложили обмен. Я даю информацию, чтобы вы уяснили, во что ввязались по доброте душевной.

-Понятно, - выдохнула Лида. – Я готова сотрудничать. Моё звено должно ввязаться в бой. Что дальше?

-Думаю, будет лучше, если вы сыграете труса и не вступите в настоящий бой. Ну, постреляете для правдоподобности в корабли врага, и сбежите за подкреплением. Таков сценарий, предложенный гурулами.

-А им зачем такие игры?

-Подумайте хорошенько, Лидия Викторовна, и всё станет на места. В армии врага, помимо сражений с людьми, идут внутренние разборки. Ведь каждый звездолёт – отдельная семья. И конкуренция там невообразимая – все против всех. Я полагаю, что в прибывающем эскорте находятся представители различных соперничающих родов, пытающихся контролировать друг друга. И не все обладают последней информацией. А ведь эти дети хороший повод, чтобы поторговаться с главной семьёй за привилегии.

-Логично, - кивнула Лида.

-Думаю, полученной информации хватит, лейтенант, чтобы уяснить важность происходящих событий. А теперь вы покинете нас и забудете всё, что услышали. Ну, и берегите людей. Кстати, ребята сейчас в панике.

-Что мне им сказать на ваш счёт? Я ведь зашла внутрь.

-Скажите, что обнаруженный пилот нетранспортабелен. Требуются носилки и бригада спасателей. Можете даже отправить для правдоподобности седьмого с докладом о раненом, чтобы не мешал. Шустрый парнишка. Пусть за мной пришлют бригаду. Нужно же как-то потом выбираться отсюда.

-Всё поняла. Разрешите идти?

-Да. И впредь, Лидия Викторовна, старайтесь выполнять приказы командования. Ведь даются-то не просто так. И данное нарушение могло вам стоить жизни.

Лида бросила взгляд на гурулов. Столько воевала с ними, и вот, наконец, увидела вблизи. Странное впечатление производят эти существа. Кажется, есть что-то неправильное в них, и даже пугающее. Вторая пара рук находится чуть сзади, и потому создаётся впечатление обломанных крыльев. За полупрозрачными щитками шлема пузырящаяся жидкость. Гурулы ведь амфибии. И лишь сейчас, присмотревшись, Лида заметила, что дети разные. Отличаются по росту, а так же оттенками скафандров.

Дети не издавали ни звука, пока люди беседовали. Но когда Лида отвернулась к выходу, те словно проснулись и радиоэфир наполнился какофонией.

-Лидия Викторовна, - снова раздался голос разведчика. – Гурулы просят кое-что вам передать. Дети поняли, что вы женщина, и считают вас самой главной, поскольку у них семьями правят женские особи. А дословно гурулы сказали вот что. Государство Лигама мечтает жить в мире и процветании с соседями. Нынешний конфликт, по словам детей, вынужденная мера, чтобы, как говорится, выпустить излишний пар. Когда отвергнутые семьи погибнут в войне, снова воцарится спокойствие. И тогда гурулы, как добрые соседи, придут к народам галактики как братья и сёстры. И станут за тем, кто за вами.

-Что это значит? – удивилась Лида.

-Я тоже не знаю, о ком речь, - вздохнул мужчина. - Но, видимо, дети что-то знают. И переданная информация, по словам гурулов, должна быть услышана именно вами и передана, кому надлежит. А от себя могу добавить следующее. Если вы ничего не поняли, значит, ещё не пришло время.

-Спасибо, - кивнула Лида, и почувствовала, как затрепетало сердце. Неужели сейчас речь о моём сыне? Кто ещё может стоять за мной? И тут непонятно откуда явилось некое откровение.

-Я хочу, чтобы вы кое-что спросили у гурулов, - обернулась Лида у выхода.

-Интересно, - хмыкнул разведчик. – Ну, спросите, а я переведу, если вопрос мне покажется разумным.

-Спросите, что ваксии пообещали Лигаму, направляя армию гурулов против Федерации.

-Откуда у вас такие сведения? – изумился разведчик.

-Не важно, - отрезала Лида. – Считайте женской интуицией. Просто спросите, и тогда многое прояснится.

Эфир наполнили булькающие звуки. И продолжались намного дольше, чем ожидалось. Лида даже заскучала, и предположила, что между разведчиком и гурулами завязалась целая дискуссия.

-Лидия Викторовна, - наконец раздалась человеческая речь, - я просто ошарашен. После заданного вопроса гурулы так запаниковали, что мне пришлось успокаивать детей.

-И что гурулы сказали?

-Дети изумлены, что вы знаете такие подробности. Действительно ваксии долго уговаривали гурулов выступить против Федерации. Но Лигама никогда не вела наступательных войн. Они наёмники, а не захватчики. Но ваксии сулили очень большую прибыль в случае успеха, и многие отдельные семьи решились выступить в поход. Кстати, теперь и мне стало понятно, что происходит на самом деле.

-Передайте гурулам, что если бы им и удалось нас победить, ваксии ни за что не уступят Лигаму планеты Федерации. Ящеры ведут экспансию, отвоёвывая себе планеты, некогда принадлежавшие им.

-Вы меня озадачиваете, Лидия Викторовна, - протянул разведчик. – Я, конечно, переведу. Но откуда у вас все эти сведения?

-Женская интуиция, - усмехнулась Лида. Какое удобное понятие. Столько можно скрыть за ним. - Всё, больше у меня вопросов нет. А вы можете ещё подискутировать с детишками на эту тему. Глядишь, ещё расскажут что-нибудь интересное.

-Прощайте, лейтенант, - подытожил разведчик. – И поспешите. Гурулы рядом

-Прощайте, - машинально повторила Лида, и направилась к шлюзу.

 

-Первый, ответь… - взорвалось в ушах, едва скользнула вверх наружная дверь.

-Слушаю.

-Первый, где ты пропал? Что случилось? – раздались взволнованные голоса пилотов.

-Я собирался высаживаться, - заявил Пьер Гриншо.

-Успокойтесь, ребята. Всё в порядке. Видимо, что-то заглушило радиоволны. Такое иногда случается на разбитых кораблях.

-Впервые слышу, - буркнул Гриншо. Лида усмехнулась. Придумывала на ходу, лишь бы ответить.

-Гурулы близко, - доложил Вернон. - Десять истребителей. Что будем делать?

-Звено, собираемся у внешних границ разбитых кораблей, - отдала Лида команду, подходя к истребителю. – Седьмой, отправляйся к флоту. Здесь нетранспортабельный раненый, нуждающийся в срочной помощи. Требуются носилки. Пусть высылают спасателей и ещё одно звено для поддержки. Шесть против десяти не выстоит. Мы постараемся отвлечь гурулов от корабля.

Последние слова Лида произносила, закрывая фонарь.

-Так что там с раненым? – поинтересовался Вернон.

-Скафандр в крови, - придумывала Лида на ходу. - Возможно, произошла разгерметизация. Парень без сознания. Конечности вывернуты. В таком состоянии транспортировать невозможно. Пусть управляются медики. Кстати, седьмой, ты, как всегда, прав. Нарушать инструкции нельзя.

-Я же говорил, - воскликнул Артур. И в голосе послышалось самодовольство.

-Возвращайся скорее.

-Лечу. Берегите себя, и не убивайте всех гурулов. Оставьте и для меня.

-Ещё навоюешься, - усмехнулся Троев.

Лида направила истребитель в сторону приближающегося врага, а из головы не выходили слова гурулов. Кого дети имели в виду, говоря, что последуют за тем, кто за мной?

 

Глава 7. АРКТУР.

 

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

 

На планете Литавия звезды 61 Лебедя неожиданно прекратились военные действия между шахтёрами и борцами за свободную Литавию. Весьма агрессивно настроенные борцы неожиданно предложили шахтёрам перемирие, от которого отказывались с самого начала конфликта. Есть предположение, что сменой настроения в религиозных кругах борцов за свободную Литавию послужило отбытие из системы флота ваксий. Ящеров ведь так и не допустили на планету. 2-ой, 39-ый и 63-ий флота Легиона продолжают нести патрулирование системы.

По пути следования каравана из нескольких звездолётов Федерации к планете Здиства системы Бетта Гоминора произошло нападение флота из десяти кораблей предположительно расы экжао-рульц. В результате бандитского налёта два корабля похищены. На них транспортировалась часть бесценной коллекции музеев Федерации для показа здиствянам.

На планете Лига звезды Фомальгаут жизнь постепенно возвращается в мирное русло. 203-ий и 204-ый флота Легиона с помощью вооружённого десанта и местной полиции восстановили порядок в центральных городах планеты. Вооружённая группировка «Люди галактики», захватившая власть на планете, оттесняется к периферии. Среди воинов Легиона потерь нет. По указу правительства Федерации к звезде Фомальгаут направлены дополнительные корабли с гуманитарной помощью. Для суда членов вооружённой группировки «Люди галактики» в количестве двадцати тысяч человек экстрадируют на планету Буранов. К Лиге прибыли звездолёты, используемые для транспортировки заключённых и террористов. Правительство Федерации, как известно, жестоко наказывает тех, кто поднял оружие на сограждан.

В секторе Волопаса продолжается военный конфликт. Группировки флотов Лигамы и Федерации ведут жестокие бои. Огромные потери в живой силе и боевой технике с обеих сторон. Военная группировка флотов Легиона вошла в систему звезды Муфрид. После разгрома армии Лигамы в данном секторе, гурулы фактически не оказывали сопротивления. Лишь возле планеты Бункер произошло небольшое сражение. К настоящему времени захватчики полностью изгнаны из системы. Как ранее сообщалось, руководство Федерации решило вернуть Муфрид под свою юрисдикцию, и сейчас к Бункеру направляются корабли со строителями для восстановления разрушенных куполов.

Боевые действия в секторе Волопаса на основном направлении конфликта между Лигамой и Федерацией продолжаются. Линия фронта всё больше смещается к системе звезды Арктур. Руководство Федерации уверенно, что конфликт скоро завершится.

 

С каждым днём линия противостояния гурулов и людей всё больше смещалась к Арктуру, конечному рубежу Федерации в секторе Волопаса. Если бы земляне успели закрепиться на планете Лидия, входящей в систему звезды Арктур, то гурулов не допустили бы и сюда. Но у Федерации, занятой колонизацией других планет, ещё не хватало средств и времени для обоснования в данном регионе.

Несмотря на отчаянные усилия, предпринимаемые гурулами, чтобы повернуть ход военных действий в свою пользу, те словно напоролись на стену. Амфибии пытались хитрить, изворачиваться, применяли разные тактики. Но с каждым днём всё дальше смещались к границе. Люди с самого начала показали, что имеют силы защитить собственные рубежи. Но когда процесс тронулся, то остановить практически невозможно.

В космических сражениях потери очень велики, и требуются колоссальные средства для продолжения боевых действий. Не получая никакой помощи из тыла, гурулы оказались вынуждены отступать. А к армии защитников, напротив, постоянно шло подкрепление в виде боеприпасов и новых кораблей со свежими экипажами. Иначе Легион не выстоял бы. И теперь Федерация наступала, а агрессор постепенно утрачивал позиции. И к концу второго месяца конфликта стало ясно, что скоро война окончится поражением гурулов.

 

Звено лейтенанта Пратт считалось опытнейшим в 101-ом флоте. Четверо из семи пилотов участвовали в войне с самого начала, так что мало у кого сейчас имелось столько боевого опыта. А потому и поручались им наиболее сложные задания.

-Ваша цель – по возможности скрытно обследовать подходы к звёздной системе Арктура, - приказ штаба так прокомментировал главный разведчик флота полковник Виторио Дрон. Высокий мужчина пятидесяти лет с залысинами на голове. – Скоро туда сместится фронт, и мы хотим знать, с чем предстоит иметь дело. Арктур несколько месяцев оставался в тылу гурулов, и амфибии могли там устроить базу, какие-то оборонительные укрепления, а то и подготовить ловушку, если дела пойдут по наихудшему сценарию. Поэтому для изучения обстановки целесообразно послать туда небольшое звено истребителей, которое не будет привлекать внимания крупных боевых подразделений.

-Задача ясна, - кивнула Лида.

-А теперь внимание. Лейтенант, вы ни в коем случае не должны ввязываться в боевые действия, - заявил адмирал Николай Васильевич Штерн, командующий штабом боевой группировки Легиона. Седой подтянутый мужчина шестидесяти лет. Выше него лишь командование на Земле. Но без внимания адмирала не оставалось ни единой мелочи. – Запомните, лейтенант, повод вернуться – показания дальномеров. Кстати, у Лигамы имеются аналогичные приборы, и гурулы могут так же вычислить и вас. Мы не хотим, чтобы враги что-то меняли в готовящейся западне. А нашим специалистам вполне достаточно информации с ваших бортовых компьютеров, чтобы разобраться в обстановке. Поэтому нет смысла понапрасну лезть на рожон. Вам ясно, лейтенант?

-Так точно, - ответила Лида.

-Вы свободны, - отпустил адмирал. – Мы ожидаем собранных вами сведений. И счастливого пути.

-Благодарю, - кивнула Лида и, повернувшись, направилась к выходу из командного отсека.

-И, лейтенант, - произнёс вдогонку подполковник. – Инструкции надлежит выполнять неукоснительно.

Лида бросила взгляд на разведчика. Безусловно, тот имеет в виду случай с детьми гурулов. Командование никак не отреагировало на нарушение лейтенантом Пратт инструкции о приближении к разбитым кораблям. Но подполковник явно давал намёк, что ему всё известно.

-Задача ясна, - от двери произнесла Лида, и вышла.

 

-Считается, что Арктур — одна из старейших звёзд галактического диска, - сказал Вернон, когда звено подлетало к внешним границам планетной системы. - Арктур сейчас находится на той стадии звёздной эволюции, в какой Солнце будет в своей фазе оранжевого гиганта.

-То есть, настолько огромен? – уточнил сержант Троев.

-Да. Арктур относится к красным гигантам и примерно в два раза древнее нашей родной системы. Диаметр звезды примерно в 25 раз превосходит солнечный. Кстати, если в молодости Арктур и обладал какими-то планетами, вроде Земли, то давным-давно сжёг. И теперь, чтобы иметь земную температуру, планета должна находиться на расстоянии 11 астрономических единиц. Примерно в районе нашего Урана.

-Первый, слышал, ты бывал в системе Арктура, – капрал Делинжер.

-Где слышал? – насторожилась Лида.

-Знаешь, люди разное болтают.

-А ты, как всегда, любишь развешивать уши.

-Ну, первый, зачем так грубо? Я просто интересовался некоторыми вещами. А люди всё знают, вот и поделились информацией.

-Ясно, - усмехнулась Лида. – Твои люди тебя не обманули. Я действительно бывал в системе Арктура лет десять назад. Тут есть одна пригодная для жизни планета. Открыта примерно двадцать лет назад.

-И названа в твою честь, - отозвался шестой.

-Ну, ребята, от вас ничего не скроешь, - вздохнула Лида.

-Что нас ожидает здесь? – поинтересовался второй.

-Если ты имеешь в виду звёздную систему, то вокруг Арктура вращается три планеты. Две слишком близко к солнцу, и имеют температуру, сравнимую с Меркурианской, где-то около пятисот градусов. Но на Лидии условия просто райские, хотя та и является самой дальней планетой. Окружает систему пояс из каменных обломков, космической пыли и льда. Комет нет. Видимо, Арктур все притянул и сжёг. Но мусора предостаточно, так что следует осторожно пилотировать.

-А как вы подлетали к Лидии в прошлый раз? – спросил Александр Иглеси.

-Исследовательские экспедиции приближались в строго перпендикулярном направлении к плоскости орбиты планеты. Там космос относительно чистый. Но нам туда не нужно. Мы должны осмотреть каменный пояс, где можно устроить засаду. Кстати, мы в миллионе километров от внешней границы системы. Кто-нибудь фиксирует какие-нибудь аномалии на приборах?

-Всё чисто, - доложил второй.

-А почему Арктур так и не заселили? – спросил третий. – Лететь сюда гораздо ближе, чем до других колоний.

-Не знаю, - вздохнула Лида. – Условия для людей на планете довольно благоприятны. Много полезных ископаемых. Но служба колонизации почему-то не вербует поселенцев. Значит, на то есть причины.

-Что-то фиксирую на приборах, - доложил пятый.

-В каком диапазоне?

-Ультрафиолетовом. Но уже ничего нет. Словно мелькнуло что-то.

-Гурулы так быстро не летают, - усмехнулся второй.

-Может, какие-то металлические обломки в каменном поясе? – предположил седьмой.

-Ты сегодня молчаливый, - заметила Лида.

-Да так, размышляю. Вас слушаю.

-Первый, я тоже заметил вспышку в ультрафиолетовом спектре, - заявил Вернон.

-Шестой, у тебя глаз зоркий, просмотри записи с компов второго и пятого в медленном режиме, - велела Лида. - Может, разглядишь что. А остальные продолжают наблюдать в разных диапазонах. Нужно собрать как можно больше сведений о каменном поясе.

Арктур светит ярче остальных звёзд даже на Земле. А вблизи смотреть на него вообще невозможно. Лида вспоминала, как в прошлый раз прилетела сюда на огромном звездолёте экспедиции. И сердце так сладко защемило. А ведь цель путешествия совсем рядом. И тут промелькнула шальная мысль – а может, хватит с меня этих войн? А что? Кто мне помешает высадиться на планету и начать розыски сына? Может, именно сейчас, в эту самую минуту мой ребёнок нуждается в помощи. И Лида страстно захотела осуществить свою мечту.

-Первый, это что-то, - выдохнул шестой.

-Говори, - тут же встрепенулась Лида.

-Приборы зафиксировали некую огромную структуру, но глаза ничего не видят. А на экране в ультрафиолетовом диапазоне чётко прослеживаются контуры если не линкора, то крейсера.

-Внимание, начинаю разворот, - предупредила Лида. И корабли звена, связанные с ведущим в систему, как единый организм, послушно заложили вираж.

-Домой? – уточнил второй.

-Да. Таков приказ.

-Чего ты испугался, первый? – удивился пятый.

-Думаю, здесь может быть ловушка, - ответила Лида, продолжая разворот. – Штаб предупреждал о такой возможности.

-Первый, фиксирую приближение гурулских кораблей, - доложил третий Пьер Гриншо. – На два часа.

-Вижу, - ответила Лида, скользнув взглядом по экрану. – Тем более следует как можно скорее убраться отсюда. Боюсь, нам не удастся не только сохранить в тайне наш визит, но и улететь отсюда живыми.

Звено развернулось. Жалко, - вздохнула Лида. - Хотя и оказалась вблизи Арктура, но так и не удалось высадиться на желанную планету. Значит, ещё не судьба.

-Гурулы атакуют невидимую структуру, - доложил второй. Когда первый ведёт звено, остальные пилоты наблюдают по приборам за окружающим космосом.

-Что же такое мы зафиксировали? – удивилась Лида.

-И не только мы, но и гурулы, - заметил Артур Иоселиани.

-Первый, думаю, тебе будет интересно, - сказал шестой Иглеси. - Переключись на ультрафиолетовый спектр.

Лида установила обратный курс, и теперь могла отвлечься. И когда переключила внимание на боковой экран, то опешила. Два гурулских линкора и несколько малых кораблей открыли массированный огонь по невидимой структуре. Энергетические потоки сконцентрировались в одной точке, постепенно увеличивая мощность заряда, поскольку не могли пробить защиту незнакомца.

-Точно не наши, - заметил Вернон.

-Думаю, кто-то из высших рас, - сказал Рик Делинжер. – Лишь они обладают подобными технологиями и защитой.

-Тогда, боюсь, нам несдобровать, - выдохнул седьмой.

-Ты вечно драматизируешь, - бросила Лида. – Что тут делать высшим расам? У них своих дел хватает…

Лида осеклась, поскольку увиденное казалось чудом. Словно в замедленной съёмке гурулские корабли неожиданно застыли. Будто кристаллизовались вместе с энергетическими потоками. Такое невозможно описать. В какой-то миг вражеский флот, ведущий атаку, словно утратил реальность, и превратился в картинку, нарисованную плохим художником. В следующее мгновение изображение разбилось на квадратики, прямоугольники, овалы и тут же рассыпалось. Флот гурулов словно исчез из реальности. Такого оружия Лида не видела, и даже не слышала о возможности существования.

И тут же инстинктивно увеличила скорость до максимума. Возможно, действительно столкнулись с высшими расами, контролирующими галактику. Но лучше от них держаться подальше. А то, как бы и самим не попасть под горячую руку.

-Вы это видели? – пробормотал изумлённый шестой.

-Похоже на кристаллоидов, - сказал Артур. – Я как-то видел фильм о необычном оружии великих рас. Такой же эффект как-то засняли мгвымбы, пытаясь удрать от них. Лишь одна из камер уцелела после той атаки, и общественность смогла увидеть орудие кристаллоидов в действии.

-А кто эти кристаллоиды? – поинтересовался Вернон.

-Галактику контролируют три могучие расы, - пояснил Артур. – И кристаллоиды одна из самых великих. Я интересовался этим вопросом, и вот что известно. Кристаллоиды могли бы завоевать всю галактику. Но почему-то не стали, а согласились поделить власть над миром с кораби и омуе. Кстати, Федерация находится в сфере влияния кристаллоидов.

-Видимо, так проще управлять миром, - предположил Гриншо.

-Первый, я ничего не вижу, - раздался встревоженный голос Делинжера, замыкающего слева.

-Всё кристаллизуется, - в тон ему отозвался Вадим Троев.

Лида недоумённо уставилась на сектор правого экрана с развёрткой из шестого истребителя, поскольку на предыдущих двух всё исчезло.

-Четвёртый, пятый ответьте, - позвал Вернон. Но ответа не получил.

Лида заметила начало момента кристаллизации у седьмого, и тут же погас экран. Похоже, всё же попали под горячую руку сердитого дяди. И сердце затрепыхалось от страха.

-Первый, что делать? – завопил Гриншо, и тут же смолк. А заодно погас и сектор экрана. Значит, в живых осталось лишь двое. Как страшно наблюдать за смертью ребят. И нет возможности помочь. А что Лида могла? Корабли и так летят на максимальной скорости. Больше не выжать.

Седьмой - Артур Иоселиани. Шестой – Александр Иглеси. Пятый – Вадим Троев. Четвёртый – Рик Делинжер. Третий – Пьер Гриншо. Лица ребят возникали перед мысленным взором. Как больно терять знакомых. А с этими ребятами Лида успела отвоевать около месяца. Что на войне немалый срок, учитывая огромные потери флота.

-Прощай, мой прекрасный командир, - печально сказал Вернон.

-Что случилось, Ганс? – испуганно воскликнула Лида, нарушив тем установленные правила.

-Я наблюдаю, как истребитель начинает кристаллизоваться от левого крыла. Оно словно теряет связь с реальностью и становится игрушечным. Двигатель отключился. Вот и конец. Приборы словно нарисованные на бумаге. Лида, хочу напоследок тебе сказать, что влюбился в тебя сразу, едва увидел. Но ты должна знать, что я не просто так оказался рядом. Моё настоящее звание - старший лейтенант аналитического отдела. Меня приставили к тебе для контроля над проектом «Браслеты». Но я никогда не думал, что встречу женщину, подобную тебе. Сильная, умная, целеустремлённая, а ещё красавица. Ты настоящая личность, и вызов любому мужчине. Потому я и влюбился. Ой…

-Вернон, ты где? – испуганно закричала Лида, потеряв связь. Неужели осталась совсем одна? И неожиданно кабина окрасилась в голубой цвет. Лида словно утонула в нём. Странно. Ганс описывал совсем иные проявления. Что со мной?

И тут заметила, как за голубой дымкой истребитель тоже начинает кристаллизоваться, повторяя описанные Гансом проявления. Сама реальность становится ненастоящей, игрушечной, словно на экране монитора сбились настройки, и изображение выглядит не слитным, а фрагментарным.

Вот исчезли оба крыла истребителя. Процесс развивается так стремительно, что глаза едва успевают замечать изменения. Вот исчезли панели с датчиками. Приборы действительно стали нарисованными карикатурами, и затем плавно истаяли. А вокруг лишь белёсый туман. Что со мной будет? Лида почувствовала, как зубы начали стучать. А в следующий миг всё исчезло.

Осталось лишь осознание себя. И то какое-то незнакомое. Словно и не ты, а нечто иное. Да и мир воспринимается как-то иначе. Кажется, вокруг всё твёрдое, кристаллическое и тёмное. Лишь то в одном, то в другом направлениях угадываются проблески света. Но и те постепенно исчезают, и лишь нечто голубое всё ещё окутывает мир. Вот и всё. Конец.

 

-Первый, я ничего не вижу, - доложил Вернон. – На экранах чисто.

Лида словно проснулась и бросила взгляд на сектор монитора. Похоже, Ганс внимательно рассматривает экран ультрафиолетового спектра. Голова и направление глаз устремлены туда. Все истребители на связи, и Лида отчётливо видит спокойные лица пилотов звена.

-Похоже, мы зря сюда прилетели, - хмыкнул Артур. - Только потратили время.

-Что ты имеешь в виду? – пробормотала Лида, пытаясь уяснить, что происходит.

-Не разобрал, первый, - донёсся голос Вернона. – Повторите.

-Ребята, что творится? – испугано воскликнула Лида.

-Первый, что вы заметили? – озабочено спросил второй.

Что происходит? Лида отчётливо помнит, как истребитель кристаллизовался. Последнее «Ой» Ганса. А перед этим гибель всего звена. Что произошло? Как реальность вернулась к своему первоначальному виду?

-Шестой, так что там на сканерах ультрафиолетового диапазона? – вспомнила Лида про отданную команду.

-Всё чисто, - ответил Иглеси.

Лида перевела взгляд на экран наружного обзора. Истребитель по-прежнему мчится по космосу вокруг планетной системы Арктура. Пояс каменных обломков, судя по приборам, в пятистах тысячах километров в сторону звезды. Истребители звена под контролем ведущего. Как будто всё нормально. Но ведь память хранит воспоминания о гибели людей и кораблей. Что на меня нашло?

-Первый, что ты заметил? – озабоченный голос Вернона. – Опиши.

-Странную пустоту, - ответила Лида, пребывая в состоянии фрустрации.

-А что должно быть? – поинтересовался Иглеси.

Лида собралась рассказать о странных то ли воспоминаниях, то ли яви. Но тут заметила истаивающую голубую дымку. Что это? Может, самой привиделось нечто? А дымка какой-нибудь галлюциноген. Ещё сочтут командира спятившей. И тогда не видать Арктура, как собственный затылок.

-Мне кажется, - Лида пыталась собраться с мыслями, - здесь вполне можно устроить засаду. Кроме того, нас послали сюда с задачей найти базу гурулов. Но почему-то мы ничего не обнаружили. И такая пустота настораживает.

-Согласен, - отозвался Вернон.

-А может, амфибии высадились на планету и там обосновались? – предположил Делинжер.

-Такой возможности нельзя исключать, - согласился Вернон. – Как считаешь, первый, может, там поищем?

Лида растерялась. Настоящее искушение. Ведь цель, ради которой бросила всё и даже пошла на войну – звезда Арктур. Сама же летела сюда через десятки парсек. Но что-то ещё не пускает туда.

-Для начала сделаем облёт системы, - решила Лида, пытаясь осознать, что происходит на самом деле. И почему остальные ребята ведут себя, как ни в чём не бывало, и не вспоминают об атаке кристаллоидов.

-Шестой, просмотри запись нашего подлёта к системе, начиная с удаления в миллион километров, - распорядилась Лида, заходя с иной стороны. – Не пропустили ли мы чего.

-Да что мы могли упустить, - проворчал сержант.

Осматривая космос, Лида молча слушала переговоры. Спокойные голоса. Ребята обсуждают разные темы, словно на прогулке. Может, действительно мне привиделось? Всяко бывает в открытом космосе. Излучения там, или какие-то аномалии пространства. Лиду не раз выручал инстинкт. Но пилоты иногда рассказывали о космосе жуткие вещи.

-Первый, что-то случилось с компом, - встревожено доложил Иглеси.

-Подробнее, - насторожилась Лида.

-Память компа полностью обнулилась. Можно наблюдать лишь последние минут десять.

Лида ощутила, как мураши резво пробежали от поясницы к затылку.

-Всем проверить состояние компов, - приказала звену. И сама проворно застучала пальцами по интерфейсу.

-У меня тоже память стёрта, - доложил Вернон.

-А у меня вообще отключена, словно и не вылетал с базы, - отозвался Гриншо.

Лида убедилась, что и её бортовой компьютер начал вести запись тринадцать минут назад. Значит, что-то действительно произошло. И я не страдаю галлюцинациями. А когда остальные пилоты звена доложили об аналогичных проблемах, всё стало на место. Кроме одного – как объяснить происходящее. И почему никто не помнит ничего?

-Думаю, мы попали в какую-то аномальную воронку, - заявил Артур. – Я слышал о подобных случаях.

-Да, и я припоминаю, - отозвался Вернон.

-Ребята, с нами же ничего не произошло, - усмехнулся Делинжер. - Что-то царапнуло аппаратуру и отпустило. Я сейчас введу координаты, чтобы в следующий раз мы облетели тот район.

Ребята сами придумали разумное объяснение, - подумала Лида. - Значит, пусть так и остаётся. Вопрос – почему я всё помню, а остальные нет? Может, на женщин не действуют приборы кристаллоидов? Загадка.

 

-Лейтенант, может, ещё что вспомните? - поинтересовался Виторио Дрон, задумчиво поглаживая рукав грязно-белого форменного костюма. Высокий мужчина, на голову выше Лиды, пятидесяти лет. Профессионала выдаёт обличье. От долгого пребывания в космическом скафандре на вытянутом лице подполковника образовались характерные вмятины на щеках, где шлем давит на кожу. А макушка совершенно лысая, чтобы волосы не мешали подсоединению нейроволокон высокотехнологичного оборудования.

-Да я, в общем, всё рассказала, - вздохнула Лида, откидываясь на спинку кресла. Полутьма небольшого кабинета создавала приятную обстановку для расслабления и отдыха.

-Лидия Викторовна, кое-что вы упустили, - протянул Дрон, поглаживая нос.

-О чём вы? Мы облетели каменный пояс, весь просканировали. Ничего не обнаружили и вернулись на базу. Всё прошло, согласно плану. Никаких отклонений.

-Не совсем по плану. Вы должны были что-то обнаружить. Скажите, Лидия Викторовна, а вам не показалось странным, что гурулы, фактически заняв систему Арктура, не обосновались там? Не построили базу на планете. Не оставили даже станцию. Не… Да ладно. Таких НЕ можно перечислять достаточно много. В общем, непонятно, почему система осталась абсолютно пустой, и ваше звено так ничего и не обнаружило. Как-то подозрительно. Вы не находите?

-Не пойму, в чём вы меня обвиняете, - пожала Лида плечами. – Наши действия записаны на камеры...

-Не все, - хмыкнул подполковник. – И, знаете, как-то неестественно выглядит происшествие с обнулёнными компами. Такое впечатление, что всю систему умышленно перегрузили, чтобы скрыть некие улики.

-Ну, почему неестественно? Такое случается иногда.

-Кто вам сказал? – поднял брови Дрон. - А, помню, ваши ребята говорили про некие космические аномалии. Но знаете, Лидия Викторовна, это всё сказки. Отчасти придуманные разведслужбой, чтобы скрывать некие факты, не подлежащие широкой огласке. Мол, попали в космическую аномалию, и всё тут.

Лида вздохнула. Тут крыть нечем.

-Лидия Викторовна, вы же опытный пилот и, как профессионал, должны знать, что при обнулённом компе любой корабль просто обречён. Чудес не бывает. Ведь искусственный мозг управляет двигателями и системой жизнеобеспечения.

А ваши истребители без компа летели, словно ничего и не произошло. И вы совсем не заметили момент, когда всё оборудование, контролирующее жизнеобеспечение и работу кораблей, вышло из строя. А затем странным образом запустилось и продолжило работать, словно отрегулированное в доке. А ведь в таком случае развитие сценария должно идти совсем иным путём. И потому возникает логичный вопрос – что именно произошло, и что вы пытаетесь утаить.

-Вы можете расспросить других пилотов и, уверена, ребята подтвердят каждое моё слово.

-Не горячитесь, Лидия Викторовна. Не нужно излишне нервничать и становиться в позу. Мы ведь не враги. Никто не подозревает вас в шпионаже в пользу гурулов или пиратов.

-Тогда что за допрос?

-Вы неправильно интерпретируете нашу беседу, - вздохнул подполковник. – Я не допрашиваю вас, а пытаюсь разобраться в странном инциденте. И чувствую, там произошло что-то неординарное. И вы знаете. Но по каким-то причинам скрываете.

-Вы берёте меня на пушку.

-Отнюдь. Я просто знаю - вы что-то видели.

Женщина вздохнула, но промолчала.

-Лидия Викторовна, а я, оказывается, вынужден поделиться с вами информацией, чтобы вы помогли мне.

Знакомая фраза. Лида даже задержала дыхание, кое-что прояснив для себя.

-Я изучал переговоры вашего звена за время миссии. И не я один, а и весь разведотдел. Мы пытались найти объяснение странному феномену. И лишь ваши слова насторожили не только меня, но и остальных ребят. Сейчас всё увидите сами.

Подполковник щёлкнул клавишу пульта, и Лида увидела себя на экране, вмонтированном в стену. Это съёмка с внутренней камеры истребителя, используемая для видеосвязи. Через прозрачный шлем хорошо видно озабоченное лицо и нахмуренные брови пилота. Без сомнения, эта женщина чем-то сильно озадачена и взволнована.

-Похоже, мы зря сюда прилетели, - раздался голос Артура Иоселиани. - Только потратили время.

-Что ты имеешь в виду? – пробормотала Лида, недоумённо осматриваясь по сторонам.

-Не разобрал, первый, - голос Вернона. – Повтори.

-Ребята, что творится? – едва не в истерике выдавила Лида.

-Первый, что ты заметил? – озабочено спросил Ганс.

Подполковник выключил запись.

-Лидия Викторовна, данный фрагмент не вписывается в общую картину происходящего. И вот что ещё. Мужчины находились в обычном состоянии с момента включения компа и до возвращения на крейсер. Медицинские приборы не обнаружили отклонений от нормы. То есть ребята ничего не заметили с того самого момента, как очнулись. А вот показания вашего медицинского сканера показывают настоящий шок.

-Очнулись? – удивилась Лида. – Шок? Не понимаю, о чём вы.

-Сейчас мы вместе разберёмся, - произнёс Дрон. – Итак, общеизвестно, что женщины более чувствительны, чем мужчины. И вы, придя в себя после отключения сознания, почувствовали, что происходит нечто странное. Может, даже помните, что наблюдали до того, как потеряли сознание?

-Откуда у вас такие сведения? – удивилась Лида, стараясь оставаться спокойной.

-Хорошо, Лидия Викторовна, я открою вам ещё один маленький секрет. Как вы знаете, флоту предстоит серьёзная операция у звезды Арктур. Командованию требуется достоверная информация о положении дел внутри системы. Поэтому мы решили подстраховаться, и отправили за вами ещё одно звено.

-Мы никого не видели. Так что ненужно меня запугивать, - отрезала Лида вслух. А про себя решила - пришло время повоевать за будущее. Иначе могут больше не допустить к пилотированию. Ещё поставят диагноз шизофрении, и я не смогу попасть на Арктур.

-В задачу второго подразделения входило наблюдение за вами, - продолжил Дрон, будто и не слышал реплики женщины. - И, в случае непредвиденных осложнений, второе звено успело бы скрыться и принести в штаб хоть какую-то информацию. Что, собственно, и произошло.

-Я не верю, - отрезала Лида. - Мы летели с разведывательной миссией и внимательно осматривались по сторонам на всех диапазонах частот. И преследователей точно обнаружили бы.

-Упрямая женщина, - вспылил подполковник. Но тут же взял себя в руки и спокойным голосом продолжил. - Лейтенант, вы не могли заметить второе звено, поскольку на тех кораблях установлена новая аппаратура. И у неё радиус действия намного больше, чем на стандартных моделях, которыми оснащены корабли Легиона.

-Не слышала о таких, - не сдавалась Лида.

-Военная тайна, - усмехнулся подполковник. - Так вот, приборы второго звена регистрировали энергетические излучения, соответствующие оружию гурулов. Причём, судя по спектру, в бой вступило сразу несколько линкоров амфибий. И пилоты решили, что на вас напали. А как бы вы интерпретировали развитие событий?

-Скорее всего, так же.

-В соответствии с полученными инструкциями, второе звено тотчас развернулось, и на максимальной скорости вернулось к флоту. Мы сразу начали изучать полученные записи, считая вас погибшими. И тут неожиданное чудесное явление – вы такие счастливые прилетаете назад, словно ничего и не произошло, вас не атаковали гурулы, и вы ничего не видели. И более того, предъявляете обнулённые компы. И как, скажите, нам интерпретировать происходящее?

-Я… Не знаю, - выдохнула Лида, стиснув подлокотники. Сколько же всего происходит вокруг, о чём мы и не подозреваем.

Командир разведотдела откинулся на спинку кресла и пальцами отбарабанил гимн космонавтов.

-Я скажу, что думаю по поводу данной операции, - задумчиво произнёс Дрон. – А вы меня подправите. Так вот, когда ваше звено, лейтенант, подлетало к каменному поясу, окружающему систему Арктура, там действительно находились гурулы. Вероятно пару линкоров и несколько вспомогательных кораблей. Именно такое подразделение обычно оставляют для охраны звёздной системы.

Но, по всей видимости, там находился кто-то ещё. Вот с этим незнакомцем, я полагаю, гурулы и вступили в сражение. А вы стали невольными свидетелями битвы.

Второе звено истребителей, прибыв к системе через десять минут после вас, зафиксировало начало атаки. На записи отчётливо виден каждый выстрел энергетической пушки. Мы насчитали сорок шесть вспышек. Далее второе звено, решив, что гурулы атакуют вас, в соответствии с приказом, разворачивается и, перейдя на сверхсветовые скорости, возвращается к флоту.

-В таком случае приборы второго звена должны зафиксировать и противника гурулов, - заметила Лида. Подполковник говорил вполне убедительно, и спорить не имело смысла. Что граничило бы с шизофренией.

-Корабли звена находились слишком далеко, и им удалось зафиксировать лишь энергетические всплески. Как вы должны знать, такие потоки оставляют след на всех диапазонах спектра.

Лида кивнула.

-Итак, когда второе звено вернулось с печальным известием о вашей гибели, с истребителей сняли компы и принялись детально изучать информацию. И мы сразу обратили внимание, что произошло нечто удивительное. Сперва же полагали, что атакуют именно вас. Итак, во-первых, непонятно, для чего линкорам расстреливать семь истребителей из энергетических пушек? Нонсенс. Как опытный пилот, вы знаете, что достаточно выпустить десяток малых космолётов, и люди, вдали от базы, просто обречены. А сорок шесть энергетических потоков на вас слишком даже для гурулов. При отсутствии малых кораблей, один выстрел такой пушки сплавил бы вас в один комок.

Лида кивнула. Сама не раз попадала в турбулентные потоки от таких залпов. Истребитель сразу вырубается, фактически превращаясь в металлический гроб.

-Но более интригующим выглядит следующий факт, - продолжил разведчик. - Пушки гурулов стреляли, но энергия выстрелов просто исчезала. Так не бывает. Обычно приборы регистрируют вторичную волну энергии, когда заряд попадает в цель, и там происходит взрыв. Но на записи второго звена мы не наблюдали отражённого сигнала.

Лида снова кивнула. За пару месяцев военных действий много чего успела повидать, и имела понятие, о чём говорит подполковник.

-И вот, через сутки, как и положено, звено лейтенанта Пратт неожиданно возвращается из рейда. Вы отчитываетесь о завершении миссии. Всё идеально. Никто вас не атаковал, потерь нет, система абсолютно пустая, гурулов не обнаружено. И как нам теперь увязать показания двух групп, настолько противоречащие друг другу?

-Не знаю, - выдохнула Лида. Что-то не давало ей открыть правду. Вообще-то когда пришла в себя на орбите Арктура, то решила, что всё привиделось, и постаралась забыть. Тем более у ребят всё нормально, и никто не вспоминал о странном инциденте. Но теперь подполковник убедительно доказывал, что всё происходило на самом деле. И как с этим быть?

-Знаете, Лидия Викторовна, можно придумать что угодно. И даже предположить, что второе звено вылетело не в том секторе пространства. В таком случае предложенный вами сценарий можно принять. Но, согласитесь, ваши обнулённые компы, в совокупности с показаниями второго звена, свидетельствуют об удивительном инциденте. Скажите, Лидия Викторовна, пространство взрывалось, или просто исчезало?

Лида вздрогнула от неожиданности. Подполковник капнул глубоко и близко подобрался к истине.

-Не имею представления, о чём вы говорите, - выдохнула Лида сквозь зубы. Ещё чуть-чуть, и Дрон расколет меня. И тогда прощай Арктур. – Вы совсем запутали меня.

Подполковник смотрел на женщину сквозь прищуренные веки настороженным взглядом хищника.

-А я не понимаю, что вам мешает открыть правду, - сказал Дрон. – Факты за то, что вы что-то знаете. Ваша собственная реакция показывает, что после возвращения к реальности вы смешались. Значит, что-то показалось неправильным. Что именно? Расскажите хоть об этом.

-Я неожиданно увидела исчезающую голубую дымку, - решилась Лида. Подполковник и так показывал своим видом, что подозревает неизвестно в чём. Нужно отводить подозрения. - Кстати, дымку заметно на записи. Я тогда решила - какой-то галлюциноген. И если оказался в моей кабине, значит, кто-то хотел избавиться от меня.

-Ясно, - кивнул подполковник. – Да, это может объяснить вашу реакцию. Мы тоже обратили внимание на голубизну в правом углу кабины вашего истребителя, удивительно быстро истаявшую. Непонятно как. И, кстати, дымки больше нет ни в одном истребителе. Ну, и кто же, по-вашему, мог таким образом пожелать расправиться с вами?

-Разведка.

-А нам-то зачем? – удивился Дрон.

-Ну, вы же помните, что я вмешалась в одну секретную операцию, - настороженно произнесла Лида. - Может, пришло время убрать лишних свидетелей.

-Вы себя недооцениваете, Лидия Викторовна, - забарабанил подполковник по креслу. – Хм. Кстати, та операция давно завершилась, и больше не имеет грифа секретности. Дети гурулов попали к своим. Ваше звено тогда отлично справилось с задачей. Никто не пострадал, и всё получилось вполне достоверно.

-Благодарю.

-Дело обстоит так, Лидия Викторовна. Генеральный штаб именно вашей миссии отдаёт сейчас главный приоритет. Война с гурулами скоро закончится. Уже начались переговоры с главной семьёй. Посланники выразили благодарность за возвращение детей и, кстати, даже просили, чтобы именно вы принимали участие в переговорах. Что руководство ставит в тупик. Вы неожиданно для всех начинаете играть не совсем понятную роль в международных делах. Может, объясните, почему именно вас отметили гурулы?

-Наверное, потому, что дети увидели именно меня.

-Как легко вы находите простые ответы.

-А может, не стоит всё усложнять?

-Нет, здесь что-то иное. Кто же вы на самом деле, Лидия Викторовна?

Женщина вздохнула и усмехнулась.

-Вот я, как есть, вся перед вами.

-Тяжело с вами. Сейчас вы заявили о подозрении, что я хотел вас отравить. Знаете, да с меня снимут голову, если с вами что случится. Лидия Викторовна, а вы не думали, почему именно ваше звено отправили на эту миссию к Арктуру?

-Неужели из-за браслетов? – спросила Лида, вспоминая откровения Ганса.

-В точку, - кивнул подполковник. – Мы хотели проверить, что будет, если вы с браслетами приблизитесь к Арктуру. Для того и посылалось второе звено. И вот мы получили удивительный инцидент, не имеющий объяснения. Как вы думаете, произошедшее не связанно с браслетами?

-Не похоже, - покачала Лида головой.

-Откуда такая уверенность? Поделитесь с нами фактами, - попросил Дрон. – Что вам мешает? Или я ещё о чём-то не знаю?

-Виторио Янович, я не понимаю, что вы от меня хотите услышать, и в чём подозреваете. Действительно, увидев в кабине голубую дымку, я растерялась и заподозрила, что меня хотят отравить, чтобы убрать свидетеля тайной операции. Кто ещё кроме разведки может провернуть аналогичный трюк и навсегда избавиться от неугодного свидетеля? Вы сейчас говорите, что с дела снят гриф секретности. Но я хорошо помню, что хотели убить меня лишь за то, что пришла к вам на помощь.

-Но не убил же. А вы действительно тогда едва не разрушили наши планы.

-Возле Арктура, помню, я запаниковала. Но голубая дымка быстро исчезла, и я успокоилась. Остальные события миссии вы просмотрели в записи. И для меня всё, что вы сейчас описали о присутствии второго звена и атаке гурулов, так же остаётся загадкой.

-Хорошо, давайте зайдём с другой стороны, - задумчиво произнёс разведчик. – Мы сверили время с того момента, как второе звено покинуло систему Арктура и включились компы на ваших истребителях. Прошло семнадцать минут. В данный промежуток времени гурулы исчезли, как и таинственный незнакомец, подвергшийся атаке амфибий. После инцидента ваше звено просканировало всю систему, но не обнаружило никаких останков. Удивительно, правда?

-Да, - согласилась Лида. – Если действительно имело место то, о чём вы рассказываете.

-Предположим, гурулы оказались разгромлены неизвестной стороной. Тогда должны остаться хотя бы разрушенные остовы кораблей. Но окрестности Арктура девственно чисты. Никакого металла. И ни одного корабля Лигамы в звёздной системе. А так же отсутствуют следы таинственных незнакомцев, с кем воевали гурулы. И тогда единственными уликами необычного инцидента остаются записи второго звена и исчезающая голубая дымка в вашей кабине, зафиксированная камерой. Честно говоря, мы грешили на дефект записи. Но раз вы наблюдали своими глазами, значит, это реальное событие. И тут я вспоминаю ещё нечто, связанное с голубым цветом.

Подполковник снова отстучал гимн космонавтов на подлокотнике кресла и продолжил.

-Лидия Викторовна, при нашей прошлой встрече на разбитом корабле, я не всё перевёл, о чём говорили дети. Гурулы тогда меж собой обсуждали некую голубую ауру, окружающую вас. Тогда я подумал, что у амфибий несколько иное восприятие, и они могут видеть реалии, недоступные человеческому глазу. Как, например, коты. А дети тогда спорили о ком-то голубом, защищающем вас. И именно ему и адресовали послание, что я перевёл. И вот теперь амфибии хотят, чтобы вы присутствовали во время переговоров, где Лигама желает заключить мирный договор с Федерацией. Явно прослеживается некая связь.

-Это лишь ваши умозаключения, - отмахнулась Лида. – Вам ли не знать, что я пилот, вылетающий на опасные боевые задания и каждый день рискующий жизнью. А вы мне приписываете неизвестно что. И ещё один момент не укладывается у меня в голове. Как руководство может отдавать приоритет операции «Браслеты», если я каждый день могу погибнуть в бою?

-Но ведь не погибла, - усмехнулся подполковник.

-Если для разведки так важны браслеты, так почему мне сразу не дали эскорт, и не сопроводили на планету? Для чего заставляете рисковать каждый день?

-Операцию провожу не я, - ответил Дрон. – А лишь контролирую ход выполнения. Но, не скрою, немного осведомлён о текущем положении дел. Те вопросы, что вы задали, в своё время озвучивал и я. И удивлён, что именно вы, Лидия Викторовна, спрашиваете о том же. Вы сами должны знать ответы.

-Я устала. Давайте закончим беседу, - предложила Лида.

-Потерпите ещё немного, Лидия Викторовна. Пришло время для серьёзного разговора. Я ведь не просто так открываю вам секретную информацию, не подлежащую разглашению. Лидия Викторовна, вы же знаете, что мы наблюдаем за вами с первого дня, как отдали браслеты. И, честно говоря, весьма озадачены происходящими вокруг вас событиями.

-Что ещё? – устало протянула Лида.

-А ведь вы единственный выживший человек с линкора ««Братство миров». Остальные погибли ещё в первый месяц конфликта. Да вообще мало кто уцелел из солдат, встретивших агрессора в начале войны. Обновлено практически девяносто процентов кораблей и личного состава военной группировки Легиона. Потери очень велики.

-Да, - печально вздохнула Лида.

-Как вы знаете, гурулам, развязавшим войну, некуда возвращаться. Дома их не ждут, и потому для них есть лишь два выхода – завоевать себе планету для жизни, либо погибнуть. Вот и сражаются амфибии на смерть.

А вы, Лидия Викторовна, принимали участие почти во всех сражениях с начала войны. И, можно сказать, не получили ни одного ранения. Снаряды гурулов буквально облетают вас. Или вы специально направляете корабль в безопасные районы?

-Стечение обстоятельств.

-Вам так кажется. Почему же такое стечение не действует на остальных? Или у вас есть особый секрет, как отваживать торпеды врага?

-Я что, ведьма? - усмехнулась Лида.

-А давайте рассмотрим эпизод, произошедший с вами в окрестностях Арктура. Снова вы чудесным образом уцелели, и рядом с вами опять появилась некая голубая дымка, кстати, зафиксированная камерой. Что-то происходит около вас, Лидия Викторовна. А мы не имеем о том ни малейшего понятия. Может, всё же подскажите сородичам, в каком направлении искать? А то гурулы, получается, осведомлены лучше нас. Мне кажется, здесь есть как-то связь с вашим исчезновением пятнадцать лет назад на планете Лидия.

Женщина ощутила, как сердце забухало в груди. Всё связанное с прошлым чрезвычайно волновало душу. И нынешние события каким-то странным образом переплетаются с ним. Речь сейчас идёт о моём сыне. Говорили же гурулы, что «станут за тем, кто за вами». Но, что я могу рассказать, если и сама ничего не знаю?

-Виторио Янович, вы же знаете, что я так ничего и не смогла вспомнить о тех временах, - сказала Лида. – И с тех пор всё по-прежнему.

-Ясно, - разочарованно выдохнул Дрон.

-Скажите, Виторио Янович, - задумчиво произнесла Лида, - а вы не думали, что в инциденте у Арктура замешаны высшие расы? Кто ещё способен так уничтожать улики?

Разведчик внимательно посмотрел на женщину.

-И кого вы подозреваете?

-Например, кристаллоидов.

-Никогда о них не слышал, - протянул Дрон.

-Да ладно, даже фильмы есть про секретное оружие высших рас.

-А вы видели?

-Нет. Но ребята как-то рассказывали.

-Лидия Викторовна, никогда не доверяйте тому, что говорят. Полагаться нужно лишь на факты. Люди и нелюди много чего придумывают для собственной выгоды. И почему вы вспомнили о кристаллоидах?

-Не знаю. Кто-то, наверное, рассказывал.

-Лидия Викторовна, а знаете, я ловлю себя на том, что склонен исходящую от вас информацию воспринимать серьёзно. Взять хотя бы тот эпизод, когда вы при нашей прошлой встрече упомянули о ваксиях. Мне тогда удалось с трудом успокоить детей. Гурулы испытали шок, узнав, что вы осведомлены о договоре с ящерами. А сам я вообще не задумывался о роли третьей стороны в нашем конфликте. Но с тех пор изучил множество документов и, не скрою, лучше стал разбираться в политике. Давайте я ещё покажу кое-что.

Подполковник встал и подошёл к встроенной в стену инфопанели. Поколдовал там, и вскоре посреди отсека возникла голограммная проекция.

-Сражения в космосе обычно записываются, - поведал разведчик, - и затем внимательно просматриваются специалистами. И, знаете, иногда обнаруживаются удивительные события, не вписывающиеся в обычный порядок вещей. Как, например, в бою от пятнадцатого июля.

Лида сразу вспомнила тот день. Ведь попала тогда вроде в безвыходную ситуацию. И вот те события теперь снова разворачиваются перед глазами.

Младший лейтенант Ганс Вернон, удирая от наседающего врага, оказался во взлётном коридоре линкора гурулов. Снаряд врага попал в двигательный отсек. Взрывом разворотило пол истребителя, и остатки машины с живым пилотом зашвырнуло внутрь.

Лида не могла не отреагировать на призыв своего второго, и направила корабль в ту сторону. Иначе Вернону грозила бы верная смерть. Гурулы пленных не берут, а безжалостно расстреливают. Даже раненных.

Обычно поле космического боя насыщенно всевозможными спутниками с датчиками и камерами. На каждом боевом корабле так же установлены видеоприёмники. Сервер штаба потом собирает и обрабатывает информацию, совмещая разрозненные картинки. В результате, получается трёхмерное изображение, выводимое голограммными проекторами.

И вот сейчас Лида наблюдает со стороны, как летит между снующими кораблями, взрывающимися снарядами и дрейфующими обломками. Видит, как стреляет в атакующего врага и маневрирует, чтобы самой не попасть под расстрел.

И увиденное иначе как чудом не назовёшь. А ведь когда сама летела, многого не замечала. Да, вероятно, никто в суматохе боя и не обращал внимания, как неожиданно отворачивали торпеды, чтобы потом взорваться где-то в стороне. Пару раз истребители врага неожиданно отбрасывало в сторону, когда те собирались атаковать. Словно огромная рука отворачивала несущиеся машины. Не могли же гурулы сами отказаться штурмовать, резко бросить корабли в штопор и позволить истребителю Федерации спокойно лететь к своей базе.

И вот Лида возле линкора врага. На голограмме хорошо видно, как маленький истребитель Федерации влетел в открытое жерло гурулского корабля. Что удивительно, никто ей не препятствовал. И даже бортовые пушки амфибий молчали.

Лида помнила, как переговаривалась со вторым. По-матерински утешала, заставляя надеяться на лучшее. Ганс отговаривал от смертельного манёвра, понимая, что может привести к гибели обоих. Но Лида верила, что спасёт Вернона.

Едва истребитель влетел в коридор гурулского корабля, запись оборвалась. Видимо, срабатывала защита крейсера. И лишь сама Лида помнила те эпизоды.

Оказавшись во взлётном тоннеле линкора гурулов, Вернон не надеялся на чудо и прощался с жизнью. Но и сдаваться просто так не собирался. Осознав, что летать больше не сможет, Ганс принялся расстреливать идущие на взлёт корабли врага. И там образовался настоящий затор.

Лида влетела в тоннель со стороны входа. Благодаря Вернону, тот оказался полностью заблокирован разбитыми кораблями.

Лида посадила истребитель на чистом участке и Ганс, откинув фонарь, бросился к ней. Здесь отсутствовало освещение, и свет исходил лишь из открытых кабин.

Вернон за пять секунд домчался к Лиде. И теперь предстояло как-то выбираться из гурулского корабля, пока амфибии не предприняли серьёзных шагов по очистке тоннеля. Но в кабине истребителя место лишь для одного пилота. Второму человеку там не поместиться.

-Я же говорил, не нужно прилетать, - заорал Вернон. – Мы не улетим вдвоём.

И действительно, тупик. У истребителя есть крепления для боевых скафандров десанта. Но пилотские костюмы не снабжены каркасом и не имеют захватов. Данный способ отпадает. А что ещё можно придумать?

-Держи, - отмотала Лида стальной трос на лебёдке. И, когда Ганс схватил конец, продолжила.

-Жить хочешь?

-Конечно.

-Тогда привязывайся.

-Как?

-Как сможешь, и покрепче. Меня так спасали в самом начале войны.

-Но ведь там идёт битва.

-А у тебя есть выбор?

-Нет.

-Тогда прекрати ныть, как женщина, и привязывайся.

Вернон принялся лихорадочно обматываться тонким стальным тросом. К счастью, на конце имелся карабин.

Лида не стала тянуть, понимая, что времени в обрез. И, когда Вернон схватил трос, сразу закрыла фонарь и взлетела. Ганс успел обмотаться, и теперь болтался на сцепке.

И вот на голограмме из взлётного тоннеля гурулского корабля показался маленький истребитель Федерации с висящим на тросе человеком. Лида сразу поднырнула под брюхо линкора. Там нет пушек. И затем устремилась по большому радиусу к своему флоту.

И опять случайные торпеды отворачивали в сторону. А истребители упорно ложились на противоположный курс, словно не видя земной корабль. И Лида, никем не потревоженная, вернулась на крейсер. Ганс тогда сильно переволновался, но вернулся живой. И на следующий день на новом истребителе вновь отправился в бой.

-Если б не увидел своими глазами, не поверил бы, - сказал подполковник, выключая запись. – Я не верю в чудеса, а значит, происходит нечто, мне непонятное.

-И для меня тоже, - кивнула Лида.

-А вы обратили внимание, что ваш истребитель находился в голубой ауре?

-Заметила, но в самом конце.

-Лидия Викторовна, может, всё же объясните, что мы видели? Кто отводил торпеды и вражеские истребители? Вы же не станете закрывать глаза на очевидное? Кто заставил замолчать гурулские энергетические пушки, когда вы приблизились к линкору? Ведь после того, как вы улетели, те снова начали стрелять. Кто вас охраняет?

-Я думаю, ответы ждут на Лидии.

-А вы не боитесь туда возвращаться?

-Напротив, очень хочу, - ответила Лида, и совсем не кривила душой.

-И всё же я надеялся на вашу откровенность, - вздохнул подполковник. – Факты свидетельствуют о вашей причастности к чему-то, о чём мы не имеем понятия. И нам хотелось бы надеяться, что вы не забудете о своей расе, когда попадёте на Арктур III.

-О чём вы? – удивилась Лида. – Вот уж не ожидала подобное услышать от вас.

-А вы сами подумайте. Взять хотя бы ваше таинственное исчезновение на Лидии во время первой экспедиции, и такое же удивительное возвращение три года спустя. Что вообще поразительно, именно в тот момент, когда туда прилетел второй исследовательский звездолёт. Мы пытались анализировать вероятность счастливого исхода такого события, и она равна практически нулю. Но вы сейчас в добром здравии находитесь передо мной. Те эпизоды, что я показал, лишь малая часть удивительных событий, зафиксированных камерами. Просто здесь проявились довольно наглядно.

-И что вы пытаетесь сказать?

-А не являетесь ли вы сами, Лидия Викторовна, представителем той высшей расы, о которой недавно упоминали?

-Я простой человек. Да и медицинские сканеры не дадут соврать.

-Тогда, может, на Лидии есть некто, обладающий таким могуществом, что ему ничего не стоит бесследно уничтожить несколько линкоров гурулов, и заодно переписать память у пилотов звена? Что мы и наблюдаем.

-Я не вижу здесь никакой логики по отношению к себе, - вздохнула Лида. – Что-то, безусловно, происходит. Но пока ваши доводы являются лишь собранными воедино разрозненными фактами, которые вы стараетесь подогнать под какую-то теорию.

-Наша жизнь именно в том и состоит, что мы собираем, как вы сказали, разрозненные факты, и на том основании строим какие-то теории. Наши убеждения и умозаключения, а так же жизненная философия базируется на том. И неожиданно появляется новый факт, не вписывающийся в теорию, и всё рушится. Ведь мир совсем не такой, как нам кажется, или каким мы привыкли видеть. Реальность остаётся собой, невзирая на свойственные нам заблуждения и представления.

-Философия.

-Из которой тоже состоит наша жизнь. И вы, Лидия Викторовна, как раз и являетесь именно тем фактором, что переворачивает многие представления. Кто-то или что-то стоит за вами и охраняет вашу жизнь. И мы хотели бы сотрудничать с этой силой. Потому я и просил, когда попадёте на Лидию и встретитесь с теми, кто вас оберегает, не забывайте о своей расе.

 

Глава 8. ЛИДИЯ.

 

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

 

У звезды Каптейна шесть кораблей ваксий окружили торговый караван консорциума «Меркурий», занимающегося экспортом драгоценных металлов. Людей заставили перейти на досветовые скорости и затем полностью остановиться. Лишь присутствие двух звездолётов охраны предотвратило захват перевозимого груза. Впервые раса ваксий замечена в пиратской деятельности. Но свои требования ящеры не считают бандитизмом, а предъявляют права хозяина на перевозимый людьми груз. Это является новым прецедентом в международной политике ваксий. В ответ на посланный запрос о помощи, Космический Легион отправил к звезде Каптейна 33-ий флот.

В звёздной системе Дельта Павлина нарастание напряжение между жителями планеты Юнона и представителями религии Мауба. Как известно, это религиозное направление, отличающееся нетерпимостью к инакомыслящим, официально запрещено. Укрываясь на периферии территории, контролируемой Федерацией, маубанцы, как правило, заселяли оставленные по каким-то причинам купола непригодных для жизни планет. Но теперь решили действовать открыто, и предъявляют свои права на планету Юнона. А так же требуют выселение жителей либо обращение в свою веру. Если жители планеты не согласятся последовать ультиматуму, маубанцы грозятся взорвать атомные бомбы над центральными городами. На Юноне началась паника. К Дельте Павлина в срочном порядке направлен 205-ый флот Легиона.

На планете Лаума звезды 54 Рыб на правительственном уровне заключён договор о совместном проживании людей и местных жителей расы древойцев. Наши два народа вполне могут сосуществовать вместе, ни в коей мере не притесняя друг друга. Это не первый случай такого взаимовыгодного союза. Для обеспечения безопасности населения в столь далёкой колонии туда отправлен 66-ой флот Легиона.

Боевые действия в секторе Волопаса между Лигамой и Федерацией сместились в систему звезды Арктур. Командование Легиона считает, что поражение там гурулов положит конец войне между расами. Осталось не более нескольких сотен больших кораблей Лигамы, и все в настоящее время находятся в системе Арктур. Так что Легиону осталось сделать последний рывок к победе.

 

Третий день в системе Арктур ведутся тяжёлые сражения. Эта звезда - крайний рубеж Федерации в секторе Волопаса. Изгнанные семьи гурулов, видимо, ещё надеялись перехватить инициативу и отобрать у людей пригодную для жизни планету. Хотя бы одну. Ведь ради этого и организовали войну.

Трудно сказать, что именно предрешает исход конфликта, где сражаются армии, равные по мощи, количеству и технологическому оснащению. Ведь при явном преимуществе одной из сторон противостояние вообще не имеет смысла.

Позже дотошные историки в удобных кабинетах подсчитают силы враждующих лагерей, изучат стратегию и тактику, сделают какие-то выводы. Но всё же тайна победы так и не разгадана. Что именно влияет на счастливый исход – случай, какая-то закономерность или стечение обстоятельств? Или, может, некая предопределённость свыше, дающая ясновидцам и предсказателям знание о грядущем и, в итоге, влияющая на исход конфликта?

Войны не бывают справедливыми. Это столкновение идей и амбиций, массовая гибель, несчастье и разрушения. А так же буйство зверя в разумном существе. И лишь две великие силы выигрывают в любом конфликте - смерть и хаос или, одним словом - тьма. А может, сами войны и есть её порождения?

Каждый день гурулы совершают безумные поступки, буквально разбиваясь насмерть, в надежде, что гибель воинов поможет расе победить. Но, не смотря ни на что, движение обратилось вспять. Удача сопутствует людям, отстаивавшим свои территории. И вот, наконец, последний рубеж.

 

Лида, как и всегда, принимала участие в боевых вылетах. А после сражения, по заведённой традиции, приходила на смотровую палубу, откуда наблюдала за приближающимся Арктуром.

Женщина вопрошала звезду и сердце о будущем. Но ответа не получала, и потому не знала, что делать. Война и многочисленные смерти измотали душу. И та зачерствела.

Теперь Лида всё чаще ругала себя, что поддалась неясному порыву и не послушала голоса рассудка. А в результате ещё раз перевернула жизнь и испила из чаши войны. Стоило ли гоняться за химерами прошлого, когда жизнь чинит такие препоны? Но Лида пошла наперекор всему и.… И вот растерянность, сожаления и муки. И не греют даже рассуждения подполковника Дрона о якобы оберегающих и направляющих силах.

Тревога вспорола привычный шум крейсера. Гурулы снова пошли в атаку. Душу охватил гнев на уродливых тварей. Четвёртый аврал за день измотает кого угодно. Похоже на агонию умирающего зверя.

Вырвавшись из плена нерадостных дум, Лида словно проснулась, и заспешила к истребителю. На выходе последний раз взглянула на Арктур. Звезда сейчас почти такого же размера, как и Солнце на Земле. Так что смотреть фактически невозможно.

И тут ощутила нечто странное. Может, знак судьбы?

Лида бежала по коридорам и проходам, спускалась в лифтах, и почему-то не покидало ощущение, что видит крейсер в последний раз. Что со мной? Неужели предчувствие смерти? Но, впрочем, в душе страха нет.

Как-то странно посмотрел техник, обслуживающий истребитель. Словно прощался. Или, может, Стас всегда так провожал в бой? Раньше просто не обращала на него внимания. Но почему сейчас?

Лида не могла понять себя. Так бывает в предчувствии грядущих перемен, когда душа готовится к новым испытаниям, а разум ещё не в курсе. Осведомилась - всё ли в порядке и, улыбнувшись, подмигнула технику. И, почему-то смутившись и потому не услышав ответа, быстро запрыгнула в кабину.

Чисто на автомате взгляд упал на экран, откуда смотрят уставшие и осунувшиеся лица ребят. Вадим Троев, похоже, ещё не проснулся, и выглядит припухшим. Артур зол и про себя материт весь мир, смешно шевеля губами. Вернон, как всегда, молчалив и собран. Но глаза красные и немного отрешённые. Сказывается утомление. А вот Пьер выглядит свежим. Занимается какими-то целительскими практиками, и те помогают бороться с усталостью. Делинжер и Иглеси, как заведено, о чём-то спорят. Просто у ребят такой способ бороться с тревогой. Значит, всё в норме.

Лида привыкла к ребятам, и теперь они всё равно, что семья. Воюют то в одном составе около месяца, что по военным меркам почти вечность.

Красный сигнал.

-Старт! – привычно заорала Лида, и надавила джойстик. Звено в связке работает синхронно, как единый организм, и тут же устремляется к взлётному тоннелю.

Атака гурулов направлена прямо на крейсер, и в бой пришлось вступить сразу на выходе. Залпом торпед Лида уничтожила мчавшийся навстречу истребитель врага, и осколки разорвавшегося корабля оцарапали фюзеляж. Скверная примета.

Гурулы в последние дни буквально озверели, и набрасываются на людей словно камикадзе, стремясь если не расстрелять, то пойти на таран, но любым способом уничтожить корабли защитников. Что толкает врага на убийственное безумие, непонятно. Видимо некие внутренние мотивы. Складывается впечатление, что амфибии предпочитают умереть, но не возвращаться домой с бесчестьем проигранной войны. А потому и сражаются так отчаянно. Впрочем, та встреча с подполковником на разрушенном корабле многое открыла. Гурулам просто некуда возвращаться.

-Ребята, счастливой охоты, - произнесла Лида, отключая синхронизатор звена и уклоняясь от несущейся в лоб торпеды. – Всем удачи. И до встречи после боя.

-Удачи! – раздалось в ответ.

-Первый, береги себя, - неожиданно пожелал седьмой. Не написал Артур рапорт за то нарушение, когда Лида высадилась на разрушенный корабль. Предпочёл остаться в звене. Но так и не объяснился.

-И ты, седьмой, будь внимателен, - ответила Лида. - А то тебя иногда заносит в бою.

-Постараюсь. До встречи, - буркнул Артур.

Лида ещё не попадала в такой головокружительный калейдоскоп. Едва успевала реагировать на сигналы датчиков обнаружения вражеских торпед, как поступали новые. В голове всё кувырком. Звёзды, планета, сенсоры, корабли гурулов, космобаза, истребители, кнопки, экраны мониторов, датчики, крейсеры, линкоры, эсминцы, звёзды… Всё в бешеном темпе мелькает, кружится, вертится.

И нет боевого азарта, а лишь изматывающая усталость и головная боль. Не успела отдохнуть от предыдущей битвы, как вновь сражение. А физическое и эмоциональное перенапряжение доконает кого угодно.

Дело в том, что внутри звёздной системы несколько тесновато для воюющих армий. Недостаточно места для манёвров. К тому же мешают и планеты, и астероиды, а так же разбитые в схватках корабли, постоянно уменьшающие свободное пространство. А ещё и тающие силы врага. По данным разведки, в звёздной системе Арктура сейчас около двух сотен крейсеров гурулов - всё, что осталось от многотысячного флота Лигамы. Что лишний раз подтверждает истину - наёмники не настоящая армия.

Основные силы Федерации разместились на подходах к системе, окружив плотным кольцом, и фактически закупорив тут остатки армии Лигамы. Для ведения боевых действий с гурулами в систему вошло лишь три флота. 101-ый в том числе. И потому бойцам тут достаётся по полной.

Лида испугалась за себя, ощутив накатившую волну отрешённости и безразличия. На какое-то мгновение сознание будто отключилось и, придя в себя, внезапно обнаружила, что едва не попала под вражескую торпеду.

Задыхаясь от волнения, Лида рванула штурвал вверх, уходя от лобовой атаки. Надо же так попасть - лучший боевой корабль врага. И почему-то не уберёг таинственный защитник, о котором говорил подполковник.

Убийца - так пилоты именовали меж собой эти истребители. Корабль гурулов превосходит земные аналоги по вооружению, мощности и броне. Обладающий лучшей манёвренностью и скоростью, чем у землян, Убийца буквально в мгновение расстреливает противника. Лишь единицы спасались, и почитали за чудо, настолько совершенны эти машины. К счастью, таких кораблей не так уж и много в армии врага, иначе гурулы захватили бы лидирующее положение, и боевые действия развернулись в иную сторону.

И вот Убийца сел на хвост. Чтобы оторваться пришлось маневрировать на предельных скоростях. Что, кстати, удавалось с большим трудом. Лида стремилась уйти на периферию сражения, но гурулы не выпускали, удерживая шквальным огнём в самом очаге битвы.

Бросила взгляд на часы. Три минуты боя с Убийцей и до сих пор жива. Прямо рекорд. Ещё никто из пилотов не хвастал такими достижениями. За месяцы жестоких боёв всё же удалось приобрести кое-какой опыт. Но долго воевать в таком напряжении просто невозможно.

-Первый, ты где? – напряжённый голос Вернона.

-Не мешай. У меня дуэль с Убийцей.

-Ого. Иду к тебе.

-Если успеешь, - сквозь зубы бросила Лида, закладывая очередной вираж.

В фильмах для красоты и эффектности несущийся по космосу звездолёт показывают с подсветкой. На деле же истребители окрашены в чёрный цвет, причём используется безбликовая краска, чтобы не отблёскивала в лучах света и не привлекала излишнего внимания. Корабль словно растворяется во тьме космоса, и лишь приборы могут зафиксировать металл или какие-то излучения. Но и здесь можно поэкспериментировать.

Техник Стас оказался смышлёным парнем, и истребитель покрыл лично изобретённым особым составом, поглощающим любые волны. Когда во время боя на время отключаешь двигатель и тем прекращаешь выбросы энергии, то становишься абсолютно невидим для любых приборов. Существовала единственная опасность - если противник визуально заметит машину. Тогда может не хватить времени, чтобы активировать корабль и уйти от выпущенных торпед. Но пока всё получалось.

Лида отключила двигатель, когда в очередной раз Убийца пролетел мимо. Требуется время, чтобы немного отдохнуть. Иначе долго не выдержишь. А так же несколько минут на подготовку засады.

Датчики фиксировали, как Убийца заметался по космосу, пытаясь найти исчезнувший истребитель. Лида осталась довольна и, невидимкой дрейфуя по космосу, поджидала благоприятный момент.

Пилот Убийцы, похоже, впервые так долго ведёт бой с истребителем Федерации. И вроде начинает даже нервничать, что на руку. Обескураженный враг делает больше ошибок.

Убийца сделал большой круг и вернулся к месту, где потерял истребитель. Смышлёный пилот. Но твои приборы, голубчик, ничего не найдут. Двигаясь по инерции во тьме космоса, Лида выжидала, пока мечущийся корабль врага не оказался в перекрестье. И тогда, не запуская двигатель, выстрелила двумя торпедами.

Расстояние не больше десяти километров, что для снаряда пять секунд полёта. Взрыв. Лида с радостью заметила, что попала. Яркая вспышка полыхнула по корпусу. По крайней мере, одна торпеда достигла цели. Но, видимо, ущерб оказался минимальным, поскольку гурул продолжил маневрировать. Значит, удалось лишь оцарапать Убийцу. Досадно. Теперь следует удирать. Раненый зверь весьма опасен, ибо стремится отомстить.

Лида активировала двигатель, и сразу же пустила истребитель в штопор, а затем резко бросила в обратную сторону. Убийца, не ожидавший подобного манёвра, снова прошёл мимо. Повезло. Но, пожалуй, хватит дразнить судьбу. Надо возвращаться. Боекомплект на исходе, да и усталость даёт о себе знать. Из-за Убийцы пришлось уйти далеко от крейсера, и теперь предстоит вернуться назад через поле боя. А там поджидают новые беды.

Лида бросила корабль в новый штопор. Резкие манёвры помогали уворачиваться. Но не сейчас. Гурул словно поджидал именно такого манёвра. Или просто не повезло. Истребитель неожиданно сильно тряхнуло, словно кто ударил сзади. Лида удивилась. Ещё ни разу не получала такого пинка. А в следующий миг Убийца перепрыгнул фонарь и устремился прочь.

От резкого толчка швырнуло вперёд, и пальцы автоматически нажали кнопки запуска торпед. К счастью, ремни безопасности удержали в кресле. Но из-за сильного рывка заболела голова.

Краем глаза Лида уловила взрыв по курсу. Всё же не повезло Убийце. Догнала торпеда. И на душе стало радостно. Победа! Мне первой удалось в поединке уничтожить столь опасного врага.

Чисто инстинктивно попыталась совершить манёвр, чтобы уйти от возможного преследователя, и лишь тогда обнаружила, что космолёт не слушается. Исчезло ощущение единства с машиной. Корабль словно превратился в испорченный тренажёр. И Лиду парализовал страх. Подбита.

На мониторе возникла надпись, которую раньше видела лишь на симуляторах: ДВИГАТЕЛИ УНИЧТОЖЕНЫ. Что на поле боя равносильно смерти. Уцелевшие сенсоры мигали, предупреждая о торпедах. А Лида отрешённо пялилась на них.

Потеря двигателей выбила из привычной колеи. Драгоценные мгновения уходили, именно те, что раньше помогали спастись. И лютая ненависть всколыхнула душу. Нет, я так просто не дамся смерти. Ещё не конец.

Обеими руками схватилась за джойстики. Из-за потери двигателей возможность для манёвра отсутствует. Но есть способ, позволяющий развернуть летящую машину.

Лида активировала левую пушку. Вылетающий снаряд толкает корабль вокруг оси. И медленно, словно нехотя, тот начал разворачиваться. К счастью, имелось несколько секунд в запасе. И вот ствол на прямой с торпедами. Словив прицел, Лида принялась расстреливать посланцев смерти. При исправных двигателях перепрыгнула бы вражеские снаряды, и не тратила боекомплект. Но сейчас торпеды главные враги.

-Третий синий, ответь. Второй синий, ответь. Четвёртый синий… - звала Лида ребят звена. Но никто не отзывался. Значит, полностью уничтожены передатчики. Такое случается очень редко. И Лида как раз попала в число исключений. Проклятье. Что за день такой?

Расстрел торпед завершился успешно, но останки корабля приобрели новый вращающий момент, и теперь Лиду начало крутить через голову. К счастью, не быстро, иначе пришлось бы туго. Но в любой ситуации можно найти положительную сторону. Теперь появился круговой обзор, и Лида в качестве зрителя могла наблюдать за окружающим космосом.

По инерции с большой скоростью истребитель нёсся над флотом гурулов. Лида частенько замечала вспышки от взрывов самоликвидирующихся зарядов. Обстрел не прекращался. Что весьма опасно, поскольку несущиеся снизу торпеды сбить невозможно. Оставшиеся работоспособные орудия звездолёта расположены лишь в носовой части. А боекомплект почти исчерпан. Оставалось лишь молиться, чтобы не зацепил какой-нибудь заблудившийся снаряд.

 

При очередном развороте корабля из тьмы космоса полумесяцем выглянул Арктур III, или Лидия - цель безумного путешествия лейтенанта Пратт. Так близка и одновременно далека. Лида пролетела сюда через десятки парсек и вот, в каких-то нескольких тысячах километров планета с её именем сверкает величественной первозданной красой. Но добраться туда по-прежнему невозможно.

Чувство обречённости сдавило душу, и Лида ощутила, что начинает задыхаться от нахлынувших эмоций. Неужели суждено погибнуть так близко от конечной цели путешествия?

«Сынок, помоги, твоя мама рядом. Я лечу к тебе, родимый», - звала Лида душой, не отдавая себе отчёта, что ни услышать, ни помочь тот не может. Но всё равно продолжала молиться ребёнку, как люди обращаются к богу.

И вновь сильный удар сотряс останки боевой машины. Видимо, напоролась на умную мину, которыми гурулы окружили флот с тыла. Взрыв уменьшил корабль ещё наполовину, и Лида потеряла сознание.

 

Накатил ужас. В панике голова ничего не соображает. Лида тонет, и беспомощно, из последних сил, барахтается руками и ногами. Но глубина затягивает, словно кто тащит канатом. Вот последний раз вода сомкнулась над головой, и крик захлебнулся.

Окутала тьма. Не видно ни зги и, кажется, сама госпожа смерть тянет за собой в бездонную пучину. Лёгкие пытаются втянуть глоток воздуха. Разум всё ещё надеется спастись. Тянет закричать, позвать на помощь, но вода теперь везде. Жидкость во рту, и Лида глотает. Хочется дышать. В голове проносится мысль о близком конце…

И тут кто-то мощным рывком вытаскивает из воды, буквально вырывая из лап смерти. Лида сразу набирает полные лёгкие воздуха. Дышать, дышать. Как здорово! Так хочется поскорее на сушу, подальше от опасной воды. И опять подступает страх. Лида из последних сил рвётся на берег. Скорее туда, на воздух.

И вот, наконец, пляж. Несчастная обессилено упала на песок и никак не может отдышаться. В горле спазм. Хочется вдохнуть, но не получается. Да что же такое? Дышать! Дышать!

Чьи-то руки отпустили на песок, но пострадавшей не до спасителя. Вода, попавшая в лёгкие, начинает выходить наружу. Девушка откашливается и сплёвывает. До чего же противно. Тело бьёт озноб. Голова идёт кругом.

Наконец спазм в горле прошёл, и Лида принялась жадно глотать воздух. Постепенно дыхание выравнивается. С каждым вздохом становится легче и страх уходит. Лихорадка больше не трусит.

Приподнявшись на руках, Лида села. Холодно.

Кто-то заботливо укрывает полотенцем. То, что надо. Девушка укутывается трясущимися руками и поднимает глаза. И обмирает. Ведь спаситель абсолютно незнакомая личность, и даже не член экспедиции. Но, следует отметить, мужчина необычен и божественно прекрасен. Лида в жизни не видела таких совершенных людей. Если незнакомец вообще человек.

-Та-а, уна-то, - глубоким басом радостно произносит огромный голубокожий мужчина.

 

Лида открыла глаза и с удивлением осмотрелась. Словно проснулась, и не может понять, где находится. Мгновения назад тонула, затем чудом спаслась, а потом окружала прекрасная горная страна.

И вот снова мчится сквозь тьму космоса, навстречу огромной планете, в чудом уцелевших обломках истребителя.

Воспоминания медленно возвращаются. Как же не хочется находиться здесь, в чужом, враждебном мире, где всё кажется нереальным, пугающим и мрачным. А там, на берегу прекрасного озера, Лида потом испытала настоящее счастье.

-Та-а, уна-то, - шепчут губы, и слова начинают обретать смысл. «Ты вернулась».

-Вернулась. Да, так и есть.

Из тьмы космоса навстречу мчится Лидия. И вовсе нет страха перед смертью и, казалось бы, отчаянным положением. Я вернулась, и это главное.

Что-то происходит с личностью, с душой. Та словно заново обретает себя. Появилось ощущение цельности, чего не испытывала ещё с того времени, как пришла в себя по возвращении с Арктура. И сейчас внутри чувствуется некая особая наполненность жизненными силами. Так здорово. И никак не вяжется с нынешним положением. Я не собираюсь умирать!

Сознание не фокусируется на происходящем, а следит за воспоминаниями. Лида хорошо помнит, как первая геологоразведочная экспедиция прилетела на Арктур III. Люди высадились на планету, разбили палаточный городок. Никто не пожелал тогда оставаться в посадочном модуле. За месяцы, проведённые в полёте, у всех в печёнках сидели напичканные приборами стены. И так хотелось побыть на свежем воздухе, где-нибудь вне перегруженных аппаратурой отсеков.

Может ребята не так устали бы от полёта, если бы уснули в анабиозе на месяцы путешествия к звезде. Но требовалось основательно подготовиться к предстоящей миссии, и аспирантам постоянно читали лекции. Мало ли что может произойти на новой планете. А жертв никто не хотел, и будущих исследователей постоянно натаскивали по разным дисциплинам.

Ребята и девушки из состава экспедиции, ровесники Лиды, сразу же энергично взялись за работу. Аспиранты горели желанием сделать что угодно, дабы увековечить свои имена, ведь фактически стали первыми людьми на открытой планете. Если не считать, конечно, разведчиков дальнего космоса. Впрочем, те могли и не высаживаться на обнаруженную планету, а лишь занесли данные в архив. И тогда вся слава первооткрывателей и исследователей нового мира достанется молодым аспирантам. Что весьма лестно в столь юном возрасте.

Ещё на подлёте с базового звездолёта учённые провели различные замеры, съёмки топографии и места залегания пород. Теперь же согласно этим данным члены экспедиции на космолётах разлетелись по огромным континентам. Делались новые съёмки на местности, оценивалась возможность устройства шахт и карьеров по добыче необходимых человечеству пород. Интересная и захватывающая работа.

Но больше всего молодым геологам нравилось быть пионерами. Ребята первыми высадились на планете, так похожей на родную Землю и не имеющую местного населения. Прямо настоящий подарок. И теперь с воодушевлением давали названия горам и рекам, континентам и островам.

А ещё там, на далёком Арктуре III, Лиду ждала судьба.

Шла третья неделя работ на планете. Как-то Лида прилетела к берегу океана. Время за полдень, график работ выполнен, пора возвращаться. И уже собралась развернуться, как неожиданно привлекла внимание тёмная полоска на горизонте. Согласно карте, сделанной из космоса, там остров с озером в самом центре.

И девушку потянуло туда некими волшебными силами, будто магнитом. Лида уверена, ещё никто из экспедиции не высаживался на острове, а значит, можно давать имена всему, что обнаружит. И затем другие люди станут пользоваться моими названиями. Здорово!

Космолёт быстро пролетел над океаном десяток километров, отделявших остров от материка. Лида сделала облёт, сфотографировала местность и посадила корабль на берегу прекраснейшего озера. Стояла отличная летняя погода. И хотя здесь жарко, но после маленькой кабинки на берегу так чудесно. Дышится легко и приятно. И ужасно хочется искупаться в волшебных, искушающих прохладой и свежестью водах озера.

Решение пришло само. На ходу сбрасывая одежду и раздумывая, какое имя дать открытому райскому уголку, Лида устремилась к воде. Разбежавшись, прыгнула в озеро. Мгновение парения. Блаженное погружение. А потом судорога и….

 

Лида опять словно вынырнула на поверхность бытия. А вокруг всё та же суровая действительность - разбитый корабль, мчащаяся навстречу планета, и ни единого шанса на спасение. Как же нелепа вся эта ситуация. И, кажется, всё происходит с кем-то другим.

Я не должна находиться здесь. Моё место там, на берегу прекрасного озера. Позже Лида придумала ему красивое имя, и оно по-прежнему ждёт в окружении живописнейших гор.

Бесконечно, томительно долго тянется полёт во тьме космоса. Хотя скорость разбитого корабля и составляет тысячи километров в минуту, но из-за огромных расстояний, кажется, завис на месте.

Несколько раз в наушниках звучали позывные космофлота. После боя всегда разыскивают выживших. Лида так же слышала, как вызывали ребята звена. Сердце обливалось кровью от эмоций в их голосах. К счастью, все живы. Но, к сожалению, ответить нет возможности, как и послать СОС. Приборы связи располагались в хвостовом отсеке, а ныне осталась лишь кабина пилота. И хотя включила маячок скафандра, но очень сомневалась, что кто-то здесь найдёт. Далеко от флота. На такое большое расстояние маломощный передатчик не сработает.

Лида стала пленником обстоятельств и разбитого истребителя. Конечно, можно открыть фонарь и выйти в открытый космос. Поворот рычага, и ты свободна. Но, что дальше? Корабль в тылу гурулов. Никто из своих здесь не летает. Так что внутри разбитого корабля больше шансов на спасение. Тем более, здесь есть запасные баллоны, что увеличивает срок жизни практически до суток.

Интересно, предусмотрели ли такую ситуацию разведчики Легиона, курирующие операцию «Браслеты»? Ведь даже Ганс Вернон не может оказать помощь. А значит, лейтенант Пратт обречена.

Из памяти, по какой-то странной ассоциации, всплыли глаза провожавшего техника. Перед расставанием тот смотрел с затаённой грустью. Стас проводил в бой много пилотов, и не дождался. И вот ещё один не вернулся. Лида представила, как стоит техник сейчас в огромном ангаре крейсера, с нетерпением всматриваясь в прибывающие истребители.

Может, даже молится за неё. Ведь так нелегко терять знакомых. Но с каждой минутой всё меньше надежды на возвращение лейтенанта Пратт. От этих мыслей стало невыносимо грустно. Лида пожалела Стаса. И подумала, что с ним почти не разговаривала. Да и о чём? Разве о состоянии боевой машины. Но та всегда исправно работала. Техник буквально чудеса творил с истребителем, возвратившимся из боя.

И всё равно досада наполнила душу. Какой же я была чёрствой со Стасом. А ведь парень старался для меня, чинил корабль. Ни разу ни одной поломки, хотя боевой звездолёт, напичканный электроникой, весьма капризен. Вообще Лиде везло с техниками и на линкоре и на крейсере. О Кирилле вообще тёплые воспоминания, но вместе с горечью из-за потери.

К сожалению, часто с опозданием приходит осознание, что отношения можно изменить к лучшему, или хотя бы уделить кому-то больше внимания. Но Лида бежала от окружающей жизни, находясь мыслями где-то на приближающемся Арктуре III, или в мечтах о ребёнке.

И ещё одно воспоминание. Приятное. О Вадиме Ратневе. Лида переписала своё имущество на имя сироты из детдома. Всё, что осталось на Земле после отлёта, а также гонорар, заработанный в Легионе, и премии за награды. Может и хватит, чтобы у парня появился хотя бы один глаз. Зрячим жить легче. Да и Легион должен чем-то помочь. Лида надеялась, что жизнь молодого человека изменится к лучшему.

И всё же, как ни крепилась, но страх прорвался наружу. Ведь оказалась совсем одна среди бескрайнего космоса, словно запечатанная в консервную банку, в обломки искорёженного корабля. И очень скоро, как смеялись коллеги Стаса, действительно превратится в замороженную королеву.

Следуя обычной логике, в такой ситуации пилот может ожидать лишь смерть либо от удушья, когда закончится воздух в баллонах, либо от холода, когда подсядут аккумуляторы. Тут уж, что раньше. Да какая разница от чего умрёшь, если конец и так очевиден и неизбежен? Спасти могло лишь волшебство, но с годами всё меньше веришь в чудеса. Жизнь слишком закономерна и предсказуема и, надо добавить, черства. Где тут взяться чуду?

И всё же, положа руку на сердце, очень не хотелось возвращаться в Легион и опять влезать в шкуру пилота, а так же командира звена, и справляться с условностями и правилами игры, не всегда женщине понятными. Военная казёнщина, дисциплина, муштра с самого начала стояли поперек горла. Лида проделала столь трудный путь через космос и войну с единственной целью - добраться до планеты, затерянной в глубинах космоса. И вот, желание близко к осуществлению. Пусть же на крейсере считают лейтенанта Пратт не вернувшейся из боя. Так легче расставаться с прошлым.

И тут, словно перед смертью, в памяти начали оживать лица прежних знакомых и друзей. Майор Шульц, спасший ей жизнь на Пандоре, но попавший в реанимацию. Лида потом интересовалась судьбой Карла. В документах значилось, что Шульц пошёл на поправку.

Терри Правекс в последнем видеописьме признался в любви. Воспоминание о нём согрело душу. Терри по-прежнему в 4-ом флоте у планеты Корона. Лида достала киберфон. Сегодня из-за неожиданной тревоги не успела выложить на полку. С маленького экрана улыбалось лицо Терри.

-Первый синий, ты где? – раздался голос второго. И тут же всплыло лицо Ганса, также в минуту смертельной опасности признавшегося ей в своих чувствах. Но после счастливого возвращения из небытия Вернон ничего не помнил, и Лида хранила то признание глубоко в сердце, как настоящую драгоценность. К сожалению, нет возможности послать сигнал о помощи. Так что, Ганс, прости. Освободилось для тебя место командира звена. Впрочем, после гибели лейтенанта Пратт ты, вероятно, снова вернёшься в свою разведку.

Вспомнилась Лена. Подруга говорила, что брала пример с Лиды. Но Лена нашла счастье, выходит замуж, и ждёт ребёнка. А что я? Никто ведь не спасёт. И чего добилась своим геройством?

Взгляд упал на утолщения под рукавами скафандра. Там браслеты.

-Та-а, уна-то. Ты вернулась, - прошептали губы.

Может и хваталась, как утопающий за соломинку, но именно сейчас пришла уверенность, что браслеты не просто украшения. А выполняют какую-то функцию, оставшуюся загадкой для учёных Земли. А может, те и не пытались раскрыть тайну раритетов, по наитию приняв изделия неизвестной расы за обыкновенные ювелирные украшения.

Некое воспоминание о браслетах настойчиво трепыхалось на грани осознания. Нечто важное и существенное, но неизменно ускользающее.

Лида вынула руки из краг и сразу ощутила насколько холодно в кабине. Ведь системы жизнеобеспечения выведены из строя. Кисти даже заболели от низкой температуры. С трудом, едва гнущимися пальцами, стащила браслеты с запястий и вновь сунула руки в тёплые краги, оставив украшения парить в невесомости.

Каждый браслет состоит из двух половинок, объединённых скобами в виде спиралек. Выполненные из белого металла, украшения радужно переливаются в лучах света. А вся поверхность украшена изумительными узорами. Но Лида убеждена - это письменность, хотя и выглядит несколько витиевато.

Наверно из-за необычной красоты, радующей глаз симметричностью и гармонией символов, браслеты считались украшениями. Но что заставляет меня думать иначе? Лида терялась в догадках. Может, тому причиной некие воспоминания?

То, что сделали руки, получилось само, чисто интуитивно. Опять вытащив кисти из тёплых краг, одним движением разломала браслеты. А затем вновь сложила, но по-другому. Фрагменты неожиданно стали на место, как подогнанные, и из четырёх сегментов образовалось идеальное кольцо. Душа аж запела от радости. Да и разум не сомневался, что находится на верном пути. Но определённо не хватает ещё чего-то. Ведь нужно как-то активировать получившееся устройство.

-Та-а, уна-то, - повторяла Лида будто заклинание. Необычные слова, пришедшие из далёкого прошлого, стали путеводной звездой в дни юности. И вот новая мысль. Браслеты знак любви и связи. Точно. Связь. С помощью кольца, полученного из сегментов, можно с кем-то связаться.

Приблизив к нем