Untitled document

Однажды Зак остановился практически в чистом поле. Рядом не было даже ни одного кустика. Не было слышно никаких звуков. Неприятно напрягающая тишина, вызывала чувство необъяснимого беспокойства. Возникало гнетущее ощущение, что это вообще какая-то мертвая зона и лучше здесь не задерживаться. И, если бы не нагромождение камней высотой метра четыре-пять, то глазу и совсем не за что было бы зацепиться.

«А может быть, Зак специально привел нас к скифскому кургану, под которым захоронен какой-нибудь их правитель или выдающийся полководец, и я наконец-то смогу наковырять мешок-другой драгоценностей для любимой жены? Наверняка, немало богатств положили вместе с телом погибшего героя, – с иронией подумал я, - Если так, то мы не зря преодолевали все трудности и превратности судьбы». 

Но меня, видимо, кто-то опередил – курган был сильно поврежден черными археологами. Хотя за многие прошедшие столетия ветра и дожди тоже вполне могли изрядно «подрихтовать» его. Однако, Джек решил все-таки сам во всем разобраться и немедленно приступил к исследованиям. Он всегда «стремился быть на высоте», вот и  сейчас бесстрашный пес  быстренько вскарабкался на вершину кургана.

Вниз тут же посыпались камни и комья земли. Нам с Заком пришлось отскочить в сторону, что бы не пасть жертвой собачьего любопытства. У Зака это получилось «вполне профессионально», а вот я споткнулся и упал. Но это спасло меня от большей неприятности – Джек, еще немного повозившись, благополучно столкнул на то место, где только - что была моя голова, глиняный кувшин. Кувшин ударился о камень и разбился.

Но, увы и ах, ни золотых монет, ни драгоценных камней в нем не было. Закончив перебирать осколки, я повернулся к Заку. Он, похоже, заразился дурным примером и тоже принялся активно разгребать лапами землю. И, удивительное дело, пес нашел какой-то непонятный предмет, сильно заляпанный глиной. 

Находка в длину была сантиметров сорок, а диаметр ее средней части не превышал десяти сантиметров. Эта штуковина сужалась к концам. Другими словами, это были два конуса, соединенные основаниями. Через налипшую грязь хоть и смутно, но все-таки просматривались какие-то ребра и грани.

Я не археолог, но подумал, что здесь для них вполне может найтись что-нибудь интересное, и на всякий случай отметил местонахождения кургана в навигаторе, а саму находку положил в сумку. И как оказалось не зря. Уже на следующий вечер она сослужила нам добрую службу. 

В своем путешествии мы проявляли максимально возможную осторожность и продвигались по наиболее глухим местам, но при любом удобном случае пользовались старыми заросшими дорогами и, конечно лесными просеками. Пробираться через лес напрямую при наших габаритах было не удобно, а выходить на оживленные трассы не разумно.

Собаки по очереди выполняли функцию транспортного средства. То мы с Джеком зарывались в шерсть на спине Зака, и он нес нас со скоростью электрички, то мы с Заком на несколько часов оседлывали Джека.

Время от времени мы останавливались на отдых. Собаки не упускали возможность подкрепиться. Охотились они удивительно слаженно и никогда не возвращались голодными. Не забывали они и обо мне. А в тот вечер мы вообще пировали наславу – мы ели кабанятину, которую Зак добыл накануне.

Но добыл он ее не совсем обычным способом – он отнял ее у медведя. Правильнее сказать, косолапый сам бросил убитого кабана, когда увидел Зака в натуральную величину, а тот и рад был этим воспользоваться. Медведь только было собрался пообедать, но испугался и, недовольно ворча, отошел вглубь леса.

Зак не стал наглеть и  поступил очень благородно. Пёс оторвал у кабана заднюю ногу, правда, с изрядной долей филейной части и подвинул остальную тушу законному владельцу. А в знак благодарности несколько раз кивнул головой. Медведь все понял, подошел и довольно урча, начал пировать, с опаской поглядывая  вслед уходящей громадине.

В тот вечер я даже зажег костер и себе на ужин поджарил несколько кусочков кабаньего мяса, а впрок запек зайца и засушил две веточки грибов. Все уже было готово к спокойному завершению дня, когда из леса вышла не особенно дружелюбная компания. Может быть, это были браконьеры, а может быть и сбежавшие зэки.

Увидев одинокого невооруженного человека, они решили, что чем-нибудь смогут поживиться. Один из них без всяких слов сразу потянулся к еде, а другой – к сумке. Правда, они не учли мнение собак. Но в ответ на их грозное рычание лесные молодцы вскинули карабины, и мне пришлось прикрикнуть на собак, чтобы не рисковать их жизнями.

Ошейники на них оказались очень некстати. Да, слишком часто в своей жизни я забывал сделать самое главное. Но к счастью почти всегда находились те, кто подставлял мне свое крепкое плечо. В этот раз помощь пришла с той стороны, откуда я ее совсем не ждал. Я не заметил, когда из перевернутой сумки выпала на землю наша заляпанная глиной находка, и небритый детина взял ее в руки, но… то, что произошло потом, увидели уже все.

Сначала вокруг нее, как будто нагреваясь, стал чуть заметно колебаться воздух, постепенно уплотняясь и превращаясь в слабый дымок, напоминающий маленькое облачко. Это белое микрооблако, постепенно увеличиваясь, стекало к одному из концов нашей находки. А уже через секунду оно мгновенно увеличилось в несколько раз и пыхнуло в лицо незнакомцу, ослепляя его.

Выглядело это как выброс горячего пара от раскаленных камней, на которые плеснули ледяной водой большие любители от всей души попариться в бане. Чужак заорал истошным голосом и инстинктивно отбросил опасный предмет. Он полетел  в мою сторону, и я тоже инстинктивно поймал его, цепенея от ужаса.

Но бросить его у меня не получилось – пальцы как будто приклеились к оставшейся глине, не смотря на то, что ее стало значительно меньше. Видимо при падении из сумки некоторая ее часть осыпалась. Хотя, может быть, мои пальцы просто свело от страха, и я не мог их разжать.

Но мне опять повезло - наша опасная находка не стала повторять свою «паровую» атаку. Вместо этого на ее острие возник световой луч. Он сначала был ослепительно белым, а потом стал кроваво красным. Этот луч притягивал к себе взгляды, завораживал, гипнотизировал.

Луч немного качнулся и прочертил горящую линию всего в нескольких сантиметрах от ног незваных гостей, как будто делая им последнее предупреждение. Те в ужасе отступили. Дальше уже было дело собак. Мне даже не пришлось снимать ошейники. Непрошеные гости бежали сломя головы. Они натыкались на деревья, падали, поднимались и опять бежали.

А наш удивительный заступник как-то неожиданно безучастно снова лежал на траве около моих ног. Я осторожно взял его в руки. Теперь, когда вся грязь осыпались с него, стало хорошо видно, что это два звездообразных конуса, соединенных основаниями. Я подержал его в руках и засунул в сапог - оттуда его удобнее было бы доставать в случае новой опасности. Хоть я и не знал, как им пользоваться, но он вселял в меня уверенность уже тем, что касался моей ноги.

В ближайшие несколько дней наше путешествие было спокойным. Тайга постепенно перешла в обычный лес. Лес стал реже и мельче, а потом и совсем перешел в тундру.

Совершенно неожиданно донесся звук выстрела. Я забрался повыше и огляделся. С высоты сопки открывалась неприглядная картина - большая стая волков окружала стадо оленей. Взрослые олени вставали вкруг, загоняя молодняк в середину, и встречали врага рогами и копытами. Первую атаку олени отбили. Немало серых хищников осталось лежать на забрызганном кровью мху с разбитыми черепами. Оленьи копыта действовали безотказно, но исход боя был предопределен заранее. Волков было очень много. Собаки злобно зарычали и я, разделяя их чувства и понимая их боевой настрой, не мешкая, снял ошейники. Спустившись с сопки, Джэк и Зак разделились.

Они стали обходить круг, вклиниваясь между волками и оленями. Собаки как - будто создавали буферную зону безопасности. Но навести порядок, у них не получилось. Круг был очень большой и волки то и дело старались прорваться к оленям. Не пугало их и то, что каждый удар собачьей лапы отбрасывал сразу по несколько волков. Однако, они, как террористы-смертники снова и снова бросались вперед.

Волки как - будто специально нарывались на конфликт. В какой-то момент они даже сами стали кидаться на моих собак, не смущаясь их размерами. Тут уж собаки тоже разошлись не на шутку. Теперь они уже не раскидывали волков в разные стороны, теперь собаки давили их. Иногда в дело шли и клыки. Джэк и Зак одним движением головы захватывали в свои пасти двух ближайших волков, прокалывали их насквозь клыками и, перебросив за спину, шли дальше.

Наконец наступило затишье – все волки были мертвы. Среди оленей тоже были пострадавшие и жертвы. Собаки, высунув языки, легли по разные стороны оленьего круга. Бока их тяжело вздымались. Оба слизывали с лап волчью кровь.

Но тишина продолжалась не долго, её разорвал новый выстрел. Стреляли из пастушечьей юрты. Я непроизвольно посмотрел в ту сторону. И как раз во время - раздался следующий выстрел, потом еще один. Стреляли трассирующими  пулями в направлении соседней сопки. Похоже, что стрелок хотел направить моё внимание именно в ту сторону. Я  перевёл взгляд  и посмотрел туда. У меня перехватило дыхание - на вершине сопки стоял Зак. Я совершенно ошалел и  машинально посмотрел вниз.

Мои собаки лежали на прежнем месте и поглядывали на меня. Я опять поднял глаза и пригляделся более внимательно. Шерсть у зверя была серой и значительно короче, чем у Зака, а хвост был практически прямым. Его глаза горели жаждой крови.

Я хотел было показать собакам на Волчье Чудище, но передумал. Двое против одного это, конечно, большой плюс, но я очень сильно сомневался в том, что если дойдет до драки, Джэк и Зак отделаются только царапинами и не получат существенных повреждений. Все-таки волки в отличии от собак дикие звери и поэтому опаснее изначально.

«А может быть, вообще всё еще обойдется, и мы разойдемся с миром?» -  промелькнула слабая надежда. Следующая мысль была менее оптимистичной: - «Похоже, что единственное оружие только в юрте у пастуха, но Волчье Чудище обычной пулей не возьмёшь. Так что делать?»

Собаки увидели его, когда Волчье Чудище уже спустилось с сопки и приближалось к нам. Джэк и Зак вздыбили шерсть на загривках и оскалили клыки. Они сделали несколько шагов навстречу грозному противнику, но я резко окликнул их. Джэк и Зак остановились, они тоже решили раньше времени не лезть на рожон. А Волчье Чудище тем временем неумолимо приближалось. По коже пробежали мурашки. Мне даже показалось, что собаки тоже готовы спрятаться за моей спиной. Я окончательно испугался, но в голову не приходило даже ни одной молитвы. Да я их никогда и не знал. Конечно, изредка я обращался к высшим силам, но только со словами: - «Господи, пронеси».

Совершенно неожиданно острая боль пронзила мою правую ногу, рука невольно дернулась в сапог. Непонятная штуковина, которая спасла нас от бандитов, сильно нагрелась и жгла мне ногу. Я вытащил ее и увидел, что она уже покраснела, и с нее осыпаются последние пылинки. Теперь было четко видно, что это сдвоенный звездообразный конус. Он нагревался все сильнее, и держать его в руках стало совершенно невозможно.

Волчье Чудище было уже совсем рядом, и я, не сильно раздумывая,  размахнулся и швырнул талисман в него. Хоть я и бросил его изо всей силы, но результат оказался несоизмеримо мощнее. Светящийся конус воткнулся в грудную клетку и полностью вошёл в тело огромного зверя. Зверь как- будто наткнулся на невидимую стену, и раскинув лапы, опрокинулся в мох.

Откуда не возьмись, возник густой черный дым и мгновенно перекрыл весь обзор. Когда он рассеялся, я увидел обычного волка, а рана в груди была соизмерима с обычной пулей. Я был очень сильно удивлен и даже озадачен таким неожиданным поворотом, но очень скоро переключился на другое.

 

Рейтинг@Mail.ru