Untitled document

Понедельник

От резиновых перчаток чесались запястья. Он потер руку, испачкав кровью манжет. Вздохнул. Рубашку придётся сжечь. Стоило переодеться заранее, а то уж очень обидно разбрасываться такими дорогими вещами.

Девушка висела посреди комнаты, со спутанными над головой руками. Верёвка стягивала балку и спускалась обратно, узлом держала волосы, не давая голове склониться к груди. Она уже не дышала. Вырезанное сердце, в пакете с клапаном, лежало у ног.

Он нарисовал на лбу жертвы «сердечко» перечеркнул его двумя линиями, и криво улыбнулся. Когда кровь засохнет, будет смотреться очень символично.

 

* * *

 

За длинным овальным столом из толстого стекла с деревянными вставками сидело все руководство компании «Прогресс». На переговорах отсутствовал только начальник лаборатории. Он уехал в срочную командировку на Ямал.

Сергей Жерехов исподлобья осматривал противников. Директора департаментов, генеральный, бухгалтер и консультант. Он прочел досье на каждого, почти выучил наизусть. Пришлось задействовать знакомых в прокуратуре и пенсионном фонде, но информация того стоила. Сергей сузил поиски до двоих. Они выделялись из общего числа. Минимум информации удалось собрать только про бухгалтера и консультанта. Остальных в расчёт можно не брать, слишком уж заурядные и понятные.

Женщина средних лет, не замужем, ведет замкнутый образ жизни. Попытки выйти на личное знакомство потерпели неудачу. По нашим временам не очень странно, но всё-таки подозрительно.

Мужчина около шестидесяти. После института уехал в полярную экспедицию. Дальнейшая жизнь тёмное пятно. Ведет замкнутый образ жизни. Попытки выйти на личное знакомство потерпели неудачу. Совсем уж не внушает доверия.

– Последний пакет документов уже отправили вам в электронном виде, предлагаю возобновить переговоры после ознакомления, – сообщил генеральный директор Прогресса и, бросив мимолетный взгляд на консультанта, встал. – На этом предлагаю закончить.

Вот и попалась золотая рыбка. У Жерехова больше не осталось сомнений. Единоличный владелец огромной процветающей компании – консультант.

Присутствующие облегченно поднялись. По сведениям Сергея никто из них не верил в успех переговоров. И правильно делал. «Прогрессу» слияние не нужно. У них государственный контракт и поддержка сверху, поэтому даже могущественный концерн «ЕПС» с иностранными инвестициями, который в качестве стороннего переговорщика представлял Жерехов, прямой угрозой не был.

– До скорой встречи! – с трудом выдавив улыбку, ответил коммерческий директор «ЕПС».

Для него затянувшаяся война с «Прогрессом» могла стоить карьеры.

Бросив мимолетный взгляд на Сергея, он скривился. Ему обещали, что Жерехов решит все проблемы одним махом. Легко и красиво. Пока хваленый переговорщик не сделал ничего. Целый месяц собирал непонятные, невнятные данные о «Прогрессе», и уже вторые переговоры рассеянно молчал. Любые попытки втянуть его в дискуссию натыкались на ничего не значащие кивки и дежурную улыбку.

Вот и сейчас, переговорная быстро пустела, а он сидел, уткнувшись в смартфон.

Последним встал консультант. Тяжело оперся о раскладную трость и, приволакивая правую ногу, пошел к выходу.

Жерехов подскочил и, не отреагировав на «куда» коммерческого директора «ЕПС» бросился за стариком. На ходу спрятав телефон в карман брюк, он неуклюже столкнулся с замешкавшимся в дверях бухгалтером.

– Прошу прощения, я неловок до неприличия, – забубнил Сергей. – У вас лацкан замялся…

Он протянул руку, почти коснулся пиджака.

– Не стоит!

Бухгалтерша одарила его неприязненным взглядом, и Жерехов, непроизвольно вздрогнув, отступил.

– Еще раз извините, – торопливо добавил он.

В переполненном коридоре Сергей смог догнать консультанта только у туалета. Помог открыть дверь, и вежливо улыбнувшись, пропустил вперед. Зашел следом и, дойдя до ряда писсуаров, подмигнув, спросил:

– Сами справитесь или помочь?

Старик усмехнулся.

– Раньше осиливал.

– Вы и с бизнесом раньше справлялись, Владимир Иванович.

Консультант кивнул.

– И сейчас в ЕПС не нуждаюсь.

– С одной стороны, да, – протянул Жерехов. – А с другой…

– Вы же не из их команды. Наемник, который успешно облапошивает доверчивых коммерсантов. Я про вас наслышан. Знаю ваши методы. Сколько вам обещал ЕПС?

– Процентик.

– От сделки?

– Да.

– Сделки не будет. Поэтому могу дать два миллиона откупных.

– А за это я? – протянул Сергей, сосредоточенно глядя в окно.

– Передадите всю информацию, которую получили от ЕПС, – договорил Владимир Иванович, опираясь на трость.

– Ага, – Жерехов повернулся. – А говорили, что слышали обо мне. Выходит пыль пускали, иначе знали бы, что я взяток не беру.

– Пять миллионов? – невинно уточнил консультант.

Сергей улыбнулся.

– Я понимаю, что вы как единоличный владелец «Прогресса» можете позволить себе разбрасываться деньгами, но дело не в сумме, а в репутации.

– Тогда не смею вас задерживать, – сухо проговорил Владимир Иванович, и повернулся к писсуару.

– Жаль, что отвлек вас от такого увлекательного процесса, – усмехнулся Жерехов. – Готов компенсировать ужином. – Приблизившись, он сунул в карман пиджака консультанта визитку. – Проголодаетесь, звоните. Я изучил ваши методы, выгоду вы никогда не упускали.

Консультант не ответил.

Выйдя из туалета, Сергей заметил нервно прогуливающегося у переговорной коммерческого директора ЕПС и решил сбежать. После общения с владельцем Прогресса настроение поднялось. Захотелось похулиганить. Интуиция говорила, что старик клюнет. Ведь на визитке, кроме официальной информации, ручкой написано «Я знаю то, что не знаете вы. Отличите прогресс от регресса?»

Завернув в боковой коридор, он добрался до лестницы и побежал вниз.  Победа близко, и делиться ей с коммерческим директором, он не собирался.

– Эдик! – крикнул он на ходу.

Голосовое управление сработало. Смартфон набрал нужный номер и в bluetooth гарнитуре раздались гудки.

– Если будешь жаловаться, повешу трубку.

– Я жаловался, когда это такое было? – удивился Сергей.

– Постоянно. Ноешь и ноешь, – протянул Эдуард.

– Я вообще-то на обед тебя собирался пригласить.

– Куда?

Жерехов вышел из офисного здания и огляделся. Через дорогу над стеклянными дверями призывно сверкала вывеска «Обрывъ». Он усмехнулся, и пошел на другую сторону улицы.

– В самый модный трактир со столетней историей. Записывай адрес. Я пока закажу тебе осетрину запеченную в беконе и квас из черемухи.

Сергей щелкнул по гарнитуре bluetooth, отключив связь.

Конец лета радовал обворожительной нежной погодой. Солнце маняще светило с чистого василькового неба. Теплый ветерок гладил по голове. Хотелось забросить работу и уехать на природу, развалиться в гамаке и расслабиться, забыв обо всем. Вот только дела сами не делаются.

Жерехов никогда не был в ресторане «Обрывъ» и даже не представлял, что там подают, но Эдуард Королёв был слишком падок на русскую кухню, чтобы отказаться от такого предложения. А поговорить, хотелось именно с ним. Его связи будут весьма кстати.

Пройдя через стеклянные двери, Сергей кивнул администратору.

– Столик на двоих, только всё по чину. Серьезный деловой обед.

Его проводили к местам за ширмой. В меню даже нашлась подходящая рыба и сбитень.

Королев не заставил себя ждать. Примчался через двадцать пять минут. Как всегда в модном прикиде с неизменным красным шарфом вокруг шеи.

– Наврал? – ехидно уточнил он, пожимая руку.

Жерехов пожал плечами:

– Процентов на пятьдесят. У меня к тебе предложение, – они сели. – Раскопаешь прошлое одного очень  скрытного человека.

– Я что детектив? – эффектно приподняв бровь, спросил Эдуард, и отпил сбитень.

Вытянул губы, покивал головой.

– Дело серьезное, и куш хороший, – не отставал Сергей. – Мне нужно его поразить.

– Ладно, бросай данные на почту, но будешь должен желание, – Королев потер губу, – и то, скажи спасибо национальному напитку.

– Благодарю сбитень, за вкус его, – солидно сказал Жерехов и, ударив бокалом об бокал, выпил. – Как личный фронт?

– Времени нет.

– И у меня простой.

Рыба тоже не позволила разочароваться в «Обрыве». Хотелось подтвердить каждое слово из меню: «Звено свежей осетрины приставили на огонь в котлике разсолу огуречнаго с накрошенными кореньями и огурцами солёными. С прибавкою луку и перцу. Подали на блюде с малою долею отвару».

Жерехов попробовал рассказать о «Прогрессе», но отвлек знакомый голос. Приподнявшись, он выглянул из-за ширмы. За соседний столик усаживался Владимир Иванович с неизвестным молодым человеком двадцати пяти, тридцати лет.

– Вот это удача, – пробормотал Сергей, и добавил шепотом, – Может и не придётся тебя тревожить, Эдичка.

Королева передернуло, он терпеть не мог, когда коверкали его имя.

– Я тебя сейчас сдам, из вредности, – серьезно сообщил он.

– Смилуйся, – пробормотал Жерехов. – Полцарства забери, только не выдавай. А лучше просто помолчи, мне послушать надо.

Владимир Иванович заказал зеленый чай и салат. Молодой человек воду без газа.

– Мне вас рекомендовали, поэтому, обойдусь без предисловий, – хмуро проговорил владелец Прогресса. – Пропала моя дочь, Григорий. Я боюсь, что это может быть связано с моей профессиональной деятельностью. Полиция начала поиски, я дам вам контакты, они окажут содействие. Вся информация здесь, – он положил на стол чёрную папку. – Если есть вопросы, задавайте или звоните в любое время.

– Не сама уехала? – сухо уточнил Григорий.

– Уверен на сто процентов.

– Пока вопросов нет. Мне надо ознакомиться с материалами.

Владимир Иванович кивнул, отхлебнул чай. К салату даже не притронулся. Положил деньги на стол и встал:

– Найдите её живой, пожалуйста.

– Безусловно.

Григорий остался сидеть, а владелец Прогресса ушел.

– Сегодня мой день, – потирая руки, обрадовался Жерехов.

– Дуракам везёт, – согласился Королев.

Сергей хлопнул его по плечу, и выбрался из-за ширмы. Приблизился к молодому человеку.

– Позволите? – спросил он и, не дожидаясь ответа, присел за его столик. – Я как бы это сказать, тоже заинтересован в вашем деле.

Григорий оглянулся. Перевёл взгляд на Жерехова. В ледяных синих глазах не промелькнуло даже намёка на эмоции.

– Вы похититель? – бесстрастно спросил он. – Следили за нами? Хотите выкуп?

За ширмой довольно засмеялся Королёв.

– Арестуйте его, – живо предложил он.

– Нет, – без тени веселья, сказал Сергей. – Я по коммерческой части. Веду переговоры с вашим заказчиком и не могу его продавить. Не хочет подписывать контракт.

– Пытаетесь поразить меня искренностью, – по-прежнему безучастно уточнил Григорий.

– Не убедительно? – удивился Жерехов.

– Не интересно.

– Может быть, тогда намекнете, что может вас заинтересовать?

– Вы знали пропавшую?

– Нет, впервые услышал десять минут назад, – твёрдо сказал Сергей.

– Тогда ничем.

Григорий уткнулся в стакан с водой.

– Как тебя уделали, – заливался за ширмой Королёв.

Жерехов задумчиво смотрел на оппонента. Странный он какой-то. Сухой, бесчувственный, бледный, незапоминающийся. Встретишь в другой раз, и даже в памяти не всплывет. Как к такому подступиться?

– У вас еще встреча? – поинтересовался Сергей.

– Вы уже исчерпали лимит моих ответов, – отрезал Григорий.

Жерехов встал и, не произнеся ни слова, вернулся на своё место.

– Спасибо что позвал, – торжественно сказал Эдуард. – Не ожидал от тебя такого сюрприза, но ты превзошел самого себя. Давно так не веселился.

Сергей молчал, пытаясь сообразить, как зацепить молодого человека. Должна быть возможность. Не бывает, чтобы нельзя было договориться. Всегда есть вариант. Его взгляд поднялся от пола и остановился. Между столиками, шаря по залу глазами, шла девушка с вьющимися рыжими волосами. Изящная фигура. Неброская, но стильная одежда. Сдержанный, но привлекательный макияж. А самое главное внутренний огонек. Особый блеск в крупных выразительных глазах.

– Ну, надо же, сейчас личный фронт всколыхнется, – сообщил Жерехов.

Королёв проследил его взгляд, и высунулся в проход.

– Потрясающе, – согласился он.

Девушка приблизилась, и села напротив Григория.

– Привет! Чего звал?

– Дело есть, – так же без эмоций, сообщил молодой человек. – Только здесь поговорить не удастся, у некоторых слишком длинные уши.

– Это уже оскорбление! – не выдержал Сергей. – Смотри, могу вызвать на дуэль. Тогда и чёрная папка, и девушка, будут мои.

Григорий не отреагировал, а незнакомка заинтересовалась.

– Представишь меня своим знакомым? – спросила она.

– Нет.

– Что же, тогда я сама.

Она встала, с любопытством заглянула за ширму.

– Светлана Листьева. Журналистка из «Хроники».

– Сергей Жерехов. Частный переговорщик.

Григорий хмыкнул.

– Поверь, у него не очень хорошо получается.

Эдуард не сдержавшись, хихикнул.

– Королёв. Ивент агент, – представился он.

Девушка улыбнулась.

– А этот мрачный тип Григорий Миссис, частный детектив.

– Я думал он Пуаро, – громко проворчал Сергей, – а он миссис Марпл.

– Слишком молод, – не согласился Эдуард, – скорее её внучка.

Григорий не отреагировал.

– Давай отойдем? – предложил он. – Нам нужно серьезно поговорить, а эти клоуны будут мешать.

Светлана с сомнением посмотрела на новых знакомых.

– Я не могу вас так отпустить, – вмешался Сергей. – Вы сломали мое сердце, и должны его починить, иначе я не доживу до утра.

– Я могу и до вечера не дотянуть, – перебил Королёв, – не бросайте нас в таком состоянии.

– Я журналистка, а не врач, – кокетливо сообщила она. – Тем более вы такие милые, как же тут выберешь.

Григорий вздохнул.

– Ты неисправима. Я тебе дело предлагаю, а ты…

– Есть выход, – перебил Жерехов. – Ты будешь встречаться с нами обоими, но сердце починишь тому в кого влюбишься.

Светлана наморщила лоб.

– Без интима, – уверил Эдуард. – Только дружеское общение и романтические свидания.

– Мы серьезные люди, – подтвердил Сергей.

– По рукам, – согласилась журналистка, протягивая визитку. – Вечером жду звонка.

Григорий встал, и она последовала за ним, одарив новых знакомых многозначительной улыбкой.

– И кто кого снял? – не понял Сергей. – Я получаю поражение за поражением. Немыслимо.

– Это еще что, – улыбнулся Королёв. – Я уже придумал желание за информацию о владельце Прогресса.

– Нет, – совсем расстроился Жерехов.

– Да, – довольно подтвердил Эдуард. – Первое свидание моё.

 

* * *

 

Миссис присел за стойку бару в дальнем углу у стены. Оттуда было видно весь «Обрывъ». Даже плечо Жерехова на его VIP месте. Листьева села рядом.

– Чего ты хотел?

– Я пробил объект перед встречей с заказчиком. У меня возникло странное ощущение…

– Зло? – с расширенными глазами спросила Светлана.

– Не издевайся, – оборвал Григорий. – Оно повсюду, и я не виноват, что чувствую его.

– Я сейчас уйду.

– Извини. Объект пропал при точно таких же обстоятельствах, что и три других девушки.

– О чём ты?

Миссис потёр виски.

– Я не спал всю ночь, сверял данные. Девушка выехала из дома, но машина сломалась через две сотни метров. Она торопилась, бросила автомобиль и поймала попутку. Её забрал неизвестный. С телефона пропавшей пришло смс: «Со мной все в порядке. Не волнуйтесь, я у друзей, здесь плохая связь. Вернусь через несколько дней, не беспокойтесь».

– Ну и что? – вздохнула Светлана.

– Точно такие же сообщения, слово в слово были отправлены со смартфонов трёх других девушек.

– Серийный убийца?

– Уверен.

Светлана закрутила висящую на шее цепочку на палец.

– Ты нужна мне, чтобы пообщаться с семьями других пропавших, – попросил Григорий.

– Все материалы мои, – с нажимом сказала Светлана.

Он закивал в ответ.

– Вот если бы ты не был таким непрошибаемым, – начала она.

– Если бы ты видела то, что вижу я, – перебил Миссис.

– То, тоже не прошла бы медкомиссию и вылетела из органов?

Он вздохнул.

– Или жила одна, боясь людей? – добавила Листьева.

– Прекрати. Нотации будешь читать кому-нибудь другому. Берёшься за дело?

– Если шеф даст добро.

– Так узнавай быстрее, я схожу в туалет, и поедем.

Григорий встал, а журналистка набрала номер редакции.

 

* * *

 

Панельный дом с облупившейся краской в подъезде, грязными лестницами и мусором, такой же, как тысячи других. А еще запах кошачьей жизнедеятельности.

Светлана зажала нос.

– Здесь что, притон бродячих зверушек?

Миссис не ответил. Нажал на кнопку звонка и поднял раскрытое удостоверение.

– Тебя за него когда-нибудь арестуют, – пробормотала Светлана.

– Я его честно потерял, перед увольнением.

В квартире зашуршали, загремел засов.

– Я по поводу пропажи Ирины, – на всякий случай пояснил Григорий.

Дверь распахнулась. В лицо ударил спертый кошачий аромат. Пожилая женщина, подслеповато щурясь, взглянула на удостоверение и кивнула.

– Когда вы ее последний раз видели?

Она заправила выбившиеся из-под платка седые волосы, собираясь с мыслями.

– Полгода назад.

– А вы ей кем приходитесь? – удивилась Светлана.

Пенсионерка пожала плечами:

– Тётка я троюродная. Больше никого нет. Родители умерли давно. Братьев и сестер не было никогда. Одна она.

– А друзья, любимый человек? – уточнила журналистка.

Миссис отошел на шаг назад, скривив лицо. Запах его не беспокоил, но в глубине квартиры, в темноте, лежали еще более глубокие, мёртвые тени.

– Не знаю, – замотала головой пожилая женщина. – Одна она всегда была, нелюдимая. С ней и поговорить-то не о чем. Животных она не любит.

– Вы одна живёте? – строго спросил Григорий.

Пенсионерка вздрогнула.

– Нет. Барсик у меня, Васька, Петька, Мурзик и Семён, – и с вызовом добавила. – Я их кормлю! А вам-то что?

– Это очень хорошо, – бросив недовольный взгляд на Миссиса, улыбнулась Светлана. – Так ваша племянница Ирина, у неё совсем никого не было?

– Нет. Одна она жила. Квартира от родителей осталась. Никого не было.

– За ней следили? Кто-нибудь звонил, угрожал? – проговорил Григорий, стараясь не смотреть в темноту квартиры.

– Зачем? – не поняла пожилая женщина. – Она тихая была.

– А квартира её теперь кому достанется, вам? – уточнил Миссис.

Пенсионерка удивленно заморгала.

– Какая? – забормотала она. – Пятясь в сумрачный коридор. – Не знаю. Какая? Одна она.

Григорий сделал шаг, но пожилая женщина хлопнула дверью и загремела замками.

– Ты само обаяние, – бросила Светлана, и пошла вниз по лестнице. – Вот за это вас ментов и не любят.

Миссис с сомнением взглянул в темный глазок и побежал следом.

– У нас еще две пропавшие, – крикнул он.

 

* * *

 

– Всегда нужен план, – произнёс Жерехов, набирая номер.

Он выходил из магазина подарков, комкая чек между пальцев. Женщины обожают сюрпризы, милые пустяки, знаки внимания, а если подарок ещё и необычный, это многократно увеличивает положительный эффект.

– Привет! Завтра свободен? – Сергей щёлкнул на кнопку автомобильного брелока, придерживая телефон плечом. – Дело есть. Ага. Собери команду. Не забудь собаку вернуть!

Он сел на водительское сидение, закинув портфель назад.

– Подробности вышлю на мыло. Отлично. Знал, что на тебя можно положиться. Давай!

Жерехов воткнул телефон в держатель и тронулся с места.

Сногсшибательная девушка выбила из головы даже «ЕПС» с Прогрессом. Тем более, что пока Королев не раздобудет информацию о Владимире Ивановиче, дело не сдвинется. Не шантажировать же его?

Смартфон снова запиликал известной мелодией, и Сергей нажал ответ.

– Вы пропали, и я не могу до вас дозвониться, – неприязненно сообщил коммерческий директор «ЕПС».

– Прошу прощения, преследовал объект, рыл информацию. Теперь весь грязный, еду домой переодеваться.

– Поторопитесь, у нас появился дополнительный вариант, и если до следующих переговоров вы не сдвинетесь, мы им воспользуемся.

– У меня тоже есть запасной план, – брякнул Жерехов и нажал отбой.

Он помотал головой, отгоняя неприятное наваждение. Перед глазами вновь встала соблазнительная журналистка.

 

* * *

 

Весь день прокатавшись с Миссисом, Светлана устала. Скудность собранных сведений настораживала. Хотя отсутствие информации тоже результат. Все три девушки походили друг на друга. Ни родителей, ни родственников, ни друзей. Тихие, замкнутые, одинокие. Настоящая находка для маньяка. Даже их пропажа обнаружилась из-за брошенных на дороге машин. А вот Милослава, дочь заказчика, из списка выбивалась. Фактически, она тоже была сиротой, о том, что ее отец жив, знала лишь близкая подруга, с которой они снимали квартиру. Так что похититель мог ошибиться. В остальном девушка полностью совпадала с описанием других пропавших. Те же привычки, тот же узкий круг знакомств. ОтрешЁнность и нелюдимость.

Листьева заскочила в издательство. Попила кофе с коллегами. Дописала незаконченную статью, и уже собиралась домой, когда раздался телефонный звонок. Она совсем забыла об обещанных свиданиях.

– Вас будет ждать машина, – сообщил Эдуард. – В девять устроит?

Тон нейтральный, но как показалось Светлане слишком сухой. Она даже хотела отказаться, но любопытство взяло верх.

– Вполне.

– Тогда у вашего подъезда, – уточнил Королев, – Роллс-Ройс Фантом.

Она улыбнулась:

– Вот так значит, пыль в глаза.

Но в трубке уже бренчали короткие гудки.

– Ладно, стоит поторопиться, – Листьева накрутила на палец цепочку. – Хочет играть по-взрослому, пожалуйста.

Прихватив сумочку, она бросилась к лифту. В голове кружилось самое вызывающее платье, неудобные, но очень дорогие туфли на высоченном каблуке и сумочка Прада.

– Война, так война, – промурлыкала Светлана.

Пропавшие девушки и сумасшедший детектив моментально выскочили из головы, уступив место азарту, но дорогу, как всегда не вовремя, перекрыл редактор.

– Где твой эксклюзив? – спросил он тонким голосом, не вяжущимся с его обрюзгшим телом и толстым бородатым лицом.

– У вас на мыле.

– Это тот бред про пропавших девок с безосновательным подозрением на серийного убийцу?

– Оно подкреплено… – бросилась в бой Листьева.

– Пустыми домыслами, – оборвал редактор. – Это максимум тема для нашей группы в социальных сетях, и на это ты потратила весь день?

Светлана обошла его, и юркнула в открывшиеся двери лифта.

– Это бомба! – вытаращив глаза, сообщила она, и нажала первый этаж.

 

* * *

 

Григорий вернулся домой. Открыл ворота. Заехал на участок. Старая волга продребезжала по гравию и, рыкнув, затихла.

Тихий дом, тёмный, но не страшный. Самое главное отсутствие назойливого городского шума.

Проскочив крыльцо, он вошел и запер дверь на массивный засов. Щелкнув выключателем в коридоре, сбросил ботинки и потянулся. Прошел на кухню, достал из холодильника сковороду, и поставил на плиту. Из-за нервных событий дня жутко хотелось есть. Быстро подогрев пищу, он взял вилку и, не перекладывая в тарелку, сел за стол. Одной рукой пихая еду в рот, другой раскрыл чёрную папку. Самое время вплотную заняться досье, предоставленным заказчиком и сравнить с добытыми сведениями.

Пережевывая пищу, он с интересом рассматривал фотографии. Какие похожие девушки. Внешне, внутренне. Будто не разные люди, а клоны. Должны же у них быть различия. Не бывает похожих людей.

Григорий не сомневался разгадка в нюансах, в непохожести. Год и место рождения, проживание. Смерть родителей ненасильственная. Узкий круг знакомств и интересов. Отсутствие любовных связей. У всех кроме одной. У первой пропавшей был любовник. Они не жили вместе. Встречались редко. Ни Миссис, ни полиция так и не нашли его контактов. Подозрительно, но завтра появятся распечатки входящих, исходящих звонков, и многое прояснится.

Надо искать дальше. Отгадка в различиях.

Миссис взглянул за окно. Стемнело. Рваные тени заполонили двор, а вместе с ними пришла тоска и опустошенность. В мысли, разрушая логические цепочки, вполз страх.

Встав, он задёрнул толстые шторы. Потёр виски. Полегчало.

Сев за стол, Григорий отодвинул сковороду. Аппетит пропал.

Непохожести. Надо искать необычные, выбивающиеся из будничной массы факты прошлого. Главное всегда в деталях, особенных происшествиях. Из них состоит жизнь, остальное растворяется и теряется в памяти навсегда.

Миссис вздрогнул от тихого стука, с ужасом взглянув в коридор. Началось!

Стук повторился, а за ним, еле слышимый, прошелестел шёпот: «Пусти меня».

Григорий сжал голову руками, подскочил, вытащил из полки сильное успокоительное. Таблетки не только помогали не волноваться, но и давали оптимальный побочный эффект. В инструкции, так и было указано: «парадоксальная стимуляция центральной нервной системы».

– Всё хорошо, – пробормотал он. – Зло всегда рядом, давно надо привыкнуть.

 

* * *

 

Светлана не стала мотать нервы, опоздав всего на двадцать минут. Белый Фантом, странно выглядящий в старом дворе, скромно дожидался у тротуара. Водитель в фуражке и чёрном костюме курил, но увидев ее, бросил сигарету, и распахнул заднюю дверь.

– Добрый вечер! – он даже склонил голову в изысканном поклоне.

Листьева кивнула в ответ. То, что она именно та, что нужна, догадаться было нетрудно. Алое платье плотно облегало грудь и бедра, расходясь книзу, два боковых выреза, показывали стройные ноги, но ровно настолько, насколько нужно. Красная сумка с брендовым треугольником. Кроваво-красные туфли. Легкий белый шарфик с отливом. Изящная тонкая цепочка и легкие витые серьги белого металла. Безупречная композиция.

Изысканно сев, она с удивлением увидела, что автомобиль пуст.

– Я доставлю вас в ресторан «Варывы», – сообщил водитель, – и дождусь, чтобы отвезти обратно.

Светлана пожала плечами. О таком заведении она, конечно, слышала, но бывать не приходилось. А забота нового ухажёра выглядела слишком благопристойно, чтобы быть искренней. Подумаешь, джентльмен прислал машину. Дама все равно недовольна. Безусловно, глядеть на один из самых дорогих городов мира из одной из самых респектабельных машин, приятно. Вызывает чувство превосходства над кишащей на улицах массой, но на романтический лад не настраивает, скорее наоборот. Девушка чувствовала себя дорогостоящей проституткой, едущей к богатому клиенту.

Ресторан занимал дом на набережной. Видимо, чтобы окончательно не испортить впечатление Королёв встречал ее у подъезда. Стильный, но не слишком дорогой костюм спортивного покроя, рукава закатаны до локтей. Рубашка с воротником стойкой и красный шарф. Будто нарочно в тон её платью. Светлана придирчиво осмотрела ботинки. Слишком чистые, не подкопаешься. Аккуратная прическа, ничего вызывающего, но ему шло. Гладко выбритое лицо с высокими, даже острыми скулами. Ровный нос с горбинкой. Тёмные, слишком уж спокойные глаза, даже немного обидно. Мог бы понервничать для приличия. Чёрные брови, не слишком густые, и не тонкие. Широкие плечи. Стройный. Спортивный. Элегантный.

Листьева вздохнула. Очень хотелось воткнуть шпильку в его идеальный образ и гладкие манеры.

Эдуард склонил голову и подал руку.

– Добрый вечер!

– Слишком правильный, – заметила она, и сжала его ладонь.

– Я тебя ещё не знаю, – увлекая её внутрь ресторана, сказал Королёв, – поэтому чрезмерная вежливость и приверженность этикету просто защитная реакция.

– Боишься? – улыбнулась Светлана.

В парадном зале здания помпезная мраморная лестница вырывалась из русской избы с резным крыльцом, и спускалась к ногам. От обстановки веяло эпатажем на грани безвкусицы. Из огромной люстры Сваровски торчали стилизованные под свечи лампочки. А вместо ковров на паркетном полу гордо возлежали домотканые половики. Из картин глядели белолицые селянки, тоскующие в пасторальных пейзажах.

– Волнуюсь, – поправил он.

– У меня глаза лопнут, – пожаловалась Листьева, оглядывая зал.

– Прикрой, я тебя доведу. Здесь главное кухня. Старинные рецепты с налётом современной изысканности.

– Сублимационная сферификация? – простонала она, жмурясь.

– Да ты знаток, – развеселился Эдуард.

– Специалист, – пробормотала Светлана. – Писала статью о молекулярной кухне, даже аппетита лишилась.

– А мне нравится, как здесь кормят, но если будет некомфортно, сбежим. Обещаю, в следующий раз пойдем в твоё любимое заведение.

– Мне нравится Максим в Париже.

– Ты консервативна? – удивился Королев.

– Не, я фьюжн.

Они поднялись на второй этаж, и в сопровождении администратора, на лифте уехали в мансарду.

Под крышей уже не было избыточного лоска или свежих дизайнерских решений. Здесь царила атмосфера уюта. Старые потертые вещи. Белые салфетки, Павлово-Посадские платки, серебро и фарфор. Древние кожаные кресла у низких столов под мансардными окнами с парчовыми занавесками. Милые столики на две персоны, с классическими стульями и сервировкой.

Присев, Светлана отодвинула меню.

– Ты всё знаешь, поэтому на твой вкус.

Эдуард кивнул. В ход пошли муссы из винегрета, шарики борща и жидкий хлеб с пряным снегом. На второе и вовсе что-то невообразимое. Камчатские крабы во льду и салат с пивным пралине.

Закончив с заказом, он предложил:

– Чтобы снять скованность предлагаю сыграть в десять вопросов.

– Их же вроде двадцать?

– Начнём?

Листьева кивнула, продолжая рассматривать скатерть. Теперь, когда эмоции схлынули, она никак не могла выбросить из головы похищенных девушек.

– Хочешь замуж? – спросил Королев.

– Это предложение? Шучу, не волнуйся. Хочу, конечно, но пока не знаю за кого, – Светлана посмотрела ему в глаза, в голову стучались навязчивые мысли и вопрос созрел сам собой. – Ты когда-нибудь похищал человека?

Эдуард вздрогнул. Дернулся глаз и щека. Прижав руку к лицу, он наклонился и глубоко вдохнул.

– Ну и вопросы у тебя, – пробормотал он.

– Извини, я не знала, что ты серийный похититель. Теперь ты меня убьёшь?

– Скажу, не вдаваясь в подробности. Когда я воевал в Чечне, меня похитили боевики.

Королёв болезненно сглотнул, распустив шарф. Шею от уха до кадыка пересекал толстый белый шрам. Справившись с приступом, он выпил воды и, моргнув, спросил:

– Моя очередь?

Светлана хотела извиниться по-настоящему, но слова, не смотря на журналистский опыт, в предложения не выстраивались. Не справившись с оправдательной речью, она кивнула.

– Кто такой Миссис и в чём ты ему помогаешь? – спросил Эдуард.

– У тебя был другой вопрос, – протянула Листьева.

Принесли часть заказа.

Королёв поправил шарф, а у Светланы появилось время собраться с мыслями. Иногда, задавая вопрос, стоит спросить себя, хочешь ли ты услышать ответ. Зачерпнув ложкой шарик борща, она примирительно посмотрела на собеседника.

– Прости, я иногда спрашиваю пренеприятнейшие вещи, излишки профессии. Григорий мой старый знакомый с гигантскими тараканами в голове. Был следователем, но из-за проблем с общением, приступов агрессии и правдолюбия его попросили. Во время последнего дела у него случился нервный срыв. Он убил негодяя, который доводил людей до самоубийства. Теперь он частный детектив, – она вздохнула, – Я иногда помогаю ему в расследованиях и получаю эксклюзивный материал. У меня нет проблем с коммуникабельностью, и соображаю я временами неплохо.

– Любопытно, расскажи про тот случай, с самоубийствами.

Листьева вздохнула.

– Психопат собирал приспособление и монтировал его в дверь жертвы. Механизм эмитировал стук, а из микрофона раздавался тихий голос, просящий пустить зло. Когда несчастный прибегал на звук, шумы прекращались. У людей не выдерживали нервы. Трое из десяти покончили жизнь самоубийством. Шестеро находятся на принудительном лечении в психбольнице.

– А ещё один? – заинтересовался Королев.

– Это Миссис.

Эдуард покачал головой.

– Жуткая история. А что с последним делом?

– У заказчика похитили дочь, но преступление оказалось уже четвёртым. Девушки пока не найдены, но почерк преступника наталкивает на мысли…

– О маньяке, – помог Эдуард.

– Они склонны к позёрству.

– Сейчас все любят шоу.

– Конечно, – Листьева намотала цепочку на палец. – Ты прав. Он что-то готовит. Такое, что разорвет СМИ. Говорить будут только о нём.

– А он будет ходить, и посмеиваться, гордый собственным превосходством.

– Ты хорошо разбираешься в серийных убийцах! – улыбнулась Светлана.

– Среди моих клиентов, каждый второй маньяк, – усмехнулся в ответ Королев.

– Так ты менеджер маньяков, – поздравила Листьева.

– Можно сказать и так. Иногда я сильно удивляюсь, как людям вообще приходит такое в голову, но моя фишка «Любой каприз за ваши деньги».

– В пределах разумного?

Эдуард не ответил, приступив к борщу.

– Значит, думаешь, он хочет анонимной известности? Доказать всем, что он умнее, сильнее, могущественнее.

– Этого все хотят, – заверил Королёв, прикрыв рот салфеткой. – Это тренд двадцать первого века. Быть на шаг впереди всех и контролировать ситуацию.

– А если план не сработает?

– Должны быть запасные планы, без потерь вступающие в действие.

Светлана покатала ложкой шарик борща по тарелке, и улыбнулась.

– Не хочу, есть, – протянула она, поглядывая на собеседника из-под опущенных ресниц.

– Пристань в двух шагах, поплаваем по ночной Москве?

– Меня укачивает, – хитро заметила она.

– Пешком с шампанским?

– Устала.

– Могу вызвать карету. Любишь лошадей?

– Боюсь.

– Тогда рикшу.

Листьева засмеялась.

– Я передумала. Останемся и будем смотреть на эволюцию свеклы.

Она подняла шарик борща. Попробовала. Своеобразный вкус.

Рейтинг@Mail.ru