Untitled document

Восхождение по ступеням заняло у нас не более пятнадцати минут. Не знаю, что Фирлас сделал с нашим рыцарем, но ноги он стал переставлять весьма резво. Все это время стены замка нещадно трясло. Толстые электрические дуги с шипением и грохотом врезались в каменную кладку. Пару раз мимо нас проносились огромные куски стен, и с гулким эхом падали куда-то в провал лестничной клетки. Диссонанс, волнами исходивший откуда-то из недр бури чувствовался все сильнее. Приходилось тяжело дышать, чтобы побороть приступы паники каждый раз, когда это происходило. А проклятая лестница все не заканчивалась!
Я уж начала думать, что она бесконечна, когда впереди, наконец, забрезжил свет, исходящий из распахнутой настежь двери. Из комнаты доносились звуки боя. Гремел металл, слышались раскаты грома и разноголосые крики. Фирлас с Риорданом остановились у двери, осторожно заглядывая внутрь. К моему удивлению, рыцарь уже стоял на своих ногах, лишь немного опираясь о стену. В руке его нетерпеливо подрагивал обнаженный меч.
Огонек бесшумно появился рядом.
- В комнате старуха, та что была на ритуале… - тихо прошептал он. – Но она теперь другая.
- Многоликая?! Ты уверен?
Огонек утвердительно кивнул.
Так вот значит, кто поиздевался над духами, заставив их устроить бурю! В первый раз она разрушила привычную мелодию магии, чуть не погубила нас и еще добрую сотню пленников, а теперь решила завершить начатое. Ну, так пусть попробует! Я почувствовала, как волна гнева поднимается откуда-то изнутри. На руке радужно вспыхнули рисунки, отвечая на мои эмоции, даря мне решимость и уверенность.
- Что ты задумала? – Огонек предостерегающе схватил меня за руку, но тут же отпрянул, зашипев от боли. Ключ не терпел бесцеремонных прикосновений.
Но я лишь хулигански ухмыльнулась и стрелой метнулась к распахнутой двери.
Проскочив порог, я скрылась за небольшой кушеткой. Комната была в полнейшей разрухе. Части крыши и внешней стены не было, на их месте красовалось круглое око бури – тихое и спокойное, через которое просвечивало ярко-оранжевое закатное небо. От этого комната, казалось, была залита огнем. В дальнем углу на полу в отключке валялась пара гномов, хрупкая женщина в черном обтягивающем костюме спряталась за перевернутым письменным столом, зажимая рукой рану в боку. Еще одна, в одеянии церковницы, лежала, прижатая этим самым массивным столом. На стене, пригвожденное копьем, висело тело мужчины с длинными черными волосами. Апофеозом всей этой картины был крепкий старик с короткой седой бородой, корчившийся от боли в воздухе. Напротив него, направив руки на свою жертву, вовсю колдовала Многоликая.
Отвратительные звуки ее заклятий скальпелем резали сердце. Казалось, меня вот-вот захлестнет волной боли. Но рисунок на руке не позволял агонии распространиться. Его свет был таким теплым, что вскоре мне удалось восстановить дыхание и отрешиться от болезненных ощущений.
- Отдай мне ключ и боль уйдет! – высоким голосом провизжала заклинательница.
Старик промычал в ответ что-то неразборчивое и отрицательно помотал головой.
У меня внутри все похолодело. Нет, я конечно, подозревала за чем именно в замок явились безликие. Но сейчас уверилась окончательно. Ей нужна была я! А точнее, ключ, который теперь во мне. А главное, я почему-то была точно уверена, что забрать его у меня можно будет только после смерти. И вот я, круглая дура, сама принесла ей искомое, вместо того, чтобы укрыться где-нибудь подальше. Мне вдруг стало ужасно себя жаль. Ну чем, чем я могла так сильно прогневить вселенную, что на меня все время сыпались неприятности?!
- Йена, вернись! – мои раздумья прервал настырный зов Огонька.
- И не подумаю, - огрызнулась я, - она явилась за мной. Так пусть получает, зачем пришла! Но на моих условиях!
- Ты с ума сошла, посмотри какая у нее силища! – не унимался мой друг.
- Это не силища! – сердито бросила я в ответ. – Она портит мелодию, искажает ее, превращает духов в чудовищ. А они ведь совсем беззащитные, Огонек!
На минуту мой друг замолчал, переваривая информацию. Затем у меня в голове послышался тяжелый вздох. О, как он был мне знаком! Вздох капитуляции!
- Каков план? – устало спросил он.
Вот только плана не было. Я, конечно, расхрабрилась, но обдумать свои действия не потрудилась. Впрочем, таков был мой принцип действий в большинстве ситуаций. Я задумчиво почесала в затылке и вдруг почувствовала, что тело будто сжало в тиски. Я не могла шевелиться, руки и ноги не действовали. Меня плавно подняло в воздух.
- А вот и ключ, - протянул высокий девичий голос у меня за спиной. – Что ж, спасибо, дорогая, что явилась сама. А то я уже собиралась порвать в клочья твоего нового хозяина.
На полу посреди комнаты в неестественной позе валялось тело старика. Липкий, тягучий страх ледяной хваткой вцепился в сердце, не позволяя нормально дышать. Когда же я оказалась в воздухе прямо напротив белой маски, дыхание и вовсе остановилось.
Широко распахнутыми от ужаса глазами я смотрела в белое безглазое и безносое лицо. По спине струйкой бежал холодный пот. Даже ключ, почему-то молчал. Можно было подумать, что он совсем исчез.
- Даже сопротивляться не будешь, маленькая воровка? – пискляво прошипела Многоликая. – В прошлую нашу встречу ты была посмелее. Тебе даже удалось застать меня врасплох. Да и друзья твои тогда не прятались за стенкой. Неужели, решили отдать тебя мне, чтобы выжить?! Как мило!
Я почувствовала, как среди сковавшего душу льда вспыхнула едва ощутимая искра. Гнев – мой давний союзник и защитник, снова пришел на помощь. Если эта тварь будет и дальше болтать в том же духе, я, пожалуй, смогу освободиться. Я опустила глаза, чтобы культистка не заметила перемены. Но она, кажется, восприняла это, как сигнал к продолжению монолога.
- Ах, похоже, моя догадка верна. Ну что ты, милая, не стоит грустить. Сначала, я убью тебя, заберу ключ, а затем убью твоих друзей. Просто так, чтобы отомстить за тебя. Ах да, и еще, духа твоего я, пожалуй, заберу себе. Он такой сильный, просто прелесть. Вот только немного над ним поработаю, сделаю ручным...
Ну вот и все! Ей удалось договориться до самой болезненной темы. Огонька я тронуть не позволю! Как бы страшно мне не было, как бы силен не был противник… Огонек это все, что у меня есть, и я его не отдам!
Маленькая тлеющая искра превратилась в пламя. От былого страха не осталось и следа. Я чувствовала, как ключ все сильнее разгорается в руке, едва сдерживаясь от распирающей его силы.
А Многоликая все не умолкала, не замечая произошедшей со мной перемены.
- Ты как, не против, дорогая? – тонкой рукой в белоснежной перчатке, жрица приподняла за подбородок мое лицо, силясь заглянуть мне в глаза. И на этот раз, я ей позволила. Мой взгляд… не знаю, что она увидела в нем, но волну ее страха я ощутила почти физически. Белая маска отшатнулась, но тут же замерла, нелепо вытянув вперед руки. Казалось, моя ладонь действует сама по себе. Очертив несколько быстрых петель запястьем, я сотворила клетку духов, наподобие той, которая только что удерживала меня. Невероятно приятно было снова услышать звонкую, гармоничную мелодию нормальной магии.
Но Безликая, похоже, сдаваться не собиралась. Я чувствовала, как диссонанс, создаваемый ею, ослабляет мое заклятье, искажает духов поддерживающий магию. Я снова начала двигаться. На этот раз всем телом. На мгновение клетка укрепилась, но затем снова начала расползаться. Нужно было что-то делать. Долго держать ее у меня не получится.
В прошлый раз, я повергла ее в бегство, лишив браслета. Сейчас можно было сделать то же самое. Все, что мне требовалось, было при мне. А чего не было…
- Огонек!
- Я иду!
- Нет! Не подходи ближе, она знает кто ты. Мне нужен тихоня. Пусть возьмет свой чудо-меч и мигом сюда!
Знакомый звон кольчуги я услышала, когда клетка уже была на грани коллапса. Благо, рыцарь понял все без пояснений, наверное, сказался опыт охоты на сновидцев. Красной тенью подскочив к жрице, он одним движением меча, отрубил ей руки с браслетами. В то же мгновение клетка с громким хлопком распалась. Ударной волной нас с Риорданом отбросило назад. Протяжный вой бури дополнил полный боли вопль Многоликой. Но среди общего шума мне послышался и другой звук. Низкий рык и хлопанье крыльев. И оказалось, слух меня не подвел. Огромный сапфирово-синий дракон тяжело приземлился на край развороченной магией площадки, осторожно взял в когтистую лапу поскуливающую жрицу и, пружинисто подпрыгнув, исчез где-то в недрах черной тучи.
Облегченно выдохнув, я откинулась на что-то теплое и твердое. Перед глазами плыли цветные круги, руки дрожали от напряжения. Но Огонек уже был рядом, его теплая, лучистая энергия плавно перетекала в мое тело, убирая усталость, прогоняя страхи.
- Тебе здорово досталось, крылышко. – прошептал он. – Но ты молодец! Похоже, этот рисунок на твоей руке может быть весьма полезен.
- Ты даже не представляешь насколько… - улыбнулась я.

***

Пока я восстанавливалась, остальные тоже не бездействовали. Женщина в черном старалась привести в чувства старика, Фирлас пытался поднять стол, которым придавило церковницу. Вот только ему не удавалось сдвинуть тяжелую мебель ни на сантиметр. Стол был огромен. Мощные резные ножки поддерживали толстую столешницу из мореного дуба, усыпанную по периметру разноцветными самоцветами. Как только эта громадина не придавила хрупкую женщину насмерть?! Тем временем, гномы тоже начали приходить в себя. Сначала из их угла послышалась отборнейшая брань. Затем, сопя и пыхтя два абсолютно одинаковых, рыжих, как огонь гнома встали на ноги и пошатываясь направились к центру комнаты.
Когда в висках перестало стучать, я попробовала пошевелиться и в тот же миг, чуть не запахав вперед носом, оказалась в спасительных руках Огонька. Оказалось, что все это время я лежала на животе Риордана, который на короткое время отключился от удара. А теперь пришел в себя и, увидав богомерзкую еретичку, то бишь меня, поспешил ее сбросить. Я сердито зыркнула на осенившего себя святым кругом рыцаря. Но его взгляд был устремлен на толпу в центре комнаты. Церковница уже была успешно вызволена гномами и теперь сидела на коленях, удерживая седую голову старика, пока Фирлас пытался его подлечить. Рыцарь побледнел и со всех ног рванул туда.
- Магистр! – в голосе его послышалось отчаяние.
Так вот оно что! Похоже, этот колоритный старик и был тем самым магистром, который должен был вывести нас из ада, продолжавшего разрушать крепость, несмотря на отсутствие заклинательницы. Теперь духи, которых она исказила, не остановятся, пока не выдохнуться полностью. Что ж, вот это будет ирония, если дед даст дуба прямо сейчас. Хотя наслаждаться ей мы будем не долго. Через полчаса-час буря доберется и до нас. Бежать то некуда!
Но небеса, похоже, решили иначе. Через минуту старик пошевелился, затем открыл глаза и улыбнулся. Честно говоря, такой улыбки я не видела ни у кого, ни до встречи с магистром, ни после. Все его лицо светилось какой-то необычайной гармонией, внутренней силой, мудростью… Словно зачарованная я рассматривала морщинки вокруг лучистых глаз, чувствуя, как и сама расплываюсь в ответной улыбке. Я спешно одернула себя и придала лицу соответствующий моменту серьезный вид.
Гномы бросились переворачивать кушетку, затем общими усилиями старик был на нее перенесен. Все это время он что-то говорил своим подручным и Фирласу. Жаль, шум бури не позволял различить слова. Наконец, он заметил меня, и лицо его тут же переменилось. Умиротворение сменилось восторгом, гармония – тревогой. Он жестом подозвал нас к себе.
Когда я подошла поближе, он протянул вперед дрожащие руки.
- О небеса, неужели я дождался тебя?!
В абсолютном недоумении я уставилась на старика. Окружающие, похоже, тоже не понимали, что происходит. Рыцарь ошеломленно переводил округлившиеся глаза с меня на старика и обратно.
- Вы меня ждали? – на всякий случай поинтересовалась я.
- Да… и нет, - улыбнулся он, - Мне была предсказана встреча с наследником перед самой смертью. Я ждал его и, в то же время, совсем не ждал смерти.
Старик поморщился от боли, и только теперь я заметила, насколько сильно было изранено его тело. Черный камзол полностью пропитался кровью, руки едва действовали, а на лице не осталось ни кровинки. Похоже, Фирлас не смог исцелить его, но почему?!
- Фирлас, помоги ему. Ты же сильный целитель! – накинулась я на эльфа.
Но тот лишь грустно покачал головой.
- Последствия магии пустоты невозможно исцелить. Эти раны нанесены его духу, а тело лишь отображает их суть. – тихо проговорил он, обращаясь не столько ко мне, сколько к окружающим.
Я устало вздохнула. Но старик лишь снова улыбнулся.
- Не печальтесь обо мне. Я ухожу безмерно счастливым. – голос старика звучал с каждой секундой все слабее, - Сбылась цель моей жизни и теперь у Гильдии появится новый магистр. Я встретил тебя, последняя и первая, увидел тебя. Чего еще нужно усталому старику?!
Неожиданно, он приподнялся на диване, голос его вдруг стал сильным и заполнил собой всю комнату, заглушив даже пронзительный вой бури.
– Слушайте все – вот ваш новый магистр!
Дрожащая белая рука медленно поднялась, и длинный морщинистый палец указал на… меня.
Проклятье! Подсознательно, я уже ожидала чего-то подобного, день не задался с самого утра. Я растерянно оглянулась, ловя на себе удивленные взгляды всех присутствующих. И собралась было возразить, но было поздно. Старик издал тяжелый вздох и, умиротворенно закрыв глаза, перестал дышать.
Наступила неловкая пауза. Не скажу, что нас накрыло тишиной, скорее наоборот, стали отчетливо слышны истеричные завывания черной бури за стенами. В прорехе крыши все еще стояло око, только оранжевое свечение в небе уже погасло. Наступала ночь.
Первой молчание нарушила церковница.
- Она не может быть магистром! Она даже не член гильдии!
У нее был на удивление низкий, грудной голос. А еще, я была с ней полностью согласна!
- Мы согласны с Ривой! Она вообще полукровка! Это отвратительно. – пробасил один из гномов.
А вот это уже была более понятная и привычная мне реакция. Даже на душе потеплело. На всякий случай я благодарно посмотрела в сторону подземников.
- Мастер выбрал ее. Не скажу, что мне она по душе. Но слово Мастера – закон. Поэтому, товарищи, не вижу смысла спорить. – задумчиво отозвалась женщина в черном.
Риордан лишь покивал в ее поддержку. Он стоял на коленях у тела старика изо всех сил стараясь не разрыдаться. Похоже, из всех присутствующих, покойного больше всех любил именно он. Остальные сразу принялись обсуждать дела, а этот нашел время для скорби. Похоже, этот чурбан только что вырос в моих глазах до уровня разумного существа.
- Не видишь смысла?! – после недолгого молчания возмутилась церковница. – То есть, ты хочешь, чтобы одна ведьма возглавила нас в борьбе с другой?! Да ты посмотри вообще на нее!
- Ты думаешь, мне это нравится, сестра?! Мы все надеялись, что он назначит преемником Риордана, но он решил иначе.
Тут уже возмутились гномы, и я вдруг обнаружила себя в центре галдящей толпы, перекрикивавшей даже завывания бури.
- Тихо! – холодный стальной с хрипотцой голос вдруг заполнил всю комнату. Как по команде, все замолчали и обернулись к говорившему. Я тоже осторожно выглянула из-за широкой спины рыцаря и обомлела. Мужчина, пригвожденный копьем к стене, поднял голову и заговорил. Нет, я конечно, как любой начитанный сновидец, слышала о подобном. Но те, кто оживал после смерти, обычно, разговаривать не могли. И уж тем более не имели такого ясного, пронзительного взгляда. А ведь еще пару минут назад был мертвее мертвого.
По спине пробежал холодок.
- Риордан, будь добр… - незнакомец изящным жестом указал на торчащее у него из груди копье. Рыцарь, не говоря ни слова, тяжело протопал вперед и одним мощным рывком выдернул оружие из стены. Мужчина рухнул вниз, немного полежал, а затем легко вскочил на ноги и быстро подошел к телу бывшего магистра. От широкой раны на груди осталась лишь прореха на рубахе. Я почувствовала, как на затылке зашевелились волоски.
- Погиб ваш учитель, защитник, герой спасший всех вас, а вы? Вы делите власть, стоя над его телом! Постыдились бы! – лед в его голосе стал еще отчетливее. – Мы исполним его волю и священное право передачи титула! Эта женщина – наш новый магистр. Поклонитесь ей!
И когда все они, как один склонились передо мной, я, наконец, осознала происходящее. Меня только что выбрали главой какой-то неизвестной мне организации и притом лишь потому, что этого захотел умирающий старик, у которого, скорее всего, было старческое слабоумие в запущенной форме. По крайней мере, я не могла себе представить, чтобы кто-то мог добровольно выбрать полукровку лидером вообще чего-либо. А главное, остальные не особо протестовали! Какой-то союз безумцев! Я хотела что-то сказать, как-то объяснить, что я не могу быть их магистром и вообще не хочу этого. Но тут человек со стены поднял голову. Наши глаза встретились и слова застряли в горле.
Я с легкостью определяла желание в глазах мужчин. Слишком часто мне приходилось с ним сталкиваться. Но этот обсидианово-черный взгляд… В нем было намного больше – страсть и равнодушие, сила и слабость, пламя и лед. Я почувствовала, как вдруг сбилось дыхание. Нет, я не испугалась, в прямом смысле этого слова. Это чувство было совсем другим. Будто, я встретила давно потерянного друга, с которым целую вечность была в ссоре. К нему непреодолимо тянуло, но в то же время, отталкивало. Я снова набрала воздуха, чтобы заговорить, но меня прервало громкое шипение и грохот от угодившей в остатки потолка молнии.
Сверху посыпались камни. Часть стены обвалилась, пол треснул. Огонек проворно оттащил меня к двери, остальные по короткой команде Риордана прижались к стене. Похоже, от замка осталась только эта башня и разъярённые духи, добрались до нее.
- Крылышко, ты можешь их успокоить? - послышался в голове тихий голос Огонька.
- Как? Эта какофония меня с ума сводит. Я не смогу снова превратить ее в мелодию.
- В буре есть ритм, прислушайся!
- Да нет здесь ритма, Огонек! Это сплошной…
И тут я услышала его! Ритм. Он действительно был – сложный, витиеватый, быстрый. Но все же я могла с него начать. Танец с духами меняет их мелодию. Если оттолкнуться от ритма и потанцевать…
- Он очень сложный, не знаю получится ли… - неуверенно проговорила я.
- Получится! – уверенный голос Огонька развеял все мои сомнения. – Ты для этого достаточно безумна, уж я-то знаю.
Я хихикнула и шутливо пихнула его в плечо.
Выходить на середину комнаты я не рискнула, потому отправилась к Фирласу и остальным, прижавшись спиной к стене. Эльф окинул меня мрачным взглядом. Похоже, он снова сердился неизвестно на что. И как с ним общаться, когда все время чувствуешь себя виноватой?! Единственной доступной мне тактикой в такой ситуации было равнодушие.
- Фирлас, как долго ты сможешь продержать щит, защищающий от этой бури? – спросила я самым обыденным тоном, на который была способна, стараясь не обращать внимания на хаос творившийся в душе.
- Минуты три. Щиты, к сожалению, не мой конек.
Три минуты на сложный танец… этого было мало. Я закусила нижнюю губу, обдумывая возможные варианты. Все это время эльф неотрывно смотрел на мое лицо. Похоже, он начинал что-то подозревать. Ну что ж – дадим ему еще пищу для раздумий.
- А что, если сделать щит, не пропускающий только камни?
- Теоретически, щит с более крупной решеткой потребует меньше энергии. Так что, думаю, минут пять или шесть.
Я недовольно покачала головой.
- Ты дашь мне десять, если хочешь жить, - безапелляционно заявила я.
В золотых глазах эльфа мелькнуло удивление.
- Очередной приступ безумия? – ядовито поинтересовался он.
Я кивнула.
- Только на этот раз, без твоей помощи я никак не обойдусь. К тому же, будь спокоен, если у меня не получится, мы все умрем.
На его тонких губах мелькнула усмешка, которая совсем не сочеталась с тревогой в золотых глазах.
- Я дам тебе десять минут.
Я благодарно кивнула, осторожно обошла эльфа, и снова по-над стеной направилась дальше, к Риордану.
- Эй, сэр тихоня! – громко крикнула я, опасаясь подходить близко к рыцарю. – В этой развалине есть площадка метров пяти в диаметре?
Рыцарь нахмурился, обдумывая свой ответ. Но меня отвлекло легкое, настойчивое прикосновение. Я резко обернулась. Позади меня стоял тот самый, чудесным образом оживший мужчина. На этот раз удалось поближе рассмотреть его внешность. Вытянутое лицо с бледной кожей, худыми щеками и довольно длинным носом украшали только яркие, миндалевидные глаза, поражавшие глубиной цвета и выразительностью. Выражение его лица было трудно прочесть. Даже черные глаза, совсем недавно такие притягательные, сейчас лишь загадочно поблескивали.
- Нужная вам площадка, магистр, есть за той дверью. – мужчина указал пальцем на небольшую створку в дальнем конце комнаты.
- Никакой я не магистр, - грубовато ответила я, делая шаг назад.
- Не нужно меня бояться! – его голос вдруг потеплел.
- Я не боюсь, просто чувство самосохранения говорит мне держаться подальше от ходячих трупов.
- Но разве я похож на мертвеца? Смотрите, я дышу, чувствую, прямо как вы.
В черных глазах засветилась насмешка.
- У вас в груди торчало КОПЬЕ!
- Но я не был мертв. – его голос теперь был сама теплота и спокойствие, - Я вообще не могу умереть. Можно сказать, это мое проклятие. Кстати, меня зовут лорд Миртан Крайс. Я ваш страж и секретарь, госпожа, и по совместительству мастер смерти.
Я хотела что-то ответить, но меня прервал долгий протяжный скрип. Пол под ногами опасно дрогнул. Как бы сильно не интриговал меня этот человек, пора было поторапливаться. Со всеми секретарями, мастерами и прочими умалишенными разберусь, если выживу.
Я коротко кивнула.
- Скажите остальным, что, если кто-то из вас умеет передавать энергию сновидцам, пусть помогут Фирласу держать щит. – бросила я и, махнув эльфу, ступила на растрескавшийся каменный пол по направлению к двери.
- А вы? – прозвучал позади хрипловатый голос лорда Крайса.
- А я попробую нас всех спасти, - не оборачиваясь, ответила я.
Пол под ногами протяжно поскрипывал, однако мне все же удалось добраться до заветной двери. Похоже, я все-таки сбросила пяток килограммов за месяц сна. А вот Фирласу пришлось сложнее. Он хоть и был весьма стройным для эльфа, все равно весил побольше меня. Растрескавшиеся плиты под его ногами то и дело проваливались. Рядом, страхуя эльфа, с гримасой отвращения на прекрасном лице невесомо шагал Огонек. Видеть его могла только я. По моему совету, он незаметно растворился в воздухе, пока все были заняты смертью старика. Не знаю, чего я так испугалась, но выдохнуть смогла лишь, когда они оба оказались рядом.
Огонек незаметно спрятался ко мне за пазуху, обернувшись маленьким белым зверьком. Он будет подпитывать меня, когда моя собственная энергия иссякнет. Остается лишь надеяться, что наших объединенных сил хватит, чтобы остановить бушующее снаружи безумие.
- Ты же знаешь, насколько сильно это смахивает на самоубийство? – иронично поинтересовался Фирлас.
- В нашей ситуации, на самоубийство больше смахивает бездействие. По сути, нам сейчас нечего терять.
- Ты права… нечего…
Он порывисто шагнул ко мне, свободной от посоха рукой обхватил за талию и крепко прижал к себе. Когда он склонился надо мной, наши глаза оказались практически на одном уровне. Теплый янтарный взгляд смотрел куда-то прямо в душу.
- Но я так хочу, чтобы мне было, что терять… - с этими словами он впился в мои губы. Страстно, настойчиво, но в то же время так восхитительно нежно! Внутри все перевернулось, по спине побежали приятные мурашки. Мне не хотелось, так не хотелось его прерывать, оставлять этот прекрасный, уютный, защищенный мирок, где были только я и он.
Но время было на исходе, и я как можно мягче оттолкнула его, тут же почувствовав дикое сожаление и пронизывающий душу холод.
- Мне нужен щит, Фирлас. Остальное потом. – суховато проговорила я, отвернувшись, чтобы он ни в коем случае не увидел предательски выступивших на глазах слез.
Это был тот самый поцелуй, правильный, которого я, наверное, ждала всю жизнь. Нет, меня, конечно, целовали и раньше – сначала трижды проклятый Эр’Засский, затем еще череда мужчин в разное время пытавшихся меня изнасиловать. Ни в одном из тех поцелуев не было чувств. А здесь… не знаю, быть может, сказывалась усталость, но именно таким, в моем понимании, должен был оказаться поцелуй любящего мужчины. И надо было ему случиться именно сейчас, когда мне так важно было не отвлекаться!
Эльф молчал у меня за спиной. Я очень надеялась, что не сильно его обидела. Когда вокруг вспыхнуло голубоватое сияние щита, я резко распахнула дверь. В лицо ударила мощная струя ледяного ветра с дождем, и сердце тут же болезненно сжалось от ужасной какофонии создаваемой разъяренными духами. Я наспех сбросила сапожки, и, сжав кулаки, упрямо шагнула в недра черной бури.

Рейтинг@Mail.ru