Untitled document

Это было лето дождей, гроз и штормовых предупреждений. Серьезно, каждый день Вконтакте появлялись объявления о том, что наш город накроет очередной ураган. Весь май и июнь лили дожди, я не вылезал на улицу, как, впрочем, не вылезал и из куртки. Солнечных дней выдалось так мало, что человеческие жертвоприношения ради хорошей погоды к первому июля перестали казаться чем-то варварским. К тому же, например, добрую половину моих одноклассников я бы лично отвел на алтарь. Не потому что я такой жестокий и ненавижу их, а просто это было бы реально самое значимое и полезное, что они могли сделать за свою жизнь – принести в среднюю полосу России летнюю жару. Иногда я выбирался на улицу. Иногда я даже успевал погулять минут двадцать, пока с неба опять не начинали ведрами сливать воду. Я не верю в бога, но если предположить, что он существует, то он, должно быть, забыл выключить кран в ванной и смылся на каникулы. Теперь его соседей снизу буквально заливало, а претензии предъявить было некому. В общем, с богом все выходило очень реалистично. Помню, однажды нас так вот залили. Мы тогда жили в другой квартире, мне было лет шесть. Соседями сверху были какие-то алкаши, так что, когда наши стены взбухли, как волдыри от ожогов, а с потолка стала отваливаться штукатурка, мы поняли – дело плохо. Папа долго ругался со всеми, включая старшего по подъезду, директора управляющей компании и даже какого-то депутата, но так ничего и не добился. Что-то подобное происходило в то лето с богом. Он вряд ли мог компенсировать утонувший в дождях месяц.

И наконец, это было лето, когда родители купили дачу. Они так давно мечтали о собственном загородном участке, и вот, свершилось. К участку в двенадцать соток прилагался дом и сарай. Был ли я рад этому? Совершенно точно нет. Сначала у меня имелись некоторые надежды, но как только мы все вместе приехали туда в первый раз, я понял, что даже если бог и разберется со своими протечками, лето мое все равно будет упущено. 

Рейтинг@Mail.ru