Untitled document

                               

В перепутанных мыслях я остановилась на перекрёстке возле дома. На небо набежали тучки, и начал накрапывать дождик.

Пойти к Вадиму или нет?.. Ощущение безраздельной радости от возвращения в город растаяло, как дым, а на его место начала проникать горечь. Одна весть тяжелее другой встретили меня в городе моей юности. Третьей я не выдержу.

Мне хотелось навестить ещё одного человека – Юру Каверина. Только на его помощь ещё оставалось какое-то робкое упование. Но разбитость во всём теле подсказывала, что нужно отдохнуть, прийти в себя и хорошенько поразмыслить о своём будущем.

Я решила, что пойду в домик тёти Клаши на улицу Упряжную. Может быть, после маминого замужества она вернулась туда. А если её там нет, то я всё равно смогу пока пожить в доме – я знаю, где всегда был спрятан запасной ключ. Надеюсь, что он лежит нетронутый на том же месте.

Пытаясь отгонять гнетущие мысли, как прилипчивых мух, я доехала до Упряжной улицы, находившейся в частном секторе, и пошла в её глубь, к домику Клавдии Петровны. Улица была почти пуста, уже смеркалось, дождь усилился, и погода напоминала осеннюю.

Домик стоял, утопая в зелени, и выглядел сиро и необжито. Калитки в сад никогда не существовало, её заменяла простая перекладина на рогатых брёвнах. А ключ должен быть вот под этим кустом, в железной коробочке из-под чая.

Я отыскала укромное место, сунула руку – ключ на месте! И, собираясь уже вернуться к перекладине, вдруг замерла за раскидистым кустом.

Из сада Клавдии Петровны, озираясь, вышел незнакомый кучерявый парень.

Он поднял перекладину и, снова оглянувшись по сторонам, бесшумно положил её обратно на рога.

Потом пустая улица, заросшая вишнёвыми и сливовыми деревьями, поглотила его.

Я вспомнила, что детей и внуков у тёти Клаши нет. Тогда кто это, и что ему здесь было нужно?.. Призрак Рене вмиг приблизился, и шеи коснулось жуткое ощущение его костлявых пальцев…

Потоптавшись у перекладины, я подождала, пока минует опасность. Я ждала долго, пугаясь каждого шелеста ветки. Каждой холодной капли, упавшей на лицо. Но никто не вернулся, и, когда совсем стемнело, я, наконец, осторожно зашла в дом.

Другого пристанища у меня всё равно не было.

 

Рейтинг@Mail.ru