Untitled document

                     Осторожно ступая, я приблизилась к столику и, еле шевеля рукой, начала его протирать.

                     Внезапно мне показалось, что я здесь не одна.

                     Какой-то едва уловимый шорох донесся со стороны стойки, за моей спиной.

                     Я замерла.

                     Прислушалась.

                     Кажется, показалось.

                     В баре стояла гробовая тишина.

                     Прошептав про себя «Отче наш», я снова приступила к уборке.

                     И опять легкий шорох почудился откуда-то из-под стойки.

                     Господи, нет! Я не могу!..

                     И я сломя голову бросилась из зала вверх по лестнице.

                     У выхода я остановилась, прижав руку к груди, откуда вырывалось бешено колотящееся сердце.

                     Нужно вернуться.

                 Раз уж я приняла решение идти до конца, значит, останавливаться нельзя. Ведь я же каждый день проделываю эту процедуру – и ничего… Обойдется и сегодня. Тут же никого нет…

                     Убеждая себя изо всех сил, я, наконец, снова спустилась в зал.

                     Все тихо.

                     Я вновь подошла к столу и принялась скрести его, отдирая прилипшие крошки.

                     Через некоторое время медленно повернула голову и покосилась на стойку.

                     И мне показалось – или я уже напугана до полубезумия! – что за углом сцены исчезает быстрая темная тень.

                     От страха я качнулась, едва успев схватиться за спинку высокого стула. Тряпка выпала из руки и шлепнулась на грязный пол.

                    «Надо хлебнуть чего-нибудь спиртного, - внезапно решила я, - иначе я не смогу убрать. Руки от страха трясутся так, что я просто не удержу ведра с водой…»

                     Я осторожно подошла к стойке и зашла внутрь, очутившись на рабочем месте Вовки.

                     Что бы такое выпить?..

                      Я задрала голову, рассматривая ряды дорогих бутылок.

                      Пожалуй, плесну виски «Чивас Ригал».

                      Я перевернула один из аккуратно стоящих стаканчиков и на четверть наполнила его выбранным напитком.

                      И залпом выпила.

                      Ну теперь, может, будет не так страшно…

                      Я взглянула на часы. Надо скорее приступать к уборке! В это время я обычно уже заканчиваю ее.

                      Сейчас, еще две минутки…

                   Я присела на стул и огляделась по сторонам. Как тут занятно!.. Столько бутылочек, рюмочек, фужеров… Какие-то щипцы – кажется, для поджигания абсента; сахар, ром… А под стойкой-то как интересно! А что это там в углу?.. 

                      Я присела, пытаясь разглядеть заинтересовавшую меня вещь.

                      В углу, под стойкой, валялась дубленая куртка бармена Вовки.

                      Я подняла ее с пола и бережно уложила на стул.

                      Погладила по внутреннему меху, представляя, будто глажу самого Вовку – по крепким плечам, по прямой сильной спине…

                      Вдруг рука моя замерла, зарывшись в теплую овчину.

                      Вовкина куртка здесь… Почему?

                      А в чем же он ушел?..

                      Я быстро вытащила руку. Глаза забегали по сторонам.

                      Или он не ушел?..

                      Он здесь?..

                      А что он здесь делает?

                      И, главное, где же он?..

 

Рейтинг@Mail.ru