Untitled document

Что там в траве, в острых камнях?
Лёгкие движения пантеры опасно бесшумны.
Дробные шаги, словно гипноз, уводят внимание.
А ведь зов судьбы – именно неуловимый шелест камешков у океана, тихий хруст сухой веточки, или щёлк пальцев, или нервное касание кастаньет.
Но тихо.
Тихо.
Уже вошла музыка.
Осторожно зазвучала Её Величество гитара.
Началась волнующая мистерия танца.
За руками-змеями танцорки не уследить.
Вызов в каждом пальце, в каждой складке, порыве, изгибе.
Призывное и незаметное равнодушному глазу похлопывание по бедру просто взрывает мозг. 
Смертельно-обезоруживающие почти любовные ласки на грани магии.
Предощущение чего-то неизбежного?
Или сдержанный гул скрытой мощи?
Нет.
Пожар.
Мгновение перед извержением.
Дуэндэ?
Ду-эн-дэ.
Дуэндэ!
Беззвучно, намёком на дантовское эхо: и хоть он был лишь медь литая…
Гибну. Гибну.
Гибну без ярого сквозняка.
Кислорода дайте, кислорода!
Отпустите сердце на волю.
По-след-няя-на-след-ная дробь.
Прощальный взрыв.
И тишина.
Объятье осторожно разжалось.
Взаимное опустошение?
Всё.
*
Мираж повторяется.
Но теперь среди снежной пустыни.
Колючее солнце.
Рвущий лёгкие воздух.
Прозрачный лёд танцпола.
Негромкие призывные ритмы.
Оглушённость красотой.
Осторожно выходим из-под ветвей берендеева леса.
Крадёмся?
В руках что-то гибкое, трепетное, невесомое-моё.
Или пока не-моё?
Энергичный короткий "разбег".
И вдруг она бросается с обрыва.
Но крепко держишь в руках и не-падаешь вместе.
Подрагивает, словно чуткая тетива.
Талия выгнута навстречу.
Напряжение катапульты.
Ухоженные, но взволнованные волосы почти касаются пола.
Несколько плавных движений волчка.
Встречаются руки.
Пальцы пропущены в пальцы и сплетены, сцеплены, проросли.
Внезапный разрыв тел на вытянутые руки.
Потом ударом хлыста схлопываемся.
На цыпочках замерла.
Взгляд потуплен.
Молит прощенье.
За что?

Рейтинг@Mail.ru