Untitled document

Томас очнулся среди суетящихся светло-сиреневокожих людей. Точней, создавалось впечатление, что они белокожие, но очень сильно замерзли и слегка посинели. Учитывая, что выглядели они подмерзшими, и говорили на незнакомом мягком языке, он их поначалу принял за русских. Но, увидев остроконечные уши, сменил свое мнение. Про медведей, водку и балалайки он прекрасно знал. А кто не знал? Но вот в остроконечных ушах русские никогда замечены не были. Скорей уж это были эльфы. Но эльфы — это вымысел. Или нет? С другой стороны, это вполне могли оказаться галлюцинации. За такую точку зрения выступало то, что над его головой были плотно сомкнутые тоже бело-сиреневые деревья. Среди деревьев местами проглядывало черное небо. Или свод чего-то. Очень высоко.

Тело ломило. Судя по внутренним ощущениям, было сломано минимум одно ребро и запястье. А что там еще внутри? Томас отдал команду ноге — та пошевелилась. С позвоночником, выходит, все в порядке. Осталось разобраться с галлюциногенными эльфами. А что этому предшествовало? 

 

***

Ночью по Гринвичу его разбудил японский коллега, который находился на дежурстве. К МКС, сообщил он в ужасе, приближается рой обломков китайского старого спутника. Возможно, его разбил космический мусор, летающий по орбите на скорости в 10 раз превышающей скорость пули. Быть может, его расстреляли китайцы же, тестируя своё космическое оружие. Столкновение было неизбежно. В это время к МКС был пристыкован новый российский грузовик ППТС с недавно прилетевшим пополнением.
- Следуй за мной, быстро! – сказал Томас японцу. Он вскочил, и поплыл по переборкам в сторону узла стыковки, быстро отталкиваясь руками от стен. Когда они добрались до модуля, в него уже забирался Раджеш, бортовой медик. Они кубарем влетели следом за ним и захлопнули люк.
- Надо подождать других, - неуверенно протянул Такеши.
- На это нет времени, - ответил Раджеш. Он был уже разочарован тем, что теперь запасы еды и воздуха придётся делить на троих. Он ждать никого не собирался, и эти двое возникли неожиданно.
- Если обломки пролетят мимо, мы окажемся последними трусами, и позор ляжет на нас и наши семьи, - величественно продекламировал Такеши, но покорно уселся в кресло пилота.

 

Томас уже проводил расстыковку, когда в иллюминатор увидел, что с той стороны к транспортному модулю приплыли ещё два члена команды: американка Бриттани и русский космонавт Алексей. На их лицах было недоумение, ужас и горечь предательства. Они открывали рты в беззвучном крике и стучали по стеклу. Томас сглотнул, завершил манёвр ручной отстыковки, отвернулся и махнул: «Отходим». В этот момент крупные и мелкие обломки пятидесятитонного китайского спутника начали крушить МКС с двумя опоздавшими и обречёнными людьми. Не более, чем на 50 метров отплыл транспортный корабль, когда МКС потряс взрыв, и мощная ударная волна закружила и понесла модуль в бездну.


Придя в себя, Томас обнаружил, что у Раджеша разбита голова, и вокруг летают капельки густой крови. Пощупал пульс – жив. Такеши бодрствовал и пытался безуспешно связаться с Землей. Томас посмотрел в иллюминатор и ужаснулся. Земля удалилась практически до размеров баскетбольного мяча. «Как долго я был в отключке?» Томас достал набор первой помощи, обработал рану и перебинтовал голову Раджешу. Перенёс его на койку медицинского отсека и пристегнул. Казалось бы, в невесомости индус ничего и не весил, но операция по переноске тела была довольно сложной. Больше Томас для него ничего сделать пока не мог.


Он подплыл к Такеши:
- Почему ты не оказывал нам первую помощь?
- Я пришёл в себя пять минут назад. Я успел пристегнуться, поэтому пострадал меньше. Проверил ваши пульсы, потом кинулся к иллюминатору, потом – к рации.
- Это не оправдание. У Раджеша кровь…
- Да, я видел. Слушай, давай об этом потом. Смотри, от взрыва МКС и нам досталось: наши маневровые выведены из строя. Навигация не работает, рация не работает. Я не могу связаться с Землёй, и нас несёт не пойми куда. Я не могу управлять кораблём.
- Надо выйти наружу и исправить. Разгерметизации не было?
- Вроде нет. Ни по приборам, ни по ощущениям.
- Так... , - Томас задумался, - а на сколько здесь запасов воздуха и еды? Я знаю, как должно быть в теории, но они постоянно модифицируют конструкцию.
- Вообще, по умолчанию на 15 дней для 4 человек, если полёт к Луне. Максимум – месяц на шестерых. Нас трое, значит, при этой норме нам хватит на 19 дней. Если экономить, то растянем на месяц. Но что это даст?


Вопрос повис в звенящей тишине тонкой скорлупки, нёсшейся неведомо куда. Действительно. Спасательных технологий на такой случай сейчас не существует.

 

Рейтинг@Mail.ru