Untitled document

   Быть того не может, чтобы какой-то молодой неандерталец увел у него из-под носа женщину! Нет, он, конечно, не сравнивает себя со старым сатиром, от чьей свирели женщины млеют, но кое в чем – можно бы и похвастаться – он силен…
    Мозг старого сатира вдруг стал взрываться лозунгами: «Они не пройдут!», «Мы победим!». Сатир даже подумал: «Инсульт!» Но, правда, без страха. Наш Давид Львович уже час бродил по поселку, так что успел попробовать загадочного местного вина.

А когда он стал не один, а воссоединился с Альбертом Александровичем и Леной, так совершенно все стало хорошо, наследники уже были близки к тому, чтобы составить трио и как цыгане на сцене «Неандерталь-палаццо» запеть жгучую, берущую за душу песню. Все равно про что. Хоть про то, как «Россия воскресе».

   Тяжеловатые взгляды торговцев фундуком помешали развернуться. Надо было видеть, какие мощные надбровные дуги, оказывается, у этих торговцев, о!
О!
 Трио ограничилось лозунгами. Давид Львович, Альберт Александрович и Елена Викторовна отправились в отель, скандируя: «Аквалангисты – это хорошо!», «Неандертальцы – это хорошо!»

Из-под тяжких надбровных дуг им вслед смотрели разные глаза, но одни были особенными. Глаза самого обычного молодого человека, одетого  чуть более смелее, чем остальные участники рынка.  В них ясно читалась тоска и безысходность студенческой жизни. Тоска – как дань мировой скорби,  безысходность – от того, что торгуешь пластмассовыми кораллами. 

 И будешь торговать всегда, пока есть пластмасса! А настоящие кораллы – красные, розовые, черные остались на Кубе, на последнем острове Свободы. 
И то на глубине.

Рейтинг@Mail.ru