Untitled document

Полковник юстиции Коротаев, несмотря на воскресный день, пришел-таки в ИВС городского управления внутренних дел. Пришел, чтобы встретиться с задержанным  Шиловым. Мог и не приходить. Но счел нужным всё-таки прийти и познакомиться. «Клиент», судя по всему, не на час.

Его встретил дежурный офицер.  Сопровождаемый офицером, Коротаев поднялся на третий этаж, где была комната для допросов. Поднялся с трудом. Потому что страдал одышкой. На площадке третьего этажа сделал «перекур», чтобы прийти в норму. Потом повернул направо. У одной из дверей его поджидал дежурный офицер. Он предупредительно открыл перед следователем дверь комнаты.

- Пожалуйста, Иван Емельянович.

- Благодарю.

Следователь вошел. Прошел к единственному небольшому и весьма древнему столику. В комнате находился надзиратель и довольно крупный мужчина в наручниках. Мужчина сидел, не поднимая глаз и ни на что не реагируя.

Следователь присел.

- Здравствуйте, гражданин Шилов.

- Ну... вишь ты... сразу и «гражданин», - недовольно пробурчал тот, но головы так и не поднял.

Следователь напомнил:

- Я с вами поздоровался, не так ли?

- А... пошел ты!..

- Не понял?

- Поймешь, вишь ты, когда сдохнешь.

- Если так, - следователь неожиданно хряпнул кулаком по столу и рявкнул. – Сидеть, как положено!

Шилов от неожиданности вздрогнул. Тотчас же выпрямился, подобрался и впервые посмотрел на следователя. К столь резкому переходу он оказался не готов.

- Извините, - промямлил Шилов.

Следователь совершенно спокойно заметил:

- Это совсем другой разговор. Он более приемлем для меня, - Шилов счел благоразумным промолчать. Следователь спросил. – Как прошла ночь?

Шилов пробурчал:

- Вонь и духотища.

- Ну, извините, - следователь развел руками. – Специальных апартаментов для VIP-персон здесь нет. Как я понял, это единственная у вас жалоба?

- Нет, - буркнул в ответ Шилов.

- А именно?

- Мне, вишь ты, адвокат нужен.

- Понятное желание. И оправданное. Но не сегодня. Сегодня не будет никаких следственных действий. Я пришел лишь познакомиться...

- Могли бы и представиться, - пробурчал Шилов.

- Если бы не ваша грубость, то я это бы сделал уже в самом начале. Я – Коротаев Иван Емельянович, старший следователь по особо важным делам прокуратуры области, полковник юстиции.

Шилов переспросил, хотя все услышал предельно отчетливо:

- Следователь? Из областной прокуратуры? Полковник юстиции?

- Именно так, - подтвердил Коротаев.

- Лестно, вишь ты, но вряд ли оправданно внимание ко мне со стороны...

Коротаев поспешил уверить:

- Оправданно, очень даже оправданно.

- Но я... вишь ты... ничего не совершил... такого, чтобы... Схватили... Поместили... А за что? Никто не говорит... Это – чистейшей воды произвол, о чем прошу сообщить прокурору области. Я – депутат и никто не вправе так относиться... Я облечен доверием избирателей... Ну и прочее такое...

Рейтинг@Mail.ru