По поводу творческой основы Animal ДжаZ могу назвать три главных составляющих. Первая – все мы были психи, в чем-то даже извращенцы. В том числе, и в сексе, и в других моментах жизни. А сумасшедшему, как известно, можно все. Также была общая идея – играть тяжелую музыку, причем никто не знал как. И третье – мы все были без руля и ветрил в плане понимания пошлости. Это понятие было у нас сильно размыто. В результате всего этого мы не боялись оказаться непонятыми, да и вообще ничего не боялись. Мы запросто могли сделать эстрадную композицию и сыграть ее рядом с ню-металлической в одном концерте, не думая о том, что у кого-то возникнут вопросы, не пошловато ли это. Более того, мы и в рамках одной композиции могли совмещать несовместимые, казалось бы, вещи. Например, одна из ранних песен «Тай» состоит из двух частей, одна из которых некое подражание Faith No More, а вторая поп-рок. И нам это казалось весьма органичным. И, если честно, мне до сих пор так кажется.

Ты говоришь, что вы старались каждую вашу песню допридумывать до конца, если она нравилась всем. Это значит, каждый что‑то свое вкладывал в песню, и она просто не могла кому‑то из вас не нравиться?

У большинства песен был конкретный автор. Но если, скажем, барабанщик соглашался в ней играть, значит, он уже принимал ее в себя и делал частью себя. Понятно, что он отвечал за результат так же, как и автор гармонии или основного риффа.

А какова была роль публики в вашем творчестве?

У нас с самого начала было четкое желание поступательно двигаться в плане популярности. С другой стороны, у каждого из нас был опыт концертной деятельности. Вообще, несколько раз удачно сыграв концерт, ты заражаешься этим вирусом сцены на всю жизнь. После этого никогда ты не сможешь равнодушно смотреть на музыкальные инструменты или какие-то концерты слушать, или интервью с каким-то музыкантами.

Писать песни и репетировать их это, конечно, круто. Еще круче, когда ты ощущаешь, что песня получается. Но какое-то мерило, помимо собственного удовольствия, у нас тоже всегда должно было присутствовать. Этой группе всегда было важно играть концерты, актерствовать на сцене. Поэтому я бы так сказал – в создании песен роль публики минимальна, а в восприятии готовой песни – весьма велика. Некоторые наши песни, регулярно не понимаемые слушателями, мы перестали играть. Просто чтобы не лить воду в песок.

Рейтинг@Mail.ru