Дети войны
из воспоминаний моей матери

 

 

Шёл страшный 1942 год. Немцы всё наступали. Они уже заняли Пятигорск. Гитлеровские войска готовились к вступлению на кабардинские земли.

Десятилетняя Фатима, находилась в селении Чегем, у своей тёти Таибат. В один из таких сумрачных и беспокойных дней Маш, так звали отца Фатимы, неожиданно появился у своей сестры. Он забрал старшую дочку, которая училась в педагогическом училище, и заехал за ними, чтобы отвезти всех к себе домой в Камлюково. Дома их ждал сюрприз. Каральбий, старший брат Фатимы, со своим другом заехал домой по пути на фронт проведать своих родных. Они погостили двое суток, а на третий день рано утром стали готовиться на дорогу. Фатима, ходившая как хвостик за своим старшим братом, непроизвольно стала свидетелем разговора молодых офицеров, которые с удовольствием ели недоспелый абрикос в саду и беседовали.

- Надо наесться, кто знает, может мне не суждено будет больше пробовать, домашние отцовские абрикосы. И неизвестно, вернусь ли я сюда вообще…

Недослушав конца разговора, она убежала прочь. Слова старшего брата ранили её, ещё детскую, душу.

Беседу молодых офицеров прервала мать, звавшая их к столу, и они заторопились, так как у них времени оставалось мало. Пока они ели она начала уговаривать сына спрятаться и остаться дома, и ни в коем случае не возвращаться на фронт.

Но, Каральбий, кадровый офицер, был умным парнем, и начал объяснять своей матери:

- Мама, подумай сама. Если я останусь, то пострадаете в первую очередь вы, мои родители, а потом все мои близкие. Я уверяю, никого не пожалеют, всех расстреляют. А раз так, лучше я один погибну, чем вы все. Запряжённая, двумя бравыми лошадьми, отцовская тележка наготове стояла возле ворот. Каральби со своим другом, прихватив с собой тётю Таибат с Фатимой, тронулись от родного дома.

И никто тогда не знал, что он так и не вернётся в свой родной дом и никогда не обнимет своих родителей и близких, а абрикосов отцовских уж никогда и не попробует.

Когда они доехали до трассы Ростов - Баку, перед глазами встала ужасающая картина – вся дорога была переполнена нашими солдатами, отступавшими в сторону Нальчика. Создавалось ощущение, что какая-то страшная чёрная масса движется на тебя, и вот – вот проглотит всё на своём пути.

Спрыгнув с тележки, Каральби со своим другом остановили первую машину, казалось бы, бесконечного военного эшелона. После короткого разговора с комдивом, первую машину освободили, а солдаты вместе с комдивом расселись по остальным. В освобождённую машину сели Каральбий со своим другом, и резко развернувшись, поехали в сторону Пятигорска, в сторону фронта, вдоль этой массы, по бездорожью.

Фатима долго смотрела, рыдая вслед удаляющейся машине, увозившей старшего брата.

Солдаты провожали их грустными прощальными глазами.

Таибат и Фатиму военные доставили по пути домой. В доме у Таибат находился штаб советских войск. Русские офицеры с большим уважением относились к домочадцам. Тем более, что тётя была очень гостеприимной и хлебосольной женщиной. Проходили дни и ночи. Немцы уже заняли Золку и готовились к обороне Баксана. В ходе оккупации немцы заставляли молодых людей вербоваться в немецкие войска, а тех, кто отказывался, расстреливали. Много невинных людей погибло, тогда. Но, Маш всё-таки смог уберечь своего очередного старшего сына и двух его друзей от ошибочного шага и от смерти. Он заставил их ночью выкопать большую яму под конюшней немцев, выложить яму брёвнами и засыпать соломой. Сверху заложили крепкими страпилами и тоже насыпали мусора, а от ямы сделали подкоп с выходом в огород, который тоже маскировали под мусорную свалку. Все три месяца, пока немцы находились в селе, они жили в этой яме. И остались живые, с незапятнанной изменой честью.

Тем временем в Чегеме тоже разворачивались события.

Один из офицеров штаба, очень молодой парень забежал к детям в комнату и предупредил Таибат, чтобы они никуда не отлучались:

- Таибат будьте очень осторожны, держите детей всё время при себе. Немцы готовятся к наступлению, и скорее всего мы будем отступать. Из дома никуда не уходите эти три дня, особенно завтра. Вероятнее всего завтра начнется наступление немцев. И если об этом ещё кто-нибудь узнает, меня точно убьют, эта секретная информация.

Парень настолько переживал, что повторялся в выражениях. Но не успел парень исчезнуть с порога комнаты, как прибежала соседка и уболтала Таибат сходить с ней на рынок. И они отправились в Нальчик на рынок за солью рано утром, ещё затемно. А на рассвете началась паника. Уставшие и замученные советские солдаты отступали. Земля содрогалась от тяжелой военной техники.

Запыхавшийся тот же молоденький офицер заскочил в комнату, где находились дети, и обратился к Фатиме:

- Где Таибат? Немцы сейчас тут будут. Я же её просил! Что мне теперь с вами делать? Фатима ты беги за мной, а этих двух я возьму.

Парень схватил двух маленьких деток и побежал через огород к соседям.

Подбежав к забору, он на ходу, поднимая Фатиму и перебрасывая через забор, строго наставлял:

- Фатима бегите к соседке и сразу под кроватью спрячьтесь. И не забудь заткнуть уши и себе, и детям.

Фатиме самой было всего десять лет. Она, не растерявшись, заскочила к соседке, у которой дом был переполнен детьми, и залезла под кровать. Она в ужасе подумала, а как я могу заткнуть уши, им двоим, и себе? Тогда она ихние головки засунула себе под мышки, а сама пальчиком заткнула себе уши. И тут начался настоящий ад. Появились первые немецкие Мессершмиты – немецкие самолеты разведчики.

Неожиданно сквозь гул и грохот на пороге дома появился тот же офицер и начал изо всех сил кричать, чтобы его услышали:

- Детей срочно выводите отсюда, бегом в тот недостроенный дом. Дом Таибат, как советский штаб могут первым бомбить. Вы все погибнете. Давайте бегом, все убегаем! Быстрее, быстрее!

Парень как появился, так и исчез. Всех детей отвели в недостроенный дом и кучкой усадили, чтобы они не замерзли. На улице была прохладная погода. Дети чудом успели переместиться, началась страшная бомбёжка, стрельба, гул, грохот.

Снаряды нашей знаменитой катюши летели с Нальчика через Чегем в Баксан. Кроме гула снарядов летающих над Чегемом ничего не было слышно и от этого гула было невыносимо жутко.

Во второй половине дня потихонечку начала утихать. Таибат, чудом оставшаяся живой и невредимой, вернулась вся в слезах, не надеясь найти своих детей живыми. Когда совсем затихло, они услышали обращение трёх стариков, которые ходили по селу и просили сельчан:

- Люди добрые, расходитесь все по домам. Немцы уничтожают все пустые дома, считая их партизанскими. Если нас не послушаетесь, останетесь без крова над головой. Дорогие сельчане прислушайтесь к нам! Пожалуйста!

Таибат была всегда отважной женщиной. Она взяла детей и направилась к своему дому. По пути домой Фатима увидела того молодого офицера, который помогал им. Он лежал убитый, на обочине дороги. Она долго не могла забыть его, доброго, молодого, советского офицера.

К счастью дом стоял на месте, хоть и капитально пострадал. Первыми в село вошли румынские солдаты, а за ними последовали немецкие.

После нескольких дней оккупации Чегема, ночью в дверях у Таибат стал кто-то царапаться. Все в доме прижухли от испуга. Потом они услышали шёпот за дверьми:

- Таибат открой это я, Маш.

- Кто? Маш? Господи, откуда ты взялся? Только тихо, не дай Аллах услышат, сразу начнут стрелять.

Она открыла дверь и тихонечко впустила брата. Хорошо накормив, уложила спать. Они обменялись всеми новостями и на третий день рано утром затемно, Маш собрался обратно:

- Фатима хочешь домой? Смотри я пешком, сможешь ли дойти?

- Да, я хочу домой. Я выдержу, не переживай, я сильная.

Хотя Таибат не хотела отпускать Фатиму, но та настояла на своём. И ей ничего не оставалось, как согласиться. А на дорогу им положила один большой круглый сыр и кукурузных лепёшек.

Они попрощались и отправились в путь, очень тяжелый и далёкий путь.

От Чегема до Камлюково было около 60 километров. Они должны были дойти до темноты, так как ночью проводилась тщательная проверка.

Шли с небольшими привалами. Маш старался подшучивать над дочкой, видя, как она устала, и что еле ноги передвигает. Но Фатима была упрямой девочкой и не хотела признавать свою усталость. К вечеру они добрались до Малки. Оставалось можно сказать совсем ничего, но у ребёнка ноги уже не двигались. Маш решил переночевать у сестры, которая жила недалеко в соседнем селе, пешком с час ходьбы.

Когда Маш открыл дверь в доме сестры, сидевшие за столом немецкие офицеры, растерянно переглянулись. Один из них уже потянулся было к кобуре, когда заговорила сестра:

- Познакомьтесь, это мой брат Маш с дочкой Фатимой.

- Откуда они и что тут делают в такое время? – спросил один из офицеров.

- Он забрал девочку от сестры и идут с Чегема домой. Девочка устала, уже не может ходить, и решили переночевать у меня - ответила она.

- А далеко этот Чегем? – спросил второй офицер.

- Очень далеко. Они шли с четырёх часов утра, километров шестьдесят – осведомляла офицеров женщина.

Офицер резко встал, вышел за порог и свистнул. К нему подбежали два здоровых румына. Он им что-то сказал и они убежали. Через несколько минут возле порога дома уже стояла телега, набитая мягкой соломой и запряженная двумя здоровыми лошадьми. К этому времени Маш с Фатимой успели перекусить. Нежданных гостей посадили в телегу. Офицер дал чёткое указание двум румынским солдатам:

- Отвезёте их домой, и когда они зайдут к себе домой, мигом обратно. Только удостоверьтесь, что они уже у себя дома. Головой отвечаете за них.

Маш с дочкой были удивлены, когда солдаты уехали, только тогда, когда они зашли домой и закрыли за собой дверь.

Однако немцам недолго было суждено топтать кабардинские земли. Через три месяца в январе 1943 года их стали стремительно вытеснять с наших земель.

 

Эпилог

 

Старший брат Фатимы, Каральбий так и не вернулся с войны. Последнее его письмо пришло из Одессы, где он лежал в госпитале с очень тяжёлыми ранениями. После от него не было никаких вестей, так и не вернулся с фронта. А 80-летняя Фатимат до сих пор вспоминает, как он говорил своему другу:

- Надо наесться, кто знает, может мне не суждено будет больше пробовать, домашние отцовские абрикосы. И неизвестно, вернусь ли я сюда вообще…

 

 


Сконвертировано и опубликовано на http://SamoLit.com/

Рейтинг@Mail.ru