Списки литературы

Главные книги ушедшего 2015 года по версии Gazeta.ru

0

Список самых главных книжных премьер 2015 года по версии сайта «Газета.Ru»:

Витольд Шабловский. «Убийца из города абрикосов. Незнакомая Турция – о чем молчат путеводители»

Жанры: Зарубежная публицистика

В свете последних новостей труд польского репортера Витольда Шабловского о Турции — и без того не нуждающийся в дополнительной актуализации — вновь стал текстом на злобу дня. Самое точное жанровое определение для него — это антипутеводитель. Шабловский описывает быт мечтающих о Европе иммигрантов, рассказывает о женщинах, которых родня продала в публичные дома, о работе контрабандистов-перевозчиков и социальных служб, собирающих выброшенные морем трупы поутру. Автор интересуется тем, что остается за пределами пятизвездочных отелей и чистеньких пляжей: от практики убийств чести до историй политиков, опирающихся на турецких исламистов. На всем это, конечно, лежит небольшой налет скандальности, но он сглаживается за счет репортажности стилистики книги.

Элеанор Каттон. «Светила»

Жанры: Исторические Детективы Зарубежные детективы Современная зарубежная литература

Роман Элеанор Каттон англоязычная критика прозвала «новозеландским «Твин-Пиксом». Его автор в 28 лет стала самым молодым лауреатом «Букера», а книга — самым длинным романом в истории премии. На дворе 1860-е. В одном прибрежном новозеландском городке таинственным образом исчезает сказочно разбогатевший во времена золотой лихорадки юноша. В это же время отшельник умирает в собственной хижине, а переборщившая с опиумом и едва не погибшая проститутка попадает в тюрьму. Несколькими днями позже в гостинице на тайный совет собираются двенадцать мужчин. Каждый из них олицетворяет какое-то созвездие, еще семь героев — это планеты, и два — соответствуют светилам Луне и Солнцу. Сюжет книги, таким образом, оказывается строго подчинен астрономической карте. Из историй этих персонажей клочок за клочком шьется пестрое покрывало этого 800-страничного романа, принесшего премию «Букер» Элеанор Каттон.

Гузель Яхина. «Зулейха открывает глаза»

Жанры: Современная проза

Дебютный роман Гузели Яхиной взял первый приз премии «Большая книга» и стал главным событием года. Правда, на фоне довольно тусклого литературного сезона. Это лагерная проза, какой ее могла бы создать татарская крестьянка: местами наивная (все надзиратели у Яхиной карикатурно жестокие, все ссыльные всегда готовые прийти на помощь), местами чересчур экзотическая — порой до спекуляции малопонятными приметами быта и нравами. Зулейха живет в татарской глуши, поколачиваемая мужем, истязаемая свекровью, как вдруг семью раскулачивают, непокорного мужа убивают, а беременную героиню, вырванную из привычного патриархального мира, отправляют в лагерь в Сибирь — строить новую жизнь на основе бодрого коллективного опыта и на этот раз с открытыми глазами.

Людмила Улицкая. «Лестница Якова»

Жанры: Современная проза

Роман Улицкой вырос из документа: как и ее героиня Нора, она обнаружила случайно всплывшую переписку бабушки с дедом. Именно из нее родилась семейная сага, вобравшая в себя историю шести поколений семьи Осецких. Книга стала концентратом из будущего и прошлого, за которым не разглядеть настоящее, панорамой поколенческих мук на фоне меняющейся, как в калейдоскопе, истории — от еврейских погромов в Киеве к раскулачиванию, войнам, лагерям, музыке «Битлз» и эмиграции. Нора — театральный художник, промыкавшийся всю жизнь по провинциальным театрам. Ее дед Яков сгинул в сталинских лагерях. Его жена Маруся, мечтавшая о свободных танцах Айседоры Дункан, померла в коммуналке. Текст в итоге сложился из писем, разрозненных воспоминаний и превратился в огромную фреску — достойную альтернативу традиционному «большому роману».

Мишель Уэльбек. «Покорность»

Жанры: Социальная фантастика Зарубежная фантастика Современная зарубежная литература

История радикализации Европы, которая сама себе выбрала президента-мусульманина, похоронив мечты о свободе и равенстве, появилась в книжных магазинах в один день с нападением на редакцию Charlie Hebdo. Благодаря «Покорности» Уэльбек в очередной раз прослыл чуть ли не главным исламофобом Европы, хотя на деле пнул не столько радикальных консерваторов, сколько вечно сомневающуюся интеллигенцию. Его герой — 44-летний Франсуа, бесхарактерный специалист по Гюисмансу и преподаватель литературы в Сорбонне. В 2022 году он равнодушно наблюдает, как исчезают с улиц мини-юбки, появляются хиджабы, а европейская цивилизация переживает очередной закат, и приходит к выводу, что «высшее счастье заключается в полнейшей покорности». Но литература и действительность перемешались в романе Уэльбека настолько, что одно уже невозможно отличить от другого.

Умберто Эко. «Нулевой номер»

Жанры: Современная зарубежная литература

Эко начал писать роман о мире медиа через год после прогремевшей на всю Италию антикоррупционной операции «Чистые руки», в 1994 году, но, бросив книгу недописанной, вернулся к ней лишь через 20 лет. За это время едкий памфлет про журналистов-манипуляторов, выросший из конкретного медиаскандала, отстоялся и зазвучал в регистре традиционного для Эко постмодернистского романа. Газета «Завтра», спекулирующая на скорректированных вчерашних новостях, Ватикан, который в 1945 году припрятал Муссолини в надежде, что тот вскоре вернет себе власть, медиамагнаты, полагающие, что новости должны лишь «намекнуть» да «раззадорить» читателя, — так пазл сложился в полноценную теорию массовой дезинформации. Вымысел перевернул реальность с ног на голову, а горстка непроверенных фактов в итоге сложилась в большую историю, а роман превратился в проповедь «спокойного неверия в мир».

Леонид Юзефович. «Зимняя дорога. Генерал А. Н. Пепеляев и анархист И. Я. Строд в Якутии. 1922–1923»

Жанры: Историческая проза История Биографии и Мемуары

«Зимняя дорога», как и все документальные опыты Юзефовича, это в первую очередь добросовестный культурный труд. Нынешнюю книгу он анонсировал еще в начале 2000-х. К 2015 году она превратилась в полнокровный роман, каждая реплика которого подлинная — вытащенная из писем, дневников или мемуаров. Герои «Зимней дороги» — генерал Анатолий Пепеляев и анархист Иван Строд — во время Гражданской войны сражались в Якутии за последний клочок подконтрольной белогвардейцам земли. Тогда Строд целый месяц просидел в крепости из мерзлого оленьего навоза, пока Пепеляев ее штурмовал. Если бы не Юзефович, эти персонажи вполне могли бы пропасть в мемуарной пыли, как и барон Унгерн — принявший буддизм белогвардеец, который стал главным героем его самого известного документального романа-исследования «Самодержец пустыни».

Жауме Кабре. «Я исповедуюсь»

Жанры: Современная зарубежная литература

Роман каталонского писателя Жауме Кабре, появившийся в 2011 году, — многоэтажная махина, по сложности ничуть не уступающая «Имени Розы» Умберто Эко. Послевоенная Барселона, уже немолодой коллекционер и мыслитель Адриа, умирающий от «альцгеймера», начинает писать историю своей жизни — сбивчиво и невпопад, перемежая воспоминания легендами о средневековых монахах, размышлениями на тему «отцы и дети» и обращениями к возлюбленной. В Испании он уже стал одним из крупнейших литературных событий последних лет, был отмечен премией испанской литературной критики и еще несколькими видными европейскими наградами. Это по-настоящему захватывающий нарратив о постоянном ускользании — памяти, рассыпающейся на глазах, истории, дружбы.

Отзывы читателей (0)

Подписаться на комментарии к этой статье